Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27.11.2017 N 41-КГ17-30

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 ноября 2017 г. N 41-КГ17-30

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 ноября 2017 г. гражданское дело по иску Собко Марины Анатольевны, действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко Софии Романовны, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области о признании заключения служебной проверки незаконным, признании гибели Собко Романа Александровича наступившей при выполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел, взыскании единовременного пособия

по кассационной жалобе представителя Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области Деркач Ю.Л. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 февраля 2016 г., которым решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителей Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области Торгушиной Н.В., Галкиной А.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей апелляционное определение подлежащим отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Собко М.А. в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., <...> года рождения, обратилась в суд с иском к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области (далее - ГУ МВД России по Ростовской области) о признании незаконным заключения проверки по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии ее мужа и отца несовершеннолетней Собко С.Р. - старшего следователя следственного отделения Отдела Министерства внутренних дел России по Зерноградскому району Ростовской области (далее - ОМВД России по Зерноградскому району) майора юстиции Собко Р.А. от 4 февраля 2015 г., признании гибели Собко Р.А. наступившей при исполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел, взыскании единовременного пособия в размере 2 337 352 руб. 20 коп.

В обоснование заявленных требований Собко М.А. указала, что ее муж и отец несовершеннолетней Собко С.Р. - Собко Р.А. проходил службу в органах внутренних дел в должности старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району.

Приказом начальника ГУ МВД России по Ростовской области от 20 февраля 2015 г. N 58 л/с Собко Р.А. был исключен из реестра сотрудников органов внутренних дел со дня смерти в соответствии с пунктом 2 статьи 80 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Смерть Собко Р.А. наступила в период прохождения службы 27 декабря 2014 г. в результате дорожно-транспортного происшествия не при выполнении служебных обязанностей.

Основанием для признания смерти Собко Р.А. наступившей не при выполнении служебных обязанностей послужило утвержденное 4 февраля 2015 г. заключение проверки по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитана полиции К.

Полагая, что в связи со смертью Собко Р.А. она и ее несовершеннолетняя дочь Собко С.Р. имеют право на получение единовременного пособия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", Собко М.А. 4 сентября 2015 г. обратилась в ГУ МВД России по Ростовской области с соответствующим заявлением.

Письмом от 25 сентября 2015 г. ГУ МВД России по Ростовской области отказало ей в выплате единовременного пособия, указав, что смерть майора юстиции Собко Р.А. была признана наступившей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации, не при выполнении служебных обязанностей, что исключает возможность выплаты единовременного пособия членам семьи погибшего сотрудника.

Собко М.А. не согласна с выводами служебной проверки о том, что смерть ее мужа связана с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения, поскольку в ходе данной проверки было установлено, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого погиб ее муж Собко Р.А., произошло по пути следования из служебной командировки. Причиной его смерти явилась сочетанная травма головы и тела, повлекшая за собой тяжкий вред здоровью, опасный для жизни. При этом возможным виновником дорожно-транспортного происшествия Собко М.А. считает капитана полиции К., управлявшего в момент аварии автомобилем, в котором ее муж следовал в качестве пассажира, в связи с чем считает решение об отказе в выплате ей единовременного пособия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", незаконным.

Представитель ГУ МВД России по Ростовской области в суде исковые требования Собко М.А. не признал.

Решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 23 ноября 2015 г. в удовлетворении исковых требований Собко М.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., о признании заключения служебной проверки незаконным, признании гибели Собко Р.А. наступившей при выполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел отказано.

Исковые требования Собко М.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р. к ГУ МВД России по Ростовской области о взыскании единовременного пособия оставлены без рассмотрения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 февраля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований Собко М.А.

Признано незаконным заключение проверки от 4 февраля 2015 г. по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитана полиции К. в части признания гибели майора юстиции Собко Р.А. в результате дорожно-транспортного происшествия наступившей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации, не при выполнении служебных обязанностей. Гибель Собко Р.А. признана наступившей в связи с выполнением служебных обязанностей. С ГУ МВД России по Ростовской области в пользу Собко М.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., взыскано единовременное пособие в размере 2 337 352 руб. 50 коп.

Определением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 15 мая 2017 г. ГУ МВД России по Ростовской области восстановлен процессуальный срок на подачу кассационной жалобы в Верховный Суд Российской Федерации на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 февраля 2016 г.

В кассационной жалобе представителем ГУ МВД России по Ростовской области Деркач Ю.Л. ставится вопрос о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 февраля 2016 г. и оставления в силе решения Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 23 ноября 2015 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 31 июля 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 9 октября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела истец Собко М.А. и представитель третьего лица - ОМВД России по Зерноградскому району, не сообщившие о причинах неявки. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого апелляционного определения.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что майор юстиции Собко Р.А. проходил службу в ОМВД России по Зерноградскому району в должности старшего следователя следственного отделения.

Приказом начальника ОМВД России по Зерноградскому району от 26 декабря 2014 г. N 234 л/с майор юстиции Собко Р.А. и капитан полиции К. были направлены в командировку в г. Ставрополь для проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий по уголовному делу сроком на 1 день - 27 декабря 2014 г.

Указанные сотрудники органов внутренних дел были направлены в командировку на личном транспорте под управлением капитана полиции К.

27 декабря 2014 г. в ГУ МВД России по Ростовской области поступила информация о том, что около 20 час. 00 мин. 27 декабря 2014 г. на 72 км автомобильной дороги Ростов - Ставрополь старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитан полиции К., управляя личным автомобилем "Киа-Спектра", государственный номер <...>, двигаясь из г. Ставрополя в г. Зерноград, допустил наезд на впереди стоящий полуприцеп автомобиля "Камаз-65116", государственный номер <...>, принадлежащий К. В результате дорожно-транспортного происшествия капитан полиции К. и следующий в автомобиле "Киа-Спектра" в качестве пассажира старший следователь следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майор юстиции Собко Р.А. от полученных телесных повреждений скончались на месте происшествия.

По факту дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 27 декабря 2014 г., старшим следователем Зерноградского межрайонного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области 28 декабря 2014 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 5 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое 28 марта 2015 г. было прекращено в связи со смертью подозреваемого К.

Согласно свидетельству о смерти от 13 января 2015 г. и справке о смерти от 13 января 2015 г. Собко Р.А. умер 27 декабря 2014 г. по причине сочетанной травмы тела с переломами костей скелета, повреждениями внутренних органов.

Из заключения эксперта от 28 января 2015 г. следует, что при судебно-химическом исследовании биоматериала (крови и мочи) от трупа майора юстиции Собко Р.А. был обнаружен этиловый спирт. Содержание этилового спирта в крови - 0,62 +/- 0,05 промилле, в моче - 0,29 +/- 0,02 промилле.

При судебно-химическом исследовании биоматериала от трупа К. был обнаружен этанол в количестве 2,18 +/- 0,17 промилле - в крови и 3,41 +/- 0,24 промилле - в моче.

В соответствии с заключением проверки по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитана полиции К., утвержденным начальником ГУ МВД России по Ростовской области 4 февраля 2015 г., гибель указанных сотрудников в результате дорожно-транспортного происшествия признана наступившей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации, не при исполнении служебных обязанностей.

Приказом начальника ГУ МВД России по Ростовской области от 20 февраля 2015 г. N 58 л/с в соответствии с пунктом 2 статьи 80 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" майор юстиции Собко Р.А. (Б-212989) исключен из реестра сотрудников органов внутренних дел со дня смерти, наступившей 27 декабря 2014 г. в период прохождения службы в результате дорожно-транспортного происшествия не при выполнении служебных обязанностей.

Судом также установлено, что Собко Р.А. состоял в браке с Собко М.А.

Согласно свидетельству о рождении от 16 апреля 2013 г. Собко М.А. и погибший Собко Р.А. являются матерью и отцом несовершеннолетней Собко С.Р., <...> года рождения.

4 сентября 2015 г. Собко М.А. обратилась с заявлением к начальнику ГУ МВД России по Ростовской области о выплате ей и несовершеннолетней дочери Собко С.Р. единовременного пособия, предусмотренного пунктом 4 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", как членам семьи погибшего при исполнении служебных обязанностей сотрудника органов внутренних дел майора юстиции Собко Р.А.

Письмом от 25 сентября 2015 г. ГУ МВД России по Ростовской области уведомило Собко М.А. об отказе в выплате единовременного пособия в связи со смертью Собко Р.А., указав, что смерть Собко Р.А. признана наступившей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации не при выполнении служебных обязанностей, что является обстоятельством, исключающим выплату единовременного пособия членам семьи погибшего сотрудника полиции.

Разрешая спор и отказывая Собко М.А., действующей как в своих интересах, так и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., в удовлетворении исковых требований о признании заключения проверки по факту гибели майора юстиции Собко Р.А. незаконным, а гибели Собко Р.А. наступившей при выполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел, суд первой инстанции руководствовался положениями пункта 2 части 3, пункта 1 части 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и исходил из того, что проведенной ГУ МВД по Ростовской области проверкой по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии капитана полиции К. и майора юстиции Собко Р.А. установлено, что их гибель наступила в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения, в связи с чем пришел к выводу о том, что данные сотрудники не могут быть признаны погибшими вследствие увечья или иного повреждения здоровья при выполнении служебных обязанностей.

Суд первой инстанции также указал на то, что капитан полиции К. в нарушение требований статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, допустил управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а майор юстиции Собко Р.А. не принял мер к пресечению данных противоправных действий, что привело к совершению дорожно-транспортного происшествия и гибели сотрудников органов внутренних дел.

По мнению суда первой инстанции, капитан полиции К. и майор юстиции Собко Р.А. в нарушение требований пункта 2 части 1 статьи 13, пунктов 3, 4 части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" при осуществлении служебной деятельности не заботились о сохранности своих чести и достоинства, совершили при выполнении служебных обязанностей проступки, наносящие ущерб их репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти, совершили виновное действие (бездействие), повлекшее за собой возникновение угрозы жизни и здоровью людей, а также находились на службе в состоянии алкогольного опьянения.

Оставляя требования Собко М.А. о взыскании единовременного пособия без рассмотрения, суд сослался на то, что истцом не соблюден досудебный порядок обращения к ответчику, предусмотренный Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции".

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Собко М.А. о незаконности заключения проверки в части признания гибели майора юстиции Собко Р.А. наступившей не при выполнении служебных обязанностей и о взыскании в ее пользу и в пользу ее дочери Собко С.Р. единовременного пособия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Собко Р.А. в момент дорожно-транспортного происшествия находился в служебной командировке (следовал к месту службы) и в силу пункта 2 части 3 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" считался выполняющим служебные обязанности, в связи с чем после его гибели Собко М.А. (супруга) и Собко С.Р. (дочь) приобрели право на получение своей доли единовременного пособия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции".

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что норма части 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", устанавливающая, что сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, если гибель (смерть), увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) наступили в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, судом первой инстанции применена к спорным отношениям неправильно, поскольку не имеется прямой причинно-следственной связи между нахождением Собко Р.А. в момент дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного опьянения (легкая степень) и наступившими негативными последствиями (смерть последнего), учитывая, что транспортным средством управлял не он, а К., по вине которого произошло дорожно-транспортное происшествие.

Суд апелляционной инстанции полагал, что непринятие Собко Р.А. мер по пресечению противоправных действий (управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения), совершаемых капитаном полиции К. и повлекших дорожно-транспортное происшествие, а впоследствии и гибель сотрудников органов внутренних дел, не отнесено законом к числу тех обстоятельств, при наличии которых сотрудник не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей.

Удовлетворив исковые требования Собко М.А. о признании гибели майора юстиции Собко Р.А. наступившей в связи с выполнением служебных обязанностей, суд апелляционной инстанции взыскал в ее пользу, как действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., причитающееся ей и ее несовершеннолетней дочери 2/3 доли единовременного пособия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", с учетом индексации с 1 января 2013 г. в сумме 2 337 352 руб. 50 коп.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Гарантии социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, сотрудников полиции, членов их семей определены главой 9 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ), главой 8 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции".

К таким гарантиям относится, в частности, обязательное государственное страхование жизни и здоровья сотрудников органов внутренних дел, сотрудников полиции и выплаты в целях возмещения вреда, причиненного сотруднику в связи с выполнением служебных обязанностей.

Согласно части 1 статьи 4 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Статьей 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" установлены страховые гарантии сотруднику полиции и выплаты в целях возмещения вреда, причиненного ему в связи с выполнением служебных обязанностей, а также выплаты членам семьи сотрудников органов внутренних дел и лицам, находившимся на их иждивении, в случае гибели (смерти) сотрудника органов внутренних дел вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных им в связи с выполнением служебных обязанностей либо вследствие заболевания, полученного им в период прохождения службы в полиции.

Так, согласно пункту 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" членам семьи сотрудника полиции и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере трех миллионов рублей в равных долях в случае гибели (смерти) сотрудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в полиции.

Приказом МВД России от 18 июня 2012 г. N 590 утверждена Инструкция о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам.

Пунктом 4 названной инструкции установлено, что в случае гибели (смерти) сотрудника, смерти гражданина Российской Федерации, наступившей в течение одного года после увольнения со службы в органах внутренних дел Российской Федерации, получения сотрудником увечья или иного повреждения здоровья, причинения вреда имуществу, принадлежащему сотруднику или его близким родственникам, кадровым подразделением органа (организации, подразделения) в течение 30 календарных дней проводится проверка обстоятельств случившегося и их причинно-следственной связи с выполнением служебных обязанностей и о ее результатах уведомляются заинтересованные лица.

Из приведенных нормативных положений следует, что члены семьи сотрудника органа внутренних дел и лица, находившиеся на его иждивении, имеют право на единовременное пособие в размере трех миллионов рублей в случае гибели (смерти) сотрудника вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных при исполнении служебных обязанностей. Для установления причинно-следственной связи гибели (смерти) сотрудника органов внутренних дел с выполнением служебных обязанностей соответствующим кадровым подразделением органа внутренних дел проводится проверка, о результатах которой уведомляются заинтересованные лица.

Основания для признания сотрудника органов внутренних дел выполняющим служебные обязанности приведены в статье 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ.

Согласно части 3 статьи 68 названного закона сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности в случае, если он совершает действия по предупреждению и пресечению правонарушений, оказанию помощи лицам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни или здоровья, иные действия в интересах общества и государства; следует к месту службы, командирования, медицинского освидетельствования (обследования) или лечения и обратно; находится на лечении в медицинской организации в связи с увечьем или иным повреждением здоровья (заболеванием), полученными при выполнении служебных обязанностей; захвачен и содержится в качестве заложника; участвует в сборах, учениях, соревнованиях или других служебных мероприятиях.

Таким образом, сотрудник органов внутренних дел считается исполняющим служебные обязанности не только при непосредственном исполнении им должностных обязанностей, установленных в соответствии с законом, уставами, наставлениями, инструкциями и другими актами, но и в том числе при следовании его к месту службы, командирования и обратно.

Частью 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ установлен исчерпывающий перечень случаев, при наличии которых сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей. Соответственно при таких случаях на сотрудника органов внутренних дел и членов его семьи не распространяются страховые гарантии и не осуществляются выплаты в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей.

Так, пунктом 1 части 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ определено, что сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, если гибель (смерть), увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) наступили в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Из изложенного следует, что если смерть сотрудника органов внутренних дел наступила в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения, то есть между добровольным приведением в состояние алкогольного опьянения и гибелью сотрудника органов внутренних дел имеется причинно-следственная связь, такой сотрудник не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученного при выполнении служебных обязанностей, и это исключает в силу положений пункта 1 части 3 статьи 4 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" право членов его семьи и лиц, находившихся на его иждивении, на получение единовременной выплаты в размере трех миллионов рублей.

Однако суд апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела по иску Собко М.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Собко С.Р., о признании незаконным заключения проверки по факту гибели Собко Р.А., признании его гибели наступившей при исполнении служебных обязанностей и взыскании единовременного пособия положения приведенных выше норм закона в их взаимосвязи, исключающие право членов семьи погибшего сотрудника полиции на получение единовременного пособия в случае гибели такого сотрудника не при исполнении служебных обязанностей, в том числе в связи с добровольным приведением сотрудником себя в состояние алкогольного опьянения, не учел, не применил к спорным отношениям закон, подлежащий применению, а именно положения пункта 1 части 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, вследствие этого пришел к ошибочному выводу о том, что, поскольку Собко Р.А. в момент дорожно-транспортного происшествия находился в командировке (следовал к месту службы), он считается выполняющим служебные обязанности.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что сотрудник органов внутренних дел не считается погибшим при выполнении служебных обязанностей только в случае, если непосредственной причиной его смерти является алкогольное опьянение, а иные обстоятельства его гибели (дорожно-транспортное происшествие, непринятие мер по пресечению противоправных действий другого сотрудника, управлявшего автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, повлекших дорожно-транспортное происшествие) правового значения не имеют, основан на неправильном толковании положений частей 3 и 4 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ и сделан без учета фактических обстоятельств дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитана полиции К. в соответствии с требованиями приказа МВД России от 18 июня 2012 г. N 590 "Об утверждении инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам" помощником начальника отдела - руководителем группы (по работе с личным составом) ОМВД России по Зерноградскому району майором внутренней службы Коноплевым Р.А. проведена проверка.

В ходе проверки установлено, что в момент возвращения из служебной командировки старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитан полиции К. и старший следователь следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майор юстиции Собко Р.А. находились в состоянии алкогольного опьянения. В нарушение требований статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитан полиции К. допустил управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а старший следователь следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майор юстиции Собко Р.А. не принял мер к пресечению противоправных действий, совершаемых капитаном полиции К., что привело к совершению дорожно-транспортного происшествия и их гибели. В заключении проверки также отмечено, что старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитан полиции К. и старший следователь следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майор юстиции Собко Р.А., в нарушение требований пункта 2 части 1 статьи 3, пунктов 3, 4 части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, при осуществлении служебной деятельности не заботились о сохранности своих чести и достоинства, совершили при выполнении служебных обязанностей поступки, наносящие ущерб их репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти, совершили виновное действие (бездействие), повлекшее за собой возникновение угрозы жизни и здоровью людей, а также находились на службе в состоянии алкогольного опьянения.

По заключению проверки по факту гибели в результате дорожно-транспортного происшествия старшего следователя следственного отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОМВД России по Зерноградскому району капитана полиции К. приведение указанными сотрудниками органов внутренних дел себя в состояние алкогольного опьянения привело к дорожно-транспортному происшествию и гибели этих сотрудников и их смерть не находится в причинно-следственной связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Выводы суда апелляционной инстанции об обратном нельзя признать правомерными, поскольку судом апелляционной инстанции указанным обстоятельствам, а именно причине гибели сотрудников органов внутренних дел К. и Собко Р.А. в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место вследствие добровольного приведения себя указанными сотрудниками в состояние алкогольного опьянения, и, как следствие, совершению противоправных действий, связанных с управлением автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и нарушению требований к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, правовой оценки, необходимой в силу норм статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не дано. При этом в нарушение требований части 4 статьи 198, пунктов 5, 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не привел в судебном постановлении ссылок на какие-либо доказательства, опровергающие выводы оспариваемого истцом заключения проверки о том, что гибель Собко Р.А. наступила не при исполнении служебных обязанностей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения.

В силу положений статей 67, 71, 195 - 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Требования указанных норм процессуального права судом апелляционной инстанции также не соблюдены. Суд апелляционной инстанции без исследования фактических обстоятельств проведения служебной проверки, по существу, переоценил ее результаты и сделал свое заключение в нарушение приведенных выше положений норм материального и процессуального права.

При изложенных обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о признании незаконным заключения проверки от 4 февраля 2015 г. по факту гибели в дорожно-транспортном происшествии старшего следователя отделения ОМВД России по Зерноградскому району майора юстиции Собко Р.А. и старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска капитана полиции К. в части признания гибели майора юстиции Собко Р.А. в результате дорожно-транспортного происшествия наступившей в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного опьянения в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации, не при выполнении служебных обязанностей, о признании гибели Собко Р.А. наступившей в связи с выполнением служебных обязанностей нельзя признать правомерными, а апелляционное определение законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого апелляционного определения и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Ростовского областного суда.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с нормами закона, подлежащими применению к спорным отношениям, и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 февраля 2016 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Ростовского областного суда.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления