Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.12.2017 N 32-КГ17-30

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2017 г. N 32-КГ17-30

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Юрзанова Романа Евгеньевича к Министерству внутренних дел Российской Федерации, Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области и к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Юрзанова Р.Е. на решение Вольского районного суда Саратовской области от 19 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 22 февраля 2017 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителей Главного управления МВД России по Саратовской области Торгушиной Н.В. и Вождаевой Е.В., просивших кассационную жалобу отклонить,

установила:

Юрзанов Р.Е. обратился в суд с иском к вышеназванным ответчикам о компенсации морального вреда, просил взыскать с каждого из них денежную компенсацию в размере 1 000 000 руб.

Уточнив основания иска, Юрзанов Р.Е. ссылался на то, что был незаконно и произвольно задержан и доставлен в Межмуниципальный отдел МВД России по закрытым административно-территориальным образованиям город Шиханы и поселок Михайловский Саратовской области, удерживался там с 10 часов 15 минут до 16 часов, процессуальные документы об этом не составлялись, в период нахождения в указанном органе он был подвергнут избиению сотрудниками полиции: ему нанесены побои телескопической дубинкой, руками и ногами, причинена тяжелая черепно-мозговая травма, перелом ребер, он испытал сильную физическую боль; при наличии у него указанных телесных повреждений ему не была оказана медицинская помощь.

Решением Вольского районного суда Саратовской области от 19 декабря 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 22 февраля 2017 г., в удовлетворении требований Юрзанова Р.Е. отказано.

В кассационной жалобе Юрзанов Р.Е. просит отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 3 ноября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами первой и второй инстанций признано установленным, что 14 сентября 2016 г. в 10:31 Юрзанов Р.Е. был доставлен в Межмуниципальный отдел МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области сотрудниками полиции и находился там до 11:16.

В соответствии с выводами судов истец фактически был подвергнут административному доставлению, вместе с тем его пребывание в отделе МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области никак оформлено не было, протокол о его доставлении не составлялся. Тем самым, допущено нарушение требований части 3 статьи 27.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в силу которой о доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании; копия протокола о доставлении вручается доставленному лицу по его просьбе.

Данный факт отражен и в заключении служебной проверки по соблюдению требований административного законодательства в МО МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области от 21 октября 2016 г.

В заключении также указано на нарушение требования пункта 8.3 "Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан", утвержденного приказом МВД России N 389 от 30 апреля 2012 г. (зарегистрирован в Минюсте России 26 июня 2012 г. N 24696), которым в число основных обязанностей оперативного дежурного после доставления граждан в дежурную часть включена обязанность зарегистрировать факт доставления в Книге учета лиц, доставленных в дежурную часть территориального органа МВД России.

По результатам служебной проверки сделан вывод о грубом нарушении сотрудниками полиции административного законодательства Российской Федерации, а также положений части 2 статьи 6 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", в силу которой всякое ограничение прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов общественных объединений, организаций и должностных лиц допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом.

В заключении признано, что данные нарушения в конечном счете нарушили конституционные права и свободы Юрзанова Р.Е.

Аналогичные выводы содержатся в заключении служебной проверки по факту получения Юрзановым Р.Е. телесных повреждений, утвержденном начальником ГУ МВД России по Саратовской области 30 ноября 2016 г.

В заключении служебной проверки от 21 октября 2016 г. и в апелляционном определении по настоящему делу также отражено, что соответствующее нарушение, допущенное в отношении Юрзанова Р.Е., явилось основанием для внесения представления прокурором ЗАТО г. Шиханы.

Разрешая спор и оценивая основание исковых требований Юрзанова Р.Е., связанное с его незаконным доставлением в полицию, суд первой инстанции сделал вывод о том, что само по себе несоставление процессуальных документов и незанесение истца в книгу доставленных лиц является нарушением Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и должностных регламентов, но не свидетельствует о причинении морального вреда.

При этом суд признал, что у сотрудников полиции имелся законный повод к доставлению Юрзанова Р.Е., поскольку он находился на улице с признаками алкогольного опьянения, в состоянии, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, и это давало сотрудникам полиции достаточные основания предполагать наличие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судом также установлено, что в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении Юрзанова Р.Е. отказано определением и.о. начальника полиции МО МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области Тимонина А.В. от 14 сентября 2016 г. за отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ, по тем мотивам, что Юрзанов Р.Е. не был освидетельствован на состояние алкогольного опьянения. Наряду с этим в определении отражено, что Юрзанов Р.Е. 14 сентября 2017 в 10:25 находился возле дома N 16 по ул. Молодежной в г. Шиханы в состоянии алкогольного опьянения, имел вид, оскорбляющий человеческое достоинство и неопрятный внешний вид.

Суд указал, то, что в связи с невозможностью организовать медицинское освидетельствование истца в возбуждении дела было отказано за отсутствием состава административного правонарушения, само по себе не позволяет признать, что истцу был причинен моральный вред. Истец не был привлечен к какой-либо ответственности, не был лишен каких-либо прав и на него не возложено каких-либо обязанностей; принуждение в отношении него не применялось, он сам согласился проехать вместе с сотрудниками полиции и сел в машину.

С этими выводами согласился суд апелляционной инстанции, указав в апелляционном определении от 22 февраля 2017 г. на обязанности полиции по пресечению административных правонарушений и осуществлению производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренные пунктом 11 части 1 статьи 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", а также на права, предоставленные полиции пунктом 8 части 1 статьи 13 того же Закона, включая право применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, и на положения статей 27.1, 27.2, 27.3, 23.3 КоАП РФ, из которых следует, что сотрудники полиции в целях, указанных в законе, вправе производить доставление и административное задержание лиц, обоснованно подозреваемых в совершении правонарушения предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в апелляционном определении также сослалась на объяснения сотрудников полиции и на показания свидетелей, из которых следует, что Юрзанов Р.Е. при его задержании сотрудниками полиции имел неопрятный внешний вид, от него исходил резкий запах алкоголя, что свидетельствовало о нахождении его в состоянии алкогольного опьянения. Однако, в связи с невозможностью проведения медицинского освидетельствования истца на предмет алкогольного опьянения было принято процессуальное решение об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Следовательно, Юрзанов Р.Е. обоснованно подозревался в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ, и потому нарушения установленного порядка доставления и административного задержания (ставящего под сомнение законность и обоснованность оспариваемых действий, либо существенно ущемивших права истца) сотрудниками полиции не допущено. Таким образом, оснований полагать, что задержание истца было незаконным, нарушало требования статьи 22 Конституции Российской Федерации или статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не имеется.

С учетом того, что появление на улицах и в общественных местах в состоянии опьянения образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ, судами первой и апелляционной инстанций указано, что вышеназванные обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований подозревать Юрзанова Р.Е. в совершении соответствующего правонарушения, а соответственно, достаточного повода к доставлению истца в отдел полиции, а также к возбуждению дела об административном правонарушении.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с частью первой статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации к числу нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемых и непередаваемых иным способом, отнесены в том числе жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, свобода передвижения.

Таким образом, посягательство на эти нематериальные блага может быть основанием для компенсации морального вреда, причиненного вследствие этого гражданину.

При этом право на свободу и личную неприкосновенность относится к числу основных конституционных прав, произвольное вторжение в осуществление которого недопустимо.

В силу положений статьи 22 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (часть 1). Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (часть 2).

Аналогичное положение содержится в пункте 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), в соответствии с которым каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в перечисленных в этом пункте случаях и в порядке, установленном законом, в том числе: законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения (подпункт "c").

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова", из статьи 22 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьями 1, 2, 15, 17, 19, 21 и 55 Конституции Российской Федерации следует, что право на свободу и личную неприкосновенность как одно из основных прав, будучи неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения, может быть ограничено лишь при соблюдении общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, с тем чтобы не допустить утраты самого существа данного права.

Также в данном постановлении Конституционного Суда Российской Федерации указано, что само по себе то обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, не обязательно означает, что задержание было незаконным и нарушало требования статьи 22 Конституции Российской Федерации и подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу. Целью задержания как обеспечительной меры является создание условий для проведения производства по делу о соответствующем административном правонарушении, с тем чтобы были проверены факты, подтверждены или устранены конкретные подозрения, обосновывающие задержание, подготовлены необходимые документы для передачи дела на рассмотрение суда.

Вместе с тем, понятие "законное задержание", употребленное в подпункте "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции, как и понятие "задержание, произведенное в установленном законом порядке" включают обязанность осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях органов государственной власти и их должностных лиц соблюдать нормы материального и процессуального законодательства. В контексте содержащихся в данной норме предписаний это означает, что задержанный имеет право на проверку соблюдения органом государственной власти или его должностным лицом законодательных положений, необходимых для признания примененной к нему принудительной меры законной в указанном смысле, а суд, в свою очередь, должен проверить как соблюдение процессуальных норм, на основе которых производится задержание, так и обоснованность этой меры с точки зрения целей, а также исходя из того, была ли она необходимой и разумной в конкретных обстоятельствах, послуживших основанием для ее применения. При этом должностное лицо, производящее административное задержание, должно располагать такими фактами и сведениями, которые достаточны для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение. Задержание во всяком случае не может быть признано обоснованным, если действия, вменяемые задержанному, в момент их совершения не могли расцениваться как правонарушение.

Данная правовая позиция, относится и к иным мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении, связанных с временным принудительным ограничением свободы, к числу которых Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает доставление, административное задержание и привод (статья 27.1); доставление и привод являются принудительным препровождением лица для составления протокола, совершения других процессуальных действий по делу об административном правонарушении (статьи 27.2 и 27.15 КоАП РФ).

Конституционным Судом Российской Федерации также указано, что положения статей 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее официальном истолковании Европейским Судом по правам человека предопределяют характер и пределы допустимых ограничений права на свободу и личную неприкосновенность, устанавливаемых федеральным законодателем при регулировании принудительных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Соответственно, принудительные меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях, - поскольку они связаны с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, не могут и применяться в противоречии с указанными предписаниями.

Следовательно, в отсутствие надлежаще оформленных процессуальных документов о доставлении Юрзанова Р.Е. законный повод к его доставлению должен быть подтвержден иными достоверными и достаточными доказательствами.

В то же время постановление об отказе в возбуждении дела об административных правонарушениях по существу свидетельствует об отказе органа полиции от доказывания факта совершения правонарушения и противоречит его доводам о том, что имелись внешние признаки нарушения, создававшие законный повод для его пресечения и применения обеспечительной меры в виде доставления. При этом отсутствие медицинского освидетельствования истца на предмет алкогольного опьянения само по себе не препятствовало составлению протокола об административном правонарушении при наличии иных данных, указывающих на совершение правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ.

Также судом апелляционной инстанции в нарушение требований частей 1 и 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации никак не оценены и не устранены противоречия между имеющимися в деле данными относительно того, что фактически явилось поводом к доставлению Юрзанова Р.Е. в орган внутренних дел.

Суд второй инстанции указал, что истец сам согласился проехать вместе с сотрудниками полиции и сел в машину, что фактически вступает в противоречие с выводом суда об осуществлении административного доставления.

В обоснование своей позиции истец привел и представил суду доказательства, которые в нарушение процессуальных норм не были оценены судом второй инстанции.

В письменном отзыве на иск, представленном 9 ноября 2016 г. Межмуниципальным отделом МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области, привлеченным к участию в деле в качестве третьего лица, указано, что административное производство в отношении Юрзанова Р.Е. не велось, считать действия сотрудников полиции доставлением или административным задержанием нельзя. Юрзанову Р.Е. сотрудниками полиции было предложено проехать в отдел полиции, на что он ответил добровольным согласием и самостоятельно сел в служебный автомобиль. Сотрудники полиции пригласили Юрзанова Р.Е. проехать в отдел с целью его беседы с оперуполномоченным капитаном полиции Зирнисом В.Э. (по его просьбе), так как у последнего в это время находился в производстве материал проверки по заявлению Ивановой Т.А. по факту пропажи продуктов питания, в котором фигурировал Юрзанов Р.Е., однако сотрудникам полиции не было известно, что Зирнис В.Э. в это время убыл в СИЗО N 2 г. Вольска по служебным вопросам.

В письменном объяснении от 6 октября 2016 г. Иванов С.В., являвшийся оперативным дежурным МО МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Саратовской области, указал, что после того, как Юрзанов Р.Е. был доставлен на территорию отдела, Лисак М.Н. сообщил Иванову С.В., что он и Башаров С.Н. доставили его по своей инициативе, т.к. слышали, что его разыскивали оперативные сотрудники по материалу проверки. В связи с тем, что Юрзанов Р.Е. был приглашен, а не доставлен, Иванов С.В. не записал его в книгу доставленных.

В письменном объяснении от 29 сентября 2016 г., Иванов С.В. указал, что Юрзанов Р.Е. был доставлен для составления административного протокола по статье 20.21 КоАП РФ; одновременно Иванов С.В. пояснил, что запись в книгу доставленных в дежурную часть им не заносилась, т.к. административный протокол не составлялся.

При его допросе в качестве свидетеля в суде Иванов С.В. пояснял, что со слов Башарова С.Н. и Лисака М.Н. истца привезли в уголовный розыск для дачи объяснений, но не было того сотрудника уголовного розыска, который должен был его допросить. По вопросу об организации доставки Юрзанова Р.Е. для медицинского освидетельствования к нему никто не обращался.

В письменном объяснении от 10 октября 2016 г., Лисак М.Н. указал, что принял решение о доставлении Юрзанова Р.Е. как по причине его нахождения на улице в состоянии опьянения, так и потому, что знал о заинтересованности сотрудников уголовного розыска в его обнаружении, Юрзанову Р.Е. было предложено добровольно проехать в отдел полиции, он добровольно согласился на это и сам проследовал в служебный автомобиль.

В письменных объяснениях начальника уголовного розыска МО МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Горбунова А.М. от 5 октября 2016 г. также указано, что около 10 часов 14 сентября 2016 г. к нему в присутствии Тимонина А.В. заходил участковый уполномоченный Бородавкин А.П., чтобы сообщить, что в отделе находится Юрзанов Р.Е., и выяснить, нужен ли он сотрудникам уголовного розыска. У Горбунова А.М. действительно имелись вопросы к Юрзанову Р.Е. в связи с находившимся в производстве Зирниса В.Э. материалом проверки по заявлению гр. Ивановой о хищении ее имущества, но, узнав, что Юрзанов Р.Е. находится в состоянии опьянения, Горбунов А.М. решил, что не будет с ним разговаривать.

Тимонин А.В. 7 октября 2016 г. дал аналогичные объяснения, не опроверг их при его допросе в качестве свидетеля.

Зирнис В.Э., сотрудник уголовного розыска, в письменном объяснении от 1 декабря 2016 г. указал, что действительно ориентировал сотрудников полиции на необходимость пригласить истца для дачи объяснений в связи с проведением проверки по факту хищения имущества Ивановой Т.А., дал соответствующие показания при его допросе в качестве свидетеля.

Обстоятельства, подлежащие установлению, установлены не были, в том числе, являлось ли действительной целью доставления Юрзанова Р.Е. в орган внутренних дел - обеспечение возможности его опроса сотрудниками уголовного розыска, с чем и могло быть связано задержание истца и неоформление документов, предусмотренных законодательством об административных правонарушениях, или административное задержание. Однако в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации содержанию вышеназванных объяснений суд второй инстанции никакой оценки не дал.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал надлежащей оценки доказательствам в их совокупности.

Кроме того, с учетом изложенного выше, принимая во внимание также значимость прав и свобод, за защитой которых обратился Юрзанов Р.Е., не могли быть без дополнительной проверки положены в основу выводов суда второй инстанции о наличии законного повода к доставлению в полицию письменные объяснения граждан, которые в суде в качестве свидетелей не допрашивались, а были согласно материалам дела опрошены в рамках проверки по факту причинения телесных повреждений Юрзанову Р.Е. оперуполномоченным отделения уголовного розыска МО МВД России по ЗАТО г. Шиханы и п. Михайловский Зирнисом В.Э., который согласно материалам дела является подчиненным начальника отделения Горбунова А.М., т.е. лица, которое, по версии Юрзанова Р.Е., причинило ему телесные повреждения, а следовательно, может быть заинтересован в исходе дела.

Более того, именно на указанных письменных объяснениях основаны выводы суда о том, что Юрзанов Р.Е. в состоянии алкогольного опьянения находился в доме N 7 по ул. Молодежной ночью и утром 14 сентября 2016 г. мог получить телесные повреждения в результате падения с лестницы в указанном доме.

Поскольку телесные повреждения у истца были обнаружены в тот же день, когда он находился в полиции, а по смыслу выводов суда второй инстанции они имелись у него и на момент доставления (могли были получены ранее, ночью или утром 14 сентября 2016 г. в доме N 7 по ул. Молодежной), на сотрудниках органа внутренних дел лежала обязанность зафиксировать соответствующие повреждения, при необходимости обеспечить истцу медицинскую помощь.

Это следует из пункта 3 части 1 статьи 12 Федерального закона "О полиции", которым на полицию возложена обязанность оказывать первую помощь лицам, пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, а также лицам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни и здоровья, если специализированная помощь не может быть получена ими своевременно или отсутствует, аналогичного положению пункта 1 части 2 статьи 27 того же Закона, определяющего основные обязанности сотрудника полиции.

В силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1). Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

В данном случае, с учетом установленных судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда процессуальных нарушений, допущенных при доставлении Юрзанова Р.Е. в орган внутренних дел, бремя доказывания законных оснований этих действий, а также того, в течение какого времени истец фактически находился в полиции, лежало на ответчике. Вывод об этих обстоятельствах с учетом положений статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мог быть сделан судом апелляционной инстанции только на основе совокупности достоверных доказательств, однако период пребывания истца в полиции установлен судом только на основании показаний сотрудников полиции, имеющих заинтересованность в деле, и видеозаписей с камер наружного наблюдения, на которых, как указано выше, зафиксирован только период с 10:25 до 11:15, т.е. их содержание не исключает возможности пребывания истца в отделе и в другое время, в том числе его неоднократного доставления.

Какое итоговое постановление было вынесено в результате проверки по факту получения телесных повреждений Юрзановым Р.Е., судом второй инстанции не установлено; на момент принятия решения по настоящему делу по нему проводилась дополнительная проверка.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 22 февраля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления