Законодательство РФ

"Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2022 год и период 2023 и 2024 годов" (утв. Банком России)


ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

ЕДИНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

НА 2022 ГОД И ПЕРИОД 2023 И 2024 ГОДОВ

Одобрено Советом директоров Банка России 09.11.2021.

Документ подготовлен по статистическим данным на 21.10.2021.

Дата отсечения данных для прогнозных расчетов - 21.10.2021.


ВВЕДЕНИЕ

В Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики Банк России ежегодно раскрывает цели и подходы к реализации денежно-кредитной политики, отражает свой взгляд на текущее состояние экономики и ее развитие в среднесрочной перспективе.

Основная цель денежно-кредитной политики Банка России - обеспечение ценовой стабильности. С 2015 года Банк России проводит денежно-кредитную политику в соответствии с режимом таргетирования инфляции, стремясь поддерживать годовую инфляцию вблизи 4% постоянно. В рамках данного режима Банк России воздействует на денежную сферу, финансовые рынки и экономику в основном с помощью ключевой ставки и сигнала о дальнейших решениях. Решения об уровне ключевой ставки и сигнале принимаются на основе анализа текущих экономических тенденций и макроэкономического прогноза. При этом Банк России стремится оперативно и полно раскрывать информацию о проводимой денежно-кредитной политике, придерживаясь принципа информационной открытости.

Ситуация в экономике в 2021 году и оценка Банком России перспектив ее развития изменились по сравнению с 2020 годом. Несмотря на эпизоды ухудшения эпидемической ситуации, восстановление мировой экономики в конце 2020 - 2021 году продолжалось. При этом быстрое расширение спроса происходило в условиях значимых ограничений со стороны предложения. Во многом они были связаны с нарушением глобальных производственных и логистических цепочек из-за вводимых противоэпидемических мер, что также приводило к росту цен на мировых товарных рынках. В результате в большинстве стран существенно усилилось инфляционное давление.

Российская экономика не стала исключением. В III квартале 2020 года началось ее восстановление, а уже в II квартале 2021 года российская экономика одной из первых в мире вернулась к докризисному уровню. Существенную поддержку оказали бюджетные меры и значимое смягчение денежно-кредитной политики в 2020 году. В то же время восстановление было неоднородным, и во многих секторах экономики уже в начале 2021 года рост спроса опережал возможности по наращиванию предложения. В этих условиях компаниям было проще переносить растущие издержки в цены товаров и услуг. Дополнительное давление на цены оказывало смещение предпочтений населения в пользу текущих покупок товаров длительного пользования. Инфляция и инфляционные ожидания населения и бизнеса росли. Повышенные инфляционные ожидания формировали риски более значительного и продолжительного отклонения инфляции от цели за счет вторичных эффектов. В этой ситуации с конца 2020 года Банк России ужесточал сигналы о своих будущих действиях, а в марте 2021 года приступил к повышению ключевой ставки. Банк России оценивал продолжительность действия факторов, влиявших на экономику и инфляцию, и устойчивость формировавшихся экономических тенденций. Принимая решения по денежно-кредитной политике, Банк России также учитывал, что при высоких и незаякоренных инфляционных ожиданиях денежно-кредитные условия могут оставаться мягкими более продолжительное время. В результате к ноябрю 2021 года ключевая ставка была повышена на 3,25 п.п., до 7,50% годовых.

Дальнейшие решения Банка России по денежно-кредитной политике будут зависеть от развития ситуации в мировой и российской экономике. В базовом сценарии Банк России предполагает, что течение пандемии коронавируса будет контролируемым, в том числе в результате успешного продолжения вакцинации, рост мирового спроса замедлится после периода восстановления, а наблюдаемое усиление инфляционного давления постепенно снизится. Цены на нефть в этих условиях постепенно снизятся, чему также будут способствовать расширение квот в рамках соглашения ОПЕК+ и повышение предложения нефти. После ускоренного восстановительного роста в 2021 году российская экономика будет расти темпами, близкими к потенциальным. В условиях расширения возможностей для зарубежных поездок, снижения темпов роста розничного кредитования и нормализации бюджетной политики потребительская активность замедлится. Инвестиционная активность вернется на долгосрочный устойчивый уровень по мере стабилизации темпов роста мировой и российской экономики и подстройки производственных и логистических мощностей. Снижение инфляции до целевого уровня ожидается к концу 2022 года. Для обеспечения такой динамики Банк России будет поддерживать ключевую ставку в диапазоне 7,3 - 8,3% годовых в среднем в 2022 году. По мере снижения инфляционных ожиданий и замедления роста потребительских цен ключевая ставка вернется в долгосрочный нейтральный диапазон 5 - 6% годовых.

В дополнение к базовому сценарию Банк России рассматривает три альтернативных сценария. Ключевыми развилками выбраны те факторы, в динамике которых в настоящее время отмечается наибольшая неопределенность. Это эпидемическая обстановка в России и в мире (появление новых опасных штаммов коронавируса и более масштабное введение ограничительных мер), темпы восстановления мирового спроса, в том числе на товары российского экспорта, разная степень реакции крупнейших центральных банков на ускорение мировой инфляции и ее последствия для мировых финансовых рынков. Развитие событий в рамках того или иного сценария может потребовать от Банка России соответствующей корректировки денежно-кредитной политики для обеспечения возвращения инфляции к цели в среднесрочной перспективе.

Помимо факторов среднесрочного характера, есть ряд факторов, которые могут оказать влияние на российскую экономику на долгосрочном горизонте. Среди них можно выделить климатические изменения и демографические тренды. В последние годы в мировом сообществе ведется активная дискуссия о влиянии климатических изменений на мировую экономику в целом и экономику отдельных стран. Неопределенность развития ситуации с климатом дополняется неопределенностью набора мер климатической политики, которые должны быть приняты для перехода к "зеленой" экономике, и горизонта их реализации. Банк России в данном документе впервые рассматривает вопрос возможного влияния климатической повестки на условия реализации денежно-кредитной политики и обозначает круг вопросов для дальнейшего исследования.

Влияние на экономику в долгосрочной перспективе могут также оказать происходящие демографические изменения, в том числе с учетом влияния пандемии. В частности, снижение численности рабочей силы и старение населения, выход на пенсию в более старшем возрасте, динамика миграционного прироста могут повлиять на потенциал роста российской экономики в ближайшие годы и работу трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. Воздействие данных факторов может быть частично компенсировано мерами демографической поддержки, но на это потребуется длительное время. Замедление роста совокупного спроса в результате демографических изменений окажет понижательное давление на инфляцию, что будет учитываться Банком России при подготовке прогноза и принятии решений по ключевой ставке.

Сохраняя неизменность цели и подходов к проведению денежно-кредитной политики, Банк России постоянно работает над развитием отдельных ее элементов: совершенствует модельный аппарат для анализа экономической ситуации и подготовки прогноза, расширяет спектр публикуемых прогнозных показателей, развивает инструменты денежно-кредитной политики, работает над расширением охвата и повышением ясности коммуникации.

В 2021 году Банк России объявил о запуске нового проекта - Обзора денежно-кредитной политики, то есть комплексного анализа проводимой денежно-кредитной политики в России за период таргетирования инфляции <1>. Его цель - оценить эффективность параметров выбранного режима денежно-кредитной политики и степень их соответствия меняющимся условиям. В 2022 году Банк России представит результаты аналитических работ своих исследовательских подразделений, проведет встречи с представителями бизнеса, бизнес-ассоциаций, государственных органов, академического и экспертного сообщества, гражданами. По результатам будет опубликован обзорный доклад для общественных консультаций. Выводы и предложения обзорного доклада и итоги их обсуждения с общественностью будут учтены при подготовке Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на следующий трехлетний период.

--------------------------------

<1> Более подробно об Обзоре денежно-кредитной политики см. подраздел "Обзор денежно-кредитной политики Банка России: план аналитических работ и мероприятий" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (https://cbr.ru/dkp/review_dkp/).

При любых сценариях развития событий как в российской, так и в мировой экономике Банк России продолжит проводить денежно-кредитную политику исходя из своей основной функции, закрепленной в Конституции Российской Федерации: защита и обеспечение устойчивости рубля. В соответствии с Федеральным законом от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" эта функция реализуется посредством поддержания ценовой стабильности. Ценовая стабильность является важной предпосылкой устойчивого и сбалансированного роста российской экономики.

Публикуемый документ имеет следующую структуру.

В разделе 1 раскрываются цель и принципы денежно-кредитной политики Банка России, а также отражено ее взаимодействие с другими видами государственной политики. В раздел включены две врезки: о выборе цели по инфляции 4% при переходе к режиму таргетирования инфляции в 2015 году и о нейтральной процентной ставке.

В разделе 2 рассматриваются базовый и альтернативные прогнозные сценарии Банка России. Раздел дополнен врезками о бюджетной политике и инвестировании средств Фонда национального благосостояния в 2021 - 2024 годах. Кроме того, включены врезки о факторах, связанных с климатическими и демографическими изменениями, которые могут оказать влияние на экономику и денежно-кредитную политику за пределами трех лет.

Раздел 3 содержит ретроспективный взгляд на денежно-кредитную политику Банка России с конца 2020 года по настоящее время. Раздел завершается врезками о влиянии пандемии коронавируса на структурные изменения в экономике и о постоянных факторах в динамике инфляции в 2021 году.

Раздел 4 традиционно содержит описание операционной процедуры денежно-кредитной политики Банка России: операционной цели и системы инструментов, факторов формирования и прогноза ликвидности банковского сектора. Во врезке о структурном профиците ликвидности банковского сектора подробно рассматривается его динамика в конце 2020 - 2021 году.

В документ также включены приложения и врезки, посвященные как теоретическим аспектам денежно-кредитной политики с учетом российской специфики, так и наиболее актуальным экономическим вопросам.


1. ЦЕЛИ, ПРИНЦИПЫ И ИНСТРУМЕНТЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ


ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА: ЕЕ ЦЕЛЬ И ВКЛАД В ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Защита и обеспечение устойчивости рубля являются одной из основных функций Банка России в соответствии с Конституцией Российской Федерации <1> и Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Банк России обеспечивает устойчивость рубля посредством поддержания ценовой стабильности, в том числе для формирования условий сбалансированного и устойчивого экономического роста. Ценовая стабильность является основной целью денежно-кредитной политики и означает устойчиво низкую инфляцию. Это важный элемент благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса.

--------------------------------

<1> Часть 2 статьи 75 Конституции Российской Федерации. Развитие указанного конституционного принципа проводится в Федеральном законе от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", в том числе в статьях 3 и 34.1.

При стабильно низкой инфляции обеспечивается устойчивость покупательной способности национальной валюты - рубля. В этих условиях заработные платы, пенсии и другие доходы, а также сбережения населения и предприятий в национальной валюте защищены от значимого непредсказуемого обесценения. Это в том числе позволяет поддерживать уровень жизни, а также более уверенно планировать расходы, включая долгосрочные.

Ценовая стабильность является важным условием поддержания социальной стабильности. Низкая и стабильная инфляция прежде всего защищает домашние хозяйства с невысоким уровнем дохода. Такие домашние хозяйства имеют возможность покупать недорогие товары первой необходимости и при существенном росте цен не могут переключиться на более дешевые аналоги. При высокой инфляции они вынуждены сокращать потребление, что ухудшает качество их жизни. При прочих равных условиях высокая инфляция способствует росту социального неравенства за счет более негативного влияния на динамику доходов менее защищенных слоев населения <2>.

--------------------------------

<2> Более подробно о влиянии инфляции на социальное неравенство см. Приложение 3 Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019 и 2020 годов (http://www.cbr.ru/s/2502).

Низкая и стабильная инфляция благоприятна для ведения бизнеса. Она способствует повышению доступности долгового и долевого финансирования для компаний. Высокая и волатильная инфляция является источником рисков для участников экономических отношений, в том числе для банков и их клиентов. Повышенная инфляционная премия закладывается банками в уровни процентных ставок. Низкая и стабильная инфляция, напротив, снижает риски банков, что при прочих равных условиях способствует формированию процентных ставок по кредитам на более низком уровне. Не только российские банки, но и внутренние инвесторы - физические лица и компании, а также иностранные инвесторы с большей готовностью предоставляют финансовые ресурсы в странах с предсказуемой экономической средой, неотъемлемый элемент которой - стабильно низкая инфляция.

При ценовой стабильности компаниям и населению проще осуществлять финансовое и инвестиционное планирование. Стабильно низкая инфляция вносит вклад в формирование условий для долгосрочного роста сбережений и инвестиций и, как следствие, для устойчивого и сбалансированного роста экономики. Таким образом, денежно-кредитная политика способствует решению общей задачи экономической политики: ускорение темпов экономического роста при сохранении макроэкономической стабильности. Это, в свою очередь, будет содействовать устойчивому росту общественного благосостояния.

Способствуя росту доверия к национальной валюте, ценовая стабильность создает условия для снижения валютизации активов и обязательств в экономике. Это повышает устойчивость экономики к изменению внешних условий.

Обеспечивая устойчивость рубля посредством поддержания ценовой стабильности, Банк России придерживается режима свободно плавающего валютного курса. Это означает, что курс иностранной валюты к рублю определяется рыночными силами, а Банк России в нормальных условиях не проводит интервенций на внутреннем валютном рынке в целях поддержания определенного уровня курса или скорости его изменения. При этом Банк России может проводить операции с иностранной валютой на внутреннем рынке в целях противодействия факторам финансовой нестабильности. Плавающий валютный курс действует как "встроенный стабилизатор", позволяя экономике подстраиваться под изменение внешних условий и сглаживая воздействие на нее внешних факторов <3>. Плавающий валютный курс также позволяет Банку России проводить самостоятельную денежно-кредитную политику, снижая ее зависимость от экономической политики других стран и внешнеэкономической ситуации в целом.

--------------------------------

<3> Более подробно о роли плавающего курса как "встроенного стабилизатора" экономики см. Приложение 9 Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019 и 2020 годов (http://www.cbr.ru/s/2502).

Денежно-кредитная политика создает необходимые условия для развития экономики, но сама по себе не может обеспечить устойчивое повышение экономического потенциала. В долгосрочной перспективе основными факторами, определяющими потенциал роста экономики, являются накопление капитала, изменение численности трудовых ресурсов, рост производительности труда и капитала, в том числе в результате применения более эффективных форм труда и внедрения новых технологий. Обеспечивая низкую и стабильную инфляцию, денежно-кредитная политика вносит вклад в формирование предсказуемой экономической среды, что является важным условием для увеличения инвестиций компаний и дальнейшего роста. В то же время денежно-кредитная политика напрямую не может воздействовать на производительность факторов производства и внедрение технологий. Стремясь поддерживать ценовую стабильность, центральный банк влияет на динамику внутреннего спроса и, как следствие, на интенсивность использования факторов производства. Таким образом, денежно-кредитная политика способствует поддержанию выпуска экономики вблизи потенциального, но не определяет экономический потенциал. Это задает контрциклический характер денежно-кредитной политики (см. подраздел "Основные принципы денежно-кредитной политики").

Когда экономика находится вблизи или выше своего потенциала, попытки стимулировать экономический рост через снижение ставки денежно-кредитной политики могут привести к долгосрочным негативным последствиям для ценовой и финансовой стабильности. В краткосрочном периоде импульс от такого необоснованного снижения ставки центральным банком спровоцирует ускоренный рост кредитования и увеличение внутреннего спроса. Однако отсутствие внутренних возможностей для удовлетворения спроса в условиях, когда экономика уже находится близко к потенциалу или выше, в конечном итоге вызовет рост инфляции, за которым неизбежно последуют рост процентных ставок и сокращение темпов экономического роста.

Для решения задачи устойчивого расширения производственных возможностей экономики необходимы иные меры. В первую очередь это меры структурной политики, бюджетной политики (изменение структуры бюджетных расходов в целях стимулирования модернизации экономики и повышения уровня человеческого капитала) и институциональные преобразования. Именно эти меры в случае эффективной реализации могут обеспечить увеличение потенциальных темпов экономического роста.


ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

В рамках стратегии таргетирования инфляции Банк России придерживается следующих основных принципов денежно-кредитной политики:

- установление публичной количественной цели по инфляции;

- применение ключевой ставки и коммуникации как основных инструментов денежно-кредитной политики;

- принятие решений по денежно-кредитной политике на основе макроэкономического прогноза;

- информационная открытость.


Установление постоянно действующей публичной количественной цели по инфляции

Банк России задает количественную цель по инфляции и объявляет ее, чтобы население, бизнес, участники финансового рынка могли учитывать ее при планировании своей деятельности и принятии решений. Для достижения цели по инфляции Банк России реализует денежно-кредитную политику.

Целью денежно-кредитной политики является поддержание годовой инфляции вблизи 4% постоянно (см. врезку 1 "Почему Банк России стремится поддерживать инфляцию вблизи 4%"). Формулировка "вблизи 4%" отражает допустимость небольших колебаний инфляции вокруг 4%. Эти колебания носят естественный характер, поскольку экономика представляет собой сложную систему взаимосвязей, цены формируются под влиянием множества факторов и денежно-кредитная политика воздействует на динамику цен опосредованно через спрос с определенными лагами во времени.

Цель по инфляции установлена для годового темпа прироста потребительских цен, то есть изменения за последние 12 месяцев общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением. Темп прироста потребительских цен определяется на основе индекса потребительских цен (ИПЦ), рассчитываемого Росстатом по России. При этом на рынках отдельных товаров и услуг, а также в различных регионах может наблюдаться разброс в динамике темпов роста цен из-за действия специфических локальных факторов.

Банк России стремится поддерживать инфляцию вблизи 4% постоянно. В случае действия на прогнозном горизонте факторов, которые могут привести к отклонению инфляции от цели, Банк России оценивает их причины и продолжительность возможного влияния на инфляцию и, исходя из этого, принимает решения о мерах денежно-кредитной политики. В ситуации отклонения инфляции от цели скорость возвращения к ней выбирается Банком России с учетом масштаба этого отклонения и влияния мер денежно-кредитной политики на экономическую активность. Кроме того, принимая эти решения, Банк России учитывает риски для финансовой стабильности.


Применение ключевой ставки и коммуникации как инструментов денежно-кредитной политики

В рамках режима таргетирования инфляции основным инструментом денежно-кредитной политики Банка России является ключевая ставка. Ключевая ставка - это процентная ставка по основным операциям Банка России по управлению ликвидностью банковского сектора <4>. Ключевая ставка Банка России влияет на рыночные процентные ставки, от которых зависит склонность экономических субъектов к потреблению или сбережению. В зависимости от этого формируется внутренний спрос в экономике, который воздействует на динамику цен.

--------------------------------

<4> Соответствует минимальной процентной ставке на аукционах репо Банка России на срок 1 неделя и максимальной процентной ставке на депозитных аукционах Банка России на срок 1 неделя (в рамках операционной процедуры денежно-кредитной политики Банка России, которая включает в себя и набор других операций).

Для эффективного влияния ключевой ставки на уровень рыночных процентных ставок необходимо, чтобы на первом этапе однодневные ставки денежного рынка формировались вблизи ключевой ставки. Это является операционной целью денежно-кредитной политики Банка России. Для достижения операционной цели Банк России использует инструменты управления ликвидностью и коридор процентных ставок (см. раздел 4 "Операционная процедура денежно-кредитной политики в 2021 году и в 2022 - 2024 годах").

Совет директоров Банка России принимает решения по ключевой ставке регулярно - восемь раз в год в соответствии с заранее утвержденным и опубликованным графиком (см. Приложение 9 "Календарь решений по ключевой ставке в 2022 году").

Учитывая растянутый во времени характер влияния мер денежно-кредитной политики на экономику, Банк России принимает решения по ключевой ставке на основе устойчивых тенденций в экономике и факторов длительного действия. Банк России изменяет ключевую ставку, если текущие тенденции указывают на продолжительное отклонение инфляции от цели на прогнозном горизонте или имеются факторы длительного действия, которые с высокой вероятностью приведут к такому продолжительному отклонению. Для оценки продолжительности действия факторов Банк России использует макроэкономический прогноз (см. пункт "Принятие решений по денежно-кредитной политике на основе макроэкономического прогноза"). Если текущее отклонение инфляции от цели связано с действием временных факторов и ожидается ее возвращение к целевому уровню на краткосрочном горизонте, использования мер денежно-кредитной политики не требуется. Изменение ключевой ставки в ответ на краткосрочные факторы может привести к ее отклонению в противоположную сторону, что не отвечает задаче сохранения годовой инфляции вблизи 4%.

В то же время краткосрочные факторы могут вызывать более продолжительное отклонение инфляции от цели, если их действие окажет влияние на инфляционные ожидания. Динамика инфляции в значительной степени определяется инфляционными ожиданиями, поскольку исходя из них экономические агенты принимают решения о покупках, определяют уровень заработной платы и цен. Например, в ответ на ускорение инфляции под влиянием краткосрочных факторов население может начать предъявлять повышенный спрос на товары, ожидая, что скоро они будут стоить дороже. Этот процесс может затронуть как изначально подорожавшие товары, так и другие, в особенности наиболее необходимые. В данных условиях производители могут решиться на существенное повышение цен на более широкий круг товаров и услуг. Инфляционное давление увеличится, а отклонение инфляции от цели станет более устойчивым. В такой ситуации могут потребоваться меры денежно-кредитной политики. Напротив, в условиях, когда инфляционные ожидания стабильны и привязаны к цели по инфляции, покупатели ограничивают покупки товаров в ответ на ускорение роста цен, так как уверены в замедлении инфляции и возвращении ее к цели. Таким образом, при заякоренных инфляционных ожиданиях повышение цен выступает фактором сдерживания спроса и тем самым ограничивает рост инфляции в ответ на действие временных проинфляционных факторов.

Решения по ключевой ставке направлены на сглаживание экономического цикла (контрциклическая роль денежно-кредитной политики). Для достижения цели по инфляции Банк России влияет на динамику спроса. В состоянии долгосрочного равновесия в экономике, то есть когда инфляция и инфляционные ожидания находятся вблизи цели, а выпуск - на уровне, близком к потенциалу, денежно-кредитная политика не должна оказывать ни сдерживающего, ни стимулирующего влияния на спрос и экономику, то есть центральный банк проводит нейтральную денежно-кредитную политику. Такое равновесное состояние экономики предполагает нейтральный уровень ключевой ставки. Он определяется множеством факторов, и есть различные способы его оценки (см. врезку 2 "Нейтральная процентная ставка").

Понятие нейтральной ставки также связано с понятием нейтральной кривой доходности. В состоянии равновесия кривая доходности должна иметь нормальную, то есть возрастающую форму. Это означает, что долгосрочные процентные ставки в экономике будут выше краткосрочных, так как в долгосрочных процентных ставках участниками рынка учитываются дополнительные премии за срочность и риск. Такая форма кривой доходности в условиях нахождения экономики вблизи потенциала и инфляции у цели, а ключевой ставки - на нейтральном уровне отражает установление реальных процентных ставок на различные сроки на уровнях, которые формируют нейтральные денежно-кредитные условия в экономике.

В ситуации, когда темпы роста и уровень совокупного спроса начинают опережать производственные возможности экономики, происходит отклонение экономики вверх от потенциала. Для предотвращения ее перегрева и связанного с этим отклонения инфляции и инфляционных ожиданий вверх от цели необходимо временное повышение ключевой ставки выше ее нейтрального уровня. Ужесточение денежно-кредитной политики позволит снизить спрос, вернуть экономику на траекторию сбалансированного роста, а инфляцию - к цели. И наоборот, если совокупный спрос оказывается меньше производственных возможностей экономики, реализуются риски отклонения экономики вниз от потенциала, а инфляции - вниз от цели. В этих условиях требуется временное снижение ключевой ставки ниже ее нейтрального уровня. Смягчение денежно-кредитной политики окажет необходимую поддержку совокупному спросу и также обеспечит возвращение инфляции к цели <5>.

--------------------------------

<5> Например, в 2020 году глубокое падение глобальной и российской экономики в результате пандемии коронавируса создало риски отклонения инфляции вниз от цели на прогнозном горизонте. Для поддержки внутреннего спроса и стабилизации инфляции вблизи цели на прогнозном горизонте Банк России снижал ключевую ставку и проводил мягкую денежно-кредитную политику.

Решение по ключевой ставке сопровождается объяснением логики его принятия, а также, как правило, дополняется сигналом о возможных дальнейших решениях по денежно-кредитной политике. Сигнал является заявлением о намерениях, реализация которых обусловлена развитием экономической ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банка России. Сигнал имеет не менее важное значение, чем само решение по ключевой ставке, так как он оказывает влияние на ожидания участников рынка в отношении дальнейших действий центрального банка и на формирование кривой доходности и денежно-кредитных условий, которые согласуются с прогнозом Банка России.

Помимо сигнала, начиная с апреля 2021 года Банк России также публикует прогнозную траекторию ключевой ставки базового сценария. Она представлена в форме диапазонов средней ключевой ставки за каждый календарный год. При этом в течение года ключевая ставка может находиться как выше, так и ниже своего среднего за год уровня. Публикуемые диапазоны средней ключевой ставки не являются границами изменения ключевой ставки в течение года. В данном документе Банк России публикует прогнозные траектории ключевой ставки также и для альтернативных сценариев.

Разъяснение Банком России принятых решений и объявление будущих намерений являются важным инструментом управления инфляционными ожиданиями и привязки их к цели по инфляции. Инфляционные ожидания влияют как на динамику инфляции, так и на процентные ставки в экономике. Привязка инфляционных ожиданий населения и бизнеса к цели по инфляции имеет большое значение для действенности мер, принимаемых центральным банком. Поэтому важную роль играет доверие участников экономических отношений к денежно-кредитной политике. Для формирования этого доверия необходимы как последовательная денежно-кредитная политика и успешное достижение цели по инфляции, так и понимание участниками экономических отношений политики центрального банка. С учетом этого Банк России уделяет большое внимание развитию информационной политики, а информационная открытость является одним из важнейших принципов проведения денежно-кредитной политики (см. пункт "Информационная открытость").


Принятие решений по денежно-кредитной политике на основе макроэкономического прогноза

Решения по денежно-кредитной политике влияют на динамику цен не сразу, а со временем, через длинную цепочку взаимосвязей - трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики. По оценкам Банка России, влияние ключевой ставки на динамику спроса и цен в полной мере происходит за три - шесть кварталов (см. Приложение 1 "Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики в России"). Поэтому для выработки решения по ключевой ставке с учетом складывающейся ситуации в экономике и ее ожидаемого развития в будущем используется макроэкономический прогноз.

Для разработки прогноза Банк России применяет современные макроэкономические модели. Ядро системы среднесрочного прогнозирования - это комплексные прогнозные модели, которые отражают основные взаимосвязи в экономике на макроуровне. Они служат основой для получения ключевых параметров среднесрочного макроэкономического прогноза. Эти параметры включают в себя динамику инфляции и экономического роста, показателей денежно-кредитной сферы и платежного баланса. Данный модельный инструментарий позволяет рассчитывать сценарную траекторию изменения ключевой ставки. Помимо статистических данных, в качестве вводных параметров в моделях среднесрочного прогнозирования используются результаты краткосрочного прогнозирования, основанного на эконометрических моделях и экспертных суждениях. Для проверки согласованности прогнозов различных моделей между собой, а также для анализа отдельных актуальных вопросов применяются дополнительные ("сателлитные") модели. Модельный аппарат Банка России постоянно совершенствуется в соответствии с последними научными разработками российских и зарубежных экспертов в области макроэкономики и количественных методов, а также лучшими практиками зарубежных центральных банков <6>.

--------------------------------

<6> Подробнее о подготовке макроэкономического прогноза и модельном аппарате Банка России см. подраздел "Прогнозирование и модельный аппарат" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (https://www.cbr.ru/dkp/system_p/).

При подготовке макроэкономического прогноза Банк России проводит детальный анализ широкого круга информации. В том числе Банк России анализирует актуальные статистические данные о состоянии российской экономики, ситуацию на мировых товарных и финансовых рынках, информацию об экономической политике в крупных зарубежных странах, возможные изменения в бюджетном, налоговом, социальном и иных направлениях экономической политики в России. На основе данной информации Банк России формирует предпосылки прогнозных сценариев - набор внешних и внутренних экономических факторов, которые могут оказать значимое влияние на российскую экономику и динамику инфляции, а также оценивает инфляционные риски.

При подготовке макроэкономического прогноза Банк России учитывает тот факт, что решения по денежно-кредитной политике всегда принимаются в условиях неполной определенности. Факторами неопределенности выступают не только возможные перспективы развития экономической ситуации и предпосылки прогноза, но и новая информация о прошлом и текущем состоянии экономики. Неопределенность в процессе принятия решений по денежно-кредитной политике также может быть связана с особенностями модельного инструментария, используемого для построения макроэкономического прогноза. Поэтому Банк России большое внимание уделяет обеспечению взвешенности принимаемых в области денежно-кредитной политики решений в условиях меняющейся экономической ситуации. Это проявляется, в частности, в использовании широкого модельного инструментария, а также в расчете различных сценариев развития ситуации в мировой и российской экономике. Такой подход позволяет Банку России оценивать надежность (или робастность) макроэкономического прогноза и принимаемого на его основе решения по денежно-кредитной политике.

На текущем этапе Банк России продолжает придерживаться консервативного подхода при оценке баланса инфляционных рисков на прогнозном горизонте, придавая несколько большее значение проинфляционным факторам и рискам. Это связано с характером инфляционных ожиданий в России. Хотя инфляционные ожидания профессиональных участников рынка закреплены на цели, инфляционные ожидания населения и бизнеса остаются чувствительными к действию краткосрочных проинфляционных факторов. При этом реакция инфляционных ожиданий на динамику цен асимметрична: население и предприятия в большей степени реагируют на ускорение роста цен, чем на их замедление. В этих условиях недооценка проинфляционных факторов и рисков может привести к устойчивым и продолжительным отклонениям инфляции вверх от цели. Поэтому при формировании предпосылок прогноза Банк России уделяет дополнительное внимание тем факторам ценовой динамики, которые могут вызвать рост инфляции и инфляционных ожиданий. Это согласуется со стремлением Банка России принимать взвешенные (робастные) решения в области денежно-кредитной политики.

Меры, принимаемые по другим направлениям внутренней экономической политики, а также меры экономической политики в крупнейших зарубежных странах являются важными факторами, которые учитывает Банк России при подготовке макроэкономического прогноза. Они могут оказывать весьма значимое влияние на ситуацию в российской экономике и на динамику цен. Кроме того, представители Банка России участвуют в работе комитетов, рабочих групп по различным направлениям государственной политики для обеспечения взаимного учета и согласованности мер, а также предоставляют экспертизу по экономическим вопросам (см. подраздел "Взаимодействие денежно-кредитной политики с другими видами государственной политики").


Информационная открытость

Понимание обществом проводимой денежно-кредитной политики и доверие к ней необходимы для ее эффективной реализации. Если граждане и бизнес уверены в способности и решимости центрального банка поддерживать ценовую стабильность постоянно, то в ответ на краткосрочные колебания цен или проявление проинфляционных либо дезинфляционных факторов они существенно не корректируют свои инфляционные ожидания. Понимание решений центрального банка и его информационных сигналов ведет к более быстрому и корректному их учету субъектами экономики в ожиданиях относительно уровня процентных ставок, принятии решений о заимствованиях, сбережениях, индексации заработной платы и цен. В результате повышается эффективность влияния денежно-кредитной политики на экономику и инфляцию, снижается масштаб и продолжительность отклонения инфляции от цели.

Для понимания и доверия необходимы как последовательная денежно-кредитная политика и стабильное достижение цели по инфляции, так и активное донесение до целевых аудиторий информации об инфляции, балансе рисков для ценовой стабильности и мерах денежно-кредитной политики.

Коммуникация центрального банка особенно важна для формирования ожиданий населения и нефинансового сектора, так как у них, как правило, ниже стимулы и возможности для доступа к специализированной экономической информации и для ее обработки (в отличие от профессиональных участников финансовых рынков). Таким образом, информационная политика центрального банка на современном этапе должна выстраиваться с учетом особенностей и потребностей различных целевых аудиторий.

Банк России стремится максимально оперативно и полно раскрывать информацию о целях, принципах, мерах и результатах денежно-кредитной политики, об оценке экономической ситуации и перспектив ее развития. Основные цели и принципы денежно-кредитной политики ежегодно раскрываются в Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики. Банк России в день принятия Советом директоров решения по ключевой ставке публикует пресс-релиз с анализом факторов принятого решения и проводит пресс-конференцию Председателя Банка России, которая транслируется в прямом эфире.

Кроме того, четыре раза в год (в феврале, апреле, июле и октябре) вместе с пресс-релизом о ключевой ставке публикуется среднесрочный макроэкономический прогноз. С той же периодичностью выпускается Доклад о денежно-кредитной политике, где подробно раскрываются оценка Банком России текущей экономической ситуации и среднесрочный прогноз, на основании которых принимаются решения о ключевой ставке.

На регулярной основе Банк России выпускает комментарии о динамике инфляции и инфляционных ожиданий, об основных макроэкономических трендах, о ситуации на финансовых рынках, о состоянии платежного баланса <7>. Помимо оперативных материалов о текущей экономической ситуации, публикуются результаты различных экономических исследований на официальном сайте Банка России, а также аналитические статьи в специализированных экономических изданиях.

--------------------------------

<7> Комментарии публикуются в подразделе "Аналитика" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (https://www.cbr.ru/dkp/analytic/).

Банк России работает над расширением охвата коммуникации по денежно-кредитной политике и повышением ее адресности, в том числе на региональном уровне.

Банк России стремится широко освещать региональные экономические тенденции. Анализ динамики потребительских цен публикуется не только для страны в целом, но также для федеральных округов и отдельных регионов в форме информационно-аналитических комментариев. С декабря 2020 года Банк России перед каждым Советом директоров публикует доклад "Региональная экономика: комментарии ГУ" <8>. Данный материал готовят территориальные учреждения Банка России. Он содержит статистическую, опросную и аналитическую информацию об экономической ситуации в регионе.

--------------------------------

<8> Доклад публикуется в подразделе "Аналитика" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (http://www.cbr.ru/s/250e).

Эта информация принимается во внимание при обсуждении решения по ключевой ставке. В 2021 году Банк России начал публиковать профили регионов <9> на официальном сайте. В каждом профиле представлены общая характеристика региона и отраслевая структура его экономики, а также основные социально-экономические показатели региона, в том числе отдельные показатели по кредитованию экономики.

--------------------------------

<9> Профили регионов публикуются на страницах территориальных учреждений Банка России (https://www.cbr.ru/about_br/tubr/).

Банк России учитывает степень погруженности аудитории в вопросы денежно-кредитной политики и экономики в целом и для каждой аудитории выбирает наиболее подходящие каналы и инструменты донесения информации, степень сложности и подробности ее раскрытия, формат подачи. С учетом этого Банк России выпускает широкий спектр материалов (от публикаций исследовательского характера до познавательных видеороликов для самой широкой аудитории, в том числе школьников), использует как очные формы взаимодействия (участие в круглых столах, интервью в средствах массовой информации), так и дистанционные (участие в онлайн-конференциях, блоги в социальных сетях). В 2021 году Банк России выпустил материалы о модельном аппарате Банка России <10>, начал публиковать прогнозную траекторию ключевой ставки <11> и результаты опроса ведущих российских и зарубежных аналитиков о ключевых макроэкономических показателях <12>. Ориентируясь на широкую аудиторию, Банк России продолжил развивать свое присутствие в социальных сетях, создав страницу в Instagram. На YouTube-канале Банка России в 2021 году начал выходить видеоблог директора Департамента денежно-кредитной политики. В нем регулярно публикуются видеоролики, где просто и доступно объясняется ситуация в экономике и логика принятия решений по денежно-кредитной политике.

--------------------------------

<10> См. подраздел "Прогнозирование и модельный аппарат" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (http://www.cbr.ru/s/2505).

<11> Прогнозная траектория ключевой ставки базового сценария публикуется в пресс-релизе о ключевой ставке как часть среднесрочного прогноза, а также в Докладе о денежно-кредитной политике.

<12> Результаты опроса публикуются в подразделе "Статистика" раздела "Денежно-кредитная политика" на сайте Банка России (http://www.cbr.ru/s/2512).

Банк России продолжит работу по повышению эффективности коммуникации по вопросам денежно-кредитной политики, используя весь набор имеющихся инструментов, совершенствуя их применение с учетом особенностей аудиторий.


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ С ДРУГИМИ ВИДАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ

В соответствии с законодательством Банк России отвечает за несколько направлений экономической политики. Помимо денежно-кредитной политики, в их состав входят развитие и обеспечение стабильности функционирования банковского сектора, финансового рынка, национальной платежной системы. Взаимный учет и согласованность мер, принимаемых Банком России по всем направлениям деятельности, достигаются за счет их обсуждения на заседаниях Совета директоров Банка России. Кроме того, в работе профильных комитетов и рабочих групп внутри Банка России участвуют представители разных направлений деятельности Банка России.


Денежно-кредитная политика и политика по поддержанию устойчивости финансового сектора

Банк России придерживается принципа разделения целей и инструментов денежно-кредитной политики и политики по поддержанию устойчивости финансового сектора. Банк России использует денежно-кредитную политику и ключевую ставку как ее основной инструмент для достижения цели по инфляции, а обеспечение устойчивости финансового сектора реализуется с помощью других инструментов. Прежде всего это регулирование кредитных и иных финансовых организаций (микропруденциальное регулирование), действия в сфере надзора, мероприятия по финансовому оздоровлению, которые обеспечивают восстановление деятельности банков и финансовых организаций, утративших финансовую устойчивость, и направлены на сохранение средств вкладчиков и кредиторов. Данные меры дополняются мерами макропруденциальной политики, которая поддерживает стабильность финансовой системы в целом и стремится предотвратить накопление избыточных рисков в отдельных ее сегментах, минимизировать вероятность кризисных явлений и их негативные экономические последствия.

Устойчивость финансового сектора является необходимым условием эффективной трансмиссии решений по денежно-кредитной политике. Только надежный финансовый сектор способен обеспечивать бесперебойное проведение платежей и трансформацию сбережений в инвестиции. Ограничение накопления системных рисков позволяет снизить вероятность возникновения финансовых кризисов, повысить определенность для участников финансового рынка. В случае неблагоприятного развития ситуации на финансовых рынках, в том числе под влиянием внешних факторов, меры по смягчению макропруденциальных требований позволяют финансовому сектору продолжать выполнять свои основные функции, а также снижают негативные эффекты для реального сектора. Все это способствует повышению доверия к национальному финансовому сектору, его привлекательности для всех групп участников и в результате оказывает влияние на уровень премий за риск, глубину и ликвидность финансовых рынков, расширение и развитие финансового сектора.

Изменения в области микропруденциального регулирования в большинстве случаев воздействуют на долгосрочные и структурные аспекты деятельности финансовых организаций, поэтому решения о них принимаются независимо от решений в области денежно-кредитной политики, ориентированных на среднесрочную перспективу. Более того, изменения микропруденциального регулирования (в отличие от макропруденциального) обычно вводятся на постоянной основе и не зависят от фазы финансово-экономического цикла. С учетом этого они, как правило, не отражаются на условиях проведения денежно-кредитной политики. Однако в некоторых случаях меры микропруденциального регулирования могут оказывать влияние. Так, введение требований Базеля III в части капитала и ликвидности банков существенно сказалось на параметрах отдельных операций финансовых организаций. Банк России учитывает данное влияние при принятии решений о необходимости корректировки операционной процедуры денежно-кредитной политики. Внедрение риск-ориентированного и пропорционального банковского регулирования может способствовать, с одной стороны, более точному учету рисков банками и повышению их финансовой устойчивости и, с другой стороны, расширению возможностей банковского сектора по кредитованию различных секторов экономики. Это будет учитываться при реализации денежно-кредитной политики.

Решения в области макропруденциальной политики в значительной степени связаны с циклическими колебаниями в экономике и на финансовых рынках, поэтому при принятии макропруденциальных мер учитывается влияние решений по денежно-кредитной политике на макроэкономические показатели. Меры макропруденциальной политики, в свою очередь, могут оказывать воздействие на условия проведения денежно-кредитной политики, в том числе на динамику кредитования и процентные ставки в отдельных сегментах. Поэтому при принятии решений как в области макропруденциальной политики для ограничения системных рисков, так и в области денежно-кредитной политики Банк России учитывает взаимное влияние этих политик. При этом Банк России не предполагает координации направленности между этими политиками, сохраняя независимость в их проведении.

На условия проведения денежно-кредитной политики могут влиять и другие меры, связанные с обеспечением стабильного функционирования финансового сектора. Так, при проведении мероприятий по финансовому оздоровлению предоставление средств кредитным организациям ведет к изменению структурного баланса ликвидности банковского сектора. Банк России учитывает данные изменения при определении лимитов по операциям абсорбирования или предоставления ликвидности, тем самым нивелируя их возможное влияние на операционную процедуру денежно-кредитной политики и денежно-кредитные условия.

В обычных условиях Банк России изменяет уровень ключевой ставки только в ответ на те макроэкономические изменения, которые влияют на инфляцию. В условиях, когда системные риски все же реализовались, как правило, требуется более тесная координация при проведении денежно-кредитной политики и политики по обеспечению финансовой стабильности. В таких случаях Банк России при принятии решений по денежно-кредитной политике может учитывать необходимость стабилизации финансовых рынков и поддержания устойчивости финансового сектора в целом. Наряду с этим, в ситуации, когда одновременно реализуются макроэкономические риски и риски для финансовой стабильности, меры макропруденциальной политики могут усиливать эффективность мер денежно-кредитной политики <13>.

--------------------------------

<13> Более подробно о мерах денежно-кредитной и макропруденциальной политики, принятых Банком России в 2021 году в условиях пандемии коронавируса, см. в разделе 3 "Условия реализации и основные меры денежно-кредитной политики в конце 2020 года и в 2021 году".

Кроме того, в случае возникновения угрозы для финансовой стабильности Банк России может проводить операции на внутреннем валютном рынке. В качестве такой угрозы Банк России рассматривает ситуацию, которая может привести к значительному сокращению ликвидности внутреннего валютного рынка, формированию устойчивых девальвационных ожиданий, сопровождающихся повышенным спросом на иностранную валюту, росту валютизации в экономике в целом, а также вызвать краткосрочное усиление рисков для устойчивости кредитных организаций и предприятий.


Денежно-кредитная политика и развитие финансового рынка

Реализуемая Банком России совместно с Правительством Российской Федерации политика по развитию финансового рынка способствует повышению доступности финансирования для широкого круга субъектов экономики, создает условия для роста инвестиционной активности и экономического развития страны. Финансовый рынок является одним из основных звеньев в цепочке передачи сигнала от ключевой ставки в экономику. Чем больше объем и ликвидность финансового рынка, тем сильнее и быстрее изменение ключевой ставки отражается на динамике экономических показателей.

В настоящее время наблюдаются две тенденции на российском финансовом рынке, которые могут привести к усилению роли рынка капитала в работе трансмиссионного механизма: массовый приток частных инвесторов на рынок капитала (это проявляется в устойчивом увеличении количества открытых брокерских счетов и счетов в доверительном управлении при сопутствующем расширении вложений в ценные бумаги) и рост рынка облигационных займов.

С ростом вложений населения в ценные бумаги будет постепенно увеличиваться роль двух каналов трансмиссионного механизма - канала благосостояния и балансового канала. Кроме того, учитывая, что доходность облигаций по сравнению со ставками банковских депозитов и кредитов быстрее реагирует на изменения ключевой ставки, то увеличение роли рынка облигаций может привести к повышению чувствительности процентных ставок на финансовом рынке и совокупного потребления к изменению ключевой ставки, а, следовательно, и повышению эффективности трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики.

Совместные реализуемые и планируемые меры политики Правительства Российской Федерации и Банка России по развитию финансового рынка подробно освещены в Основных направлениях развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019 - 2021 годов, а также в проекте Основных направлений развития финансового рынка на 2022 год и период 2023 - 2024 годов <14>. Меры политики по развитию финансового рынка, как правило, имеют длинный горизонт воздействия. Банк России учитывает эффекты от их реализации при принятии решений по денежно-кредитной политике по мере их проявления. Так, в среднесрочной перспективе на денежно-кредитную политику могут повлиять следующие изменения: планируемый запуск цифрового рубля, дальнейшее развитие Системы быстрых платежей.

--------------------------------

<14> Проект Основных направлений развития финансового рынка на 2022 год и период 2023 - 2024 годов опубликован на сайте Банка России 28.07.2021 (http://www.cbr.ru/s/2513).

Введение цифрового рубля нацелено на повышение скорости, удобства и безопасности платежей, увеличение доступности финансовых услуг и снижение издержек в финансовой сфере. В отличие от криптовалют, использование которых сопряжено с высокими рисками для пользователей <15>, устойчивость функционирования цифрового рубля обеспечивается государством в лице центрального банка. Масштаб влияния цифрового рубля на финансовую систему, экономику в целом и денежно-кредитную политику будет зависеть от изменения спроса экономических агентов на существующие формы денег (наличные деньги в обращении, безналичные деньги банков) в пользу цифрового рубля. Для улучшения адаптации экономических агентов к введению цифрового рубля и минимизации возможных издержек Банк России будет вводить цифровой рубль постепенно. По мере распространения в обращении цифрового рубля ожидается снижение объема структурного профицита ликвидности, в том числе возможен переход к структурному дефициту ликвидности. Действующая система инструментов денежно-кредитной политики позволит обеспечить требуемый банкам уровень ликвидности, создавая условия для формирования ставок денежного рынка вблизи ключевой ставки. При введении цифрового рубля возможен также временный рост неопределенности в кредитных организациях относительно потоков клиентских средств, а также потенциального изменения структуры их балансов. Это может способствовать краткосрочному увеличению волатильности ставок денежного рынка. Кроме того, введение цифрового рубля может привести к некоторому росту стоимости фондирования банков. Для компенсации возросших процентных расходов эти банки могут заложить возросшие издержки в ценообразование кредитных продуктов. Банк России будет учитывать влияние этих факторов на денежно-кредитные условия при принятии решений по ключевой ставке (см. Приложение 6 "Влияние введения цифрового рубля на денежно-кредитную политику").

--------------------------------

<15> Криптовалюты не являются деньгами. У них отсутствует единый эмитент, они не защищены законом, не гарантируют окончательных расчетов и не являются устойчивой мерой стоимости.


Денежно-кредитная политика и бюджетная политика

Бюджетная политика оказывает значительное влияние на условия реализации денежно-кредитной политики: на ликвидность банковского сектора, темпы роста экономики и ее структуру, динамику цен товаров и услуг, уровень страновой премии за риск.

Одним из ключевых принципов бюджетной политики Российской Федерации является бюджетное правило. Оно сглаживает влияние изменений внешнеэкономической конъюнктуры на внутренние условия, в том числе на динамику курса рубля и спроса в экономике. Это ведет к меньшей волатильности курса и цен, что создает благоприятные условия для реализации денежно-кредитной политики. Действие бюджетного правила также обеспечивает предсказуемость подходов Правительства Российской Федерации к формированию бюджетных расходов и управлению государственным долгом. Это, в свою очередь, обеспечивает долгосрочную устойчивость сферы государственных финансов, которая важна для стабильности долгосрочных процентных ставок в экономике, эффективности трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, а также для снижения равновесной премии за страновой риск <16>.

--------------------------------

<16> В 2020 - 2021 годах для борьбы с экономическими последствиями пандемии коронавируса расходы федерального бюджета формировались на более высоких уровнях, чем допускает бюджетное правило. Однако Правительство Российской Федерации планирует полный возврат к параметрам бюджетного правила начиная с 2022 года (см. врезку 3 "Бюджетная политика в 2021 - 2024 годах").

Применение бюджетного правила, в том числе проведение операций на валютном рынке, снижает колебания реального курса рубля из-за изменений конъюнктуры мирового рынка нефти. Это способствует повышению конкурентоспособности российских товаров и формированию в стране условий для развития производства в несырьевых отраслях, а значит, и постепенному изменению структуры экономики.

В рамках механизма бюджетного правила объем дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета, направляемых на покупку иностранной валюты для последующего перечисления в Фонд национального благосостояния (ФНБ), или объем иностранной валюты из ФНБ, направляемый на продажу для последующего перечисления в бюджет, рассчитывается Минфином России. В связи с операциями Минфина России по выполнению бюджетного правила Банк России проводит операции на валютном рынке равномерно, чтобы не оказывать значимого влияния на динамику валютного курса <17>. При этом Банк России сохраняет за собой право временно приостановить проведение данных операций в условиях повышенной волатильности на внутреннем валютном рынке, в том числе на фоне реализации внешних рисков или возникновения угроз для финансовой стабильности.

--------------------------------

<17> Информация об объемах и частоте операций Банка России в связи с операциями Минфина России по выполнению бюджетного правила публикуется в подразделе "Ликвидность банковского сектора и инструменты денежно-кредитной политики" раздела "Статистика" на сайте Банка России (https://cbr.ru/statistics/flikvid/).

Параметры бюджетной политики оказывают значимое воздействие на динамику совокупного спроса в экономике и, как следствие, на инфляцию. Существенное смягчение бюджетной политики может создавать проинфляционное давление в экономике, а бюджетная консолидация, напротив, оказывает дезинфляционное влияние. Своевременная и соразмерная реакция со стороны денежно-кредитной политики в этих условиях позволяет ограничивать риски отклонения инфляции от цели и минимизировать отклонение экономики от траектории сбалансированного роста. При этом характер и особенности воздействия бюджетных расходов на экономическую активность и инфляцию зависят не только от их структуры и результативности, но и от их распределения во времени.

Влияние на ценовую динамику могут оказывать меры налоговой политики. Изменение косвенных налогов, как правило, ведет к разовой подстройке цен и не требует реакции со стороны денежно-кредитной политики. Однако если инфляционные ожидания реагируют на изменения в налоговой политике, то может требоваться реакция со стороны денежно-кредитной политики для ограничения рисков отклонения инфляции от цели.

Государственные расходы, в частности инвестиции в развитие отдельных значимых отраслей, могут быть фактором структурных изменений в экономике, вносящим вклад в расширение ее производственного потенциала. В этом случае ускорение экономического роста не будет формировать повышательного давления на инфляцию. Однако если рост государственных расходов ведет к расширению внутреннего спроса, опережающему расширение производственного потенциала, проинфляционное давление в экономике может усиливаться.

Таким образом, долгосрочные приоритеты, стратегия и конкретные меры бюджетной и структурной политики значимо отражаются на макроэкономическом прогнозе Банка России, оценке им баланса рисков для инфляции и, как следствие, выборе мер денежно-кредитной политики.

Минфин России и Минэкономразвития России при подготовке проекта федерального бюджета и прогноза социально-экономического развития также учитывают цель по инфляции и влияние денежно-кредитной политики на экономику и динамику цен. Взаимный учет мер денежно-кредитной и бюджетной политики достигается за счет постоянного взаимодействия Банка России с Минфином России и Минэкономразвития России. В частности, проводятся регулярные совместные совещания для взаимной сверки оценок и факторов, влияющих на динамику основных макроэкономических показателей, обсуждения предпосылок и сценариев макроэкономического прогноза. При этом важную роль в повышении доверия к денежно-кредитной и бюджетной политике играет непротиворечивость коммуникации по смежным вопросам.


Денежно-кредитная политика и другие виды государственной политики

В поддержание ценовой стабильности вносит вклад ряд мер органов государственной власти. Прежде всего это меры по снижению влияния немонетарных факторов на динамику цен, принимаемые Правительством Российской Федерации и региональными органами государственной власти. Немонетарные факторы - это несистематические изменения предложения и спроса, которые определяются разовыми событиями и влияние которых на инфляцию исчерпывается на краткосрочном горизонте (неурожай, перебои в поставках товаров, ограничения на ввоз продуктов питания по фитосанитарным причинам, эпизоды ажиотажного спроса и так далее). Под воздействием данных факторов инфляция может заметно колебаться и, негативно отражаясь на инфляционных ожиданиях, приводить к возникновению вторичных эффектов <18>. Хотя Банк России непосредственно не может воздействовать на немонетарные факторы, он участвует в работе по снижению их влияния, предоставляя свою экспертизу по анализу рынков товаров и услуг и предлагая меры по решению проблем. На региональном уровне также ведется регулярное взаимодействие территориальных учреждений Банка России с органами власти по этим вопросам.

--------------------------------

<18> Подробнее о влиянии немонетарных факторов на динамику цен см. доклад "О немонетарных факторах инфляции в 2017 - 2019 годах" (http://www.cbr.ru/s/2515), а также Приложение 4 "Немонетарные факторы инфляции в 2020 году: влияние ограничений, связанных с пандемией" Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов (http://www.cbr.ru/s/2517) и Приложение 4 "Немонетарные факторы инфляции в 2021 году" данного документа.

Среди основных мер государственной политики по снижению влияния немонетарных факторов на динамику цен, реализуемых на текущем этапе, можно выделить меры по совершенствованию инфраструктуры рынка аграрной продукции и продовольствия, по развитию конкуренции (включая рынок моторного топлива), подходы к установлению регулируемых цен и тарифов, в том числе на услуги коммунального хозяйства.

Реализация мер аграрной политики позволит снизить негативное влияние на инфляцию факторов со стороны предложения сельскохозяйственной продукции, изменений валютного курса и конъюнктуры мировых товарных рынков. Результатом станет снижение волатильности цен на продовольствие, которая по-прежнему остается максимальной среди основных компонент инфляции и препятствует снижению инфляционных ожиданий.

Уменьшению негативного влияния немонетарных факторов на цены будут также способствовать меры по снижению степени монополизации рынков товаров и услуг. При низкой конкуренции у компаний меньше стимулов для повышения эффективности и снижения издержек, что ведет к более высокому уровню цен. В условиях более высокой конкуренции, стремясь сохранить долю рынка, компании в случае действия неблагоприятных факторов будут лишь частично переносить возросшие издержки в конечные цены, сокращая прибыль. При этом они будут также стремиться повышать эффективность, оптимизировать издержки либо будут вынуждены уйти с рынка. В результате на более конкурентном рынке воздействие неблагоприятных факторов на уровень цен будет меньше.

Важным механизмом снижения влияния несовершенной конкуренции на ценообразование является реализация Стандарта развития конкуренции в субъектах Российской Федерации (далее - Стандарт). Представители Банка России участвуют в деятельности коллегиальных органов, создаваемых в соответствии с требованиями Стандарта. Территориальные учреждения Банка России взаимодействуют с органами власти, отраслевыми союзами и другими заинтересованными участниками по вопросам анализа факторов динамики цен на рынках товаров и услуг и выработке мер по решению проблем.

Дополнительное влияние на цены могут оказывать внутренние институциональные факторы, связанные с регулированием на отдельных рынках, включая изменение обязательных нормативов, сборов, подходов к формированию тарифов. Несмотря на то, что их воздействие на инфляцию в контексте общего ИПЦ в основном небольшое и разовое, оно может оказаться значимым для отдельных рынков и регионов, а также для инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Кроме того, прямое административное вмешательство в установление цен на длительном горизонте может приводить к снижению предложения товаров, подпадающих под ценовое регулирование, сворачиванию инвестиций производителями и ухудшению потребительских настроений. В связи с этим Банк России внимательно наблюдает за фактическими и планируемыми изменениями в этой области и обсуждает вопросы их влияния с представителями бизнеса, финансового сообщества и органов власти.

Реализация большинства обозначенных мер, направленных на сглаживание влияния немонетарных факторов на инфляцию, требует времени. Банк России будет учитывать изменения в динамике потребительских цен под воздействием данных мер при формировании макроэкономического прогноза и принятии решений по денежно-кредитной политике.


ВРЕЗКА 1.

ПОЧЕМУ БАНК РОССИИ СТРЕМИТСЯ ПОДДЕРЖИВАТЬ ИНФЛЯЦИЮ ВБЛИЗИ 4%

Успешность режима таргетирования инфляции во многом зависит от того, насколько центральный банк последователен в достижении выбранной цели по инфляции. Практика таргетирования инфляции в мире за последние более чем 30 лет свидетельствует о том, что слишком частая корректировка цели по инфляции может усиливать неопределенность экономических условий для населения, предприятий, участников финансового рынка и снижать доверие к проводимой денежно-кредитной политике. Соответственно, центральные банки, как правило, весьма обстоятельно подходят к процессу выбора целевого ориентира по инфляции и его формата.

Переходя с 2015 года к режиму таргетирования инфляции, Банк России сформулировал цель своей денежно-кредитной политики как снижение инфляции до 4% в среднесрочной перспективе и ее поддержание вблизи этого уровня в дальнейшем. Целевой уровень инфляции был выбран Банком России с учетом существовавших на тот момент особенностей ценообразования и структуры российской экономики. Цель по инфляции "вблизи 4%" - это несколько выше, чем в странах с развитыми рыночными механизмами, многолетним опытом сохранения ценовой стабильности, укрепившимся доверием к монетарным властям и низкими инфляционными ожиданиями. В таких странах цель по инфляции обычно устанавливается на уровне от 1 до 3%. Банк России оценивал, что постоянное поддержание инфляции в России вблизи этих значений мерами денежно-кредитной политики сильно затруднено из-за недостаточной развитости рыночных механизмов и невысокой отраслевой диверсификации экономики.

Наряду с указанными факторами, выбор в пользу 4% был продиктован необходимостью минимизации рисков возникновения дефляционных тенденций на рынках отдельных товаров. Так, в условиях особенностей структуры российской экономики изменение цен на различные группы товаров происходит неравномерно, а в потребительской корзине довольно высока доля товаров и услуг, цены на которые могут сильно колебаться. Поэтому Банк России предполагал, что при общем уровне инфляции существенно ниже 4% возникает риск продолжительного снижения цен, то есть дефляции, на рынках различных групп товаров. Дефляция, охватывающая широкий круг товаров, может повлечь за собой не менее негативные последствия, чем высокая инфляция, поскольку в ожидании снижения цен потребители будут склонны откладывать потребление на будущее. Снижение внутреннего спроса в свою очередь будет оказывать дополнительное понижательное давление на цены, что приведет к раскручиванию дефляционной спирали. Поэтому для того чтобы процесс выравнивания относительных цен не приводил к дефляционным явлениям, целевой показатель прироста общего индекса потребительских цен был установлен Банком России с некоторым запасом.

В рамках запланированного на 2021 - 2022 годы Обзора денежно-кредитной политики Банк России вновь планирует оценить, соответствует ли цель по инфляции "вблизи 4%" условиям проведения денежно-кредитной политики в России. Банк России также проанализирует, сложились ли в российской экономике условия для снижения цели по инфляции. По итогам Обзора денежно-кредитной политики Банк России примет взвешенное решение о формате цели по инфляции, сохраняя приверженность мандату по ценовой стабильности.


ВРЕЗКА 2.

НЕЙТРАЛЬНАЯ ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА

Под нейтральной ставкой принято понимать такой уровень ставки процента (в частности, ключевой ставки центрального банка и ставок межбанковских кредитов овернайт, формирующихся вблизи ключевой ставки), при котором данная экономика, во-первых, устойчиво находится в состоянии полной занятости (выпуск равен потенциальному, а безработица находится на своем "естественном" уровне) и, во-вторых, инфляция стабильно поддерживается на целевом уровне. Нейтральную ставку рассматривают как ориентир, относительно которого следует оценивать направленность денежно-кредитной политики, а также как ориентир среднего уровня процентных ставок в экономике на длительных промежутках времени <1>. Нейтральная ставка является одним из ключевых понятий макроэкономической теории с того момента, когда его впервые ввел шведский экономист Кнут Виксель в 1898 году <2>.

--------------------------------

<1> Экономисты различают долгосрочную (longer-run neutral rate, trend interest rate) и краткосрочную (shorter-run neutral rate) нейтральные ставки. Здесь мы ограничиваемся обсуждением долгосрочной нейтральной ставки, которая определяется структурными факторами. Краткосрочная нейтральная ставка колеблется вокруг долгосрочной нейтральной ставки в зависимости от влияния циклических факторов (например, внешних условий, текущей деловой активности, мер бюджетной политики). На краткосрочную нейтральную ставку также влияет степень заякоренности инфляционных ожиданий на уровне цели по инфляции и другие факторы. О текущей направленности денежно-кредитной политики корректно рассуждать именно относительно краткосрочной нейтральной ставки. Количественно рассчитать краткосрочную нейтральную ставку весьма проблематично даже в экономиках с гораздо более долгой историей режима таргетирования инфляции, чем Российская Федерация, и центральные банки такие количественные оценки не озвучивают (см., например, Brainard L. What Do We Mean by Neutral and What Role Does It Play in Monetary Policy?/Remarks delivered at the Detroit Economic Club. Detroit, Michigan. 2018). Но при принятии решений по денежно-кредитной политике центральный банк учитывает, в какую сторону и насколько значимо краткосрочная нейтральная ставка отклоняется от долгосрочной в настоящее время и как она будет меняться в будущем.

<2> Wicksell, K. (1898): Interest and prices, перевод R.F. Kahn. Kelley: New York, 1965.

Реальная нейтральная ставка определяется структурой экономики, уровнем рисков инвестиций в финансовые и нефинансовые активы, а также готовностью экономических агентов принимать эти риски. В частности, можно отметить следующие важные факторы:

1. Темп роста совокупной производительности факторов производства. Чем он выше, тем выше нейтральная ставка, так как при прочих равных фирмы более активно инвестируют и, соответственно, готовы больше платить за привлечение дополнительного капитала.

2. Демография. Состав населения и динамика его численности - как общей, так и отдельных возрастных групп - влияет на темпы экономического роста (и, следовательно, инвестиционную активность) и норму сбережений. Так, при увеличении доли средних возрастов с более высокой нормой сбережений в структуре населения нейтральная ставка будет снижаться.

3. Степень развития финансового сектора и его регулирование. Более развитые банковский сектор и рынки капитала способствуют увеличению нормы сбережений в экономике и, соответственно, снижению уровня нейтральной ставки. Этому же способствует удлинение горизонта планирования экономических агентов, которое повышает значимость будущего по сравнению с настоящим, тем самым стимулируя увеличивать сбережения.

4. Уровень нейтральной ставки в других экономиках. В открытой экономике со свободным движением капитала нейтральная ставка будет сопоставима с нейтральной ставкой на мировом финансовом рынке (внешняя ставка) с поправкой на страновую премию за риск и премию за волатильность инфляции. Страновая премия характеризует различия в степени восприятия экономическими агентами суверенных кредитных рисков, а также предсказуемости экономических условий в данной стране в сравнении с ключевыми экономиками, условия в которых определяют уровень мировой нейтральной ставки.

В свою очередь номинальная нейтральная ставка равна сумме реальной нейтральной ставки и ожидаемой инфляции. При инфляционных ожиданиях, заякоренных на цели, ожидаемая инфляция совпадает с целью центрального банка (в случае Банка России эта цель - 4% в год).

Однако просто сохраняя ключевую ставку равной нейтральной, центральный банк не сможет обеспечить инфляцию на уровне своей цели. Экономика - это весьма сложная система, подверженная непрерывному воздействию разнонаправленных и зачастую плохо предсказуемых факторов (внутренних и внешних), которые могут отклонять как выпуск, так и инфляцию от потенциала и цели соответственно. Так, если под действием каких-либо факторов выпуск в экономике в данный момент находится выше (ниже) потенциального, то это, как правило, влечет за собой ускорение (замедление) инфляции. Инфляция может отклоняться от цели и по причинам, не связанным с колебаниями выпуска (например, из-за изменения внешних условий и обменного курса). Если есть основания считать, что эти изменения могут привести к существенному и устойчивому отклонению инфляции от цели вверх (вниз), центральный банк должен будет установить ключевую ставку выше (ниже) нейтральной, чтобы способствовать возвращению инфляции к цели.

В то же время нейтральная ставка - это величина, которая не может быть непосредственно измерена, а лишь может быть весьма приблизительно оценена на основе других экономических показателей и их динамики. При этом диапазон полученных оценок оказывается очень широким.

Одна группа методов оценки основана на использовании макроэкономических моделей <3>, которые опираются на структурные взаимосвязи ключевых экономических переменных (выпуск, инфляция, ставка, обменный курс) и на основе их прошлой динамики дают интервал оценок для ненаблюдаемых величин, в том числе для нейтральной ставки. Для получения надежных оценок этими методами требуется наличие длинных (20 - 30 лет) рядов данных по исследуемой экономике. Причем если на протяжении периода, на основании которого строится оценка нейтральной ставки, экономика сталкивалась со значительными структурными сдвигами, в том числе существенными изменениями в режиме денежно-кредитной политики, разброс получаемых модельных оценок для нейтральной ставки будет весьма широк.

--------------------------------

<3> См., например, Holston K., Laubach T., Williams J. Measuring the Natural Rate of Interest: International Trends and Determinants/NBER Working Paper. N 11. 2016.

Другая группа методов опирается на уже упомянутую взаимосвязь нейтральной ставки в открытой экономике с нейтральной ставкой в ключевых экономиках. При этом данные методы более грубые и оценивают восприятие финансовыми инвесторами адекватности (с учетом рисков) процентных ставок в конкретной стране по сравнению со ставками в ключевых экономиках. По сути, определяется относительная привлекательность финансовых активов в национальной валюте. В таких оценках явным образом не могут быть учтены индивидуальные особенности данной экономики, поэтому по ним лишь очень опосредованно можно судить о связи между ставками и инфляцией и экономическим ростом. Соответственно, при их использовании итоговая оценка во многом определяется суждениями о характере и масштабе страновой премии по отношению к мировой нейтральной ставке. К этому добавляется неопределенность оценок нейтральной ставки для ключевых экономик, которые используются в качестве базы для расчета. Плюс получаемых такими методами оценок в том, что они оказываются в относительно узком диапазоне.

Таким образом, хотя нейтральная ставка - это весьма важное понятие для макроэкономического анализа в целом и денежно-кредитной политики в частности, это все же ненаблюдаемая переменная и эмпирически определить ее уровень можно только очень приблизительно. Более того, этот уровень не постоянен и меняется по мере изменения структуры экономики, в частности факторов, перечисленных выше, адаптации экономических агентов к режиму таргетирования инфляции.

В то же время есть основания полагать, что нейтральную процентную ставку целесообразно учитывать при принятии решений по денежно-кредитной политике. Долгосрочная нейтральная процентная ставка фигурирует в правиле Тейлора <4>, которое в модифицированном виде нередко используется центральными банками в моделировании для целей денежно-кредитной политики. Правило Тейлора утверждает, что ключевая процентная ставка должна корректироваться при отклонении ожидаемого уровня инфляции от цели и выпуска от своего потенциального значения, в то же время учитывая величину долгосрочной нейтральной процентной ставки.

--------------------------------

<4> В статье 1993 года американский экономист Джон Тейлор (Taylor J.B. "Discretion versus Policy Rules in Practice". Carnegie-Rochester Conference Series on Public Policy 39" 195 - 214. 1993.) представил эмпирически выведенное правило для принятия решений по денежно-кредитной политике, которое в дальнейшем стало широко использоваться центральными банками, следующими режиму инфляционного таргетирования. При этом само название правила Тейлора с тех пор стало нарицательным - в действительности центральные банки применяют широкий набор правил, которые построены по принципу первоначально предложенного Тейлором правила, но не идентичны ему.

Большой разброс оценок уровня нейтральной ставки и их неустойчивость являются одним из аргументов критиков использования нейтральной процентной ставки в определении степени жесткости (мягкости) денежно-кредитной политики. Действительно, нейтральная ставка - это удобный инструмент для объяснения решений по денежно-кредитной политике, в том числе широкой публике, однако неопределенность оценок ее уровня даже в развитых странах указывает на высокую цену ошибок такого рода коммуникации.

В большинстве опубликованных за последние годы исследований количественные оценки уровня долгосрочной реальной нейтральной ставки для России близки к интервалу от 1 до 3% (диапазон оценок). Например, Крепцев и др. (2016) <5> - 1,0 - 3,2% (различные модели), IMF (2019) <6> - 1 - 3% (различные модели), Isakov (2019) <7> - 1,5 - 2,5% (различные параметры). Тем не менее указанные оценки характеризуются широкими доверительными интервалами.

--------------------------------

<5> Крепцев Д., Поршаков А., Селезнев С., Синяков А. Равновесная процентная ставка: оценки для России/Банк России. Серия докладов об экономических исследованиях. N 13. 2016.

<6> International Monetary Fund. Russian Federation - Staff Report for the 2019 Article IV Consultation.

<7> Isakov A., Latypov R. The Ibsen Manoeuvre: Yet Another R* Estimate/VTB Capital Research Alert, (Very) Technical Brief series. 15 July 2019.

В 2017 - 2019 годах Банк России исходил из оценки долгосрочной реальной нейтральной ставки, находящейся в верхней половине диапазона внешних оценок, то есть в интервале 2 - 3%. В 2020 году оценка Банком России долгосрочной реальной нейтральной ставки сместилась в нижнюю половину диапазона внешних оценок <8>. В 2021 году оценка Банком России долгосрочной реальной нейтральной ставки не изменилась. Центральная тенденция оценки долгосрочной реальной ставки из опросов FOMC <9> в июне 2021 года составила около 0,25 - 0,5% <10>, что совпадает с оценкой 2020 года, при этом оценка долгосрочной реальной процентной ставки (в среднем за пять лет через пять лет), заложенная в реальные доходности 5- и 10-летних казначейских облигаций США, с начала года по июнь 2021 года включительно составила в среднем 0,1% (-0,4% в среднем за 2020 год). Равновесная страновая риск-премия для России, по оценкам Банка России, по-прежнему находится в диапазоне 100 - 150 базисных пунктов. Таким образом, долгосрочная нейтральная процентная ставка, как и в 2020 году, оценивается на уровне 1 - 2% годовых (что соответствует нейтральной процентной ставке 5 - 6% годовых при целевом значении годовой инфляции 4%).

--------------------------------

<8> См. врезки "Нейтральная процентная ставка" в ОНЕГДКП 2020 - 2022 гг. (http://www.cbr.ru/s/2519) и в ОНЕГДКП 2021 - 2023 гг. (http://www.cbr.ru/s/251b).

<9> Федеральный комитет по операциям на открытом рынке ФРС США.

<10> При ожидаемой инфляции (PCE) 2% на долгосрочном горизонте.


2. СЦЕНАРИИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА В 2021 - 2024 ГОДАХ

Мировая экономика уже второй год подряд функционирует в режиме пандемии, объявленном ВОЗ 11 марта 2020 года на фоне стремительного распространения коронавирусной инфекции COVID-19. В Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и на период 2022 и 2023 годов при проведении сценарного анализа Банк России исходил из предпосылок о влиянии пандемии на скорость восстановления спроса и устойчивость этого восстановления, а также на глубину падения потенциального выпуска, в том числе с учетом возможных отложенных эффектов из-за ограничений экономической активности. Дальнейшее развитие событий в целом оказалось близко к базовому сценарию, однако не в полной мере соответствовало ему ввиду развития ряда непрогнозируемых факторов (например, сохранение продолжительное время масштабных проблем с цепочками поставок по всему миру вряд ли можно было заранее предвидеть). Беспрецедентные по масштабам меры бюджетной поддержки в совокупности с существенным смягчением денежно-кредитной политики позволили экономикам быстро преодолеть наиболее острую фазу кризиса, вызванного COVID-19 и сопутствующими ограничениями экономической деятельности, и запустить активные процессы восстановления. Большинство крупных экономик мира, включая Россию, уже вернулись или до конца 2021 года вернутся на допандемический уровень, хотя в отдельных отраслях восстановление продолжится и в последующие годы. Значимой характеристикой 2021 года стало ускорение инфляции во всем мире.

БЛОК-СХЕМА СЦЕНАРНЫХ ВАРИАНТОВ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОГНОЗА БАНКА РОССИИ

Рис. 2.1

ОСНОВНЫЕ ВНЕШНИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СЦЕНАРИЕВ БАНКА РОССИИ

Табл. 2.1

2021

2022

2023

2024

ВВП, мир, % г/г

базовый

5,9

4,7

3,2

3,3

усиление пандемии

5,9

3,2

4,2

3,5

глобальная инфляция

5,9

4,8

3,0

2,8

финансовый кризис

5,9

4,8

1,2

3,7

Базовая инфляция в США, % г/г

базовый

3,7

2,4

2,3

2,2

усиление пандемии

3,7

2,0

2,2

2,2

глобальная инфляция

3,7

3,2

2,7

2,3

финансовый кризис

3,7

3,2

1,7

1,9

Базовая инфляция в еврозоне, % г/г

базовый

1,5

1,4

1,5

1,6

усиление пандемии

1,5

1,0

1,3

1,5

глобальная инфляция

1,5

1,9

1,8

1,7

финансовый кризис

1,5

1,9

1,0

1,1

Ставка, ФРС США, верхняя граница диапазона, %, в среднем за год

базовый

0,25

0,32

0,77

1,26

усиление пандемии

0,25

0,25

0,25

0,25

глобальная инфляция

0,25

1,00

3,00

4,25

финансовый кризис

0,25

1,00

0,44

0,25

Ставка, ЕЦБ, депозитная, %, в среднем за год

базовый

-0,50

-0,50

-0,50

-0,50

усиление пандемии

-0,50

-0,50

-0,50

-0,50

глобальная инфляция

-0,50

-0,50

-0,43

-0,23

финансовый кризис

-0,50

-0,50

-0,50

-0,50

Нефть Urals, долл. США/барр., среднее за период

базовый

70

65

55

50

усиление пандемии

70

50

50

50

глобальная инфляция

70

80

70

60

финансовый кризис

70

80

40

45

Источник: Банк России.

Согласно базовому сценарию Банка России, в 2022 году мировая и российская экономики будут расти в условиях постепенного улучшения эпидемической ситуации на фоне достижения целей по вакцинации населения, поставленных странами, и отсутствия новых опасных штаммов коронавируса, ставящих под сомнение эффективность действующих вакцин. Инфляционное давление в мировой экономике будет медленно снижаться на прогнозном горизонте. В 2022 году разрыв внешнего выпуска будет находиться в устойчивой положительной области, и развитые страны перейдут к нормализации денежно-кредитной политики. Российская экономика после активного восстановительного роста в 2021 году в 2022 году вернется к потенциальному темпу роста и останется на нем до конца прогнозного горизонта.

В то же время неопределенность дальнейшей траектории пандемии все еще сохраняется. К тому же в мировой экономике обозначился ряд дополнительных рисков, реализация которых может существенно осложнить перспективы дальнейшего развития, в том числе для российской экономики. Исходя из возможной реализации тех или иных событий на среднесрочном горизонте, Банк России представляет три альтернативных сценария развития российской экономики в дополнение к базовому.

Во-первых, возможно существенное ухудшение эпидемической ситуации в мире - главным образом из-за появления новых штаммов коронавируса, устойчивых к вакцинам. Этот вариант рассматривается в рамках сценария "Усиление пандемии".

Во-вторых, даже если эпидемическая ситуация будет развиваться благоприятным образом и распространение вируса значительно сократится, то существенно ухудшить экономическую ситуацию могут накопившиеся за период пандемии проблемы. Так, если рост мировой инфляции окажется более устойчивым, чем оценивается в настоящий момент, и будет вызывать дальнейшее повышение инфляционных ожиданий, то развитые страны могут начать более раннюю нормализацию денежно-кредитной политики. Повышение ставок в развитых странах раньше срока, ожидаемого в базовом сценарии, рассматривается в рамках сценария "Глобальная инфляция".

В-третьих, в случае если активная нормализация денежно-кредитной политики развитых стран будет сопровождаться неустойчивой динамикой финансовых рынков, а процессы активного восстановления к тому моменту сформируют "пузыри" в ценах активов, то существенное повышение ставок может повлечь за собой резкое ухудшение настроений инвесторов и последующее обострение долговых проблем по всему миру. В итоге в 2023 году мировая экономика может столкнуться с глобальным финансовым кризисом, сопоставимым по масштабам с кризисом 2008 - 2009 годов. Такой вариант развития событий рассматривается в рамках сценария "Финансовый кризис".


2.1. БАЗОВЫЙ СЦЕНАРИЙ <1>

--------------------------------

<1> См. Доклад о денежно-кредитной политике. N 4. Октябрь 2021 года (http://www.cbr.ru/s/255d).

Восстановление мировой экономики продолжается, хотя во второй половине 2021 года темпы роста ряда крупных развитых и развивающихся экономик замедлились. Сводные индексы PMI остаются на относительно высоком уровне, но в августе - сентябре их значения оказались заметно ниже мая - июня. Распространение коронавируса не прекращается, и до устойчивой победы над пандемией еще, по-видимому, далеко. Основные проблемы посткризисного периода - такие как нарушения мировых производственных цепочек, рост цен на биржевые товары - во второй половине года не потеряли актуальности и, более того, усугубились. Это подтверждают индексы, отражающие напряженность на рынке логистических услуг (Baltic Dry Index, Shanghai Containerized Freight Index, PMI Suppliers' Delivery Times). Проблемы с поставками испытывает подавляющее большинство мировых производителей.

Одна из основных причин сложившейся ситуации в мировой экономике - продолжающийся рост совокупного спроса. Совокупный спрос усиливают запас сбережений, сформированный в 2020 году, и сохраняющаяся стимулирующая направленность макроэкономической политики в ключевых экономиках. Смещение потребления от услуг к товарам в сочетании с узкими местами в логистических цепочках поддерживает инфляцию в ключевых мировых экономиках на повышенном уровне. Стремление компаний обезопасить себя от перебоев с поставками увеличивает спрос на формирование запасов сырья и комплектующих, что временно, но значимо усиливает инфляционное давление.

В базовом сценарии Банка России предполагается, что инфляционное давление в мировой экономике будет медленно снижаться на прогнозном горизонте. В условиях продолжающейся вакцинации населения в мире и умеренного влияния пандемии на экономическую активность восстановление мировой экономики продолжится. В 2022 году разрыв внешнего выпуска будет находиться в устойчивой положительной области, и развитые страны (прежде всего США) перейдут к нормализации денежно-кредитной политики.

Рост мировой экономики в совокупности с неблагоприятными погодными условиями усилил дефицит и, как следствие, рост цен на основные энергоресурсы - нефть, газ, уголь. В октябре средняя цена на нефть марки Urals превысила 80 долл. США за баррель, а в среднем с начала года - более 66 долл. США за баррель. В базовом прогнозе Банк России исходит из того, что по итогам 2021 года средняя цена на нефть сложится на уровне 70 долл. США за баррель. На среднесрочном горизонте по мере замедления роста спроса, расширения квот в рамках соглашения ОПЕК+ и перехода рынка к профициту, в том числе вследствие расширения предложения нефти со стороны участников рынка вне сделки ОПЕК+, средняя цена на нефть будет снижаться, и к концу прогнозного горизонта вернется на уровень 50 долл. США.

Внешний спрос заметно поддерживает рост российской экономики в 2021 году. По итогам III квартала профицит счета текущих операций достиг рекордного уровня 41 млрд долл. США и, согласно базовому прогнозу Банка России, в 2021 году сложится на уровне 121 млрд долл. США. На прогнозном горизонте профицит счета текущих операций будет постепенно сокращаться по мере нормализации цен на сырьевые товары и расширения импорта, в конце прогнозного горизонта составит 24 млрд долл. США.

Российский ВВП, за исключением нефтяного сектора, в II квартале 2021 года вернулся к допандемическому тренду, завершив восстановительную фазу роста. В III квартале 2021 года на общих темпах роста отрицательно сказались низкие объемы производства в сельском хозяйстве на фоне смещения сроков сбора урожая и его меньших объемов из-за неблагоприятных погодных условий, а также в связи с негативными эпизоотическими явлениями. Спрос на труд находится на высоком уровне, безработица вернулась к докризисным значениям. Все более явно проявляется нехватка работников в отдельных отраслях, которая в совокупности с проблемами с поставками в ряде производственных цепочек ограничивает темп роста экономики. Оперативные индикаторы указывают на более умеренные темпы роста во второй половине года. Восстановление сферы услуг сдерживается сложной эпидемической обстановкой.

В 2021 году движущей силой восстановительного роста стал внутренний спрос. Потребительские расходы по итогам II квартала превысили допандемический уровень II квартала 2019 года на 0,3%. Прирост инвестиционной активности в II квартале 2021 года относительно II квартала 2019 года оказался еще более заметным и составил 5,2%.

Согласно базовому сценарию Банка России, темп прироста ВВП в 2021 году составит 4,0 - 4,5% и с 2022 года стабилизируется на траектории сбалансированного роста в диапазоне 2 - 3%. Внутренняя потребительская активность на среднесрочном горизонте будет замедляться по мере постепенного расширения возможностей для зарубежных поездок, нормализации бюджетной политики, замедления роста кредитования, в том числе с учетом проводимой денежно-кредитной политики. Инвестиционная активность с учетом уже высокой базы 2021 года в последующие годы будет более сдержанной и к концу прогнозного горизонта вернется на долгосрочно устойчивый уровень.

ТРАЕКТОРИЯ ТЕМПОВ ПРИРОСТА ВВП В БАЗОВОМ СЦЕНАРИИ

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.2

ТРАЕКТОРИЯ ИНФЛЯЦИИ В БАЗОВОМ СЦЕНАРИИ

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.3

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений темпа прироста ВВП. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности темпа прироста ВВП. При выполнении предпосылок базового сценария лишь в 25 случаях из 100 темп прироста ВВП примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого темп прироста ВВП примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях темп прироста ВВП может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений инфляции. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности инфляции. При выполнении предпосылок базового сценария лишь в 25 случаях из 100 инфляция примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого инфляция примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях инфляция может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Бюджетная политика, в том числе объявленные дополнительные социальные и инфраструктурные меры поддержки, способствовали восстановлению внутреннего спроса в первой половине 2021 года и поддержали его в III квартале 2021 года. В базовом сценарии Банка России предполагается, что Минфин России будет следовать стратегии по нормализации бюджетной политики, обозначенной в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов и предполагающей возвращение к параметрам бюджетного правила в 2022 году. В базовом прогнозе учтены объявленные планы по инвестированию ликвидной части ФНБ (финансирование проекта в Усть-Луге в объеме 0,9 трлн руб. и инвестиции в другие проекты в размере 1,6 трлн руб.).

Инфляция к середине октября значительно ускорилась, текущие показатели устойчивой ценовой динамики в аннуализированном выражении заметно превысили 4%. Основной вклад внесло кратковременное ускорение роста цен на волатильные компоненты потребительской корзины, но динамика устойчивых показателей ценовой динамики также оказалась выше ожиданий. Ключевая причина - высокие и незаякоренные инфляционные ожидания, которые приводят к переносу эффекта разовых проинфляционных факторов в рост цен по более широкому кругу товаров и услуг. Большее давление дисбалансов в динамике спроса и предложения было связано с негативным влиянием конъюнктуры глобальных рынков и затруднений в цепочках поставок при сохранении повышенного уровня спроса.

Эффект низкого урожая 2021 года может продолжить влиять на цены продовольствия и в первом полугодии 2022 года. Это также способно дольше поддержать инфляционные ожидания на повышенном уровне, усиливая инерцию инфляции. В то же время на некоторые компоненты индекса потребительских цен - как на продовольственные, так и непродовольственные товары и даже ряд услуг - в этом году особенно сильно повлияли негативные шоки предложения. Поскольку в 2021 году относительные цены выросли особенно резко, в 2022 году вероятно значительное замедление темпов их роста (а в каких-то случаях - даже снижение). Некоторое дополнительное проинфляционное давление также будут создавать высокая цена на нефть и общие условия внешней торговли.

ПРОГНОЗ БАНКА РОССИИ В РАМКАХ БАЗОВОГО СЦЕНАРИЯ

Табл. 2.2

2020 (факт)

2021

2022

2023

2024

Основные макроэкономические показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Инфляция, в % декабрь к декабрю предыдущего года

4,9

7,4 - 7,9

4,0 - 4,5

4,0

4,0

Инфляция, в среднем за год, в % к предыдущему году

3,4

6,5 - 6,6

5,2 - 6,0

4,0

4,0

Ключевая ставка, в среднем за год, в % годовых

5,1

5,7 - 5,8 <*>

7,3 - 8,3

5,5 - 6,5

5,0 - 6,0

Валовой внутренний продукт

-3,0

4,0 - 4,5

2,0 - 3,0

2,0 - 3,0

2,0 - 3,0

Расходы на конечное потребление

-5,2

6,9 - 7,9

1,0 - 2,0

1,6 - 2,6

1,7 - 2,7

- домашних хозяйств

-8,6

9,0 - 10,0

1,0 - 2,0

2,0 - 3,0

2,0 - 3,0

Валовое накопление

-2,0

5,4 - 7,4

0,5 - 2,5

2,9 - 4,9

2,5 - 4,5

- основного капитала

-4,3

5,4 - 7,4

0,4 - 2,4

2,6 - 4,6

2,0 - 4,0

Экспорт

-4,3

2,6 - 4,6

5,0 - 7,0

1,2 - 3,2

1,2 - 3,2

Импорт

-12,0

15,0 - 17,0

1,1 - 3,1

2,7 - 4,7

1,2 - 3,2

Денежно-кредитные показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Денежная масса в национальном определении

13,5

8 - 12

9 - 13

7 - 11

6 - 10

Требования банковской системы к экономике в рублях и иностранной валюте <**>, в том числе:

10,9

11 - 15

9 - 13

7 - 11

7 - 11

- к организациям

10,2

8 - 12

7 - 11

6 - 10

7 - 11

- к населению, в том числе:

12,9

21 - 25

14 - 18

10 - 14

7 - 11

- ипотечные жилищные кредиты <***>

21,6

23 - 27

15 - 19

14 - 18

12 - 16

Показатели платежного баланса <****>

(млрд долл. США, если не указано иное)

Счет текущих операций

36

121

111

40

24

Торговый баланс

94

186

205

142

130

Экспорт

333

490

511

451

444

Импорт

240

304

307

309

314

Баланс услуг

-17

-18

-34

-37

-40

Экспорт

47

52

59

63

68

Импорт

64

70

92

100

108

Баланс первичных и вторичных доходов

-41

-47

-60

-64

-66

Сальдо счета текущих операций и счета операций с капиталом

35

121

111

40

24

Финансовый счет (кроме резервных активов)

53

60

58

23

16

Сектор государственного управления и центральный банк

-1

-21

-7

-8

-10

Частный сектор

54

80

65

30

25

Чистые ошибки и пропуски

4

-3

0

0

0

Изменение валютных резервов ("+" - рост, "-" - снижение)

-14

58

53

18

8

Цена на нефть марки Urals, средняя за год, долл. США за баррель

42

70

65

55

50

--------------------------------

<*> 7,5 - 7,7 - остаток на конец года (факт с 01.01.2021 по 24.10.2021 - 5,3%).

<**> Темпы прироста требований приведены с исключением эффекта валютной переоценки. Для исключения эффекта валютной переоценки прирост требований в иностранной валюте и драгоценных металлах пересчитывается в рубли по среднехронологическому курсу рубля к доллару США за соответствующий период.

<***> Без учета приобретенных банками прав требования по ипотечным жилищным кредитам.

<****> В знаках шестого издания "Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции" (РПБ6). В финансовом счете "+" - чистое кредитование, "-" - чистое заимствование. Примечание: из-за округления итоговые значения могут отличаться от суммы соответствующих величин.

Источник: Банк России.

Учитывая характер инфляционных процессов, в базовом прогнозе Банк России предполагает, что по итогам 2021 года инфляция сложится в диапазоне до 7,4 - 7,9%. В 2022 году годовая инфляция снизится до 4,0 - 4,5% под воздействием проводимой денежно-кредитной политики и в дальнейшем будет находиться вблизи 4%. Возвращение годовой инфляции в диапазон 4,0 - 4,5% к концу 2022 года обеспечивают значения средней за год ключевой ставки 5,7 - 5,8% годовых в 2021 году и 7,3 - 8,3% годовых в 2022 году. По мере снижения инфляционных ожиданий и замедления инфляции ключевая ставка вернется в долгосрочный нейтральный диапазон 5 - 6% при инфляции вблизи 4%.


2.2. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СЦЕНАРИИ


СЦЕНАРИЙ "УСИЛЕНИЕ ПАНДЕМИИ"

Несмотря на прогресс с вакцинацией населения в развитых странах, некоторые СФР все еще испытывают значительные трудности с ее проведением. Тем не менее противоэпидемические ограничения в мире - социальное дистанцирование, обязательное ношение масок, минимизация числа участников массовых мероприятий - постепенно ослабляются, возвращаются трансграничные передвижения. Как отмечают эпидемиологи, при отсутствии популяционного иммунитета контакт с вирусом одновременно вакцинированного и невакцинированного населения на продолжительном временном горизонте создает благоприятную среду для появления мутаций вируса, устойчивых к существующим вакцинам. Поэтому все еще остается возможным повторение ситуации 2020 года - стремительное распространение вируса, фактическое отсутствие вакцин, жесткие противоэпидемические ограничения. В сценарии предполагается, что существенное ухудшение эпидемической ситуации может произойти уже в I квартале 2022 года.

Повсеместное ограничение экономической активности приведет к резкому снижению цены на нефть, до 50 долл. США за баррель в 2022 году в среднем. Дальнейший рост цен будет ограничен из-за слабого восстановления спроса и постепенного расширения предложения нефти участниками рынка, в том числе вне ОПЕК+, поэтому цена останется на уровне 50 долл. США за баррель до конца прогнозного горизонта.

Спрос и цены на другие товары российского экспорта также снизятся. В результате стоимостный объем экспорта в 2022 году будет заметно ниже, чем в базовом сценарии. Стоимостный объем импорта в 2022 году будет также ниже ожидаемого в базовом сценарии во многом из-за более низкого импорта услуг. Постепенное восстановление мировой экономики и ослабление противоэпидемических ограничений будут способствовать сокращению отставания стоимостных объемов экспорта и импорта от базового сценария, но даже в конце прогнозного горизонта значения основных статей счета текущих операций в сценарии "Усиление пандемии" будут ниже значений базового.

Спад в российской экономике будет несколько меньше, чем в 2020 году, поскольку и система здравоохранения, и экономика в целом уже накопили опыт работы в условиях пандемии. Адаптация к заметному ужесточению противоэпидемических ограничений пройдет быстрее. Темпы восстановления экономики в целом будут схожи с 2020 годом, и по итогам 2022 года темп прироста ВВП будет близким к нулю. В 2023 году на фоне активных процессов восстановления темп прироста ВВП ускорится до 3,5 - 4,5%, но к концу прогнозного горизонта вернется к значениям, близким к потенциальным. При этом до конца прогнозного горизонта в этом сценарии экономика не достигнет уровней, ожидаемых в базовом сценарии.

Реализация дополнительных антикризисных мер предполагает смягчение бюджетной политики. Расширение бюджетного стимула поддержит внутренний спрос и будет способствовать нейтрализации негативных последствий, обусловленных усилением пандемии.

Потребление домохозяйств на фоне введения жестких противоэпидемических ограничений вновь резко снизится. Но снижение будет меньшим, а динамика восстановления потребительской активности будет более плавной, чем в 2020 году. Во-первых, менее значимым будет эффект отложенного и перераспределенного спроса. В отличие от 2020 года фактор закрытия международных границ будет оказывать существенно меньшее влияние на потребительское поведение - за время пандемии произошло перераспределение плановых расходов домохозяйств, и объем отложенных средств на международные путешествия заметно сократился. При этом возможности регулярного использования различных онлайн-сервисов расширились, позволяя сохранить наиболее значимые позиции потребления в период ужесточения ограничений и планомерно нарастить его до прежнего уровня в дальнейшем. Во-вторых, отработанный режим удаленной работы позволит сохранить доход многим категориям работников, которые в 2020 году были вынуждены уйти в неоплачиваемый отпуск или лишились работы. Кроме того, повлияет и меньший размер бюджетного стимула. В результате действия этих факторов норма сбережений в 2022 году будет подвержена гораздо меньшим колебаниям в периоды кризиса и восстановления и, как следствие, потребительская активность будет более сдержанной.

Инвестиции, как и в 2020 году, сократятся меньше потребительских расходов в силу большей инерционности инвестиционных планов, и темпы их восстановления будут близкими к 2020 году. В результате более плавная динамика восстановления физических объемов импорта в 2022 году будет обусловлена динамикой потребительской активности населения. Темпы прироста физических объемов экспорта в 2022 году будут отражать общемировое ужесточение противоэпидемических ограничений, сокращение мирового спроса и более сдержанное восстановление в дальнейшем.

Повышение общей неопределенности, замедление мировой экономической активности и сокращение внутреннего спроса в период наиболее сильного ужесточения противоэпидемических ограничений вызовут заметное дезинфляционное влияние.

Денежно-кредитная политика в первой половине 2022 года будет смягчаться, реагируя на резкое падение спроса и замедление темпов роста цен. Во второй половине 2022 года экономика может перейти к восстановлению. Также будут играть роль инфляционные ожидания, начальная точка которых будет выше, чем перед кризисом в 2020 году. Несмотря на некоторое снижение в первое время из-за подавленного спроса на фоне ужесточения противоэпидемических ограничений, инфляционные ожидания могут начать активно расти, как только ограничения начнут ослабляться. Поэтому для удержания темпов роста цен вблизи целевого уровня и предотвращения вторичных эффектов инфляционных ожиданий Банку России может потребоваться нормализация денежно-кредитной политики. При этом среднее значение ключевой ставки в 2022 году будет ниже, чем в базовом сценарии, из-за смягчения денежно-кредитной политики в начале 2022 года.

ТРАЕКТОРИЯ ТЕМПОВ ПРИРОСТА ВВП В СЦЕНАРИИ "УСИЛЕНИЕ ПАНДЕМИИ"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.4

ТРАЕКТОРИЯ ИНФЛЯЦИИ В СЦЕНАРИИ "УСИЛЕНИЕ ПАНДЕМИИ"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.5

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений темпа прироста ВВП. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности темпа прироста ВВП. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 темп прироста ВВП примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого темп прироста ВВП примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях темп прироста ВВП может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений инфляции. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности инфляции. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 инфляция примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого инфляция примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях инфляция может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Таким образом, денежно-кредитные условия в 2022 году будут более мягкими, чем в базовом сценарии, что позволит поддержать сбалансированный рост кредитования. В то же время по сравнению с 2020 годом смягчение будет менее выраженным. Рост неопределенности снизит спрос на новые кредиты, поэтому темпы прироста кредитования как в корпоративном, так и в розничном сегменте кредитного рынка в 2022 году будут ниже, чем в базовом сценарии.

В дальнейшем под воздействием нормализации денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к 4%, уровень ставки - в нейтральный диапазон, а темпы прироста кредитования экономики - на траекторию базового сценария.


СЦЕНАРИЙ "ГЛОБАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ"

Резкое замедление экономической активности во время пандемии COVID-19 в 2020 году и последующее быстрое восстановление экономик при сохраняющихся трансграничных ограничениях и перебоях в цепочках поставок привели к существенному превышению спроса над возможностями расширения предложения по отдельным категориям товаров. В результате инфляционное давление во всем мире заметно выросло. Факторы, способствующие ускоренному росту цен, могут оказаться более устойчивыми, чем это оценивается на данный момент.

В то же время в этом сценарии предполагается, что формирующиеся дисбалансы на рынках отдельных активов самоустранятся по мере возвращения мировой экономики к допандемической траектории.

ТРАЕКТОРИЯ ТЕМПОВ ПРИРОСТА ВВП В СЦЕНАРИИ "ГЛОБАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.6

ТРАЕКТОРИЯ ИНФЛЯЦИИ В СЦЕНАРИИ "ГЛОБАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.7

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений темпа прироста ВВП. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности темпа прироста ВВП. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 темп прироста ВВП примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого темп прироста ВВП примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях темп прироста ВВП может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений инфляции. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности инфляции. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 инфляция примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого инфляция примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях инфляция может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Повышенное инфляционное давление и дальнейший рост инфляционных ожиданий приведут к более ранней нормализации денежно-кредитной политики центральными банками ряда развитых стран, чем это ожидается в базовом сценарии. В частности, ФРС США может перейти к повышению ставки по федеральным фондам уже в II квартале 2022 года. Во второй половине прогнозного горизонта продолжающееся последовательное повышение ставки ФРС США будет означать переход от нормализации в область ужесточения денежно-кредитной политики.

Если цены на товарных рынках продолжат расти, цена на нефть может достигнуть 80 долл. США за баррель в 2022 году в среднем. Нормализация денежно-кредитной политики развитых стран приведет к охлаждению темпов роста зарубежной экономики и сокращению внешнего спроса. Цена на нефть начнет снижаться, оставаясь при этом выше уровней базового сценария на всем прогнозном горизонте.

Российская экономика продолжит расти ускоренными темпами в 2022 году, поддерживаемая ростом спроса на товары российского экспорта. По итогам года темпы прироста ВВП составят 2,4 - 3,4%. Последующее снижение внешнего спроса в совокупности приведет к снижению темпов прироста российского ВВП до 1,8 - 2,8% в 2023 году. К концу прогнозного горизонта темпы прироста ВВП вернутся к потенциальным. При этом уровень выпуска российской экономики будет несколько выше уровня базового сценария в 2022 - 2023 годах и несколько ниже - к концу прогнозного горизонта.

Устойчивое повышение цен на биржевые товары приведет к заметному росту издержек российских предприятий и вызовет рост их инфляционных ожиданий. В условиях более быстрого по сравнению с базовым сценарием роста спроса у предприятий останутся широкие возможности по переносу издержек в конечные цены. В результате ускорится рост потребительских цен и инфляционные ожидания населения существенно вырастут. Банку России в 2022 - 2023 годах придется проводить более жесткую денежно-кредитную политику по сравнению с базовым сценарием, в том числе вследствие более жесткой денежно-кредитной политики развитых стран. Возвращение ключевой ставки в нейтральный диапазон произойдет только в 2024 году по мере возвращения инфляции к значениям вблизи 4%.

В результате в сценарии "Глобальная инфляция" денежно-кредитные условия на всем прогнозном горизонте будут более жесткими, чем в базовом сценарии. Темпы прироста кредитования домашних хозяйств по итогам 2022 года сформируются на более высоком уровне по сравнению с базовым сценарием вследствие ускоренного роста спроса населения на товары длительного пользования на фоне ожиданий будущего ускорения инфляции. Темпы прироста кредитования организаций по итогам 2022 года несколько снизятся по сравнению с базовым сценарием в силу повышения неопределенности в экономике и снижения готовности предприятий осуществлять инвестиции. В 2023 - 2024 годах темпы прироста кредитования домашних хозяйств вернутся к темпам прироста базового сценария, а темпы прироста кредитования организаций, наоборот, сложатся на более высоком уровне вследствие снижения неопределенности на финансовых рынках и в экономике в целом, а также роста номинального ВВП.


СЦЕНАРИЙ "ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС"

Основное отличие сценария "Финансовый кризис" от сценария "Глобальная инфляция" заключается в том, что накопленные дисбалансы на рынках активов продолжат расти, а не самоустранятся по мере восстановления мировой экономики. При этом участники финансовых рынков будут ожидать лишь умеренную нормализацию денежно-кредитной политики развитых стран, и каждый следующий шаг повышения ставок будет вызывать все большее беспокойство инвесторов. Поэтому в этом сценарии экономические процессы в 2022 году идентичны сценарию "Глобальная инфляция", и значимое отличие появляется лишь с I квартала 2023 года.

В период, прошедший после кризиса 2008 - 2009 годов, в мировой экономике сформировалось значительное число дисбалансов. Один из наиболее заметных - накопление долгов государствами и компаниями со слабыми показателями финансовой устойчивости. В 2020 году мировой экономике удалось избежать связанного с этими проблемами финансового кризиса во многом благодаря своевременно принятым мерам - предоставлению долларовой ликвидности со стороны ФРС США (своп-линии с центральными банками СФР и так далее), предоставлению помощи со стороны международных организаций (МВФ, Всемирный банк и другие). Это стало возможным в значительной степени из-за того, что пандемия коснулась всех, все международное сообщество было заинтересовано в предотвращении дополнительного осложнения экономической ситуации.

При этом данные показывают, что в 2020 году долговая нагрузка мировой экономики существенно выросла. По данным Института международных финансов, объем глобального долга в 2020 году вырос на 24 трлн долл. США, а отношение глобального долга к глобальному ВВП выросло на 35 п.п. (до 355% ВВП), в то время как в 2008 и 2009 годах отношение долга к ВВП выросло лишь на 10 и 15 п.п. соответственно. Глобальный государственный долг вырос с 88% ВВП в 2019 году до 105% ВВП в 2020 году. Долг нефинансовых корпораций за год вырос меньше - на 8 п.п., но также достиг 100% ВВП.

На волне постковидного восстановления и сохраняющихся низких ставок глобальный долг продолжает расти. Весьма заметно растет "спекулятивный" сегмент корпоративного долга. Так, например, по данным Ассоциации индустрии ценных бумаг и финансовых рынков США, за 10 месяцев 2021 года объем размещений корпоративных долговых бумаг спекулятивного сегмента вырос на 22% относительно аналогичного периода 2020 года и в два раза - относительно аналогичного периода 2019 года. На финансовых рынках Европы и Азии размещения корпоративных бумаг спекулятивного сегмента также находятся на повышенных уровнях.

Таким образом, если настроения на финансовых рынках будут достаточно волатильными в 2022 году, а наблюдаемые процессы на финансовых рынках окажутся "пузырями", то быстрое и существенное ужесточение денежно-кредитной политики США может привести к росту обеспокоенности инвесторов относительно перспектив возврата вложенных средств. В результате 2023 год может начаться с массовых продаж рисковых активов на финансовом рынке и обострения долговых проблем в СФР, особенно в тех, которые накопили значительные долги в иностранной валюте. При этом страны не будут иметь той поддержки со стороны международных контрагентов, которую они получили в 2020 году. Как следствие, риск-премии СФР существенно вырастут, наиболее закредитованные страны столкнутся с проблемами в обслуживании задолженности, и в I квартале 2023 года в мировой экономике начнется масштабный финансовый кризис - сопоставимый с кризисом 2008 - 2009 годов, с длительным периодом неопределенности и затяжным восстановлением.

Замедление экономической активности на фоне финансового кризиса приведет к падению спроса и снижению цены на нефть до 40 долл. США за баррель в 2023 году в среднем. К 2024 году цена на нефть вырастет до 45 долл. США за баррель в среднем в результате введения дополнительных ограничений на добычу ОПЕК+ и постепенного восстановления спроса.

Финансовый кризис приведет к спаду российской экономики в 2023 году на 1,4 - 2,4%. Восстановление будет затяжным и растянется на несколько кварталов, однако уже к 2024 году темпы прироста российской экономики достигнут 3,0 - 4,0%. В то же время возвращение на уровень 2022 года произойдет только к концу прогнозного горизонта. При этом отклонение от уровня базового сценария останется существенным и заметно большим, чем в сценарии "Усиление пандемии".

В 2023 году ожидается более мягкая по сравнению с базовым сценарием бюджетная политика. Меры бюджетного стимулирования поддержат внутренний спрос, тем не менее спад потребительских и инвестиционных расходов в 2023 году будет существенным.

В этом сценарии предполагается, что финансовый кризис, как и в 2008 году, приведет к снижению инвестиционных расходов в гораздо большей степени, чем потребительских. Постепенное восстановление доходов и снижение неопределенности будут способствовать росту внутреннего спроса, однако даже ускоренные темпы роста в 2024 году будут недостаточными для возвращения как потребления, так и инвестиций на траекторию базового сценария.

ТРАЕКТОРИЯ ТЕМПОВ ПРИРОСТА ВВП В СЦЕНАРИИ "ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.8

ТРАЕКТОРИЯ ИНФЛЯЦИИ В СЦЕНАРИИ "ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС"

(% к соответствующему периоду предыдущего года)

Рис. 2.9

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений темпа прироста ВВП. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности темпа прироста ВВП. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 темп прироста ВВП примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого темп прироста ВВП примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях темп прироста ВВП может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

Примечание: затемненные синие области на прогнозном горизонте отражают вероятности реализации различных значений инфляции. Доверительные области симметричны и построены на основе исторической оценки неопределенности инфляции. При выполнении предпосылок сценария лишь в 25 случаях из 100 инфляция примет значение в границах самой темной центральной области. По 25 случаев из 100 приходится на каждую из пар менее темных областей. Итого инфляция примет значения из синих областей в 75 из 100 случаев. И в оставшихся 25 случаях инфляция может принять значения за пределами синих областей, на прогнозном горизонте эта область затемнена серым цветом.

Источник: расчеты Банка России.

В этом сценарии резкое начало финансового кризиса и сопутствующее ослабление рубля приведут не только к повышенному инфляционному давлению, но и к существенному росту рисков для финансовой стабильности. Для их демпфирования Банк России будет вынужден в первой половине года проводить более жесткую денежно-кредитную политику по сравнению со сценарием "Глобальная инфляция". Во второй половине 2023 года рост цен начнет замедляться, инфляционные ожидания начнут снижаться, что позволит Банку России перейти к смягчению денежно-кредитной политики, поддерживая экономику. Тем не менее общее ужесточение денежно-кредитных условий по итогам 2023 года в совокупности с сокращением доходов и ростом неопределенности вызовет существенное падение темпов роста кредитования экономики.

По сравнению с траекторией нормализации денежно-кредитной политики в сценарии "Глобальная инфляция" нормализация в сценарии "Финансовый кризис" будет более быстрой, с последующим переходом в область мягкой денежно-кредитной политики.

Несмотря на исторически минимальные значения ставок, медленное восстановление спроса и некоторое укрепление рубля в этом сценарии приведут к 2024 году к замедлению инфляции до уровня несколько ниже целевого.

Темпы кредитования населения несколько ускорятся под действием мер денежно-кредитной и бюджетной политики, но останутся при этом заметно ниже темпов прироста базового сценария даже в конце прогнозного горизонта. Темпы прироста кредитования организаций останутся сдержанными до конца прогнозного горизонта в силу более глубокого спада в инвестиционных расходах и более длительного сохранения банками дополнительных требований, введенных во время кризиса, в отношении корпоративных заемщиков.

В дальнейшем, но уже за границами прогнозного горизонта, под действием принятых решений по денежно-кредитной политике и по мере восстановления экономики инфляция вернется к значениям вблизи 4%, а темпы прироста кредитования экономики - на траекторию базового сценария.

ПРОГНОЗ БАНКА РОССИИ В РАМКАХ СЦЕНАРИЯ "УСИЛЕНИЕ ПАНДЕМИИ"

Табл. 2.3

2020 (факт)

2021

2022

2023

2024

Основные макроэкономические показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Инфляция, в % декабрь к декабрю предыдущего года

4,9

7,4 - 7,9

4,5 - 5,0

4,0 - 4,5

4,0

Инфляция, в среднем за год, в % к предыдущему году

3,4

6,5 - 6,6

5,5 - 6,3

4,2 - 4,6

4,0

Ключевая ставка, в среднем за год, в % годовых

5,1

5,7 - 5,8 <*>

6,3 - 7,3

5,8 - 6,8

5,0 - 6,0

Валовой внутренний продукт

-3,0

4,0 - 4,5

-(0,8) - 0,2

3,5 - 4,5

2,2 - 3,2

Расходы на конечное потребление

-5,2

6,9 - 7,9

-(1,5 - 2,5)

3,6 - 4,6

2,1 - 3,1

- домашних хозяйств

-8,6

9,0 - 10,0

-(2,8 - 3,8)

4,7 - 5,7

2,6 - 3,6

Валовое накопление

-2,0

5,4 - 7,4

-(2,2 - 4,2)

4,8 - 6,8

3,0 - 5,0

- основного капитала

-4,3

5,4 - 7,4

-(1,6) - 0,4

3,1 - 5,1

2,5 - 4,5

Экспорт

-4,3

2,6 - 4,6

0,2 - 2,2

3,1 - 5,1

2,1 - 4,1

Импорт

-12,0

15,0 - 17,0

-(6,3 - 8,3)

6,8 - 8,8

3,4 - 5,4

Денежно-кредитные показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Денежная масса в национальном определении

13,5

8 - 12

9 - 13

7 - 11

6 - 10

Требования банковской системы к экономике в рублях и иностранной валюте <**>, в том числе:

10,9

11 - 15

8 - 12

7 - 11

7 - 11

- к организациям

10,2

8 - 12

6 - 10

6 - 10

7 - 11

- к населению, в том числе:

12,9

21 - 25

13 - 17

10 - 14

7 - 11

- ипотечные жилищные кредиты <***>

21,6

23 - 27

15 - 19

14 - 18

12 - 16

Показатели платежного баланса <****>

(млрд долл. США, если не указано иное)

Счет текущих операций

36

121

89

34

21

Торговый баланс

94

186

153

113

113

Экспорт

333

490

431

416

427

Импорт

240

304

278

302

314

Баланс услуг

-17

-18

-18

-18

-26

Экспорт

47

52

50

58

66

Импорт

64

70

68

76

92

Баланс первичных и вторичных доходов

-41

-47

-46

-61

-66

Сальдо счета текущих операций и счета операций с капиталом

35

121

89

34

21

Финансовый счет (кроме резервных активов)

53

60

82

33

16

Сектор государственного управления и центральный банк

-1

-21

-3

-7

-9

Частный сектор

54

80

85

40

25

Чистые ошибки и пропуски

4

-3

0

0

0

Изменение валютных резервов ("+" - рост, "-" - снижение)

-14

58

7

1

5

Цена на нефть марки Urals, средняя за год, долл. США за баррель

42

70

50

50

50

--------------------------------

<*> 7,5 - 7,7 - остаток на конец года (факт с 01.01.2021 по 24.10.2021 - 5,3%).

<**> Темпы прироста требований приведены с исключением эффекта валютной переоценки. Для исключения эффекта валютной переоценки прирост требований в иностранной валюте и драгоценных металлах пересчитывается в рубли по среднехронологическому курсу рубля к доллару США за соответствующий период.

<***> Без учета приобретенных банками прав требования по ипотечным жилищным кредитам.

<****> В знаках шестого издания "Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции" (РПБ6). В финансовом счете "+" - чистое кредитование, "-" - чистое заимствование.

Источник: Банк России.

ПРОГНОЗ БАНКА РОССИИ В РАМКАХ СЦЕНАРИЯ "ГЛОБАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ"

Табл. 2.4

2020 (факт)

2021

2022

2023

2024

Основные макроэкономические показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Инфляция, в % декабрь к декабрю предыдущего года

4,9

7,4 - 7,9

5,0 - 5,5

4,0 - 4,5

4,0

Инфляция, в среднем за год, в % к предыдущему году

3,4

6,5 - 6,6

5,8 - 6,6

4,4 - 4,9

4,0

Ключевая ставка, в среднем за год, в % годовых

5,1

5,7 - 5,8 <*>

8,8 - 9,8

7,3 - 8,3

5,5 - 6,5

Валовой внутренний продукт

-3,0

4,0 - 4,5

2,4 - 3,4

1,8 - 2,8

1,5 - 2,5

Расходы на конечное потребление

-5,2

6,9 - 7,9

1,1 - 2,1

1,5 - 2,5

1,3 - 2,3

- домашних хозяйств

-8,6

9,0 - 10,0

1,2 - 2,2

1,8 - 2,8

1,5 - 2,5

Валовое накопление

-2,0

5,4 - 7,4

1,4 - 3,4

1,8 - 3,8

1,1 - 3,1

- основного капитала

-4,3

5,4 - 7,4

0,7 - 2,7

1,7 - 3,7

0,7 - 2,7

Экспорт

-4,3

2,6 - 4,6

5,4 - 7,4

1,4 - 3,4

0,5 - 2,5

Импорт

-12,0

15,0 - 17,0

1,3 - 3,3

1,8 - 3,8

0,0 - 2,0

Денежно-кредитные показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Денежная масса в национальном определении

13,5

8 - 12

9 - 13

9 - 13

8 - 12

Требования банковской системы к экономике в рублях и иностранной валюте <**>, в том числе:

10,9

11 - 15

9 - 13

9 - 13

8 - 12

- к организациям

10,2

8 - 12

6 - 10

8 - 12

8 - 12

- к населению, в том числе:

12,9

21 - 25

15 - 19

10 - 14

7 - 11

- ипотечные жилищные кредиты <***>

21,6

23 - 27

15 - 19

14 - 18

12 - 16

Показатели платежного баланса <****>

(млрд долл. США, если не указано иное)

Счет текущих операций

36

121

161

111

86

Торговый баланс

94

186

253

211

175

Экспорт

333

490

569

526

483

Импорт

240

304

316

315

308

Баланс услуг

-17

-18

-30

-35

-26

Экспорт

47

52

64

66

71

Импорт

64

70

94

101

97

Баланс первичных и вторичных доходов

-41

-47

-62

-65

-62

Сальдо счета текущих операций и счета операций с капиталом

35

121

161

111

86

Финансовый счет (кроме резервных активов)

53

60

84

60

54

Сектор государственного управления и центральный банк

-1

-21

-6

-5

-6

Частный сектор

54

80

90

65

60

Чистые ошибки и пропуски

4

-3

0

0

0

Изменение валютных резервов ("+" - рост, "-" - снижение)

-14

58

77

51

32

Цена на нефть марки Urals, средняя за год, долл. США за баррель

42

70

80

70

60

--------------------------------

<*> 7,5 - 7,7 - остаток на конец года (факт с 01.01.2021 по 24.10.2021 - 5,3%).

<**> Темпы прироста требований приведены с исключением эффекта валютной переоценки. Для исключения эффекта валютной переоценки прирост требований в иностранной валюте и драгоценных металлах пересчитывается в рубли по среднехронологическому курсу рубля к доллару США за соответствующий период.

<***> Без учета приобретенных банками прав требования по ипотечным жилищным кредитам.

<****> В знаках шестого издания "Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции" (РПБ6). В финансовом счете "+" - чистое кредитование, "-" - чистое заимствование.

Источник: Банк России.

ПРОГНОЗ БАНКА РОССИИ В РАМКАХ СЦЕНАРИЯ "ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС"

Табл. 2.5

2020 (факт)

2021

2022

2023

2024

Основные макроэкономические показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Инфляция, в % декабрь к декабрю предыдущего года

4,9

7,4 - 7,9

5,0 - 5,5

5,5 - 6,5

2,0 - 3,0

Инфляция, в среднем за год, в % к предыдущему году

3,4

6,5 - 6,6

5,8 - 6,6

5,8 - 6,5

3,0 - 4,0

Ключевая ставка, в среднем за год, в % годовых

5,1

5,7 - 5,8 <*>

8,8 - 9,8

8,8 - 9,8

4,3 - 5,3

Валовой внутренний продукт

-3,0

4,0 - 4,5

2,4 - 3,4

-(1,4 - 2,4)

3,0 - 4,0

Расходы на конечное потребление

-5,2

6,9 - 7,9

1,1 - 2,1

-(1,5 - 2,5)

2,1 - 3,1

- домашних хозяйств

-8,6

9,0 - 10,0

1,2 - 2,2

-(2,6 - 3,6)

2,5 - 3,5

Валовое накопление

-2,0

5,4 - 7,4

1,4 - 3,4

-(11,8 - 13,8)

13,6 - 15,6

- основного капитала

-4,3

5,4 - 7,4

0,7 - 2,7

-(4,1 - 6,1)

4,1 - 6,1

Экспорт

-4,3

2,6 - 4,6

5,4 - 7,4

-(4,5 - 6,5)

3,7 - 5,7

Импорт

-12,0

15,0 - 17,0

1,1 - 3,1

2,7 - 4,7

1,2 - 3,2

Денежно-кредитные показатели

(прирост в % к предыдущему году, если не указано иное)

Денежная масса в национальном определении

13,5

8 - 12

9 - 13

5 - 9

5 - 9

Требования банковской системы к экономике в рублях и иностранной валюте <**>, в том числе:

10,9

11 - 15

9 - 13

3 - 7

4 - 8

- к организациям

10,2

8 - 12

6 - 10

4 - 8

4 - 8

- к населению, в том числе:

12,9

21 - 25

15 - 19

2 - 6

5 - 9

- ипотечные жилищные кредиты <***>

21,6

23 - 27

15 - 19

6 - 10

7 - 11

Показатели платежного баланса <****>

(млрд долл. США, если не указано иное)

Счет текущих операций

36

121

161

59

50

Торговый баланс

94

186

253

125

139

Экспорт

333

490

569

368

411

Импорт

240

304

316

244

273

Баланс услуг

-17

-18

-30

-18

-29

Экспорт

47

52

64

50

58

Импорт

64

70

94

68

87

Баланс первичных и вторичных доходов

-41

-47

-62

-48

-60

Сальдо счета текущих операций и счета операций с капиталом

35

121

161

59

50

Финансовый счет (кроме резервных активов)

53

60

84

76

59

Сектор государственного управления и центральный банк

-1

-21

-6

1

-1

Частный сектор

54

80

90

75

60

Чистые ошибки и пропуски

4

-3

0

0

0

Изменение валютных резервов ("+" - рост, "-" - снижение)

-14

58

77

-17

-9

Цена на нефть марки Urals, средняя за год, долл. США за баррель

42

70

80

40

45

--------------------------------

<*> 7,5 - 7,7 - остаток на конец года (факт с 01.01.2021 по 24.10.2021 - 5,3%).

<**> Темпы прироста требований приведены с исключением эффекта валютной переоценки. Для исключения эффекта валютной переоценки прирост требований в иностранной валюте и драгоценных металлах пересчитывается в рубли по среднехронологическому курсу рубля к доллару США за соответствующий период.

<***> Без учета приобретенных банками прав требования по ипотечным жилищным кредитам.

<****> В знаках шестого издания "Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции" (РПБ6). В финансовом счете "+" - чистое кредитование, "-" - чистое заимствование.

Источник: Банк России.


ВРЕЗКА 3.

БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА В 2021 - 2024 ГОДАХ

По итогам первого полугодия 2021 года наметилась тенденция на постепенное снижение расходов и устойчивый рост доходов бюджета (в % ВВП) - как нефтегазовых, так и ненефтегазовых. В этих условиях происходит значительное сокращение общего и ненефтегазового дефицита бюджетной системы. Данные тенденции соответствуют нормализации бюджетной политики и постепенному сворачиванию антикризисных мер Правительства Российской Федерации.

Минфин России сохраняет стратегию нормализации бюджетной политики на горизонте 2021 - 2022 годов с постепенным возвратом к формированию предельного объема расходов в соответствии с бюджетным правилом с 2022 года. Это будет оказывать сдерживающее воздействие на выпуск и инфляцию в 2022 году.

Параметры определения предельного объема расходов федерального бюджета в соответствии с бюджетным правилом в 2019 - 2024 годах задаются формулой:

Расходыпред. = Баз. НГД + ННГД + %Р + СД,

где Баз. НГД - базовые нефтегазовые доходы;

ННГД - ненефтегазовые доходы;

%Р - расходы на обслуживание госдолга;

СД - первичный структурный дефицит (585 млрд руб. в 2019 - 2021 годах (до принятия Федерального закона от 15.10.2020 N 357-ФЗ), 0,5% ВВП в 2022 - 2024 годах).

В 2020 - 2021 годах в рамках антикризисной политики Правительства Российской Федерации расходы были дополнительно увеличены сверх параметров формулы, однако масштаб превышения сокращается в 2021 году по сравнению с 2020 годом с постепенным приведением к параметрам этой формулы в 2022 году. Так, в 2020 году отклонение фактически осуществленных расходов федерального бюджета от суммы фактически поступивших базовых нефтегазовых, ненефтегазовых доходов, расходов на обслуживание государственного долга и первичного структурного дефицита бюджета составило 2,4 трлн руб., а объем расходов на реализацию антикризисных и противоэпидемических мер превысил 3 трлн рублей. В 2021 году отклонение предельных расходов от параметров, определенных формулой для 2019 - 2021 годов (см. выше), сократится до 875 млрд руб., в 2022 году формирование предельных расходов будет осуществляться без превышения параметров бюджетного правила (с учетом установления первичного структурного дефицита федерального бюджета на уровне 0,5% ВВП в 2022 - 2024 годах).

СКОЛЬЗЯЩИЕ ЗА 12 МЕСЯЦЕВ ИНДИКАТОРЫ БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЫ В 2014 - 2021 ГОДАХ (% ВВП)

Рис. В-3-1

Источники: Минфин России, Федеральное казначейство, Росстат, расчеты Банка России.

Значительное сокращение масштаба отклонения ожидаемых расходов от объема, определяемого параметрами бюджетного правила, в 2021 году по сравнению с 2020 годом свидетельствует о постепенном ужесточении бюджетной политики.

С приведением в 2022 г. плановых расходов федерального бюджета к уровням, соответствующим параметрам бюджетного правила, ненефтегазовый дефицит бюджета стабилизируется около 6% ВВП.


Изменения в бюджетной политике в 2021 году

С 01.05.2021 была осуществлена корректировка параметров демпферной компоненты, в рамках которой был снижен коэффициент индексации базовых индикативных цен бензина и дизельного топлива. При прочих равных условиях это предполагает увеличение субсидий из бюджета нефтепереработчикам при высоких мировых ценах на бензин и дизельное топливо и уменьшение ими выплат в бюджет при низких ценах. По оценкам Банка России, в 2022 - 2024 годах при текущих уровнях цен Urals объем ежегодных дополнительных нефтегазовых доходов может сократиться на сумму до 0,2 трлн рублей.

С 2021 года в федеральный бюджет начали поступать доходы по НДФЛ по повышенной ставке с доходов свыше 5 млн руб. <1>, объем которых в 2021 году, по оценкам Минфина России, может составить около 0,08 трлн руб., а в 2022 - 2024 годах - до 0,2 трлн руб. ежегодно.

--------------------------------

<1> В соответствии с Федеральным законом от 23.11.2020 N 372-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части налогообложения доходов физических лиц, превышающих 5 миллионов рублей в налоговый период".

С 2022 года в федеральный бюджет начнут поступать доходы по НДФЛ с процентов по депозитам и облигациям при инвестировании более 1 млн рублей. Объем таких поступлений может превысить 0,1 трлн руб. ежегодно.

В рамках введения экспортной пошлины на металлы в августе - декабре 2021 года ожидается поступление дополнительных ненефтегазовых доходов (более 0,1 трлн руб. с учетом выпадающих поступлений по налогу на прибыль металлургов). Кроме того, с 2021 года действуют экспортные пошлины на отдельные продовольственные и непродовольственные товары (зерно, подсолнечное масло, рапс, древесина и другие), направленные на сдерживание роста внутренних цен на эти товары в условиях благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры и способствующие дополнительному пополнению бюджета. На 2022 - 2024 годы предусмотрено повышение налоговой нагрузки для металлургических, угольных компаний и производителей удобрений (в том числе введение акциза на сталь, корректировка ставок НДПИ и другое), которое должно суммарно принести бюджету до 0,6 трлн руб. дополнительных доходов в ближайшие три года.

Также в 2022 - 2024 годах ожидается значительный рост поступлений от дивидендов госкомпаний за счет более высокого исполнения норматива отчислений на дивиденды (50% скорректированной чистой прибыли по МСФО) и более высокого финансового результата в 2021 - 2022 годах, чем в 2020 году <2>. Ежегодные поступления по дивидендам могут вырасти с 0,5 - 0,6 трлн руб. в 2020 - 2021 годах до 1,0 трлн руб. в 2022 - 2024 годах. Дополнительному поступлению средств в бюджет будут способствовать корректировки ставок акцизов на отдельные виды табачной продукции и нефтепродукты.

--------------------------------

<2> Распоряжение Правительства Российской Федерации от 11.06.2021 N 1589-р.

В целом по сравнению с проектировками, представленными в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов, в 2021 - 2023 годах ожидается поступление более высоких доходов, что связано с более благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой и более активным восстановлением внутренней деловой активности и спроса, дальнейшим улучшением собираемости поступлений. В случае формирования более высоких ненефтегазовых доходов в 2021 - 2023 годах расходы бюджета могут быть увеличены, что связано в том числе с реализацией мер в рамках Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 21.04.2021, расширением сметы национальных проектов, увеличением индексаций зарплат в бюджетном секторе, социальных трансфертов и пенсий, дополнительных ассигнований на борьбу с пандемией, продлением и расширением программ льготного ипотечного кредитования. При этом более высокий объем нефтегазовых доходов в 2022 году позволит перейти к профицитному исполнению бюджета.


Долговая политика Минфина России

В апреле 2021 года США ввели санкционные ограничения на приобретение российских госбумаг на первичном рынке отдельными категориями иностранных инвесторов. В связи с этим Минфин России объявил о завершении размещений старых выпусков госбумаг до 14.06.2021. После 14.06.2021 инвесторам были предложены новые эмиссии ОФЗ-ПД. Кроме того, формирование значительных остатков рублевых средств на счетах бюджетной системы по итогам 2020 года и активное восстановление ненефтегазовых доходов в начале 2021 года позволили Минфину России объявить о сокращении программы заимствований посредством размещения ОФЗ в 2021 году на 0,9 трлн руб. (до 2,8 трлн руб.) <3>. В дальнейшем, в случае ухудшения конъюнктуры на долговом рынке, использование остатков может частично заместить внутренние заимствования в качестве источника финансирования базового дефицита бюджета <4>. Также Минфин России анонсировал сокращение доли бумаг с плавающим купоном (ОФЗ-ПК) в портфеле госдолга (либо посредством уменьшения их в структуре при отсутствии новых размещений и постепенном увеличение самого объема госдолга, либо за счет обратного выкупа). Эта мера направлена на снижение процентного риска Минфина России как заемщика в условиях постепенного возврата денежно-кредитной политики к нейтральной. При увеличении объема государственного долга на фоне роста рыночных процентных ставок ожидается значительный рост расходов на обслуживание долга (с 0,9% ВВП в 2021 году до 1,2% ВВП в 2024 году).

--------------------------------

<3> Выпадающие источники финансирования будут замещены использованием остатков средств на рублевых счетах федерального бюджета в банковской системе, сформированных по итогам исполнения бюджета в 2020 году.

<4> Базовое сальдо (базовый дефицит) - индикатор исполнения федерального бюджета в рамках конструкции бюджетного правила, рассчитываемый как разница между суммой базовых нефтегазовых и ненефтегазовых доходов и расходами федерального бюджета (см. Глоссарий).


Влияние бюджетной политики на выпуск, инфляцию, курсовую динамику

Следуя параметрам нормализации, бюджетная политика в 2021 - 2022 годах будет оказывать сдерживающее влияние на динамику выпуска и инфляцию по сравнению с бюджетными параметрами 2020 года. Вместе с тем дополнительное стимулирующее и проинфляционное воздействие может оказать возможное инвестирование средств ФНБ внутри российской экономики до 2,5 трлн руб. (с учетом проекта по строительству комплекса переработки этансодержащего газа в Усть-Луге) в 2021 - 2024 годах (за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры объем ликвидной части фонда может оказаться выше 7% ВВП в 2021 - 2022 годах <5>). Вместе с тем Минфин России предлагает законодательно ограничить ежегодное инвестирование средств ФНБ внутри экономики Российской Федерации объемом в 0,4 трлн руб. (без учета указанного проекта в Усть-Луге). Такие потоки не будут оказывать значимого влияния на параметры денежно-кредитной политики и устойчивость бюджетной системы на среднесрочном горизонте.

--------------------------------

<5> В соответствии с пунктом 4.1 статьи 96.11 Бюджетного кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации может использовать средства ФНБ для инвестирования внутри российской экономики в самоокупаемые инфраструктурные проекты при превышении ликвидной частью средств фонда порога 7% ВВП.


ВРЕЗКА 4.

ИНВЕСТИРОВАНИЕ СРЕДСТВ ФНБ В 2021 - 2024 ГОДАХ

Быстрое восстановление внешнеэкономической конъюнктуры после шока пандемии, сопровождаемое значительным ростом цен на нефтегазовую продукцию, привело к восстановлению ликвидной части средств ФНБ <1> и превышению ею порога 7% ВВП в 2021 году. В соответствии с пунктом 4 статьи 96.11 Бюджетного кодекса Российской Федерации при достижении ликвидной частью средств ФНБ уровня 7% ВВП средства фонда могут быть размещены в финансовые активы российских организаций для финансирования самоокупаемых инфраструктурных проектов. На 01.10.2021 совокупный объем средств ФНБ и специального транзитного счета федерального бюджета в иностранной валюте и золоте (далее - транзитный счет) <2> с начала года вырос с 13,5 до 15,6 трлн руб. (с 11,7 до 13,0% ВВП), а объем ликвидной части средств ФНБ и транзитного счета увеличился с 8,7 до 10,0 трлн руб. (с 7,5 до 8,3% ВВП).

--------------------------------

<1> Ликвидная часть средств ФНБ - средства фонда, размещенные на депозитах и расчетных счетах в Банке России, преимущественно в иностранной валюте и золоте.

<2> На транзитном счете временно накапливается валюта, приобретенная в течение года в рамках бюджетного правила в размере дополнительных нефтегазовых доходов до единовременного перечисления в ФНБ. С этого же счета осуществляется продажа валюты в случае формирования выпадающих нефтегазовых до ходов до обнуления, после чего продажи проводятся за счет средств ФНБ.

По оценкам Минфина России, в период 2021 - 2024 годов может быть инвестировано до 2,5 трлн руб. (то есть порядка 0,5 - 0,6% ВВП ежегодно при равномерном использовании средств фонда). По своей сути инвестирование средств ФНБ в проекты внутри экономики России создает дополнительный инвестиционный спрос, что расширяет совокупный спрос и, соответственно, может выступать проинфляционным фактором.

ДИНАМИКА СРЕДСТВ ФНБ И ТРАНЗИТНОГО СЧЕТА ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА В ИНОСТРАННОЙ ВАЛЮТЕ И ЗОЛОТЕ В 2004 - 2021 ГОДАХ

(трлн руб.)

Рис. В-4-1

Источники: Минфин России, Росстат, расчеты Банка России.

Банк России отразит влияние инвестирования средств ФНБ на экономику и инфляцию в своем среднесрочном прогнозе после принятия Правительством Российской Федерации окончательных решений по перечню проектов, срокам их реализации и структуре их финансирования.

Доля средств ФНБ, размещенных в разрешенные финансовые активы, связанные с реализацией отдельного проекта, не может превышать 40% совокупного объема финансирования этого проекта.


ВРЕЗКА 5.

ВЛИЯНИЕ КЛИМАТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НА УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ

В 1938 году британский инженер Гай Стюарт Календар, используя данные 147 метеостанций, расположенных по всему миру, показал, что средняя температура за предыдущие 50 лет выросла. Сопоставив эти данные с замерами концентрации CO2, он сделал предположение о том, что причиной потепления стал рост уровня углекислого газа в атмосфере. Гай Календар был далеко не первым ученым, который пытался привлечь внимание к взаимосвязи концентрации CO2 и средней температуры воздуха, но первым, кто показал это на данных. В те времена выводы исследователя не получили признания, так же как не получали признания и выводы его предшественников.

На сегодняшний день проблемой глобального потепления обеспокоено все международное сообщество. К тому же внезапное, быстрое и масштабное распространение коронавируса в 2020 году продемонстрировало, что явления, не связанные напрямую с макроэкономическими показателями, могут вызывать ощутимый экономический кризис, и это придало дополнительный импульс дискуссии о влиянии климатических изменений на динамику и структуру как мировой экономики, так и экономик отдельных стран.

В литературе принято выделять два типа рисков, связанных с климатическими изменениями, которые целесообразно учитывать при разработке экономической политики.

Во-первых, физические риски - материальный ущерб, связанный с реализацией экстремальных погодных явлений. В недавнем отчете Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (МГИЭК) отмечается, что за период с 1950 года климатические изменения привели к увеличению эпизодов экстремальных и пожароопасных жары и засухи в одних регионах планеты и к масштабным наводнениям - в других. По данным ФАО, частота природных катастроф с 1970 - 1980 годов к настоящему времени увеличилась в три раза, что также может быть связано с климатическими изменениями.

Во-вторых, самостоятельное значение имеют переходные риски, которые являются следствием необходимой трансформации мировой экономики в низкоуглеродную, то есть экономику, объем выбросов вредных веществ в которой сокращается настолько, что процессы глобального потепления перестают оказывать заметное воздействие на окружающую среду. Переходные риски вызваны как неопределенностью относительно горизонта и содержания мер климатической политики, так и все более явной сменой предпочтений потребителей и инвесторов. Экономике требуется время, чтобы подстроиться к новой структуре и перейти к новому равновесию.

Несмотря на то, что денежно-кредитная политика лишь косвенно может быть задействована в климатической повестке, учет климатических изменений в анализе и прогнозировании экономической динамики для целей таргетирования инфляции становится все более актуальным - вместе с изменением климата и объявлением новых мер климатической политики меняются и условия реализации денежно-кредитной политики. На качественном уровне влияние на макроэкономические переменные физических и переходных рисков можно описать следующим образом.


- Выпуск

Природные катаклизмы приводят к потере выпуска в краткосрочном периоде. Но и на более длительном горизонте влияние физических рисков на выпуск оказывается отрицательным. Экономика одномоментно не только лишается части производственного потенциала - как капитала, так и трудовых ресурсов, - но и устоявшихся взаимосвязей, способствующих сокращению транзакционных издержек в экономике. В некоторых случаях часть капитала оказывается утеряна безвозвратно - например, уникальные производственные объекты может быть сложно воспроизвести вновь, сельскохозяйственные земли могут стать непригодными для дальнейшего использования. Тогда восстановление выпуска до прежнего уровня может занять не только годы, но и десятилетия. Чем чаще случаются разрушительные природные явления, тем больше экономика вынуждена работать в условиях восстановления вместо развития, тем меньше в такой экономике появляется возможностей для наращивания темпов потенциального роста.

Переход к низкоуглеродной экономике в краткосрочном периоде может также отрицательно повлиять на выпуск, поскольку перераспределение капитала и трудовых ресурсов между отраслями и формирование новой структуры экономики требуют времени, что может привести к продолжительному снижению выпуска. Подстройка экономики к новой структуре будет занимать тем больше времени, чем дольше будет сохраняться неопределенность относительно возможных новых климатических мер как внутри страны, так и на международном уровне.


- Инвестиции

Физические риски оказывают скорее отрицательное влияние на динамику и объем инвестиций. Хотя сразу после стихийного бедствия инвестиции могут вырасти, в целом объем накопленных производительных инвестиций может оказаться ниже прежнего уровня, поскольку вместо проектов расширения и развития инвестиции повторно направляются в ранее действовавшие объекты. Кроме того, в регионах, особенно склонных к частым проявлениям стихии, инвестиции со временем сокращаются.

В то же время переход к "зеленой" экономике в целом может оказаться положительным для динамики инвестиций - новые технологии требуют существенного объема финансовой поддержки. Однако период неопределенности относительно дальнейших мер, принимаемых регуляторами каждой страны и ее основных торговых партнеров, может привести к продолжительному и заметному спаду инвестиционной активности. Чем дольше будет длиться неопределенность, тем более продолжительным и заметным может быть спад инвестиционной активности.


- Потребление

Физические риски могут кратковременно как повышать, так и снижать потребление. В случае неопределенности относительно будущих доходов и больших материальных потерь потребление снизится. Но если финансовые возможности населения и бизнеса сохранились близкими к прежнему уровню, то потребление, наоборот, может вырасти на фоне ускоренного восстановления материальных потерь.

Влияние процесса перехода на потребление также неоднозначно. Потребление одних товаров и услуг может снизиться за счет все большего смещения потребительских предпочтений к моделям экономики совместного и вторичного использования, других - вырасти за счет повышения интереса к их экологически нейтральным, "зеленым" характеристикам.


- Производительность

Стихийные бедствия снижают производительность труда и капитала в кратко- и среднесрочном периодах, поскольку населению и бизнесу требуется время на адаптацию к потерям и к новой жизни.

Само по себе постепенное повышение температуры атмосферного воздуха может также приводить к снижению производительности капитала и труда. Температура окружающей среды, заметно превышающая привычную норму, отрицательно влияет на здоровье человека. Спрос на труд в отраслях, наиболее подверженных влиянию повышенных температур, может заметно вырасти, и рынок труда этих отраслей может испытывать заметное напряжение - например, строительство и сельское хозяйство, где основная работа производится в открытой среде.

Оборудование, рассчитанное на определенный температурный режим, может чаще выходить из строя. Как следствие, повышенные температуры воздуха могут способствовать повышению нормы износа капитала и скорости его замены, что может вызвать целую серию изменений в экономике - начиная от динамики инвестиций и заканчивая ценами на те или иные ресурсы (например, химические вещества, увеличивающие температурную устойчивость материалов).

При этом переход к "зеленой" экономике может способствовать росту производительности за счет появления новых эффективных технологий. В то же время не исключен и период заметного падения производительности капитала, в случае если на использование прежнего оборудования вступит в действие формальный запрет, в то время как новые устройства еще не будут введены в эксплуатацию (например, замена угольной ТЭЦ на газовую). Аналогично производительность труда может кратковременно снизиться - активный энергопереход может вызвать структурную безработицу, и, соответственно, формирование новых производительных трудовых навыков у работников, получающих новую квалификацию, потребует времени.


- Инфляция и инфляционные ожидания

Изменение погодных условий и увеличение частоты неблагоприятных природных явлений могут способствовать росту волатильности инфляции, особенно в части продуктов питания, жилищных услуг и энергетических товаров. В свою очередь рост цен на наиболее чувствительные категории товаров может приводить к росту инфляционных ожиданий. В случае если шоки, вызвавшие рост цен, окажутся достаточно устойчивыми, инфляционные ожидания могут потерять заякоренность у цели, получат развитие вторичные эффекты роста цен, что приведет к усилению инфляционного давления на среднесрочном горизонте. В целом более непредсказуемые и более интенсивные шоки в экономике осложняют задачу прогнозирования инфляции как для центрального банка, так и для остальных экономических агентов, а заякоренность инфляционных ожиданий становится зависимой от частоты и амплитуды шоков, вызываемых неэкономическими явлениями.

Меры по декарбонизации экономики для ускорения энергоперехода могут привести к росту цен как на товары, относительно которых применяются меры (в силу необходимости учета в ценах налога на выбросы вредных веществ), так и к росту цен на альтернативные "зеленые" товары и ресурсы (в силу роста спроса). В свою очередь это может вести к росту инфляционных ожиданий и заработных плат (особенно в отраслях повышенного спроса) и вызывать дополнительное инфляционное давление. При этом, скорее всего, за первоначальными мерами последуют и другие, за объявленной ставкой углеродного налога последует ее дальнейшее повышение в реальном выражении, что будет вести к дальнейшему росту цен и инфляционных ожиданий. В то же время энергопереход может способствовать и некоторому снижению инфляционного давления - как из-за внедрения более эффективных технологий, повышающих производительность, так и из-за смещения потребительских предпочтений в направлении "зеленых" продуктов и услуг.

Для России в силу ее территориальной специфики, отраслевой структуры и роли в международной торговле как физические, так и переходные риски являются значимыми для дизайна экономической политики. Точную и однозначную количественную оценку возможного влияния климатических изменений и мер климатической политики на макроэкономические условия страны сегодня провести весьма сложно, поэтому в общественной и экспертной дискуссии находят отражение множество сценарных вариантов долгосрочного развития российской экономики.

Россия пока не относится к числу стран, наиболее уязвимых перед стихийными бедствиями, однако примеры сокращения выпуска из-за экстремальных погодных явлений можно найти и в новейшей российской истории. В частности, по некоторым оценкам <1>, аномально жаркое лето и пожары 2010 года стоили экономике порядка 500 млрд, или 1,2% ВВП того периода.

--------------------------------

<1> Порфирьев Б.Н. Климат и экономика. Вестник РАН. N 3. 2011.

В контексте физических рисков один из самых существенных рисков для России связан с возможным таянием вечной мерзлоты в северных регионах страны. При этом, по оценкам Росгидромета, на территории России потепление происходит примерно в 2,8 раза интенсивнее, чем в среднем в мире. Если за период 1976 - 2016 годов скорость глобального потепления составила 0,18 °C за десятилетие, то в России средняя температура росла на 0,51 °C <2>. В наибольшей степени влияние физических рисков может проявиться в долгосрочном периоде, по мере все более заметного повышения общей температуры в случае отсутствия мер климатической политики.

--------------------------------

<2> Доклад об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2020 год. Росгидромет. Москва. 2021.

Помимо социальных последствий, вызванных подтоплением городов за полярным кругом, таяние ледников может привести к серьезному экономическому ущербу: значительная часть добычной инфраструктуры страны построена как раз в зоне вечной мерзлоты и не рассчитана на изменение ландшафта. В частности, в регионе добывается 90% российского газа, 30% нефти, 100% палладия и 90% алмазов. При этом, по некоторым оценкам, к текущему моменту несущая способность фундаментов части инфраструктуры снизилась на 25 - 75% по сравнению с периодом 1965 - 1975 годов, когда большая часть этих объектов была построена. Транспортная инфраструктура, в том числе трубопроводный транспорт, пролегающий в зоне промерзания грунтов, также может столкнуться с серьезными разрушениями из-за изменений окружающей его породы. В результате как выпуск, так и инвестиции в этих отраслях могут существенно сократиться.

Кроме того, более высокая температура воздуха и воды может способствовать потере части сельскохозяйственных земель, водных ресурсов и мест, пригодных для проживания, что также может вносить отрицательный вклад в динамику выпуска. Увеличение волатильности выпуска сельскохозяйственной продукции в совокупности со смещением сезонности может затруднять оценку устойчивых компонент инфляции.

В контексте переходных рисков одним из основных для российской экономики является риск безвозвратного падения спроса и цен традиционных источников энергии в мире - угля, нефти и газа, в совокупности составляющих примерно половину физических объемов российского экспорта. Уже сейчас все больше международных инвесторов сообщают о прекращении инвестирования в компании с высоким углеродным следом или даже более конкретно - в компании нефтегазовой и угольной направленности. Поэтому вероятность возникновения переходных рисков все больше повышается на среднесрочном горизонте.

Падение цен и спроса на углеводороды отчасти может быть компенсировано ростом спроса и цен на другие товары российского экспорта, востребованные в энергопереходе (алюминий, медь, никель, палладий и другие), а отчасти - экспортом других видов ресурсов, которые будут применяться для выработки энергии (например, разрабатываемый в настоящее время водород). В то же время если компенсаторных эффектов других отраслей будет недостаточно, падение цен и спроса на углеводороды может ослабить макроэкономическую устойчивость российской экономики.

Итоговый результат будет зависеть от состояния российской экономики в целом и отдельных отраслей и во многом являться следствием внутренней климатической политики, формулируемой сегодня.

Но энергопереход - это не только отдаленные последствия. Часть переходных рисков уже становятся элементами повседневной реальности.

Так, в июле 2021 года Еврокомиссия представила план действий по борьбе с изменением климата, включая введение трансграничного углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM), которое предполагает введение трансграничного углеродного налога с 2026 года на пять групп товаров: цемент, железо и сталь, алюминий, удобрения, электроэнергия. В 2018 - 2020 годах, по данным ФТС, на ЕС пришлось 27% российского экспорта стали и 22% экспорта чугуна, 33% алюминия. Некоторые российские производители, подпадающие под возможное регулирование, начали готовиться заблаговременно. Например, Евраз и РУСАЛ выделили в отдельные бизнесы активы с высоким углеродным следом, оставив экспортное предприятие максимально "чистым" (РУСАЛ при этом является одним из самых "чистых" производителей алюминия в мире за счет активного использования гидроэлектроэнергии). В то же время сохраняющаяся неопределенность и разногласия между странами в методиках расчета выбросов и отсутствие взаимного признания учета выбросов могут заметно повышать издержки российских компаний, связанные с углеродным регулированием. Это, в свою очередь, может сказаться как на выпуске и инвестициях, так и на ценах - в зависимости от баланса спроса и предложения на кратко- и среднесрочном горизонте.

Еще одно свидетельство начавшегося энергоперехода, пусть и менее явное - наблюдаемый в 2021 году стремительный рост цен на ряд металлов и минералов на рынке. Оценки наблюдаемой динамики на товарных рынках все больше смещаются в пользу того, что, помимо нарушенных цепочек поставок во время пандемии, рост цен также вызван все более активным государственным стимулированием энергоперехода по всему миру. "Зеленая" инфляция (green inflation, greenflation) - следствие существенного роста спроса на медь, алюминий, литий, вызванного активными разработками солнечных и ветряных батарей, электромобилей и других товаров, основанных на альтернативных источниках энергии. С одной стороны, повышенный спрос и рост цен на экспортные товары, в том числе "зеленые", помог российской экономике быстрее преодолеть последствия пандемии. С другой стороны, рост цен на мировых товарных рынках транслировался в издержки производителей, которые, в свою очередь, транслировались в инфляцию на внутреннем рынке.

В целом можно отметить, что в совокупности как физические риски, так и риски перехода осложняют задачу центрального банка при ответе на вопросы: в какой фазе цикла находится экономика, какова основная причина шоков, насколько устойчивы эти шоки, как шоки повлияли на уровень и темп потенциального роста экономики. Один из существенных "климатических" вызовов для денежно-кредитной политики - увеличение частоты одновременно происходящих шоков спроса и предложения при неопределенности относительно их продолжительности и длительности воздействия на экономику. В этой связи важным вопросом является влияние климатических изменений и политики перехода на оценку нейтральной ставки. Например, нейтральная ставка может снизиться, если часть рабочей силы покинет рынок труда из-за высокой температуры воздуха, а у оставшейся части снизится производительность. В то же время нейтральная ставка может и вырасти, если новые технологии позволят наращивать производительность даже в экстремальных погодных условиях.

Шоки спроса и предложения в условиях климатических изменений могут быть сильнее тех, которые наблюдались в последние 50 - 60 лет, и сопровождаться нелинейной динамикой, вызывая необратимые эффекты и долгосрочные последствия. Центральным банкам может быть все сложнее оценивать разрыв выпуска - одну из ключевых переменных в процессе принятия решений по денежно-кредитной политике. Границы неопределенности относительно наиболее подходящей реакции денежно-кредитной политикой на ситуацию в экономике могут становиться все более широкими - климатические шоки обостряют проблему выбора между стабилизацией инфляции и стабилизацией выпуска. Стоит ли центральному банку реагировать на ускорение инфляции, вызванное климатическими шоками, и если стоит, то как часто и с какой силой и скоростью - все это вопросы для будущих исследований.

Кроме того, меры по декарбонизации, периодичность их введения и соответствие между собой (как внутри страны, так и в глобальном контексте), скорость разработки и внедрения углеродно-нейтральных технологических решений и адаптация к ним населения и бизнеса, а также сопутствующие климатическим изменениям и процессу перехода социально-экономические эффекты будут оказывать значимое влияние на динамику инфляции и выпуска и, как следствие, на реализацию денежно-кредитной политики на долгосрочном горизонте.

Банк России активно прорабатывает вопрос влияния климатических изменений на финансовый сектор и экономику страны <3>. Например, в мае 2020 года был опубликован доклад для общественных консультаций "Влияние климатических рисков и устойчивое развитие финансового сектора Российской Федерации". В Обзоре финансовой стабильности за II - III кварталы 2020 года были описаны наиболее вероятные каналы распространения физических и переходных рисков в российском финансовом секторе, в Обзоре финансовой стабильности за IV квартал 2020 - I квартал 2021 года были представлены результаты проведенного стресс-теста российских компаний, в рамках которого оценивалось прямое и косвенное влияние возможного введения трансграничного углеродного налога в Европе и Азии. Банк России приступил к анализу возможного влияния климатических изменений на денежно-кредитную политику в России и к доработке модельного аппарата, используемого в макроэкономическом прогнозировании. Интеграция климатических изменений в модельный аппарат Банка России позволит сгладить основные сложности, связанные с оценкой климатических шоков и их влиянием на экономику страны, и сформирует необходимый аналитический инструментарий для принятия решений, способствующих поддержанию инфляции вблизи целевого уровня в меняющихся условиях.

--------------------------------

<3> В 2019 году Банк России вступил в Сообщество центральных банков и надзорных органов по повышению экологичности финансовой системы (Central Banks and Supervisors Network for Greening the Financial System, NGFS).


ВРЕЗКА 6.

ВЛИЯНИЕ ДОЛГОСРОЧНЫХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ТРЕНДОВ НА ПОТЕНЦИАЛ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Демографические тренды в России в последние десятилетия обусловлены как позитивными факторами (такими как увеличение продолжительности жизни, что характерно для большинства крупных экономик), так и негативными - низкой рождаемостью, перетекающей в неполное замещение старших поколений молодыми. В итоге это ведет к убыли и старению населения. При этом в 2020 - 2021 годах из-за последствий пандемии COVID-19 произошли значительные изменения не только в сфере демографии, но и в социально-экономическом аспекте. Демографические тренды вместе с последними изменениями влияют на рынок труда, спрос, финансовые рынки, бюджетную систему и в целом на потенциал российской экономики.


Влияние демографии на потенциальный выпуск

По данным Росстата, численность населения России на начало 2021 года составила 146,2 млн человек, что ниже уровня начала 2000-х годов на 2% по сопоставимой базе. Согласно среднему варианту демографического прогноза Росстата <1>, численность населения продолжит снижаться и к 2036 году составит 143 млн человек, что будет на 2% ниже текущего уровня. Убыль населения при этом будет связана с разнонаправленными демографическими тенденциями, которые повлияют на рабочую силу, структуру рынка труда и, как следствие, на потенциальный выпуск. Рассмотрим основные из них.

--------------------------------

<1> Предположительная численность населения Российской Федерации до 2035 года.

1. Старение и снижение численности рабочей силы. На рынок труда выходит малочисленное из-за низкой рождаемости поколение 1990-х - начала 2000-х годов, которое в полном объеме не может заместить многочисленную когорту 60-летних, выходящих на пенсию. Наиболее ярко этот процесс начал проявлять себя в последние годы и будет заметен в следующие несколько лет (сокращение рабочей силы <2> на 0,4 - 0,6 млн человек ежегодно за счет эффекта старения населения). Снижение предложения труда вместе с падением производительности в результате старения рабочей силы могут привести к замедлению темпов экономического роста и потенциала. По оценкам Банка России, максимальный вклад этого эффекта в замедление роста потенциального выпуска придется на ближайшие 3 - 4 года и составит - (0,3 - 0,6) п.п. <3>, в дальнейшем негативное влияние ослабеет до -0,1 процентного пункта.

--------------------------------

<2> Производительность труда у лиц предпенсионного возраста ниже, чем в среднем по экономике. В результате увеличения их доли в составе рабочей силы средняя производительность может снизиться.

<3> Оценка производилась на основе эластичности выпуска по труду (0,6) из модели производственной функции.

2. Высвобождение рабочей силы за счет пенсионной реформы. Повышение возраста выхода на пенсию, по оценкам Банка России, отчасти восполнит снижение численности рабочей силы. Так, на рынке труда по этой причине ежегодно будет оставаться порядка 0,2 - 0,4 млн человек <4>. Вместе с тем эта группа населения характеризуется более низкой производительностью труда, что ослабляет положительное влияние данного фактора на потенциальный рост экономики. По оценкам Банка России, оно составит не более +0,2 процентного пункта.

--------------------------------

<4> С учетом льгот по пенсионному возрасту для многодетных матерей, населения Крайнего Севера и труднодоступных районов, работников отдельных профессий и так далее.

3. Тенденция снижения уровня участия в рабочей силе молодежи и рост участия людей предпенсионного возраста по социально-экономическим причинам. С начала 2000-х годов среди молодежи все более популярным становится получение высшего образования, в результате чего выход на рынок труда откладывается и уровень участия в рабочей силе снижается. Так, за 15 лет к 2020 году он снизился на 5,4 п.п., до 57,3%. Напротив, у лиц старшего возраста в условиях снижения реальных доходов повышалась склонность дольше оставаться на рынке труда. Согласно оценкам Банка России, в ближайшее десятилетие эти тенденции сохранятся, а их влияние на рынок труда и потенциальный выпуск компенсируют друг друга.

4. Влияние избыточной смертности из-за COVID-19 на рынок труда и совокупный спрос. По оценкам Банка России, за период с апреля 2020 года по июнь 2021 года она составила около 0,5 млн человек <5>, и пока это не окончательная цифра, действие данного фактора сохраняется. Это снизило совокупный спрос и частично предложение труда <6>. Кроме того, меры, направленные на борьбу с пандемией, привели к сокращению совокупного спроса, смене потребительских предпочтений и перестройке экономических связей. Это в свою очередь также нашло отражение в снижении потенциального выпуска. Отдельно выделить демографический эффект будет возможно спустя время после окончания пандемии и накопления статистики.

--------------------------------

<5> Рассчитана как разница между числом смертей за период с апреля 2020 года по июнь 2021 года по сравнению с соответствующим периодом предыдущих трех лет.

<6> Также произошли потери рабочего времени из-за временной нетрудоспособности, вызванной коронавирусной инфекцией.

5. Миграционный прирост в ближайшие 15 лет в лучшем случае не превысит средние уровни предыдущего десятилетия (порядка 0,3 млн человек в год) и, по оценкам Банка России, не окажет существенного влияния на потенциальный выпуск за счет невысокой доли (2%) таких работников в рабочей силе. Кроме того, они, как правило, обладают невысокой квалификацией и занимают низкооплачиваемые рабочие места, что не приведет к росту совокупной факторной производительности.

Таким образом, основное совокупное влияние демографических трендов на рост потенциального выпуска придется на ближайшие годы и составит порядка - (0,2 - 0,5) процентного пункта.


Влияние демографии на спрос и инфляцию

Основной причиной пристального внимания к демографическому аспекту экономического развития со стороны центральных банков, проводящих политику таргетирования инфляции, является его возможное влияние на совокупный спрос и инфляцию. Так, сокращение трудоспособного населения и увеличение численности пожилых людей могут привести к сокращению совокупного спроса, что будет оказывать понижательное давление на инфляцию <7>. Также по мере увеличения доли пенсионеров есть риск сокращения совокупных сбережений, которые являются источником средств для инвестиций и роста экономики.

--------------------------------

<7> Anderson, Derek, Dennis Botman, and Ben Hunt (2014). "Is Japan"s Population Aging Deflationary?". IMF Working Paper 14/139.

Кроме того, в условиях старения населения существует риск снижения эффективности денежно-кредитной политики за счет меньшей чувствительности совокупного спроса к изменению процентной ставки. Пожилые люди слабее реагируют на изменение ставок в экономике в связи с более низкой кредитной нагрузкой по сравнению с молодыми. По мере расширения когорт старших возрастов эта проблема усиливается. С учетом этого центральному банку, возможно, придется более активно реагировать на изменение инфляционных рисков, чтобы иметь возможность компенсировать слабую реакцию совокупного спроса на проводимую политику <8>. Вместе с тем с течением