Законодательство РФ

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2021 N 66-УД21-11-А5

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2021 г. N 66-УД21-11-А5

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Русакова В.В. и Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Малаховой Е.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Уженцева М.Е. и потерпевших С. С. на приговор Иркутского областного суда от 7 сентября 2020 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 2 декабря 2020 года, по которым

Уженцев Михаил Евгеньевич, <...>

осужден по ч. 3 ст. 30 - п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Уженцеву М.Е. назначено девять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного Уженцева М.Е. компенсацию морального вреда в пользу потерпевших:

- П. 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей;

- А. 80 000 (восемьдесят тысяч) рублей;

- А. 100 000 (сто тысяч) рублей;

- Л. 100 000 (сто тысяч) рублей

- С. 100 000 (сто тысяч) рублей;

- Л. 100 000 (сто тысяч) рублей;

- В. 300 000 (триста тысяч) рублей;

- С. 220 000 (двести двадцать тысяч) рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 2 декабря 2020 года приговор Иркутского областного суда от 7 сентября 2020 года в отношении Уженцева М.Е. изменен: в соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 63 УК РФ признано в действиях осужденного наличие отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступлений (ч. 3 ст. 30 - п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105; п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ) с использованием оружия и боевых припасов; увеличен размер присужденной к взысканию с Уженцева М.Е. суммы компенсации морального вреда до 500 000 (пятьсот тысяч) рублей в пользу каждого из потерпевших: - П., А., А. Л. С. Л. и до 700 000 (семьсот тысяч) рублей в пользу С.

В остальной части приговор в отношении Уженцева М.Е. оставлен без изменения.

Уженцев признан виновным и осужден за убийства девяти лиц, совершенные в период ноября 1998 года по декабрь 2002 года общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, из корыстных побуждений; за покушение на убийство, совершенное общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, из корыстных побуждений.

Приговор постановлен в порядке главы 40.1 УПК РФ, в связи с заключением Уженцевым досудебного соглашения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей судебные решения в отношении Уженцева М.Е. изменить, исключив из приговора указание о криминальной деятельности других лиц, Судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

- осужденный Уженцев, не оспаривая доказанности своей вины и правильности квалификации действий, просит приговор, апелляционное определение изменить и прекратить уголовное преследование по данному делу за истечением сроков давности, ссылаясь на то, что в соответствии с ч. 4 ст. 66 УК РФ за неоконченное преступление (покушение на убийство) смертная казнь и пожизненное лишение свободы не могут быть назначены, а срок наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания; кроме того, в силу положений ч. 4 ст. 62 УК РФ в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, эти виды наказания не применяются; кроме того, полагает, что суд первой инстанции нарушил требования ч. 2 ст. 62 УК РФ, предусматривающей назначение наказания при отсутствии отягчающих обстоятельств не более половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части уголовного кодекса; считает, что суд апелляционной инстанции, вопреки требованиям ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного ему обвинения, признав в качестве отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов; выражает несогласие с решением суда апелляционной инстанции об увеличении размера компенсации морального вреда потерпевшим, считая указанные суммы, не соответствующие требованиям разумности и справедливости;

- потерпевший С. просит изменить приговор, добавив в общий объем обвинения п. "а" ч. 3 ст. 126; п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, признать в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступлений с использованием форменной одежды; увеличить размер компенсации морального вреда за смерть его отца до трех миллионов рублей и за вред причиненный за покушение на его жизнь до шести миллионов рублей; усилить наказание до максимально возможного размера; ссылаясь на то, что Уженцев признан виновным в убийстве девяти человек и в покушении на убийство четырех лиц; выражает несогласие с исключением судом из общего объема обвинения п. "а" ч. 3 ст. 126; п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, полагая, что особый порядок принятия судебного решения в соответствии с главой 40-1 УПК РФ не предусматривает возможность принятия подобных решений; категорически не согласен с указанием суда в приговоре о криминальной деятельности потерпевших, в том числе его отца; суд апелляционной инстанции, признав в качестве отягчающего наказание обстоятельств - совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов, не усилил осужденному Уженцеву наказание; выражает несогласие с выводом суда о снятии ареста на имущество Уженцева, что делает невозможным исполнение приговора в части компенсации морального вреда потерпевшим;

- потерпевшая С. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, учесть ее исковые требования о компенсации морального вреда в размере двух миллионов рублей за убийство ее мужа и пятьсот тысяч рублей за покушение на убийство сына, считая, что Уженцевым убийство ее мужа было совершено в составе организованной группы, преступление, как в отношении ее мужа, а также в последующем в отношении ее сына было тщательно спланировано и организовано; в результате преступных действий Уженцева были убиты несколько человек и ей были причинены неизгладимые моральные страдания, в настоящее время она является инвалидом третьей группы, вынуждена была уволиться, не доработав до пенсии и поменять место своего жительства.

В возражениях государственный обвинитель Руды М.С. просит приговор Иркутского областного суда и апелляционное определение Пятого апелляционного суда общей юрисдикции оставить без изменения, а жалобы осужденного и потерпевшего С. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденного Уженцева, адвоката Кротовой С.В. в защиту осужденного, потерпевшего С. поддержавших доводы жалоб, по основаниям в них изложенным, а также объяснения потерпевших А. С. обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований к их удовлетворению.

В соответствии с ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении закона.

По данному делу указанные требования Российского законодательства соблюдены.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 401-15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По смыслу закона круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду неправильного применения уголовного закона и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отличие от производства в апелляционной инстанции ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела, в частности, на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера, а также на решение по гражданскому иску.

К числу нарушений уголовно-процессуального закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, могут быть отнесены, в частности, нарушения, указанные в п. п. 2, 8, 10, 11 ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ, в статье 389-25 УПК РФ, а также иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность приговора, определение или постановление суда.

Однако, таких нарушений закона, подпадающих под вышеуказанные критерии, вопреки доводам кассационных жалоб, по данному делу не допущено.

Из материалов дела следует, что постановлением судьи Иркутского областного суда от 15 апреля 2020 года по итогам предварительного слушания было вынесено постановление о назначении судебного заседания по уголовному делу в отношении Уженцева в особом порядке в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве (т. 60, л.д. 52 - 56).

Органами предварительного следствия при расследовании и судом при рассмотрении дела каких-либо нарушений закона, влекущих отмену либо изменение приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было.

Виновность Уженцева подтверждается материалами дела, которое было рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40-1 УПК РФ при заключении 29 марта 2018 года досудебного соглашения о сотрудничестве (т. 17, л.д. 142 - 145).

В судебном заседании суд в соответствии с положениями ч. 5 ст. 317-7 УПК РФ удостоверился, что Уженцевым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

В суде первой инстанции Уженцев согласился с предъявленным ему обвинением в полном объеме, подтвердил, что заключил досудебное соглашение добровольно и при участии защитника, что он осознает последствия рассмотрения данного дела в особом порядке судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и поддержал свое ходатайство о применении указанного порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения.

Государственный обвинитель подтвердил активное содействие Уженцева следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении других соучастников и выполнение им взятых на себя обязательств, в связи с заключенным с ним соглашением о досудебном сотрудничестве. Кроме того, судом исследованы материалы дела, подтверждающие выполнение Уженцевым соглашения о сотрудничестве.

Требования уголовно-процессуального закона, регламентирующие особенности постановления приговора в порядке главы 40-1 УПК РФ судом первой инстанции выполнены.

Доводы осужденного Уженцева о том, что суд апелляционной инстанции вышел за пределы предъявленного ему обвинения, по мнению Судебной коллегии, являются несостоятельными, поскольку признание в качестве отягчающего наказание обстоятельства не входит в объем предъявленного обвинения и разрешается судом при назначении наказания.

Доводы потерпевшего С. о необоснованном исключении судом из предъявленного Уженцеву обвинения п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ, по мнению Судебной коллегии, являются несостоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ч. ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ частичный отказ государственного обвинителя от предъявленного обвинения с приведением соответствующих мотивов такого отказа является обязательным для суда.

Не может Судебная коллегия согласиться с доводами осужденного о том, что на момент совершения преступления уголовный закон не предусматривал в качестве отягчающего обстоятельства - совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов, поскольку первоначальная редакция Уголовного кодекса Российской Федерации, действовавшая с 1 января 1997 года предусматривала в п. "к" ч. 1 ст. 63 УК РФ такое отягчающее обстоятельство.

Изложенные в кассационной жалобе доводы осужденного Уженцева о необходимости применения ст. 10 УК РФ, тщательно исследованы судами первой и апелляционной инстанций, получив надлежащую оценку в судебных решениях с указанием мотивов их несостоятельности.

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно, в соответствии с требованиями закона, не нашли оснований для освобождения Уженцева от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, поскольку вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, решается судом.

Таким образом, законодатель при решении этого вопроса (применение сроков давности) исходит непосредственно из санкции за конкретное преступление, которое карается пожизненным лишением свободы, а не самой невозможностью назначения такого наказания.

Гражданские иски в части компенсации морального вреда потерпевшему С. и другим потерпевшим разрешены судом первой и судом апелляционной инстанции в соответствии с действующим законодательством, при этом в апелляционном определении приведено обоснование решения об увеличении компенсации морального вреда. Оснований считать, что размер компенсации морального вреда является заниженным, не имеется.

Что касается требований потерпевшей С. о компенсации в ее пользу морального вреда, то Судебная коллегия отмечает, что в материалах дела отсутствуют сведения о подаче исковых требований со стороны С. о компенсации с Уженцева морального вреда. При таких данных, суд апелляционной инстанции не нашел оснований самостоятельно определять в отношении потерпевшей С. размер компенсации морального вреда. В компетенцию суда кассационной инстанции решение данного вопроса также не входит. Однако, это не лишает права и возможности потерпевшей С. обратиться в суд с исковыми требованиями к осужденному Уженцеву о компенсации морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Наказание назначено Уженцеву в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Оснований для отмены судебных решений, о чем содержатся просьбы в кассационных жалобах осужденного и потерпевших, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем, с учетом положений ст. 252 УПК РФ, регламентирующей пределы судебного разбирательства, Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об осуществлении криминальной деятельности С. С. Ж. Л. Л., поскольку данные обстоятельства не входили в предмет судебного разбирательства.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 401-14 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 7 сентября 2020 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 2 декабря 2020 года, в отношении Уженцева Михаила Евгеньевича изменить: исключить из приговора указание об осуществлении криминальной деятельности С. С. Ж. Л. Л.

В остальной части судебные решения в отношении Уженцева М.Е. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления