Законодательство РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1736-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Кузнецова Василия Ивановича и Кузнецовой Татьяны Николаевны на нарушение их конституционных прав статьей 8.1 Федерального закона "О противодействии коррупции", а также пунктом 1 части 1 статьи 2, частью 1 статьи 3, статьями 16, 17 и частью 2 статьи 18 Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2017 г. N 1736-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН КУЗНЕЦОВА

ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА И КУЗНЕЦОВОЙ ТАТЬЯНЫ НИКОЛАЕВНЫ

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 8.1

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ КОРРУПЦИИ", А ТАКЖЕ

ПУНКТОМ 1 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 2, ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 3, СТАТЬЯМИ 16,

17 И ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 18 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О КОНТРОЛЕ

ЗА СООТВЕТСТВИЕМ РАСХОДОВ ЛИЦ, ЗАМЕЩАЮЩИХ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ

ДОЛЖНОСТИ, И ИНЫХ ЛИЦ ИХ ДОХОДАМ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию граждан В.И. Кузнецова и Т.Н. Кузнецовой вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане В.И. Кузнецов и Т.Н. Кузнецова оспаривают конституционность статьи 8.1 "Представление сведений о расходах" Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", а также следующих положений Федерального закона от 3 декабря 2012 года N 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам":

пункта 1 части 1 статьи 2, определяющего перечень лиц, в отношении расходов которых устанавливается контроль и относящего к таким лицам лиц, замещающих муниципальные должности;

части 1 статьи 3, предусматривающей обязанность представить сведения о расходах соответствующего лица, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей;

статьи 16, предусматривающей, в частности, последствия выявления несоответствия сведений о расходах общему доходу соответствующего лица и его супруги (супруга);

статьи 17, предусматривающей полномочие Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненных ему прокуроров обратиться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации определенных видов имущества, в отношении которых соответствующим лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы;

части 2 статьи 18, согласно которой обязанность представления сведений о расходах возникает в отношении сделок, совершенных с 1 января 2012 года.

Как следует из представленных материалов, решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, были удовлетворены требования прокурора к В.И. Кузнецову, замещавшему должность муниципальной службы, и его супруге Т.Н. Кузнецовой об обращении в доход Российской Федерации двух квартир стоимостью 10 150 000 и 10 100 000 рублей, приобретенных Т.Н. Кузнецовой в 2014 году и принадлежащих ей на праве собственности, в связи с тем что не было подтверждено наличие у них за предшествующие годы законных доходов, позволяющих приобрести указанное имущество. В передаче кассационных жалоб на данные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции, в том числе в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, заявителям было отказано. Впоследствии заявители обратились с кассационной жалобой на судебные постановления по их делу и с ходатайством о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы, ссылаясь на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года N 26-П как на основание для пересмотра, однако в восстановлении срока подачи жалобы им было отказано, а сама жалоба возвращена. Заявители также обратились с заявлением о пересмотре решения по делу по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, сославшись на указанное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, однако в удовлетворении заявления им было отказано.

По мнению заявителей, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 49 и 54 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют обращать в доход Российской Федерации имущество граждан без предоставления им гарантий, вытекающих из принципа презумпции невиновности и без учета конституционного запрета на придание обратной силы закону, устанавливающему и (или) отягчающему юридическую ответственность.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вопросы, поставленные в жалобе заявителей, ранее уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

В Постановлении от 29 ноября 2016 года N 26-П Конституционный Суд Российской Федерации признал положения подпункта 8 пункта 2 статьи 235 ГК Российской Федерации и статьи 17 Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой, допуская обращение в порядке гражданского судопроизводства в доход Российской Федерации принадлежащих лицу, замещающему должность государственной службы, его супруге (супругу) и несовершеннолетним детям земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), в отношении которых таким лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы, а также денежных средств, полученных от продажи такого имущества, эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования:

предполагают необходимость учета при определении оснований применения данной меры государственного принуждения всего объема законных доходов, которые были получены указанными лицами и могли быть использованы для приобретения соответствующего имущества, в том числе законных доходов, не отраженных в представленных государственным (муниципальным) служащим сведениях о доходах, и позволяют указанным лицам представлять доказательства законности происхождения своих доходов;

не препятствуют суду принимать любые допустимые Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации доказательства, представленные как государственным (муниципальным) служащим, так и его супругой (супругом) и - с особенностями, установленными данным Кодексом, - несовершеннолетними детьми в подтверждение законного происхождения средств, позволивших приобрести соответствующее имущество, которые подлежат оценке судом по его внутреннему убеждению с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в данном Постановлении;

не препятствуют суду при выявлении незначительного расхождения размера доходов, законность происхождения которых подтверждена, и размера расходов на приобретение соответствующего имущества с учетом фактических обстоятельств конкретного дела определить ту его часть, которая приобретена на доходы, законность происхождения которых не доказана и потому подлежит обращению в доход Российской Федерации (либо денежные средства, полученные от реализации такого имущества), а также определить порядок исполнения своего решения с учетом особенностей этого имущества.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации отметил следующее.

Специфика публичной службы предопределяет особый правовой статус государственных (муниципальных) служащих и, соответственно, необходимость специального правового регулирования, вводящего для государственных (муниципальных) служащих определенные ограничения, запреты и обязанности, наличие которых компенсируется предоставляемыми им гарантиями и преимуществами. К числу таких обременений относится обязанность лиц, замещающих должности государственной (муниципальной) службы, включенные в специальные перечни, установленные соответствующими нормативными правовыми актами, представлять сведения о своих доходах и расходах, а также о доходах и расходах своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей (часть 1 статьи 20 и часть 1 статьи 20.1 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", части 1 и 1.1 статьи 15 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации"). Непредставление таких сведений либо представление заведомо ложных, недостоверных или неполных сведений влечет применение в отношении указанных лиц мер юридической ответственности (часть 6.1 статьи 20 и часть 3 статьи 20.1 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", часть 5 статьи 15 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации" и пункт 4 статьи 6 Федерального закона "О противодействии коррупции").

Предусмотренное Федеральным законом "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" обращение в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого государственным (муниципальным) служащим не представлены доказательства его приобретения на законные доходы, является, по существу, особой мерой государственного принуждения, применяемой в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства.

Порядок применения данной меры государственного принуждения позволяет обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество на доходы, не связанные с коррупционной деятельностью, который вправе доказывать в ходе контрольных мероприятий и в суде всеми доступными способами законность происхождения средств, затраченных на приобретение того или иного имущества, независимо от того, когда эти средства были им получены, отражены ли они в соответствующей справке (декларации) или обнаружены государственными органами в ходе проведения контрольных мероприятий; соответствующее законодательное регулирование, как не предполагающее лишение лица, в отношении которого разрешается вопрос об обращении принадлежащего ему имущества в доход Российской Федерации, права представлять в суде любые допустимые доказательства, отвечает требованиям статей 46 - 52, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и соотносится с основанной на этих требованиях правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, в силу которой реализация в должном объеме права на судебную защиту невозможна, если в судебном разбирательстве не обеспечивается соблюдение условий, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу, и не принимаются меры к устранению препятствующих этому обстоятельств (Постановление от 8 декабря 2003 года N 18-П).

В Определении от 6 июня 2017 года N 1163-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральный законодатель, вводя систему контроля за соответствием расходов лица, замещающего государственную должность (иного лица), расходов его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей доходу данного лица и его супруги (супруга) и определяя в качестве момента вступления в силу Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" 1 января 2013 года (часть 1 статьи 18), действовал в рамках дискреционных полномочий и - с учетом временных границ отчетного периода, за который указанные лица обязаны представлять сведения о доходах и расходах (календарный год, предшествующий году представления такого рода сведений), - установил, что предусмотренная частью 1 статьи 3 данного Федерального закона обязанность по представлению сведений о расходах возникает в отношении сделок, совершенных с 1 января 2012 года (часть 2 статьи 18); такое правовое регулирование - исходя из того что первым отчетным периодом с момента вступления в силу указанного Федерального закона является период с 1 января по 31 декабря 2012 года - не может расцениваться как недопустимое с точки зрения Конституции Российской Федерации придание обратной силы закону, ухудшающему правовое положение государственных гражданских служащих и ограничивающему их права, уже существующие в конкретных правоотношениях; кроме того, в контексте особых правовых мер, направленных на предупреждение незаконного обогащения лиц, осуществляющих публичные функции, и тем самым на эффективное противодействие коррупции, возможность проведения в рамках контроля за расходами на приобретение дорогостоящих объектов гражданского оборота мониторинга доходов государственного гражданского служащего и его супруги (супруга) за период, предшествующий вступлению в силу Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", а равно обращения в доход Российской Федерации имущества, приобретенного по сделкам, совершенным с 1 января 2012 года, - притом что в отношении такого имущества указанным лицом не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы, - отвечает предназначению правового регулирования в этой сфере, направленного на защиту конституционно значимых ценностей, и не нарушает баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов государственных гражданских служащих, доходы которых не связаны с коррупционной деятельностью.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации сохраняют свою силу, и, следовательно, оспариваемые заявителями положения статьи 8.1 Федерального закона "О противодействии коррупции", а также пункта 1 части 1 статьи 2, части 1 статьи 3, статей 16, 17 и части 2 статьи 18 Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", устанавливающие в системной взаимосвязи порядок осуществления контроля за расходами в том числе лиц, замещающих должности муниципальной службы, и их супругов, не могут рассматриваться как нарушающие перечисленные в жалобе конституционные права заявителей в указанном ими аспекте.

Проверка же законности и обоснованности вынесенных по делу заявителей правоприменительных решений, в том числе с точки зрения правильности установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела, а также оценки представленных заявителями доказательств в подтверждение законности источников происхождения средств, позволивших им приобрести спорное недвижимое имущество, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Кузнецова Василия Ивановича и Кузнецовой Татьяны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления