Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2022 N 45-КГ22-11-К7

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июля 2022 г. N 45-КГ22-11-К7

УИД 66RS0001-01-2021-002898-64

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Жубрина М.А., Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25 июля 2022 г. кассационную жалобу представителя Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области по доверенности Мамаевой Кристины Владимировны на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 24 мая 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 августа 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 г.

по делу N 2-3422/2021 Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области по иску Мельникова Дмитрия Валентиновича к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании незаконными заключения служебной проверки, приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Русакова И.В., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Мельников Дмитрий Валентинович 29 марта 2021 г. обратился в суд с иском к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области (далее также - ГУФСИН России по Свердловской области) о признании незаконными заключения служебной проверки, приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Мельников Д.В. ссылался на то, что с 1997 года проходил службу в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации в различных должностях, последняя занимаемая должность - начальник федерального казенного учреждения "Исправительная колония N <...> Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области" (далее также - ФКУ ИК <...> ГУФСИН России по Свердловской области), имел специальное звание "подполковник внутренней службы".

2 марта 2021 г. Мельниковым Д.В. была получена выписка из приказа начальника ГУФСИН России по Свердловской области от 1 марта 2021 г. N 60-лс о его увольнении со службы по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника. Основанием к увольнению послужило заключение по результатам служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г.

Мельников Д.В. указывает, что какого-либо проступка, порочащего честь сотрудника, не совершал, в ознакомлении с материалами служебной проверки и с заключением по результатам служебной проверки ГУФСИН России по Свердловской области ему было отказано, каких-либо документов от ГУФСИН России по Свердловской области, кроме выписки из приказа об увольнении от 1 марта 2021 г., он не получал, в связи с чем просил суд признать незаконными заключение по результатам служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г., и приказ ГУФСИН России по Свердловской области от 1 марта 2021 г. N 60-лс об увольнении, восстановить его на службе в должности начальника ФКУ ИК <...> ГУФСИН России по Свердловской области, взыскать с ГУФСИН России по Свердловской области компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

Представитель ГУФСИН России по Свердловской области Мамаева К.В. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования не признала.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 24 мая 2021 г. исковые требования Мельникова Д.В. удовлетворены частично. Признаны незаконными заключение по результатам служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г., в части выводов в отношении Мельникова Д.В., приказ ГУФСИН России по Свердловской области от 1 марта 2021 г. N 60-лс об увольнении Мельникова Д.В. из уголовно-исполнительной системы Российской Федерации по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника. Мельников Д.В. восстановлен на службе в должности начальника ФКУ ИК-<...> ГУФСИН России по Свердловской области с 2 марта 2021 г. С ГУФСИН России по Свердловской области в пользу Мельникова Д.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 20 000 руб. Решение суда первой инстанции в части восстановления на службе Мельникова Д.В. обращено к немедленному исполнению.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 августа 2021 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 г. решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области Мамаевой К.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 24 мая 2021 г., апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 августа 2021 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 6 мая 2022 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 20 июня 2022 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке Мельников Д.В., представитель Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области, представитель федерального казенного учреждения "Исправительная колония N <...> Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области", сведений о причинах неявки не представили. От представителя Мельникова Д.В. - Зорина А.А. поступили письменные возражения на кассационную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 390.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные возражения на нее представителя Мельникова Д.В. - Зорина А.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела по исковым требованиям Мельникова Д.В. к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании незаконными заключения служебной проверки, приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании компенсации морального вреда такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 17 июня 1997 г. Мельников Д.В. проходил службу в органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации в различных должностях, с 16 марта 2020 г. занимал должность начальника ФКУ ИК-<...> ГУФСИН России по Свердловской области, имел специальное звание "подполковник внутренней службы".

16 марта 2020 г. между Мельниковым Д.В. и ГУФСИН России по Свердловской области заключен контракт о службе в уголовно-исполнительной системе, разделом 4 которого определены обязательства сотрудника, связанные с прохождением службы в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 4.1, 4.4 контракта о службе в уголовно-исполнительной системе от 16 марта 2020 г. Мельников Д.В. (сотрудник) принял на себя обязательства быть верным Присяге сотрудника уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, соблюдать требования к служебному поведению сотрудника, ограничения и запреты, связанные со службой в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации, установленные федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно листу беседы с Мельниковым Д.В. ему разъяснялось, что в соответствии с действующим законодательством он как сотрудник уголовно-исполнительной системы обязан исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне, осуществлять профессиональную служебную деятельность в рамках установленной законодательством компетенции государственного органа, не совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей, не совершать проступки, порочащие честь и достоинство сотрудника, соблюдать иные запреты и ограничения, налагаемые на сотрудника уголовно-исполнительной системы.

16 июня 2020 г. Мельников Д.В. был ознакомлен с должностной инструкцией начальника ФКУ ИК-<...> ГУФСИН России по Свердловской области, разделом III которой определены обязанности начальника учреждения (пункты 34 - 140 должностной инструкции; далее также - инструкция). Так, начальник учреждения обязан знать требования Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (пункт 38 инструкции), знать и соблюдать требования антикоррупционного законодательства, уведомлять руководителя о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, а также принимать меры по предотвращению или урегулированию такого конфликта (пункт 40 инструкции), уведомлять представителя нанимателя (работодателя), органы прокуратуры и другие государственные органы обо всех случаях обращения к работнику каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений (пункт 41 инструкции).

За нарушение запретов, ограничений и обязанностей начальник учреждения несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и иными нормативными правовыми актами (пункт 159 инструкции), несет уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение коррупционных правонарушений (статья 13 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции") (пункт 191 инструкции), за нарушение требований приказа ФСИН России от 11 января 2012 г. N 5 "Об утверждении Кодекса этики и служебного поведения сотрудников и федеральных гражданских служащих уголовно-исполнительной системы" (пункт 192 инструкции), за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией, несет ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации (пункт 193 инструкции).

Приказом начальника ГУФСИН России по Свердловской области от 1 марта 2021 г. N 60-лс с Мельниковым Д.В. расторгнут контракт о службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации, Мельников Д.В. уволен из уголовно-исполнительной системы Российской Федерации с 1 марта 2021 г. по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника). В качестве основания увольнения указано заключение о результатах служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г.

Из заключения по результатам служебной проверки, утвержденного начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г., следует, что Мельников Д.В., являясь должностным лицом, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью незаконного личного обогащения организовал через подчиненных сотрудников сбор денежных средств с осужденных П. и П., отбывающих наказание в ФКУ ИК-<...> ГУФСИН России по Свердловской области, вовлек подполковника К. в совершение противоправных действий, направленных на личное обогащение. Комиссия пришла к выводу о том, что своими действиями Мельников Д.В. нарушил требования пунктов 2, 12 части 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", пункта 6 части 1 статьи 17 и пунктов 4, 5, 6, 8 части 1 статьи 18 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пунктов 4.1, 4.4 контракта о службе в уголовно-исполнительной системе, пункта 40 должностной инструкции, такие действия Мельникова Д.В. не отвечают высоким требованиям, предъявляемым к сотруднику уголовно-исполнительной системы, и наносят ущерб его репутации. Комиссией предложено уволить Мельникова Д.В. со службы в уголовно-исполнительной системе по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника.

Письмом от 2 марта 2021 г. ГУФСИН России по Свердловской области направило Мельникову Д.В. выписку из приказа об увольнении от 1 марта 2021 г., извещение в военный комиссариат, трудовую книжку.

В материалах дела также имеются копии постановления заместителя руководителя следственного отдела по г. Невьянску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области от 4 февраля 2021 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Мельникова Д.В., в деянии которого усматриваются признаки преступления, предусмотренного пунктом "в" части 5 статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации (получение взятки), постановления заместителя следственного отдела по г. Невьянску следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области от 19 апреля 2021 г. о возбуждении в отношении Мельникова Д.В. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 291.2 Уголовного кодекса Российской Федерации (мелкое взяточничество).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Мельникова Д.В., суд первой инстанции сослался на статьи 3, 13, 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", пункт 8 Кодекса этики и служебного поведения сотрудников и федеральных государственных гражданских служащих уголовно-исполнительной системы", утвержденного приказом ФСИН России от 11 января 2012 г. N 5, и исходил из того, что для решения вопроса о законности увольнения сотрудника уголовно-исполнительной системы со службы в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника, юридически значимым обстоятельством является установление совершения сотрудником действий, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов уголовно-исполнительной системы, нарушающих требования к поведению сотрудника при осуществлении служебной деятельности и во внеслужебное время, а также требований по соблюдению профессионально-этических принципов, нравственных правил поведения, закрепленных нормативными правовыми актами.

По мнению суда первой инстанции, заключение проведенной в отношении Мельникова Д.В. служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г. и явившееся основанием для его увольнения, не отвечает требованиям законности и не подтверждает факт совершения Мельниковым Д.В. проступка, порочащего честь сотрудника, поскольку члены комиссии в нарушение пунктов 11, 13, 27 Порядка проведения служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 31 декабря 2020 г. N 341, не воспользовались своими правами и не предложили в ходе служебной проверки дать объяснения жене осужденного П., матери осужденного П., отцу осужденного Р. относительно того, на какую банковскую карту были переведены денежные средства, в какой сумме и в какие даты.

Суд первой инстанции также отметил, что само по себе возбуждение в отношении сотрудника уголовно-исполнительной системы уголовного дела не является обстоятельством, свидетельствующим о совершении им проступка, вызывающего сомнение в объективности, беспристрастности при принятии им решений при выполнении служебных обязанностей, осуждение сотрудника уголовно-исполнительной системы за преступление является самостоятельным основанием для увольнения сотрудника уголовно-исполнительной системы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав, что в ходе проведения служебной проверки не были опрошены иные лица, причастные к совершенным действиям, не изучены вопросы материального положения истца или его близких с целью установления косвенных признаков материального обогащения, не установлены и не проверены иные данные, которые смогли бы подтвердить объяснения К. (сотрудника, непосредственно принимавшего участие в получении денежных средств от осужденных) и опровергнуть объяснения истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции признала выводы судов первой и апелляционной инстанций правильными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судебных инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Правоотношения, связанные с поступлением на службу в уголовно-исполнительной системе, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника, являются предметом регулирования Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" (часть 1 статьи 2 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"; далее также - Федеральный закон от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Согласно пунктам 1 - 7 части 1 статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ регулирование правоотношений, связанных со службой в уголовно-исполнительной системе, осуществляется в соответствии с: Конституцией Российской Федерации; данным федеральным законом; Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в уголовно-исполнительной системе; нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации; нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации; нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний; нормативными правовыми актами федерального органа уголовно-исполнительной системы в случаях, установленных федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 1, 6 статьи 1 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ служба в уголовно-исполнительной системе - это вид федеральной государственной службы, представляющий собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации на должностях в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации, а также на должностях, не являющихся должностями в уголовно-исполнительной системе, в случаях и на условиях, которые предусмотрены названным федеральным законом, другими федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации. Сотрудником является гражданин, проходящий в соответствии с этим федеральным законом службу в уголовно-исполнительной системе в должности, по которой предусмотрено присвоение специального звания.

В силу пунктов 2, 12 части 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ сотрудник обязан: знать и выполнять должностную инструкцию и положения иных документов, определяющих его права и служебные обязанности, выполнять приказы и распоряжения прямых руководителей (начальников); не допускать злоупотреблений служебными полномочиями, соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, связанные со службой в уголовно-исполнительной системе, а также соблюдать требования к служебному поведению сотрудника.

Статьей 13 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ закреплены требования к служебному поведению сотрудника. Так, данной статьей на сотрудника возлагаются в том числе следующие обязанности: при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время соблюдать служебную дисциплину, исполнять обязанности по замещаемой должности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы учреждений и органов уголовно-исполнительной системы; осуществлять свою деятельность в рамках предоставленных полномочий; не совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению им служебных обязанностей; соблюдать нормы служебной, профессиональной этики (пункты 1, 2, 4, 5 части 1).

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 12 сентября 2019 г. N 202 утвержден Дисциплинарный устав уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, предусматривающий в числе других обязанность сотрудника знать служебные обязанности и соблюдать порядок и правила выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных ему прав; соблюдать требования к служебному поведению (подпункты "а", "в" пункта 5 раздела II).

Кодексом этики и служебного поведения сотрудников и федеральных государственных гражданских служащих уголовно-исполнительной системы, утвержденным приказом Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации от 11 января 2012 г. N 5, установлено, что сотрудники и федеральные государственные гражданские служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны: исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы учреждений и органов уголовно-исполнительной системы; не оказывать предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям, быть независимыми от влияния отдельных граждан, профессиональных или социальных групп и организаций; исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению ими должностных обязанностей; соблюдать нормы служебной, профессиональной этики и правила делового поведения; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в добросовестном исполнении им должностных обязанностей, избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб их репутации или авторитету уголовно-исполнительной системы (подпункты "а", "г", "д", "ж", "к" пункта 8 раздела II).

Под служебной дисциплиной понимается соблюдение сотрудником установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника уголовно-исполнительной системы, дисциплинарным уставом уголовно-исполнительной системы, правилами внутреннего служебного распорядка учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, должностной инструкцией, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы, приказами и распоряжениями прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) порядка и правил исполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав (часть 1 статьи 47 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Частью 1 статьи 49 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ предусмотрено, что нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником законодательства Российской Федерации, Присяги сотрудника уголовно-исполнительной системы, дисциплинарного устава уголовно-исполнительной системы, Правил внутреннего служебного распорядка учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, должностной инструкции, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в уголовно-исполнительной системе, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при исполнении служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

За нарушение служебной дисциплины на сотрудника в соответствии со статьями 47, 49 - 53 настоящего Федерального закона налагаются дисциплинарные взыскания (часть 3 статьи 15 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Увольнение со службы в уголовно-исполнительной системе в силу пункта 5 части 1 статьи 50 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ является одним из видов дисциплинарного взыскания, налагаемого на сотрудника уголовно-исполнительной системы в случае нарушения им служебной дисциплины.

Порядок наложения на сотрудников дисциплинарных взысканий установлен статьей 52 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, непосредственно связана с обеспечением общественного порядка, осуществляется в публичных интересах, призвана гарантировать надлежащее исполнение уголовных наказаний и закрепленного законом порядка отбывания наказаний, охраны прав и свобод осужденных и направлена на осуществление содержания лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, подсудимых, находящихся под стражей, их охраны и конвоирования (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 октября 2013 г. N 21-П). Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем определяется их правовой статус (совокупность прав и свобод, гарантируемых государством, а также обязанностей и ответственности). Установление особых правил прохождения государственной службы, связанной с обеспечением правопорядка, в том числе предъявление требований к моральному облику таких лиц, и закрепление оснований увольнения, связанных с несоблюдением указанных требований, не вступают в противоречие с конституционными предписаниями (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2014 г. N 2749-О, от 25 января 2018 г. N 159-О, от 27 марта 2018 г. N 766-О и от 27 сентября 2018 г. N 2242-О).

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 13 мая 2019 г. N 1199-О, законодатель последовательно устанавливает повышенные репутационные требования для данной категории государственных служащих (сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы), что обусловливается необходимостью обеспечения замещения должностей в уголовно-исполнительной системе лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества, в полной мере соответствующими требованиям к уровню профессиональной подготовки и морально-психологическим качествам сотрудников, а также способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя служебные обязательства. Эти требования в равной мере распространяются на всех лиц, проходящих службу в уголовно-исполнительной системе, предопределены задачами, принципами организации и функционирования такой службы, а также специфическим характером деятельности граждан, ее проходящих, а потому не могут рассматриваться как вступающие в противоречие с конституционными принципами равенства и справедливости (абзацы второй, третий пункта 4 определения).

В силу пункта 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ контракт подлежит расторжению, а сотрудник увольнению со службы в уголовно-исполнительной системе в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника.

Из содержания приведенных выше нормативных положений с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что для сотрудников учреждений или органов уголовно-исполнительной системы установлены повышенные требования к их поведению как в служебное, так и во внеслужебное время, вследствие чего на них возложены особые обязанности - заботиться о своей репутации, соблюдать нормы служебной, профессиональной этики, не совершать действий, которые могли бы вызвать сомнение в добросовестном исполнении сотрудником должностных обязанностей, а также избегать ситуаций, способных нанести ущерб авторитету уголовно-исполнительной системы. В случае совершения сотрудником учреждений или органов уголовно-исполнительной системы проступка, порочащего честь сотрудника, он подлежит безусловному увольнению, а контракт с ним - расторжению. Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа уголовно-исполнительной системы права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов уголовно-исполнительной системы. Увольнение сотрудника уголовно-исполнительной системы за совершение проступка, порочащего честь сотрудника, обусловлено особым правовым статусом указанных лиц, повышенными репутационными требованиями к сотрудникам как носителям публичной власти и возложенной на них обязанностью по применению в необходимых случаях мер государственного понуждения и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий.

Для решения вопроса о законности увольнения сотрудника со службы в учреждениях или органах уголовно-исполнительной системы в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника, то есть по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ, юридически значимым обстоятельством является установление факта совершения сотрудником уголовно-исполнительной системы действий, вызывающих сомнение в добросовестном исполнении им должностных обязанностей, нарушающих требования к поведению сотрудника при осуществлении служебной деятельности и во внеслужебное время, требования по соблюдению профессионально-этических принципов, правила поведения, закрепленные приведенными выше положениями нормативных актов, а также совершения действий, подрывающих репутацию и авторитет органов уголовно-исполнительной системы.

Между тем суды первой и апелляционной инстанций, хоть и исходили из того, что разрешение вопроса о законности увольнения сотрудника уголовно-исполнительной системы со службы в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника, сопряжено с необходимостью установления обстоятельств совершения этим сотрудником действий, подрывающих его репутацию и авторитет органов уголовно-исполнительной системы, нарушающих требования к поведению сотрудника при осуществлении служебной деятельности, вместе с тем нормы материального права, регулирующие спорные отношения сторон, в их системной взаимосвязи и единстве не применили, названные выше обстоятельства в качестве юридически значимых не определили, надлежащей правовой оценки им не дали, в связи с чем нельзя признать правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что в ходе судебного разбирательства не нашел подтверждения факт совершения Мельниковым Д.В. действий (организация незаконного получения денежных средств от осужденных и вовлечение в указанную деятельность подчиненных лиц), квалифицированных ответчиком в качестве проступка, порочащего честь сотрудника органов уголовно-исполнительной системы.

Суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, делая вывод о незаконности приказа об увольнении Мельникова Д.В. со службы в органах уголовно-исполнительной системы по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника), исходил из того, что заключение проведенной в отношении Мельникова Д.В. служебной проверки от 26 февраля 2021 г. не является полным и не может служить основанием для увольнения истца со службы, поскольку членами комиссии в нарушение установленного порядка проведения служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы не реализовано право опрашивать лиц, обладающих необходимой информацией, в связи с чем в ходе осуществления проверочных мероприятий комиссией не были получены объяснения родственников осужденных лиц, принимавших участие в передаче денежных средств сотруднику ФКУ ИК-<...> ГУФСИН России по Свердловской области.

Однако подобное утверждение судебных инстанций о заключении по результатам служебной проварки от 26 февраля 2021 г. несостоятельно, поскольку оно сделано без учета нормативных положений, регулирующих основания и порядок проведения служебной проверки в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации.

Статьей 52 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ установлен порядок применения к сотрудникам мер поощрения и порядок наложения на них дисциплинарных взысканий, из положений части 8 которой следует, что перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 54 этого закона может быть проведена служебная проверка.

Служебная проверка проводится по решению руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченного руководителя либо по заявлению сотрудника при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 Федерального закона (часть 1 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

В проведении служебной проверки не может участвовать сотрудник, прямо или косвенно заинтересованный в ее результатах. В этом случае он обязан подать руководителю федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченному руководителю, принявшим решение о проведении служебной проверки, рапорт об освобождении его от участия в проведении этой проверки. При несоблюдении указанного требования результаты служебной проверки считаются недействительными, а срок проверки, установленный частью 4 настоящей статьи, продлевается на 10 рабочих дней (часть 2 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

При проведении служебной проверки в отношении сотрудника должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка; вины сотрудника; причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка; характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в уголовно-исполнительной системе (часть 3 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Служебная проверка проводится в течение 30 дней со дня принятия решения о ее проведении. Срок проведения служебной проверки по решению руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченного руководителя может быть продлен, но не более чем на 30 дней. В срок проведения служебной проверки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, нахождения его в отпуске или командировке, а также время отсутствия сотрудника на службе по иным уважительным причинам (часть 4 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Результаты служебной проверки представляются руководителю федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченному руководителю, принявшим решение о проведении служебной проверки, в письменной форме в виде заключения не позднее чем через три рабочих дня со дня завершения проверки. Указанное заключение утверждается руководителем федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченным руководителем, принявшими решение о проведении служебной проверки, не позднее чем через пять рабочих дней со дня представления заключения (часть 5 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Согласно части 7 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ в заключении по результатам служебной проверки указываются: установленные факты и обстоятельства; предложения, касающиеся наложения на сотрудника дисциплинарного взыскания.

Заключение по результатам служебной проверки подписывается лицами, ее проводившими, и утверждается руководителем федерального органа уголовно-исполнительной системы или уполномоченным руководителем, принявшими решение о проведении служебной проверки (часть 8 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Порядок проведения служебной проверки устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний (часть 9 статьи 54 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ).

Порядок проведения служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации (далее также - Порядок) утвержден приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 31 декабря 2020 г. N 341.

В пункте 2 Порядка обозначены задачи служебной проверки, к которым в числе прочих относятся: объективное и всестороннее исследование обстоятельств, причин и условий нарушения (грубого нарушения) сотрудником служебной дисциплины; подготовка предложений о мере дисциплинарной ответственности сотрудника, совершившего дисциплинарный проступок.

В соответствии с пунктом 3 Порядка при проведении служебной проверки должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению в том числе фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка, наличия вины сотрудников за дисциплинарный проступок или степени вины каждого из них в случае совершения дисциплинарного проступка несколькими лицами; причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка, нарушению условий контракта; обстоятельств, имеющих значение для обоснованного решения вопроса о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности; наличия, характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в уголовно-исполнительной системе.

Разделом III Порядка (пункты 9 - 16) определено положение участников служебной проверки и их полномочия.

Пунктом 11 Порядка предусмотрены права членов комиссии. Так, члены комиссии имеют право: опрашивать устно очевидцев дисциплинарного проступка, а также других лиц, обладающих необходимой информацией, относящейся к проводимой служебной проверке; предлагать лицам, в отношении или по рапорту (заявлению) которых проводится служебная проверка, лицам из числа очевидцев, а также другим лицам, которым могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе служебной проверки, давать по ним письменные объяснения на имя должностного лица, издавшего приказ о проведении служебной проверки, а также по истечении двух рабочих дней со дня предложения о представлении письменных объяснений составлять акт об отказе предоставить письменные объяснения; выезжать на место совершения дисциплинарного проступка, правонарушения или происшествия, в том числе в служебную командировку, для выяснения вопросов, относящихся к предмету служебной проверки; запрашивать и знакомиться с документами, материалами и предметами, относящимися к проводимой служебной проверке; привлекать к служебной проверке должностных лиц и специалистов по вопросам, требующим научных, технических и иных специальных знаний, и получать от них консультации, заключения; применять технические средства для документирования фактов совершенного дисциплинарного проступка.

Обязанности членов комиссии установлены пунктом 13 Порядка. Так, члены комиссии в зависимости от предмета служебной проверки, в частности, обязаны: документально подтвердить (опровергнуть) факты и обстоятельства совершения сотрудником дисциплинарного проступка; определить наличие вины сотрудника или в случае совершения дисциплинарного проступка несколькими лицами степень вины каждого из них и обстоятельства, влияющие на характер ответственности сотрудника, исключающие или подтверждающие, смягчающие или отягчающие его вину (вину нескольких лиц); установить причины и условия, способствовавшие совершению сотрудником дисциплинарного проступка, нарушению условий контракта; определить наличие, характер и размер вреда (ущерба), нанесенного сотрудником в результате совершения им дисциплинарного проступка; изучить личное дело сотрудника, в отношении или по рапорту которого проводится служебная проверка; осуществить сбор документов и материалов, характеризующих личные, деловые и моральные качества сотрудника, совершившего дисциплинарный проступок.

Порядок оформления результатов служебной проверки установлен разделом V Порядка (пункты 24 - 35).

Согласно пункту 27 Порядка в описательной части заключения в зависимости от предмета служебной проверки указываются в том числе: сведения о времени, месте, обстоятельствах совершения дисциплинарного проступка сотрудником (при его наличии); сущность совершенного дисциплинарного проступка (при его наличии); взаимосвязь дисциплинарного проступка (при его наличии) с исполнением сотрудником Присяги сотрудника уголовно-исполнительной системы, требований, установленных законодательством Российской Федерации, дисциплинарным уставом уголовно-исполнительной системы, приказами (распоряжениями) Минюста России, ФСИН России, правилами внутреннего служебного распорядка учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, приказами и распоряжениями прямых руководителей (начальников), контрактом, должностной инструкцией; мотивы и цели совершения сотрудником дисциплинарного проступка (при его наличии); причины и условия, способствовавшие совершению дисциплинарного проступка (при его наличии); обстоятельства и материалы, подтверждающие или исключающие наличие вины сотрудника или сотрудников в случае совершения ими дисциплинарного проступка; сведения о последствиях дисциплинарного проступка (при его наличии), в том числе о предполагаемом характере и размере материального вреда, причиненного сотрудником в результате дисциплинарного проступка, если таковой вред был причинен.

В распорядительной части заключения в зависимости от предмета служебной проверки указываются установленные в ходе служебной проверки факты совершения (несовершения) сотрудником дисциплинарного проступка, виновности (невиновности) сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, в совершении дисциплинарного проступка, характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка (абзацы первый - третий, пятый пункта 28 Порядка).

В распорядительной части заключения при необходимости и в зависимости от предмета служебной проверки формулируются предложения о применении (неприменении) к виновному лицу (лицам) мер дисциплинарного взыскания (абзацы восьмой, девятый пункта 28 Порядка).

Результаты служебной проверки и принятые по ним решения могут быть пересмотрены (отменены) должностным лицом, издавшим приказ (распоряжение) о проведении служебной проверки, либо вышестоящим по отношению к нему должностным лицом по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, а также в случае нарушения комиссией Порядка на основании докладной записки руководителя структурного подразделения учреждения, органа УИС или рапорта (заявления) сотрудника (гражданина), поданного в течение трех месяцев со дня установления соответствующих обстоятельств (пункт 23 Порядка).

Таким образом, приведенными нормативными правовыми актами определен порядок проведения служебных проверок в органах и учреждениях уголовно-исполнительной системы, правовой статус участников служебной проверки, их права, обязанности и полномочия, установлены обязательные требования к проведению служебной проверки и к заключению служебной проверки, несоблюдение которых может служить основанием для признания данного заключения по результатам служебной проверки незаконным (нормы о круге лиц, имеющих право назначать и проводить служебную проверку, а также лиц, имеющих право утверждать ее результаты, нормы, содержащие запрет на участие в проведении служебной проверки сотрудников прямо или косвенно заинтересованных в ее результатах, нормы о сроках проведении служебной проверки, о получении объяснений от лица, в отношении которого проводится служебная проверка).

Члены комиссии, которым поручено проведение служебной проверки, обязаны дать объективную оценку обстоятельствам, послужившим основаниями для проведения служебной проверки, - подтвердить или опровергнуть факт совершения сотрудником уголовно-исполнительной системы, в отношении которого проводится служебная проверка, дисциплинарного проступка, дать установленным фактам объективную оценку, определить степень вины сотрудника уголовно-исполнительной системы в совершении дисциплинарного проступка (при установлении факта его совершения), по результатам служебной проверки сформулировать предложения о применении (неприменении) к виновному лицу мер дисциплинарного взыскания, иные предложения по совершенствованию условий и порядка прохождения службы в уголовно-исполнительной системе. При проведении служебной проверки члены комиссии, которым поручено ее проведение, вправе самостоятельно определять круг обстоятельств, подлежащих установлению в ходе служебной проверки, запрашивать и знакомиться с документами, материалами и предметами, относящимися к предмету проводимой служебной проверки, опрашивать очевидцев дисциплинарного проступка, других лиц, обладающих необходимой информацией, относящейся к проводимой служебной проверке, документировать установленные в ходе проверки факты. Результаты служебной проверки и принятые по ним решения могут быть пересмотрены (отменены) уполномоченным должностным лицом в случае нарушения комиссией порядка проведения служебной проверки.

Судами первой и апелляционной инстанций нормативные положения, регулирующие основания и порядок проведения служебной проверки в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, были применены неправильно.

Ссылаясь на то, что члены комиссии в рамках проведения служебной проверки в отношении Мельникова Д.В. не воспользовались своим правом истребования объяснений у родственников осужденных лиц, участвующих в передаче денежных средств, суды первой и апелляционной инстанций признали заключение по результатам служебной проверки, утвержденное начальником ГУФСИН России по Свердловской области 26 февраля 2021 г., незаконным, как не соответствующее требованиям, предъявляемым к содержанию такого заключения, вместе с тем в нарушение пункта 3 части 4 статьи 198, пункта 5 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не указали, какие конкретно нормы Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ и Порядка проведения служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации от 31 декабря 2020 г. N 341, несоблюдение которых может служить основанием для признания заключения по результатам служебной проверки незаконным, нарушены ответчиком ГУФСИН России по Свердловской области при проведении служебной проверки в отношении Мельникова Д.В.

Суды первой и апелляционной инстанций, по существу, переоценили результаты служебной проверки, оформленной заключением от 26 февраля 2021 г., со ссылкой на неполноту данных, полученных вследствие осуществленных комиссией проверочных мероприятий, и сделали свое заключение об отсутствии в действиях Мельникова Д.В. проступка, порочащего честь сотрудника. При этом судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что в силу положений действующего в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации Порядка проведения служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 31 декабря 2020 г. N 341, члены комиссии вправе самостоятельно определять круг обстоятельств, подлежащих установлению в ходе служебной проверки, в том числе опрашивать очевидцев дисциплинарного проступка и других лиц, обладающих необходимой информацией, относящейся к проводимой служебной проверке.

При таких данных выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что у ГУФСИН России по Свердловской области не имелось оснований для увольнения Мельникова Д.В. со службы в органах уголовно-исполнительной системы по пункту 9 части 3 статьи 84 Федерального закона от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника, ввиду неподтверждения заключением служебной проверки наличия такого проступка, не могут быть признаны соответствующими закону.

Кассационный суд общей юрисдикции, проверяя по кассационной жалобе ГУФСИН России по Свердловской области законность судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций, нарушения норм материального права и несоблюдения требований процессуального закона при разрешении нижестоящими судебными инстанциями исковых требований Мельникова Д.В. не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования статьи 379.6 и частей 1 - 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 24 мая 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 августа 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 г. о частичном удовлетворении исковых требований Мельникова Д.В. к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании незаконными заключения служебной проверки, приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании компенсации морального вреда нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, установленными по делу обстоятельствами и с соблюдением требований процессуального закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 24 мая 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 августа 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 января 2022 г. по делу N 2-3422/2021 Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга Свердловской области в ином составе суда.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления