Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23.03.2020 N 23-КГ19-10

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2020 г. N 23-КГ19-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Жубрина М.А., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 23 марта 2020 г. кассационную жалобу представителя Министерства финансов Российской Федерации Килабова М.М. на решение Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. и постановление президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г.

по делу N 2-1919/2018 по иску Мирзаева Султана Бетеровича и Косумовой Хеди Газалиевны к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Чеченской Республике о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Мирзаев С.Б. и Косумова Х.Г. через представителя по доверенности Джамалдиева А.С. 12 сентября 2018 г. обратились в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Чеченской Республике о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта.

В обоснование заявленных требований указано, что в результате террористического акта, произошедшего 27 декабря 2002 г. на территории правительственного комплекса, расположенного в г. Грозном по адресу: ул. Гаражная, д. 10, Мирзаев С.Б. и Косумова Х.Г. получили осколочные ранения. Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы Мирзаеву С.Б. был причинен вред здоровью средней тяжести. В отношении Косумовой Х.Г. степень тяжести причиненного вреда не устанавливалась.

По факту совершения террористического акта было возбуждено уголовное дело, по которому Мирзаев С.Б. и Косумова Х.Г. признаны потерпевшими. В связи с неустановлением местонахождения обвиняемых 25 июня 2005 г. предварительное следствие по уголовному делу было приостановлено.

Мирзаев С.Б. и Косумова Х.Г. считают, что они, как лица, признанные пострадавшими с результате террористического акта, имеют право на возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта, и, ссылаясь на статьи 150, 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", постановление Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий", Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в закон Российской Федерации "Об акцизах", просили суд взыскать с Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства Российской Федерации по Чеченской Республике в пользу Мирзаева С.Б. и Косумовой Х.Г. по 1 000 000 руб. в пользу каждого.

Представитель ответчика Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Чеченской Республике в письменных возражениях просил отказать в удовлетворении исковых требований.

Решением Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г. исковые требования Мирзаева С.Б. и Косумовой Х.Г. удовлетворены частично, с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Мирзаева С.Б. взыскана денежная сумма в размере 400 000 руб., в пользу Косумовой Х.Г. - 400 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г. решение Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. оставлены без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя Министерства финансов Российской Федерации Килабова М.М. ставится вопрос об отмене решения Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г., апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. и постановления президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г., как незаконных, и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 9 октября 2019 г. исполнение решения Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г. приостановлено до окончания производства в суде кассационной инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 9 октября 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 17 февраля 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 390.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами первой, апелляционной и кассационной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 27 декабря 2002 г. примерно в 14 часов 25 минут на территории правительственного комплекса возле здания Правительства Чеченской Республики, расположенного в г. Грозном по адресу: ул. Гаражная, д. 10, был совершен террористический акт, в результате которого погибли 71 человек, здоровью 640 граждан причинен вред различной степени тяжести.

27 декабря 2002 г. по признакам преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 205 (террористический акт), пунктами "а", "б", "е", "ж" части 2 статьи 105 (убийство) Уголовного кодекса Российской Федерации прокурором Чеченской Республики возбуждено уголовное дело N 54114.

Постановлением следователя следственного отдела Грозненского РОВД от 17 марта 2003 г. в связи с причинением физического, морального и имущественного вреда Мирзаев С.Б. признан потерпевшим по уголовному делу N 54114.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы повреждения здоровья, полученные Мирзаевым С.Б. в результате террористического акта, по признаку длительности расстройства квалифицированы как вред здоровью средней тяжести.

Постановлением старшего следователя следственного отдела при Ленинском РОВД г. Грозного от 16 января 2003 г. ввиду причинения физического и морального вреда Косумова Х.Г. признана потерпевшей по уголовному делу N 54114.

Письмом исполняющего обязанности министра труда, занятости и социального развития Чеченской Республики от 17 августа 2016 г. представителю Мирзаева С.Б. и Косумовой Х.Г. - Джамалдиеву А.С. было сообщено, что выплаты семьям погибших и пострадавшим работникам в результате террористического акта, совершенного 27 декабря 2002 г. на территории правительственного комплекса г. Грозного Чеченской Республики Министерством не производились. Сведениями о компенсационных выплатах вышеназванной категории граждан Министерство не располагает.

Для установления причины и степени тяжести причиненного Косумовой Х.Г. вреда здоровью определением Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 1 октября 2018 г. по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручено экспертам Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Чеченской Республики.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы от 15 октября 2018 г. Косумова Х.Г. в 2002 г. в результате террористического акта получила черепно-мозговую травму, последствием которой стал ряд заболеваний. Не исключено, что имеется взаимосвязь между травмой, полученной Косумовой Х.Г., и ее последствиями, которые квалифицируются по признаку длительности расстройства здоровья свыше 3-х недель как причинившие средней тяжести вред здоровью.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Мирзаева С.Б. и Косумовой Х.Г. о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта, суд первой инстанции сослался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в закон Российской Федерации "Об акцизах" и указал на то, что Конституция Российской Федерации не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение лица. Поскольку Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" не устанавливал порядок и размеры выплат единовременных пособий жертвам террористических актов, а Федеральным законом от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и принятым на его основе постановлением Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий" возможность выплат лицам, пострадавшим в результате террористического акта, предусмотрена, то к спорным отношениям, как полагал суд первой инстанции, необходимо применять Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" как улучшающий положение истцов, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Чеченской Республике единовременной денежной выплаты в размере 400 000 руб. в пользу каждого.

Кроме того, суд первой инстанции со ссылкой на часть 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отметил, что правомерность применения к отношениям, связанным с возмещением вреда, причиненного в результате террористического акта, произошедшего 27 декабря 2002 г., подтверждена вступившим в законную силу апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 5 апреля 2018 г., оставленным без изменения постановлением президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 30 августа 2018 г., по делу по иску Байдаровой М.В. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства о возмещении вреда, причиненного террористическим актом, которым признано право лиц, признанных потерпевшими в результате названного террористического акта, на возмещение вреда в соответствии с Федеральным законом от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и принятым на его основе постановлением Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий".

К аналогичным выводам пришел суд апелляционной инстанции и президиум Верховного Суда Чеченской Республики.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций неправомерными ввиду следующего.

Согласно преамбуле Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" (далее также - Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ), действовавшего на дату совершения террористического акта, в результате которого Мирзаеву С.Б. и Косумовой Х.Г. был причинен вред здоровью (27 декабря 2002 г.), и утратившего силу с 1 января 2007 г. в связи с принятием Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", настоящий федеральный закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом.

Право лиц, пострадавших в результате террористической акции, на возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, и их социальная реабилитация предусмотрено главой IV Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ.

Пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ было установлено, что возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

Пунктом первым статьи 18 Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ предусматривалось, что социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате террористической акции, проводится в целях их возвращения к нормальной жизни, включает в себя правовую помощь указанным лицам, их психологическую, медицинскую, профессиональную реабилитацию, трудоустройство вплоть до восстановления на работе, предоставление им жилья.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 3.2 определения от 27 декабря 2005 г. N 523-О, закрепляя в статье 17 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" соответствующий порядок возмещения вреда, причиненного в результате террористической акции, государство, учитывая характер причиненного вреда, принимает на себя ответственность за действия третьих лиц, выступая тем самым гарантом возмещения ущерба пострадавшим, поскольку они во многих случаях не имели бы практической возможности реализовать свое право на возмещение ущерба (так как причинителя вреда либо нет в живых, либо у него нет средств, либо он не установлен), либо такое возмещение не соответствовало бы характеру чрезвычайности, будучи отсроченным. Тем самым законодательно разрешается задача скорейшего восстановления нарушенных прав при ограниченности, отсутствии или невозможности определения в разумные сроки истинных источников возмещения вреда. Государство в данном случае берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах, преследующий цели поддержания социальных связей, сохранения социума. Организуя систему компенсаций, государство выступает не как причинитель вреда (что требовало бы полного возмещения причиненного вреда) и не как должник по деликтному обязательству, а как публичный орган, выражающий общие интересы, и как распорядитель бюджета, создаваемого и расходуемого в общих интересах.

В соответствии с Федеральным законом от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2001 г. N 90 (утратило силу 27 января 2007 г. в связи с принятием постановления Правительства Российской Федерации от 12 января 2007 г. N 6) был утвержден Порядок осуществления социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористической акции (далее также - Порядок осуществления социальной реабилитации).

Исходя из Порядка осуществления социальной реабилитации в соответствии с Федеральным законом "О борьбе с терроризмом" лица, пострадавшие в результате террористической акции, то есть преступления, предусмотренного статьями 205 - 208, 277 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также других преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, если они совершены в террористических целях (далее именуются - пострадавшие), имеют право на социальную реабилитацию (пункт 1); социальная реабилитация пострадавших включает в себя правовую помощь указанным лицам, их психологическую, медицинскую и профессиональную реабилитацию, трудоустройство вплоть до восстановления на работе, предоставление им жилья (пункт 2); орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена террористическая акция, с учетом характера и последствий акции, а также других обстоятельств принимает в первоочередном порядке меры, направленные на выявление и учет пострадавших, определение видов необходимой помощи, в том числе по социальной реабилитации, и ее объемов, обращая особое внимание на организацию временного размещения пострадавших, создание необходимых бытовых условий, обеспечение их питанием, одеждой и медикаментами (пункт 9); в целях координации действий государственных органов исполнительной власти по организации и осуществлению социальной реабилитации пострадавших могут создаваться соответствующие органы (комиссии, советы) (пункт 10); федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации оказывают в пределах своих полномочий максимально возможную помощь пострадавшим (пункт 11).

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 г. N 1857-р осуществлены необходимые первоочередные мероприятия по оказанию помощи гражданам, пострадавшим вследствие террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г. (далее именуется - террористическая акция). Министерству финансов Российской Федерации было поручено выделить в январе 2003 г. из резервного фонда Правительства Российской Федерации Правительству Чеченской Республики средства: а) для выплаты семьям граждан Российской Федерации, погибших (умерших) в результате террористической акции, единовременной материальной помощи в размере 100 тыс. рублей на каждого погибшего (умершего), а также 14,2 тыс. рублей на каждого погибшего (умершего) для оплаты захоронения; б) для выплаты пострадавшим в результате террористической акции гражданам Российской Федерации единовременной материальной помощи: получившим ранения тяжелой и средней степени тяжести - в размере 50 тыс. рублей на каждого пострадавшего; получившим ранения легкой степени тяжести - в размере 15 тыс. рублей на каждого пострадавшего (пункт 2 распоряжения Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 г. N 1857-р).

Распоряжением Правительства Чеченской Республики от 10 января 2003 г. N 12-рп "О создании комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве" Министерству труда и социального развития Чеченской Республики поручено в срок до 15 февраля 2003 г. произвести выплаты семьям граждан, погибшим (умершим) в результате террористической акции, а также лицам, получившим ранения (телесные повреждения) тяжелой, средней и легкой степени тяжести в размерах, предусмотренных распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 г. N 1857-р, и представить отчет в Правительство Чеченской Республики.

Распоряжением Правительства Чеченской Республики от 22 января 2003 г. N 49-рп "О порядке выплаты единовременной материальной помощи гражданам, пострадавшим в результате террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г." утвержден Порядок выплаты единовременной материальной помощи гражданам, пострадавшим в результате террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г. (далее - Порядок).

Пунктом 2 Порядка предусмотрено, что пострадавшим гражданам выплачивается на основании обращения в Министерство труда и социального развития Чеченской Республики единовременная материальная помощь: семьям погибших (умерших) - в размере 100 тыс. рублей и 14,2 тыс. рублей для оплаты захоронения; гражданам, получившим ранения (увечье, травму, контузию) тяжелой и средней степени тяжести - в размере 50 тыс. рублей; гражданам, получившим ранения (увечье, травму, контузию) легкой степени тяжести - в размере 15 тыс. рублей.

С 1 января 2007 г. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" (далее - Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ), которым установлены основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма, а также правовые и организационные основы применения Вооруженных Сил Российской Федерации в борьбе с терроризмом.

Статьей 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ определен порядок возмещения вреда, причиненного в результате террористического акта.

Частью 1 статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ предусмотрено, что государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.

Возмещение вреда, включая моральный вред, причиненного в результате террористического акта, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о гражданском судопроизводстве, за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. На требование о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта жизни или здоровью граждан, исковая давность не распространяется. Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение указанного преступления (часть 1.1 статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ).

Статьей 27 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ установлен порядок вступления в силу этого закона.

Так, согласно части 2 статьи 27 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ статья 18 названного закона вступила в силу с 1 января 2007 г. Обратная сила положениям данной нормы законом не придана.

В соответствии со статьей 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" постановлением Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий" были утверждены Правила выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий, которыми, в том числе установлен порядок выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации на осуществление компенсационных выплат физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, и возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями (документ утратил силу с 1 января 2020 г. в связи с изданием постановления Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2019 г. N 1928).

Абзацем 4 подпункта "а" пункта 3 названных Правил установлено, что бюджетные ассигнования из резервного фонда выделяются федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации в целях осуществления компенсационных выплат физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, и возмещения вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, для покрытия расходов на финансовое обеспечение выплаты единовременных пособий гражданам, получившим в результате террористического акта и (или) при пресечении террористического акта правомерными действиями вред здоровью, с учетом степени тяжести вреда здоровью из расчета степени тяжести вреда (тяжкий вред или средней тяжести вред в размере 400 тыс. рублей на человека, легкий вред - 200 тыс. рублей на человека).

Таким образом, Российская Федерация в лице федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с приведенным нормативным правовым регулированием осуществляет комплекс мер, направленных на возмещение вреда лицам, пострадавшим в результате террористических акций, в том числе лицам, пострадавшим в результате террористического акта в г. Грозном Чеченской Республики 27 декабря 2002 г., путем организации системы предоставления различных компенсаций для данных лиц. Для этих целей орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена террористическая акция, с учетом всех обстоятельств принимает меры, направленные на выявление и учет пострадавших, определение видов необходимой помощи. Из резервного фонда федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации выделяются бюджетные ассигнования для осуществления компенсационных выплат лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали за истцами право на возмещение причиненного им вреда здоровью в результате террористического акта в г. Грозном Чеченской Республики 27 декабря 2002 г. с возложением обязанности по его возмещению на Министерство финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации на основании Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и принятым на его основе постановлением Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий", предусматривающим возможность выплат лицам, пострадавшим в результате террористического акта, полагая со ссылкой на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в закон Российской Федерации "Об акцизах" необходимым применять Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" как улучшающий положение истцов, в связи с чем пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации денежной выплаты в размере 400 000 руб. в пользу каждого из истцов.

Однако при определении закона, подлежащего применению к спорным отношениям, судами не учтено, что террористический акт в г. Грозном Чеченской Республики, в результате которого истцам Мирзаеву С.Б. и Косумовой Х.Г. причинен вред здоровью средней тяжести, произошел 27 декабря 2002 г.

Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" вступил в силу после указанного события - с 1 января 2007 г. Действие этого закона распространяется на отношения, возникшие после введения его в действие.

Следовательно оснований для применения к спорным отношениям норм Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта, а также принятого на основании этого закона постановления Правительства Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. N 110 "О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий", не имеется, поскольку в Федеральном законе от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" не содержится норм о его распространении на отношения, возникшие до введения его в действие.

Судебные инстанции по настоящему делу не учли, что вред, причиненный истцам в результате террористического акта, подлежал возмещению в порядке, действовавшем на дату причинения такого вреда (27 декабря 2002 г.), то есть по нормам Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом", согласно которым возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

При этом во исполнение распоряжения Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 г. N 1857-р распоряжением Правительства Чеченской Республики от 10 января 2003 г. N 12-рп "О создании комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве" и распоряжением Правительства Чеченской Республики от 22 января 2003 г. N 49-рп "О порядке выплаты единовременной материальной помощи гражданам, пострадавшим в результате террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г." обязанность по выплате лицам, получившим ранение в результате террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г., была возложена на Министерство труда и социального развития Чеченской Республики.

В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Между тем обстоятельства, имеющие значение для дела с учетом обоснования исковых требований истцами и подлежащих применению к спорным отношениям норм права, судом не устанавливались. По данному делу с учетом заявленных исковых требований, возражений на них ответчика и подлежащих применению норм материального права суду, в частности, следовало установить, обращались ли истцы в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации (Министерство труда и социального развития Чеченской Республики), который был уполномочен на осуществление в соответствии с положениями статьи 17 Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ, распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 г. N 1857-р, распоряжениями Правительства Чеченской Республики от 10 января 2003 г. N 12-рп "О создании комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве" и от 22 января 2003 г. N 49-рп "О порядке выплаты единовременной материальной помощи гражданам, пострадавшим в результате террористической акции в г. Грозном 27 декабря 2002 г." комплекса мер, направленных на возмещение вреда лицам, пострадавшим в результате террористического акта, произошедшего 27 декабря 2002 г. в г. Грозном Чеченской Республики; производились ли им эти выплаты; на основании каких данных исполняющим обязанности министра труда, занятости и социального развития Чеченской Республики в письме от 17 августа 2016 г. было сообщено, что выплаты семьям погибших и пострадавшим работникам в результате террористического акта, совершенного 27 декабря 2002 г. на территории правительственного комплекса г. Грозного Чеченской Республики Министерством не производились и о каких лицах конкретно в нем идет речь.

Указанные юридически значимые для дела обстоятельства не были предметом исследования судебных инстанций при разрешении спора о возложении на Министерство финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации обязанности по возмещению вреда, причиненного в результате террористического акта, и соответствующей правовой оценки с учетом приведенных выше норм материального права не получили.

Ввиду того, что нормативными правовыми актами предусмотрен специальный порядок осуществления Российской Федерацией в лице федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации комплекса мер, направленных на возмещение вреда лицам, пострадавшим в результате террористических акций, в том числе лицам, пострадавшим в результате террористического акта, произошедшего 27 декабря 2002 г. в г. Грозном Чеченской Республики, посредством организации системы предоставления различных компенсаций для данных лиц за счет выделения из федерального бюджета бюджетных ассигнований на эти цели, вывод суда о возложении обязанности по возмещению вреда на Министерство финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации без учета нормативных правовых положений, регулирующих основания и порядок возмещения вреда лицам, пострадавшим в результате террористической акции, произошедшей 27 декабря 2002 г. в г. Грозном Чеченской Республики, является неправомерным.

Ссылку судов первой и апелляционной инстанций на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в закон Российской Федерации "Об акцизах" в обоснование вывода о необходимости применения к спорным отношениям Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает ошибочной, поскольку предметом рассмотрения был Федеральный закон от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах", а кроме того названным постановлением общее правило действия гражданского законодательства во времени, сформулированное в статье 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, неконституционным не признано.

Что касается ссылки суда первой инстанции на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 5 апреля 2018 г. и постановление президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 30 августа 2018 г. по делу по иску Байдаровой М.В. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства о возмещении вреда, причиненного террористическим актом, то она, вопреки мнению суда первой инстанции, не имеет преюдициального значения для разрешения настоящего дела в силу положений части 2 статьи 61 ГПК РФ, предусматривающих, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, поскольку в разрешении спора по иску Байдаровой М.В. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства о возмещении вреда, причиненного террористическим актом, не участвовали истцы по настоящему делу (Мирзаев С.Б. и Косумова Х.Г.).

Принимая во внимание изложенное, решение Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. и постановление президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390.14 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Ленинского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 7 ноября 2018 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 21 февраля 2019 г. и постановление президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Ленинский районный суд г. Грозного Чеченской Республики.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления