Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 02.03.2020 N 56-КГ19-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2020 г. N 56-КГ19-26

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 марта 2020 г. кассационную жалобу Дегтянниковой Марины Александровны, действующей в своих интересах и в интересах Смирнова В.В., на решение Михайловского районного суда Приморского края от 26 октября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 5 марта 2019 г.

по делу N 2-462/18 Михайловского районного суда Приморского края по иску Дегтянниковой Марины Александровны, действующей в своих интересах и в интересах Смирнова В.В., по иску Смирнова Виктора Николаевича, Смирнова Александра Викторовича, Смирновой Анастасии Викторовны к открытому акционерному обществу "Российские железные дороги", страховому публичному акционерному обществу "Ингосстрах" о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда в связи с причинением тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнему.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Дегтянниковой М.А. - адвоката Бредюка И.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителей ОАО "Российские железные дороги" Хархардина Д.Н. и Шлапак Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Власовой Т.А., полагавшей апелляционное определение незаконным, подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Дегтянникова Марина Александровна, действующая в своих интересах и в интересах Смирнова В.В., <...> года рождения, Смирнов Виктор Николаевич, Смирнов Александр Викторович, Смирнова Анастасия Викторовна 27 июля 2018 г. обратились в суд с иском к открытому акционерному обществу "Российские железные дороги" (далее также - ОАО "РЖД") и страховому публичному акционерному обществу "Ингосстрах" (далее также - СПАО "Ингосстрах") о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда в связи с причинением тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнему Смирнову В.В.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что Смирнов В.В. является сыном Дегтянниковой Марины Александровны и Смирнова Виктора Николаевича. Смирнов Александр Викторович и Смирнова Анастасия Викторовна являются родными братом и сестрой Смирнова В.В.

29 апреля 2018 г. несовершеннолетний Смирнов В.В. был травмирован грузовым поездом N 2009 на 4 км ПК-6 перегона станций "Дубининский - Воздвиженский" Дальневосточной железной дороги, в результате чего был причинен тяжкий вред его здоровью. По последствиям травмы Смирнову В.В. установлена инвалидность, он нуждается в постороннем уходе и постоянном врачебном контроле, а также санаторно-курортном лечении, ему необходима адаптация к новым жизненным обстоятельствам и помощь психолога в связи с нахождением в постоянной депрессии от последствий несчастного случая.

Произошедшее со Смирновым В.В. происшествие принесло как самому Смирнову В.В., так и его родственникам - матери Дегтянниковой М.А., отцу Смирнову В.Н., брату Смирнову А.В., сестре Смирновой А.В. - нравственные страдания. Полученная Смирновым В.В. травма и ее последствия повлекли изменения в привычном образе жизни семьи по причине осуществления постоянного ухода за Смирновым В.В.

Истцы полагают, что причинение вреда здоровью несовершеннолетнего Смирнова В.В. стало возможным по вине ОАО "РЖД" как владельца объектов железнодорожной инфраструктуры, в нарушение статьи 21 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" и приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 8 февраля 2007 г. N 18 "Об утверждении Правил нахождения граждан и размещения объектов в зонах повышенной опасности, выполнения в этих зонах работ, проезда и перехода через железнодорожные пути" не огородившего железнодорожные пути для предотвращения возможного попадания на них граждан и тем самым не обеспечившего безопасность граждан на объектах железнодорожного транспорта, являющихся зонами повышенной опасности.

Ссылаясь на статьи 151, 1079, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцы просили взыскать со СПАО "Ингосстрах", с которым ОАО "РЖД" заключен договор на оказание услуг по добровольному страхованию гражданской ответственности, в пользу Смирнова В.В. в лице его законного представителя Дегтянниковой М.А. в счет возмещения морального вреда 300 000 руб., с ОАО "РЖД" - 5 000 000 руб., взыскать с ОАО "РЖД" компенсацию морального вреда в пользу Дегтянниковой М.А. в размере 1 500 000 руб., в пользу Смирнова В.Н. - 1 500 000 руб., в пользу Смирнова А.В. - 1 000 000 руб., в пользу Смирновой А.В. - 1 000 000 руб. Кроме этого, Дегтянникова М.А. просила взыскать солидарно со СПАО "Ингосстрах" и ОАО "РЖД" в ее пользу 4 147 руб. в возмещение материального ущерба, связанного с дополнительными расходами, необходимыми для восстановления поврежденного здоровья Смирнова В.В., а также расходы на оплату услуг представителя в размере 100 000 руб.

Решением Михайловского районного суда Приморского края от 26 октября 2018 г. исковые требования Смирнова В.В., Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. удовлетворены частично.

Со страхового публичного акционерного общества "Ингосстрах" в пользу Смирнова В.В. в лице его законного представителя Дегтянниковой М.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 300 000 руб.

С открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в пользу Смирнова В.В. в лице его законного представителя Дегтянниковой М.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 700 000 руб.

Со страхового публичного акционерного общества "Ингосстрах" в пользу Дегтянниковой М.А. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 6 000 руб.

С открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в пользу Дегтянниковой М.А. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 14 000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований Смирнова В.В., Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. отказано.

Со страхового публичного акционерного общества "Ингосстрах" в бюджет Михайловского муниципального района взыскана государственная пошлина в размере 150 руб.

С открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в бюджет Михайловского муниципального района взыскана государственная пошлина в размере 150 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 5 марта 2019 г. решение суда первой инстанции изменено в части взыскания с открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в пользу Смирнова В.В. компенсации морального вреда. С открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в пользу Смирнова В.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 200 000 руб. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Дегтянникова М.А. указывает на существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 6 ноября 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 17 января 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела истцы Дегтянникова М.А., Смирнов В.В., Смирнов В.Н., Смирнов А.В., Смирнова А.В., представитель ответчика страхового публичного акционерного общества "Ингосстрах", сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 390.11, частью 4 статьи 390.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 5 марта 2019 г.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Смирнов В.В., <...> года рождения, является сыном Дегтянниковой Марины Александровны и Смирнова Виктора Николаевича.

Смирнов Александр Викторович, <...> года рождения, и Смирнова Анастасия Викторовна, <...> года рождения, приходятся Смирнову В.В. родными братом и сестрой.

Согласно справке администрации Осиновского сельского поселения Михайловского муниципального района Приморского края от 18 июня 2018 г. Дегтянникова М.А., Смирнов В.Н., Смирнов В.В., Смирнов А.В., Смирнова А.В. зарегистрированы по адресу: <...>. Всего вместе с Дегтянниковой М.А. и Смирновым В.Н. проживают 7 детей.

29 апреля 2018 г. Смирнов В.В., следуя по железнодорожным путям на участке железной дороги, расположенном на 4 км ПК-6 перегона "Воздвиженский - Дубининский", был травмирован локомотивом в составе грузового поезда.

В этот же день 29 апреля 2018 г. в 17 часов 25 минут Смирнов В.В. был доставлен бригадой скорой медицинской помощи в краевое государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Михайловская центральная районная больница", где в период с 29 апреля по 21 мая 2018 г. проходил стационарное лечение в хирургическом отделении с диагнозом "Железнодорожная травма. <...>".

По факту травмирования Смирнова В.В. Приморским следственным отделом на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации была проведена проверка.

4 июня 2018 г. старшим следователем Приморского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 263 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена) по пункту 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления; по статье 110 Уголовного кодекса Российской Федерации (доведение до самоубийства) - по пункту 1 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ввиду отсутствия события преступления.

17 октября 2018 г. Смирнов В.В. признан инвалидом по категории "ребенок-инвалид" на срок до 26 марта 2019 г.

Судом также установлено, что на момент транспортного происшествия (29 апреля 2018 г.) ответственность ОАО "РЖД" за вред, причиненный жизни и здоровью граждан в результате транспортного происшествия при использовании инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования и железнодорожных путей необщего пользования, была застрахована по договору добровольного страхования гражданской ответственности от 14 сентября 2016 г. N 2072681, заключенному между ОАО "РЖД" (страхователем) и СПАО "Ингосстрах" (страховщиком).

Пунктом 3.3 договора страхования от 14 сентября 2016 г. определено, что страховая сумма по одному страховому случаю составляет 475 000 000 руб., в том числе по договору устанавливаются страховые суммы в отношении причинения вреда выгодоприобретателям: 25 000 000 руб. - по причинению вреда жизни и/или здоровью физических лиц и возмещению морального вреда. При этом не более 250 000 руб. по одному потерпевшему в результате причинения вреда жизни и/или здоровью; не более 300 000 руб. выгодоприобретателям в счет компенсации морального вреда при наступлении страхового случая.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Дегтянниковой М.А., действующей в интересах несовершеннолетнего Смирнова В.В., о компенсации морального вреда в связи с причинением тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнему Смирнову В.В., суд первой инстанции руководствовался положениями статей 151, 1064, 1079, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 21 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" и исходил из того, что вред здоровью несовершеннолетнему Смирнову В.В. был причинен источником повышенной опасности, в связи с чем пришел к выводу о том, что с ОАО "РЖД" как с владельца источника повышенной опасности независимо от его вины в пользу несовершеннолетнего Смирнова В.В. подлежит взысканию компенсация морального вреда.

Определяя размер подлежащей взысканию в пользу Смирнова В.В. компенсации морального вреда в сумме 1 000 000 руб., суд первой инстанции исходил из того, что травмирование Смирнова В.В. было допущено в результате его грубой неосторожности и в отсутствие со стороны машиниста и помощника машиниста грузового поезда нарушений нормативных требований при движении электропоезда с составом, а также принял во внимание степень нравственных страданий Смирнова В.В. в результате травмирования, причиненной физической боли, которую Смирнов В.В. продолжает испытывать из-за полученных травм, страданий из-за невозможности продолжать жить полноценной жизнью, как это делают его ровесники, что, как указал суд первой инстанции, является тяжелейшим событием в жизни человека, неоспоримо причинившим нравственные страдания.

Поскольку гражданская ответственность ОАО "РЖД" застрахована СПАО "Ингосстрах" по договору добровольного страхования гражданской ответственности, суд первой инстанции взыскал со СПАО "Ингосстрах" компенсацию морального вреда в пользу Смирнова В.В. в пределах лимита, установленного таким договором в размере 300 000 руб., оставшуюся сумму компенсации морального вреда в размере 700 000 руб. суд первой инстанции взыскал непосредственно с владельца источника повышенной опасности - ОАО "РЖД".

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований Дегтянниковой М.А. о взыскании расходов на приобретение лекарственных средств ввиду отсутствия доказательств того, что понесенные Дегтянниковой М.А. расходы на приобретение лекарственных средств были необходимы и понесены по назначению врача для Смирнова В.В., получившего увечье на железной дороге.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. о взыскании в их пользу компенсации морального вреда в связи с причинением тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнему Смирнову В.В., суд первой инстанции, высказав суждение о том, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, пришел к выводу о том, что переживания Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В. и Смирновой А.В. за судьбу Смирнова В.В. и состояние его здоровья производны от физических и нравственных страданий самого Смирнова В.В., в пользу которого определена компенсация морального вреда, а двойное взыскание в указанном случае закон не предусматривает. Суд первой инстанции также указал, что допустимых и достаточных доказательств факта ухудшения здоровья этих лиц как самого по себе, так и в причинно-следственной связи с их нравственными страданиями ввиду случившегося со Смирновым В.В. несчастного случая, истцами не представлено.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера компенсации морального вреда, взысканного судом первой инстанции в пользу Смирнова В.В., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции не в полной мере были учтены обстоятельства, при которых произошло причинение Смирнову В.В. вреда здоровью, а именно наличие грубой неосторожности в его действиях при нахождении на железнодорожных путях. Как полагал суд апелляционной инстанции, сумма компенсации морального вреда, определенная к взысканию судом первой инстанции, не отвечает принципам разумности и справедливости, в связи с чем снизил размер подлежащей взысканию с ОАО "РЖД" в пользу Смирнова В.В. компенсации морального вреда до 200 000 руб.

С выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью несовершеннолетнего Смирнова В.В. в пользу его родственников - Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. суд апелляционной инстанции согласился.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

1. К числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите, относятся прежде всего право на жизнь (часть 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации) как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод, и право на охрану здоровья (часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации).

Из изложенного следует, что государство должно защищать право граждан на жизнь и здоровье, обеспечивать его реализацию, уделяя надлежащее внимание вопросам предупреждения произвольного лишения жизни и здоровья, а также обязано принимать все разумные меры по борьбе с обстоятельствами, которые могут создать прямую угрозу жизни и здоровью граждан.

В соответствии с пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (часть 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 названного постановления Пленума).

Исходя из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению моральный вред - это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. В статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплены общие правила по компенсации морального вреда без указания случаев, когда допускается такая компенсация. Поскольку возможность денежной компенсации морального вреда обусловлена посягательством на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, само по себе отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда.

Из содержания искового заявления следует, что требования о компенсации морального вреда были заявлены Дегтянниковой М.А., Смирновым В.Н., Смирновым А.В., Смирновой А.В. в том числе в связи с тем, что лично им в связи с трагическим случаем (травмированием), произошедшим со Смирновым В.В. (соответственно сыном и братом истцов) также причинены нравственные страдания, выразившиеся в ощущениях бессилия от невозможности помочь близкому человеку, непрекращающегося чувства тревоги, от неизвестности за дальнейшую судьбу Смирнова В.В., невозможности их самих лично продолжать активную общественную жизнь, трудовую деятельность, чем нарушено их неимущественное право на родственные и семейные связи.

Согласно статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Семейная жизнь в понимании статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практики Европейского Суда по правам человека охватывает существование семейных связей как между супругами, так и между родителями и детьми, в том числе совершеннолетними, между другими родственниками.

Статьей 38 Конституции Российской Федерации и корреспондирующими ей нормами статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства.

Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав (пункт 1 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации).

Из Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее взаимосвязи с нормами Конституции Российской Федерации, Семейного кодекса Российской Федерации, положениями статей 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что семейная жизнь, семейные связи - это неимущественное благо, относящееся к категории неотчуждаемых и не передаваемых иным способом нематериальных благ, принадлежащих каждому человеку от рождения или в силу закона. В случае причинения вреда жизни и (или) здоровью гражданина требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. В данном случае не наступает правопреемство в отношении права на компенсацию морального вреда, поскольку такое право у членов семьи лица, которому причинен вред жизни или здоровью, возникает в связи со страданиями, перенесенными ими вследствие нарушения принадлежащих им неимущественных благ, в том числе семейных связей.

Однако суд первой инстанции неправильно истолковал и применил к спорным отношениям нормы материального права, регулирующие отношения по компенсации морального вреда, причиненного гражданину, вследствие чего пришел к ошибочному выводу о том, что переживания Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В. и Смирновой А.В. за судьбу Смирнова В.В. и состояние его здоровья производны от физических и нравственных страданий самого Смирнова В.В., в пользу которого взыскана компенсация морального вреда, а двойное взыскание такой компенсации в указанном случае закон не предусматривает.

Судом первой инстанции не учтено, что требования о компенсации морального вреда были заявлены истцами Дегтянниковой М.А. (мать), Смирновым В.Н. (отец), Смирновым А.В. (брат), Смирновой А.В. (сестра) в том числе по тем основаниям, что лично им в связи с трагическим случаем (травмированием), произошедшим со Смирновым В.В., были причинены нравственные страдания, выразившиеся в ощущении бессилия от невозможности ему помочь в связи с фактически невосполнимой утратой здоровья близким человеком, не способным к нормальной жизни вследствие необратимых физических травм, и, как следствие, - невозможностью самих родственников лично продолжать активную общественную жизнь, трудовую деятельность, в необходимости нести постоянную ответственность за состояние близкого человека, осуществляя за ним регулярный уход и контроль, в непрекращающемся чувстве тревоги и неизвестности за дальнейшую судьбу Смирнова В.В., а также в том, что полученная Смирновым В.В. травма и ее последствия повлекли изменения в привычном образе жизни семьи, привели к ограничению свободного времени и рабочего графика по причине осуществления постоянного ухода за Смирновым В.В., то есть в нарушении их неимущественного права на родственные и семейные связи.

Таким образом, предметом настоящего спора является в том числе компенсация морального вреда за причинение нравственных страданий именно истцам Дегтянниковой М.А., Смирнову В.Н., Смирнову А.В., Смирновой А.В.

Между тем, как усматривается из содержания принятого по делу решения суда первой инстанции, предметом рассмотрения суда данные обстоятельства вследствие неправильного применения норм материального права не являлись, вопрос о перенесенных Дегтянниковой М.А., Смирновым В.Н., Смирновым А.В., Смирновой А.В. нравственных страданиях в связи с трагическим случаем (травмированием), произошедшим со Смирновым В.В. (соответственно сыном и братом истцов), судом первой инстанции не исследовался и в нарушение требований статей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правовой оценки, исходя из положений норм права, подлежащих применению по данному делу, регулирующих отношения по компенсации морального вреда, не получил, выводов относительно наличия или отсутствия причинения нравственных страданий Дегтянниковой М.А., Смирнову В.Н., Смирнову А.В., Смирновой А.В. в связи с названными ими основаниями иска судом в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не сделано.

Приведенные судом первой инстанции в обоснование отказа в удовлетворении исковых требований Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. о компенсации морального вреда доводы об отсутствии доказательств факта ухудшения здоровья Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. как самого по себе, так и в причинно-следственной связи с их нравственными страданиями ввиду произошедшего со Смирновым В.В. несчастного случая законными также признаны быть не могут. Вследствие неправильного толкования и применения к спорным отношениям положений части 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации суд первой инстанции не учел, что моральный вред - это не только физические, но и нравственные страдания гражданина в связи с нарушением принадлежащих ему нематериальных благ, в данном случае - права на родственные и семейные связи. Вопрос о нравственных страданиях Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. в связи с причинением им нравственных страданий по причине получения их близким родственником (сыном и братом) Смирновым В.В. травмы судом первой инстанции по существу рассмотрен не был.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирнова А.В., Смирновой А.В. о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью их близкому родственнику Смирнову В.В. нельзя признать правомерным.

2. Суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права не устранил.

Суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (абзац второй части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления (часть 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В апелляционном определении указываются обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления, мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле; мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, если его решение было отменено полностью или в части (пункты 5, 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В абзаце первом пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13) разъяснено, что, по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Согласно разъяснениям, данным в абзаце первом пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13, по смыслу части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 - 189 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частями 1, 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного постановления суда первой инстанции только в обжалуемой части исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно них (пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) (пункт 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Из приведенных норм процессуального закона и разъяснений по их применению следует, что суд апелляционной инстанции должен исправлять ошибки, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела, поэтому он наделен полномочиями по повторному рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных законом для производства в суде апелляционной инстанции.

Однако допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела по иску Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирновой А.В., Смирнова А.В. о компенсации морального вреда нарушения норм материального и процессуального права не были устранены судом апелляционной инстанции, который согласился с выводами суда первой инстанции об отказе во взыскании компенсации морального вреда близким родственникам пострадавшего Смирнова В.В. - его матери Дегтянниковой М.А., отцу Смирнову В.Н., брату Смирнову А.В. и сестре Смирновой А.В., приведя в судебном постановлении те же мотивы, что и суд первой инстанции, однако по существу апелляционную жалобу Смирнова В.В., Дегтянниковой М.А., Смирнова В.Н., Смирновой А.В., Смирнова А.В. не рассмотрел, формально отклонив доводы истцов - заявителей апелляционной жалобы.

В нарушение статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судом апелляционной инстанции не приняты во внимание доводы апелляционной жалобы истцов о том, что родственники имеют право обращаться в суд с требованиями о компенсации морального вреда не только в случае смерти своего родственника, но и в случае причинения тяжкого вреда его здоровью, а также о том, что лично им, как родственникам пострадавшего, причинены нравственные страдания в связи с фактически невосполнимой утратой здоровья близким человеком, не способным к нормальной жизни вследствие необратимых физических травм, и, как следствие, - невозможностью самих родственников лично продолжать активную общественную жизнь, трудовую деятельность, необходимостью нести постоянную ответственность за состояние близкого человека, осуществляя за ним регулярный уход и контроль, в непрекращающемся чувстве тревоги и неизвестности за дальнейшую судьбу Смирнова В.В.

Такой формальный подход суда апелляционной инстанции к рассмотрению настоящего дела противоречит требованиям правовых норм, регулирующих отношения по компенсации морального вреда и положениям статей 67, 71, 195 - 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

3. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает не соответствующим закону вывод суда апелляционной инстанции о снижении размера компенсации морального вреда, взысканного судом первой инстанции с ОАО "РЖД" в пользу Смирнова В.В.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 (статьи 1064 - 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации) и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно части 2 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (пункт 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", при рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Как разъяснено в абзацах втором и четвертом пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

В постановлении Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу "Максимов (Maksimov) против России" указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Из изложенного следует, что, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон (статьи 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации) устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Между тем приведенным нормативным положениям, регулирующим вопросы компенсации морального вреда и определения размера такой компенсации, разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению, правовой позиции Европейского Суда по правам человека апелляционное определение не отвечает.

Снижая размер компенсации морального вреда, взысканной в пользу Смирнова В.В. с ОАО "РЖД", до 200 000 руб., суд апелляционной инстанции сослался лишь на грубую неосторожность Смирнова В.В., достигшего на момент получения травмы <...>-летнего возраста, указав, что при определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции не в полной мере были учтены обстоятельства, при которых произошло причинение Смирнову В.В. вреда здоровью, а именно наличие грубой неосторожности в его действиях при нахождении на железнодорожных путях.

Значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканного судом первой инстанции в пользу Смирнова В.В., суд апелляционной инстанции не привел никаких обоснований для снижения размера такой компенсации, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу, что и суд первой инстанции, а именно грубую неосторожность самого Смирнова В.В. Суд апелляционной инстанции также не указал мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма компенсации морального вреда в размере 200 000 руб. является достаточной компенсацией перенесенных Смирновым В.В. физических и нравственных страданий.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о размере подлежащей взысканию в пользу Смирнова В.В. компенсации морального вреда не отвечает требованиям статьи 195, абзаца второго части 1 статьи 327, пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным обжалуемое апелляционное определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 5 марта 2019 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть все приведенное выше и разрешить возникший спор на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, обстоятельств, установленных по делу, и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 5 марта 2019 г. по делу N 2-462/18 Михайловского районного суда Приморского края отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления