Законодательство РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 23.11.2017 N 2737-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мабенджиевой Инги Георгиевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 24, пунктом 6 части первой статьи 237 и пунктом 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 ноября 2017 г. N 2737-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

МАБЕНДЖИЕВОЙ ИНГИ ГЕОРГИЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ПУНКТОМ 3 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 24, ПУНКТОМ 6 ЧАСТИ

ПЕРВОЙ СТАТЬИ 237 И ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 254

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки И.Г. Мабенджиевой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка И.Г. Мабенджиева оспаривает конституционность пункта 3 части первой статьи 24 "Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела", пункта 6 части первой статьи 237 "Возвращение уголовного дела прокурору" и пункта 1 статьи 254 "Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании" УПК Российской Федерации.

Как указывает И.Г. Мабенджиева, по ее заявлению в отношении гражданина А. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктами "г", "д" части второй статьи 161 УК Российской Федерации (грабеж, совершенный в крупном размере с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия). В ходе предварительного расследования были необоснованно, по ее мнению, отклонены ходатайства о производстве процессуальных действий, направленных на подтверждение позиции потерпевшей о совершении более тяжкого преступления, а действия гражданина А. были переквалифицированы по части первой статьи 115 УК Российской Федерации (умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья).

Постановлением мирового судьи уголовное преследование в отношении обвиняемого прекращено в связи с истечением срока давности (пункт "а" части первой статьи 78 УК Российской Федерации). При этом суд не согласился с позицией потерпевшей о совершении обвиняемым более тяжкого преступления и необходимости возвращения уголовного дела прокурору. Постановлением суда апелляционной инстанции постановление мирового судьи изменено - резолютивная часть дополнена указанием об отказе в удовлетворении ходатайства потерпевшей о возвращении уголовного дела прокурору; в остальной части постановление оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

По мнению И.Г. Мабенджиевой, оспариваемые нормы не соответствуют статьям 19 (части 1 и 2), 45, 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3), 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования препятствуют реализации потерпевшим своих правомочий в полном объеме - на основе принципов непосредственности и устности, состязательности и равноправия сторон - по опровержению в рамках судебного разбирательства позиции следователя относительно данных, содержащихся в обвинительном заключении (в том случае, если потерпевший считает их не соответствующими фактическим обстоятельствам), и, соответственно, квалификации преступных действий обвиняемого (в том случае, если потерпевший полагает, что такая квалификация существенным образом занижена, и в действиях обвиняемого присутствует более тяжкое преступление); ограничивают суд первой инстанции позицией следователя (руководителя следственного органа) и прокурора относительно квалификации действий обвиняемого, лишая тем самым суд самостоятельности, что в силу природы судебной власти недопустимо, и ограничивая доступ потерпевшего к правосудию.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Оспариваемые заявительницей положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - предусматривающие, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по основанию истечения сроков давности уголовного преследования (пункт 3 части первой статьи 24); судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния (пункт 6 части первой статьи 237); суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3 - 6 части первой, в части второй статьи 24 и пунктах 3 - 6 части первой статьи 27 этого Кодекса (пункт 1 статьи 254), - применяются во взаимодействии с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, гарантирующими права потерпевшего отстаивать свою позицию о несогласии с уголовно-правовой оценкой обвинения, данной следователем, в том числе при прекращении уголовного дела судом на этапе предварительного слушания в связи с истечением срока давности.

Согласно пункту 1 части второй статьи 42 УПК Российской Федерации потерпевший вправе знать о предъявленном обвиняемому обвинении. Это предполагает обязанность следователя довести до сведения потерпевшего не только сам факт предъявления обвинения конкретному лицу, но и содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого, включая описание фактических обстоятельств инкриминируемого лицу преступления и его юридическую оценку. Отсутствие в названной норме прямого указания на порядок, в соответствии с которым следователь знакомит потерпевшего с предъявленным обвиняемому обвинением, и на обязанность вручить потерпевшему копию постановления не означает, что до окончания предварительного расследования этот участник уголовного судопроизводства не вправе ознакомиться с текстом постановления и снять с него копию (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 300-О). Соответственно, потерпевший наделен возможностями ходатайствовать перед органами расследования о дополнении материалов уголовного дела, с тем чтобы в нем нашли отражение обстоятельства, свидетельствующие о необходимости изменения обвинения на более суровое.

Выявление в ходе судебного разбирательства наличия оснований для прекращения уголовного дела, в частности установление того, что с момента совершения преступления прошел срок, указанный в части первой статьи 78 УК Российской Федерации, не препятствует потерпевшему в случае обоснованного сомнения в правильности исчисления этого срока представить свои возражения против прекращения уголовного преследования и не освобождает суд от необходимости исследовать представленные сторонами по данному делу доводы, проверить наличие достаточных для его прекращения условий, в том числе путем обеспечения потерпевшему возможности отстаивать свою позицию по существу рассматриваемых вопросов и доказывать отсутствие оснований для прекращения дела, а в случае вынесения решения о прекращении уголовного дела - оспорить его по мотивам незаконности и необоснованности в установленном процессуальным законом судебном порядке. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, по общему правилу, исключает проверку обоснованности процессуальных решений только в тех случаях, когда на принимающем это решение лице не лежит обязанность привести его мотивы; если же закон требует указания мотивов решения, то тем самым предполагается и возможность их последующей проверки (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года N 18-П и от 2 марта 2017 года N 4-П).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности - неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на его законность, обоснованность и справедливость, если существенно значимые обстоятельства события отражены в нем неверно либо им дана неправильная уголовно-правовая оценка (постановления от 2 февраля 1996 года N 4-П и от 16 мая 2007 года N 6-П; определения от 9 апреля 2002 года N 28-О, от 4 октября 2011 года N 1459-О-О, от 17 июля 2012 года N 1326-О, от 25 февраля 2016 года N 438-О и др.). Неправильное применение положений Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, неправильная квалификация судом фактически совершенного обвиняемым деяния, а потому неверное установление основания освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, являющегося нереабилитирующим, влекут вынесение неправосудного решения, что недопустимо в правовом государстве, императивом которого является верховенство права, и снижает авторитет суда и доверие к нему как органу правосудия. Указанная в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении квалификация содеянного может рассматриваться лишь в качестве предварительной. Окончательная же юридическая оценка деяния осуществляется именно судом. Разрешая уголовное дело, суд формулирует выводы об установленных фактах, о подлежащих применению в деле нормах права на основе исследованных в судебном заседании доказательств (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года N 16-П).

Следовательно, суд, принимая решение о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности, обязан установить обоснованность квалификации преступления, от чего зависит применение срока давности, в связи с чем необходимо исследовать обстоятельства дела, проверить и оценить собранные и представленные суду доказательства. Исследование судом представленных сторонами по делу доводов о правильности установления фактических обстоятельств дела и их юридической оценки (от которых зависит исчисление срока давности) предполагает, что суд проверяет и оценивает собранные и представленные доказательства, оказывает потерпевшему содействие в представлении новых доказательств, т.е. в процедуре, отвечающей требованиям состязательности, принимает решение о прекращении дела, законность, обоснованность и справедливость которого возможно проверить в вышестоящем суде.

Иное ставило бы решение суда по соответствующему вопросу в зависимость от позиции стороны обвинения, свидетельствовало об окончательности и неоспоримости ее выводов относительно установления обстоятельств дела и квалификации преступления, независимо от того, на какой стадии уголовного судопроизводства истекли установленные статьей 78 УК Российской Федерации сроки давности, если только обвиняемый не возражает против прекращения уголовного преследования по указанному основанию, а также о неоспоримости такого решения суда.

Таким образом, оспариваемые И.Г. Мабенджиевой нормы не могут расцениваться как нарушающие ее права в обозначенном в жалобе аспекте. Проверка же правильности применения норм права с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, на что, по существу, направлены доводы заявительницы, указывающей на ограничение правоприменительными органами возможностей реализации ее прав как потерпевшей, предоставленных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мабенджиевой Инги Георгиевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления