Законодательство РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 317-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Айрапетяна Арега Давидовича, Айрапетяна Севады Давидовича и Айрапетяна Шанта Давидовича на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2019 г. N 317-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

АЙРАПЕТЯНА АРЕГА ДАВИДОВИЧА,

АЙРАПЕТЯНА СЕВАДЫ ДАВИДОВИЧА

И АЙРАПЕТЯНА ШАНТА ДАВИДОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 22 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"О ГРАЖДАНСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы А.Д. Айрапетяна, С.Д. Айрапетяна и Ш.Д. Айрапетяна к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. А.Д. Айрапетян, С.Д. Айрапетян и Ш.Д. Айрапетян оспаривают конституционность части первой статьи 22 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации", а фактически ее абзаца первого, примененного в их деле, который определяет, что решение о приобретении или прекращении гражданства Российской Федерации подлежит отмене в случае, если будет установлено, что данное решение принято на основании представленных заявителем подложных документов или заведомо ложных сведений, либо в случае отказа заявителя от принесения Присяги.

Как следует из представленных материалов, в отношении заявителей решения о приобретении гражданства Российской Федерации, которое они приобретали одновременно с матерью (А.Г. Айрапетян), были отменены в связи с отменой решения о приеме в гражданство Российской Федерации их матери. Заявители утверждают, что в их деле правоприменителями, в том числе судами, не была применена подлежащая применению норма части третьей статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации", исключающая отмену решения о приобретении российского гражданства в отношении детей по основанию отмены решения о приеме в гражданство Российской Федерации их родителей. При этом, как полагают заявители, суды неверно исходили из того, что отмена решений о приобретении ими гражданства Российской Федерации была допустима по причине отсутствия у них иных оснований для приобретения гражданства Российской Федерации, кроме заявления их матери.

В связи с тем что оспариваемое законоположение позволяет отменять решения о приеме в российское гражданство детей, родители которых приобретали гражданство Российской Федерации на основании представления заведомо ложных сведений, заявители просят признать его не соответствующим статьям 6 и 54 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вопрос о конституционности оспариваемых заявителем положений статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" уже неоднократно ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, который в определениях от 25 октября 2016 года N 2211-О, от 15 января 2019 года N 2-О и от 12 февраля 2019 года N 267-О применительно к оценке законодательного регулирования оснований, условий и юридических последствий установления судом факта использования подложных документов или сообщения заведомо ложных сведений при подаче заявления о приеме в гражданство Российской Федерации указал следующее.

Рассмотрение заявлений о приеме в гражданство Российской Федерации осуществляется компетентными государственными органами, которые перед принятием решений обязаны провести проверку фактов и представленных для обоснования заявлений по вопросам гражданства Российской Федерации документов, в том числе в случае необходимости запрашивая дополнительные сведения в соответствующих государственных органах, организациях. По результатам рассмотрения по каждому заявлению принимается отдельное решение с обязательным указанием оснований его принятия, объективность которого во многом зависит от достоверности представленных документов и содержащейся в них информации. Использование при подаче заявления подложных документов или сообщение заведомо ложных сведений является одним из оснований для отклонения заявления о приеме в гражданство Российской Федерации, о чем в обязательном порядке подлежит предупреждению каждое претендующее на российское гражданство лицо.

Представление подложных документов или сообщение заведомо ложных сведений в заявлении о приеме в гражданство Российской Федерации, выявленные после его приобретения, влекут отмену решения о приеме в гражданство Российской Федерации лишь при установлении соответствующих фактов в судебном порядке. Однако такое установление не является безусловным основанием для отмены решения о приеме в российское гражданство, поскольку из содержания положений статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" вытекает, что они распространяются только на случаи, когда отсутствовали законные основания для приобретения российского гражданства и возникновения устойчивой правовой связи лица с Российской Федерацией, выражающейся в совокупности их взаимных прав и обязанностей (статья 3 данного Федерального закона).

Установление судом факта использования подложных документов или сообщения заведомо ложных сведений при подаче заявления о приеме в гражданство Российской Федерации не освобождает компетентных должностных лиц федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, от учета при принятии в соответствии со статьей 41 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" решения об отмене решения о приеме в гражданство Российской Федерации всех конкретных обстоятельств, связанных с судебным установлением факта сообщения заведомо ложных сведений, и, в частности, времени, прошедшего со дня принятия решения о приобретении российского гражданства. В противном случае в Российской Федерации как правовом государстве в нарушение принципов справедливости и правовой безопасности не соблюдались бы предопределенные статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации требования необходимости, соразмерности и пропорциональности ограничения прав и свобод человека и гражданина, обращенные, по смыслу ее статьи 18, не только к федеральному законодателю, но и к органам исполнительной и судебной власти (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 8 апреля 2014 года N 10-П, от 8 июня 2015 года N 14-П и др.).

Применение оспариваемых законоположений не исключает возможности последующего судебного контроля за принятием решений об отмене решений о приеме в гражданство Российской Федерации (часть четвертая статьи 41.8 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации"), не препятствует, по общему правилу, выдаче лицу, в отношении которого отменено решение о приобретении гражданства Российской Федерации, вида на жительство лица без гражданства или вида на жительство иностранного гражданина (пункт 55 Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 года N 1325), не подразумевает запрета (неразрешения) въезда этому лицу на территорию Российской Федерации (статьи 26 и 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию") и не лишает его права вновь обратиться с заявлением о приеме в гражданство Российской Федерации по истечении одного года после принятия предыдущего решения (часть первая статьи 36 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

Таким образом, оспариваемая норма статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" - как сама по себе, так и во взаимосвязи с иными правовыми нормами - не допускает произвольной отмены решений о приеме в гражданство Российской Федерации и не предполагает утраты лицами, в отношении которых она была применена, права на постоянное нахождение на территории Российской Федерации.

Проверка же законности и обоснованности принятых по делу А.Д. Айрапетяна, С.Д. Айрапетяна и Ш.Д. Айрапетяна правоприменительных актов к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Айрапетяна Арега Давидовича, Айрапетяна Севады Давидовича и Айрапетяна Шанта Давидовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН




Мнение

судьи Конституционного Суда Российской Федерации

А.Н. Кокотова

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 28 февраля 2019 года N 317-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы А.Д. Айрапетяна, С.Д. Айрапетяна и Ш.Д. Айрапетяна на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации". Не разделяя данную позицию, выражаю нижеследующее мнение (статья 76 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

1. Мать заявителей, А.Г. Егиазарян, приобрела гражданство Российской Федерации в упрощенном (регистрационном) порядке 5 июня 2001 года на том основании, что в российском гражданстве состоял ее отец (пункт "а" статьи 18 Закона Российской Федерации от 28 ноября 1991 года N 1948-1 "О гражданстве Российской Федерации"). Поскольку заявители на момент приема в российское гражданство их матери являлись несовершеннолетними, они приобрели российское гражданство с этого момента в силу принципа следования гражданства несовершеннолетних детей гражданству родителей (статьи 25 - 27 Закона Российской Федерации "О гражданстве Российской Федерации").

Заключением ГУ МВД России по Ростовской области от 6 марта 2017 года решение о приобретении гражданства Российской Федерации заявителями и их матерью отменено и признано недействительным со дня его принятия в соответствии с положением части первой статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации". Отмена решения о приеме в гражданство мотивирована тем, что судом было установлено: мать заявителей при приеме в гражданство указала свою добрачную фамилию, подтвердив, что эту фамилию она на фамилию мужа не меняла, что не соответствовало действительности. После приема в российское гражданство А.Г. Егиазарян был заменен первоначально выданный ей паспорт гражданина Российской Федерации и выдан новый российский паспорт на фамилию А.Г. Айрапетян. При этом ее дети приобрели российское гражданство под своей фамилией, данной им при рождении по отцу.

Таким образом, обнуление у заявителей российского гражданства состоялось после более чем четырнадцатилетнего пребывания их в этом статусе, когда они давно стали совершеннолетними и в течение длительного времени осуществляли права и выполняли обязанности граждан Российской Федерации, в том числе в области политико-государственных отношений. К слову сказать, срок их проживания в России после приобретения гражданства заметно превосходит срок проживания в России иностранных граждан и лиц без гражданства, необходимый им для приобретения российского гражданства в общем порядке (это пять лет со дня получения вида на жительство и до дня обращения с заявлением о приеме в российское гражданство - пункт "а" части первой статьи 13 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

2. Заявители обращают внимание на то, что уполномоченные органы и суды, применив в их деле положение части первой статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации", отказались от применения части третьей этой же статьи, согласно которой, если документы, на основании которых в отношении лица было принято решение о приобретении им гражданства Российской Федерации, представлялись им одновременно (совместно) с документами для приобретения гражданства Российской Федерации его супругом (супругой) и (или) детьми либо если в отношении указанного лица, его супруга (супруги) и (или) детей было принято общее решение о приобретении ими гражданства Российской Федерации и впоследствии было установлено, что в отношении указанного лица такие решения принимались на основании представленных им подложных документов или заведомо ложных сведений, отмена соответствующего решения о приобретении гражданства Российской Федерации в части, касающейся указанного лица, не влечет за собой отмену решения о приобретении гражданства Российской Федерации в части, касающейся супруга (супруги) и (или) детей указанного лица.

Приведенная норма однозначно исключает отмену решения о приеме в гражданство несовершеннолетних детей в связи с отменой решения о приеме в гражданство их родителей (родителя). Поэтому заявители в своей жалобе просили признать оспоренное положение неконституционным в той мере, в какой оно по придаваемому ему на практике смыслу позволяет уполномоченным органам применять его даже в тех случаях, когда применению подлежало не оно, а часть третья статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации".

Вряд ли в данном случае можно говорить о единичной правоприменительной ошибке. Если бы это было так, то проверка Конституционным Судом Российской Федерации оспоренного положения могла ограничиться оценкой его буквального смысла и смысла, задаваемого его местом в системе правовых актов. А в этом контексте оно не вызывает сомнений в своей конституционности. Однако в деле заявителей толкование оспоренного положения правоприменительными органами, существенно изменив его буквальный смысл и смысл, вытекающий из его системных нормативных связей, создает эффект оформившегося правоприменительного обыкновения. Это обыкновение подпадает под понятие сложившейся правоприменительной практики (статья 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Дело в том, что решение уполномоченного органа об отмене решения о приеме в российское гражданство заявителей было подтверждено судами разных инстанций, включая Верховный Суд Российской Федерации. Так, в определении Ростовского областного суда от 17 августа 2018 года по итогам рассмотрения кассационной жалобы заявителей указано, что материальный закон, регулирующий возникшие правоотношения, применен верно; правовых оснований для применения положения части третьей статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" не установлено. Такое сложившееся на практике толкование оспоренного положения вызывает сомнение в своей конституционности.

3. Возможно, суды отказались от применения части третьей статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" на том основании, что заявители приобрели гражданство Российской Федерации до даты вступления в силу данного Закона (1 июля 2002 года). Но тогда к заявителям должны быть применены соответствующие положения Закона Российской Федерации от 28 ноября 1991 года "О гражданстве Российской Федерации", на основании которого они были приняты в российское гражданство (часть седьмая статьи 4 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

При этом Закон Российской Федерации от 28 ноября 1991 года "О гражданстве Российской Федерации" содержал положение, аналогичное положению части третьей статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации". Согласно части второй его статьи 24 отмена решения о приеме в гражданство Российской Федерации лица в связи с представлением им при приобретении гражданства заведомо ложных сведений и фальшивых документов не распространяется на его супруга и детей, приобретших гражданство Российской Федерации вместе с ним, если не будет доказана их осведомленность о том, что гражданство Российской Федерации было приобретено незаконным путем. Обязанность доказывания факта такой осведомленности лежит на уполномоченных органах и судах. Однако отмена решения о приеме в гражданство детей в связи с их осведомленностью о незаконности приобретения гражданства их родителями (родителем) исключена в силу их неполной дееспособности (статья 60 Конституции Российской Федерации, статья 21 ГК Российской Федерации).

Более того, часть третья статьи 24 данного Закона предусматривала, что отмена решения о приеме в гражданство Российской Федерации возможна в течение пяти лет после приема. Это означает, что указанный Закон вводил пресекательный срок давности для применения такой меры конституционно-правового принуждения, как отмена решения о приеме в гражданство лица, приобретшего российское гражданство на основании заведомо ложных сведений или фальшивых документов. Кстати, отсутствие в ныне действующем законодательстве о гражданстве аналогичного пресекательного срока требует проверки на предмет конституционности <*>, а фактические обстоятельства дела заявителей позволяли Конституционному Суду Российской Федерации такую проверку провести.

--------------------------------

<*> Возвращение указанного пресекательного срока в законодательство о гражданстве в качестве общего правила, знающего некоторые изъятия, было бы благотворно. При этом мог бы быть установлен порядок, согласно которому при выявлении факта предоставления лицом заведомо ложных сведений с целью получения российского гражданства, на которые пресекательный срок не распространяется, уполномоченные органы должны были бы принимать во внимание в совокупности с иными фактами и срок пребывания этого лица в российском гражданстве сверх установленного пресекательного срока как обстоятельство, дающее им основание в определенных случаях отказываться от прекращения у такого лица российского гражданства.

Следовательно, если уполномоченный орган МВД России и суды в деле заявителей отказались от применения к ним части третьей статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" на том основании, что они приобрели российское гражданство до даты вступления в силу этого Закона, то они обязаны были применить к заявителям приведенные выше положения статьи 24 Закона Российской Федерации "О гражданстве Российской Федерации". Указанные нормативные положения исключают отмену решения о приеме в гражданство не только в отношении заявителей, но и их матери.

Применительно к матери заявителей можно, конечно, указать, что она, имея на момент принятия российского гражданства одну фамилию (по мужу), приобрела его под своей добрачной фамилией. Однако у нее имеются легальные документы, связывающие эти две фамилии как принадлежащие одному человеку (тот же оригинал свидетельства о браке). Поэтому предоставление ею недостоверных сведений о фамилии при получении гражданства могло влечь в дальнейшем отмену решения о приеме ее в гражданство, но только в течение первых пяти лет с момента принятия ее в российское гражданство, не являясь обстоятельством, исключающим ее идентификацию как лица, приобретшего российское гражданство под фамилией А.Г. Егиазарян. Тем более названное обстоятельство не могло влечь отмену решения о приеме в гражданство ее детей.

4. Последовательное закрепление как в прежнем, так и в ныне действующем законодательстве о гражданстве запрета на отмену решения о приеме в российское гражданство детей в связи с отменой решения о приеме в российское гражданство их родителей определяется в первую очередь личным характером гражданства, представляющего собой устойчивую правовую связь человека с государством в целом, выражающуюся в совокупности их взаимных прав и обязанностей (статья 3 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

В силу отмеченного приобретение несовершеннолетним ребенком российского гражданства в связи с приобретением российского гражданства его родителями (родителем) не означает, что его гражданство является несамостоятельным, условным и в дальнейшем во всех случаях следует судьбе гражданства его родителей. Утрата российского гражданства родителями, в том числе по основанию, предусмотренному частью первой статьи 22 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации", может влечь утрату российского гражданства их несовершеннолетними детьми (следование гражданства несовершеннолетних детей гражданству родителей), но с рядом существенных оговорок.

В этом случае согласно Федеральному закону "О гражданстве Российской Федерации", во-первых, прекращение российского гражданства у детей допустимо, только если они не станут лицами без гражданства (часть третья статьи 9, часть вторая статьи 24, часть пятая статьи 25); во-вторых, для прекращения российского гражданства у ребенка в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет необходимо его письменное согласие (часть вторая статьи 9, часть третья статьи 33); в-третьих, если прекращается российское гражданство одного из родителей, а другой родитель остается гражданином Российской Федерации, их ребенок сохраняет гражданство Российской Федерации; российское гражданство такого ребенка может быть прекращено одновременно с прекращением российского гражданства одного из родителей при наличии данного в письменном виде согласия на это другого родителя, сохраняющего российское гражданство (часть пятая статьи 25).

Если же несовершеннолетние дети, приобретшие российское гражданство в связи с приобретением российского гражданства их родителями, достигли совершеннолетия, то прекращение у них с этой даты гражданства в связи с отменой решения о приеме в гражданство их родителей недопустимо, поскольку подрывает личный и устойчивый характер их гражданства. В таком случае применение института отмены решения о приеме в гражданство прикрывает фактическое лишение лица гражданства, что противоречит части 3 статьи 6 Конституции Российской Федерации и части четвертой статьи 4 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации". Выявленное в деле заявителей понимание оспоренного ими положения правоприменительными органами также требовало проверки на предмет соответствия его принципу единого и равного гражданства, независимо от оснований его приобретения (часть 1 статьи 6 Конституции Российской Федерации, часть вторая статьи 4 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

5. Таким образом, оспоренное А.Д. Айрапетяном, С.Д. Айрапетяном и Ш.Д. Айрапетяном законоположение, примененное судами в их деле, вызывает сомнение в его конституционности, затрагивает конституционные права заявителей; поэтому их жалоба отвечает критерию допустимости (статья 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Отсутствуют и другие основания для отказа в принятии их жалобы к рассмотрению (статья 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления