Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 N 301-ЭС20-19679 по делу N А82-4848/2018

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2021 г. N 301-ЭС20-19679

Резолютивная часть определения объявлена 03.03.2021.

Полный текст определения изготовлен 09.03.2021.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иваненко Ю.Г.,

судей Завьяловой Т.В., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "МолВест" на решение Арбитражного суда Ярославской области от 01.07.2019 по делу N А82-4848/2018, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.10.2020 по тому же делу

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "МолВест" о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Ярославской области от 21.12.2017 N 13074 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 21 847 рублей, а также в части доначисления 1 747 739 рублей налога на добавленную стоимость и 31 804 рублей пеней.

В заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "МолВест" - Михайлов Е.Ю., Нестеров Л.Н.;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Ярославской области - Кораблева Ю.В., Матвиенко А.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 2 по Ярославской области (далее - инспекция, налоговый орган) проведена камеральная налоговая проверка представленной обществом с ограниченной ответственностью "МолВест" (далее - общество, налогоплательщик) декларации по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за второй квартал 2017 года, по результатам которой составлен акт от 08.11.2017 N 12131 и принято решение от 21.12.2017 N 13074 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс) в виде штрафа в размере 21 847 рублей, а также о доначислении 2 747 739 рублей НДС и 31 804 рублей пеней.

Управление Федеральной налоговой службы по Ярославской области решением от 26.02.2018 N 31 оставило указанное решение инспекции без изменения, отказав в удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика.

Не согласившись с результатами налоговой проверки, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать решение инспекции от 21.12.2017 N 13074 недействительным.

Решением Арбитражного суда Ярославской области от 22.05.2018, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 27.08.2018, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Решением Арбитражного суда Ярославской области от 28.02.2019 решение от 22.05.2018 отменено в связи с возникновением новых обстоятельств по делу.

Решением Арбитражного суда Ярославской области от 01.07.2019, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 09.10.2020 оставил решение суда первой инстанции от 01.07.2019 и постановление суда апелляционной инстанции от 17.07.2020 без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального права, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В. от 01.02.2021 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, а обжалуемые судебные акты - отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, при исчислении НДС за второй квартал 2017 года общество приняло к вычету сумму налога - 1 747 739 рублей, предъявленную при приобретении у открытого акционерного общества "Михайловское" (далее - общество "Михайловское", поставщик) молока на основании договора поставки от 01.04.2016.

На момент заключения договора решением Арбитражного суда Ярославской области от 25.02.2016 по делу N А82-3011/2013 общество "Михайловское" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

По результатам налоговой проверки инспекцией установлено, что спорная сумма НДС принята к вычету с нарушением требований подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса (здесь и далее - в редакции Федерального закона от 24.11.2014 N 366-ФЗ), согласно которому не признаются объектом обложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами). На основании изложенного налоговый орган пришел к выводу об отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса оснований для вычета сумм НДС у общества по необлагаемым операциям.

Суды трех инстанций, признавая законным решение инспекции и отказывая в удовлетворении требования общества, исходили из того, что в рассматриваемом случае на момент совершения хозяйственных операций общество было информировано о том, что товар приобретается им у организации, признанной банкротом, и при должной степени осмотрительности общество имело возможность из общедоступных источников получить сведения о финансовом положении контрагента. В частности, на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве 08.07.2016, то есть до наступления спорного налогового периода, размещен отчет арбитражного управляющего общества "Михайловское", согласно которому сумма предъявленных требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, составляет 764 787 847 рублей 95 копеек (3-я очередь), а балансовая стоимость имущества - 527 480 000 рублей, что свидетельствует о недостаточности имущества поставщика для удовлетворения требований кредиторов.

Кроме того, суды сослались на то обстоятельство, что общество "Михайловское" не уплатило в бюджет сумму НДС, предъявленную обществом при реализации молока, поскольку в уточненных налоговых декларациях поставщика по НДС соответствующие начисления сумм налога исключены.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса законодательство о налогах и сборах исходит из всеобщности и равенства налогообложения, необходимости взимания налогов в соответствии с их экономическим основанием и недопустимости произвольного налогообложения.

В связи с указанными положениями необходимо учитывать, что по своей экономико-правовой природе НДС является косвенным налогом на потребление товаров (работ, услуг), взимаемым на каждой стадии их производства и реализации субъектами хозяйственного оборота до передачи потребителю, исходя из стоимости (цены), добавленной на каждой из указанных стадий, и перелагаемым на потребителей в цене реализуемых им товаров, работ и услуг (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 31-П, определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.10.2017 N 305-КГ17-4111, от 13.09.2018 N 309-КГ18-7790, от 13.12.2019 N 301-ЭС19-14748 и др.).

В процессе производства и коммерческой реализации товаров (работ, услуг) расходы поставщика по уплате налога в бюджет фактически перекладываются на покупателя, который, осуществляя, в свою очередь, реализацию полученного товара как поставщик, также получает компенсацию, но уже от последующего покупателя. Цепь переложения налога завершается тогда, когда имеет место реализация товаров (работ, услуг) их потребителю, который и несет фактическое налоговое бремя налога на добавленную стоимость. С этой целью законодателем предусмотрен механизм определения суммы налога к уплате с учетом налоговых вычетов (суммы налога, перечисленной налогоплательщиком своим поставщикам товаров (работ, услуг), которые уменьшают его налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (статья 171 Налогового кодекса).

Вопрос о правомерности применения налоговых вычетов покупателями в случаях, когда поставщик в соответствии с законодательством Российской Федерации признан несостоятельным (банкротом), являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации при принятии Постановления от 19.12.2019 N 41-П "По делу о проверке конституционности подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Центрального округа" (далее - Постановление N 41-П), которым положения подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 2, 8, 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 57, в той мере, в какой неопределенность их нормативного содержания не обеспечивает в правоприменительной практике его единообразного понимания и, следовательно, истолкования и применения во взаимосвязи с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве), чем порождает возможность неоднозначного решения вопроса о праве налогоплательщика воспользоваться налоговым вычетом в отношении сумм НДС, предъявленных организацией, признанной несостоятельной (банкротом), при реализации ему продукции, произведенной в процессе текущей хозяйственной деятельности данной организации.

Как отмечено в Постановлении N 41-П, с учетом ранее выраженных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позиций, право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате налога на добавленную стоимость, а также финансово-экономическим положением и поведением третьих лиц. Иное, вопреки конституционному принципу равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации) и связанному с ним принципу поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, могло бы лишить налогоплательщиков предсказуемости последствий исполнения ими закона (определения от 10.11.2016 N 2561-О, от 26.11.2018 N 3054-О и др.).

Констатировав применимость данной правовой позиции к ситуациям, когда налог предъявлен поставщиком, находящимся в процедуре конкурсного производства, Конституционный Суд Российской Федерации указал в Постановлении N 41-П (пункт 5 мотивировочной части), что отказ в праве на вычет по НДС покупателям продукции организации-банкрота, когда сумма налога была предъявлена покупателям в счете-фактуре, может иметь для них неоднозначные социально-экономические последствия, в том числе в нарушение конституционных установлений о правовом и социальном государстве, о равенстве всех перед законом и судом и обязанности каждого платить лишь законно установленные налоги. В качестве средства, позволяющего в данном случае предотвратить злоупотребления налогоплательщиков, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, могут выступать положения статьи 54.1 "Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов" Налогового кодекса, в частности, основания для налоговых вычетов отсутствуют, если имеют место искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в соответствующем учете налогоплательщика, а равно если основной целью сделки (операции) являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога.

На этом основании в Постановлении N 41-П Конституционный Суд Российской Федерации установил, что впредь подпункт 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса не подлежит применению в том истолковании, которое исключало бы предоставление вычета по НДС налогоплательщикам, которым была предъявлена сумма этого налога в цене продукции, произведенной организацией, признанной в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельной (банкротом), в процессе ее текущей хозяйственной деятельности;

покупатели продукции такой организации, реализованной ею с выставлением счета-фактуры, в котором выделена сумма НДС, имеют право на вычет по этому налогу, если не будет установлено, что его сумма, учтенная в цене продукции, произведенной и реализованной такой организацией в процессе ее текущей хозяйственной деятельности, при объеме и структуре ее долгов заведомо для ее конкурсного управляющего и для покупателя указанной продукции не могла быть уплачена в бюджет;

решение о начислении (доначислении) НДС на сумму, заявленную покупателем указанной продукции в качестве налогового вычета, и, соответственно, об отказе в предоставлении такого вычета налоговые органы принять не вправе, если в ходе производства по делу о банкротстве ими, когда они участвуют в деле в качестве уполномоченного органа, не были приняты меры к прекращению организацией, признанной несостоятельной (банкротом), текущей хозяйственной деятельности, в процессе которой производится указанная продукция.

Исходя из статьи 79 Федерального закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" с момента вступления в силу Постановления N 41-П применение подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса в ином истолковании не допускается.

Принимая во внимание изложенное, при рассмотрении настоящего спора судам следовало установить, являлось ли для налогоплательщика - покупателя заведомо ясным, что общество "Михайловское", продолжившее ведение своей текущей хозяйственной деятельности после открытия конкурсного производства, не имеет объективной возможности уплатить НДС при реализации молока, и в том случае, когда имущества должника оказалось недостаточно для уплаты НДС по текущим обязательствам - дать оценку поведению уполномоченного налогового органа в ходе производства по делу о банкротстве, установив, принимались ли уполномоченным органом меры к прекращению организацией, признанной несостоятельной (банкротом), текущей хозяйственной деятельности, в процессе которой производилось и реализовывалось молоко.

При этом из содержания Постановления N 41-П следует, что вывод о заведомой неуплате НДС поставщиком - банкротом не может вытекать из самого факта открытия в отношении поставщика процедуры конкурсного производства, а допустим при условии, что налоговым органом будет установлено участие покупателя в получении необоснованной налоговой выгоды в результате совместных с поставщиком и иными лицами действий, с учетом критериев обоснованности налоговой выгоды, закрепленных в статье 54.1 Налогового кодекса и постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление Пленума N 53).

Это подразумевает необходимость доказывания налоговым органом факта причастности налогоплательщика к нарушениям, допущенным в процессе обращения товаров (работ, услуг) - направленность действий налогоплательщика на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности, а равно информированность налогоплательщика о допущенных этими лицами нарушениях. Например, исключается возможность применения налоговых вычетов НДС полностью или в соответствующей части в ситуациях, когда налогоплательщик участвовал в согласованных с иными лицами действиях, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности за счет искусственного наращивания стоимости товаров (работ, услуг) без формирования источника вычета (возмещения) налога, или, если ему было известно о действиях иных лиц, уклоняющихся от уплаты НДС в процессе обращения товаров (работ, услуг) (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277, от 28.05.2020 N 305-ЭС19-16064).

Иной подход к определению установленных главой 21 Налогового кодекса условий для применения налоговых вычетов лицом, приобретшим продукцию у организации, правомерно продолжившей ведение своей текущей хозяйственной деятельности в период конкурсного производства, не может быть поддержан Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, поскольку при его применении в неблагоприятное положение ставятся, прежде всего, добросовестные участники хозяйственного оборота только в связи с фактом вступления в отношения с банкротом. В результате, бремя уплаты НДС переносится с организации - должника, признанного финансово несостоятельным (банкротом), на хозяйствующего субъекта - покупателя, который, не имея основания к вычету ни суммы НДС по приобретенной у должника изготовленной им готовой продукции, ни суммы НДС, исчисленной предыдущими участниками процесса товародвижения, должен уплатить налог в бюджет непосредственно от величины собственного облагаемого налогом оборота, что ставит покупателя в неравное и более обременительное положение в сравнении с иными лицами, ведущими такую же экономическую деятельность.

В данном случае при рассмотрении дела налогоплательщик последовательно указывал, что приобретал молоко у общества "Михайловское" для ведения облагаемой НДС деятельности, а именно, в целях оптовой продажи молока и производства молочной продукции, что в соответствии с пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса является основанием для принятия к вычету сумм налога, предъявленных контрагентом в уплаченной ему цене.

Какие-либо обстоятельства, подтверждающие участие налогоплательщика в совместных с обществом "Михайловское" действиях, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды за счет применения вычетов НДС при приобретении молока, суды не установили. В частности, из материалов дела не следует, что налогоплательщик является взаимозависимым (заинтересованным) лицом по отношению к обществу "Михайловское", а равно по отношению к контролирующим лицам поставщика и (или) выступает бенефициаром (выгодоприобретателем) незаконных сделок, совершенных с участием поставщика.

Вопреки выводу судов, опубликование в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве информации о недостаточности имущества должника, с которой мог ознакомиться налогоплательщик - покупатель, не является основанием для вывода о получении покупателем необоснованной налоговой выгоды.

Исходя из пункта 1 статьи 54.1 Налогового кодекса, пунктов 9 и 10 постановления Пленума N 53, налоговая выгода признается необоснованной при наличии признака противоправности в поведении налогоплательщика и иных участников обращения товаров (работ, услуг). Однако само по себе ухудшение финансового положения поставщика и (или) открытие в его отношении процедуры конкурсного производства не означает установления запрета для вступления иных субъектов оборота в гражданско-правовые (хозяйственные) отношения с таким лицом, а равно не позволяет утверждать, что поведение поставщика, продолжившего ведение своей хозяйственной деятельности, становится противоправным.

Судебная коллегия также полагает необходимым отметить, что публикуемая в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве информация о недостаточности у должника имущества для осуществления расчетов со всеми кредиторами в принципе не затрагивает текущие платежи, включая платежи по НДС, которые в соответствии с пунктом 1 статьи 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" производятся вне очереди.

Соответственно, текущая задолженность по НДС подлежит уплате за счет имущества должника вне зависимости от наличия притязаний кредиторов, требования которых возникли до возбуждения дела о банкротстве и включены в реестр, а налоговым органом - должны приниматься меры по ее взысканию согласно статье 46 Налогового кодекса. Изложенное согласуется с правовой позицией, выраженной в пункте 19 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016).

При рассмотрении дела в Верховном Суде Российской Федерации инспекцией также заявлены доводы о недостаточности имущества должника для осуществления расчетов по текущим платежам. Однако в данном случае инспекция как государственный орган, принявший оспариваемый ненормативный акт, в нарушение части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представила доказательства того, что уполномоченным органом принимались меры к прекращению обществом "Михайловское" текущей хозяйственной деятельности, в рамках которой производится товар, реализованный налогоплательщику (молоко). Вопреки доводам инспекции, согласование передачи имущественного комплекса общества "Михайловское" в аренду иным лицам не тождественно прекращению хозяйственной деятельности, а лишь изменяет способ получения дохода от ее ведения.

К тому же, как указывается налогоплательщиком и не опровергнуто инспекцией, в 2016 году обществу "Михайловское" неоднократно возмещался НДС из бюджета, что в силу статьи 78 Налогового кодекса является допустимым только при отсутствии задолженности перед бюджетом.

Таким образом, ссылаясь на недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, суды не учли позицию Конституционного Суда Российской Федерации, вменив в вину обществу сам факт вступления в хозяйственные отношения с организацией - банкротом, что в силу Постановления N 41-П является недопустимым.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами при разрешении настоящего спора были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. При таком положении состоявшиеся по делу судебные акты, принятые арбитражными судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а дело - подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть правовую позицию, изложенную в настоящем определении, установить обстоятельства, имеющие значение для оценки правомерности применения налоговых вычетов, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Ярославской области от 01.07.2019 по делу N А82-4848/2018, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.10.2020 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ярославской области.

Председательствующий

Ю.Г.ИВАНЕНКО

Судьи

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Д.В.ТЮТИН

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления