Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 11.02.2019 N 41-КГ18-55

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2019 г. N 41-КГ18-55

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 февраля 2019 г. гражданское дело по заявлению Базаленко Сергея Юрьевича о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. по делу по иску Базаленко Сергея Юрьевича к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода, взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Базаленко С.Ю. на определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 марта 2018 г., которыми Базаленко С.Ю. отказано в удовлетворении заявления о пересмотре решения суда по новым обстоятельствам.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Базаленко С.Ю., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение представителя Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области Курсаева А.В. об отмене по новым обстоятельствам решения суда, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей подлежащими отмене судебные постановления об отказе Базаленко С.Ю. в пересмотре решения суда по новым обстоятельствам, а дело - направлению на рассмотрение по существу в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Базаленко С.Ю. 31 августа 2016 г. обратился в суд иском к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области (далее - УФСКН России по Ростовской области) о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области (далее - ГУ МВД России по Ростовской области), Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты (далее - УМВД России по г. Шахты) о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Базаленко С.Ю. указал, что с 14 октября 2009 г. проходил службу в Шахтинском межрегиональном отделе УФСКН России по Ростовской области на различных должностях. Последняя занимаемая им должность - старший оперуполномоченный Шахтинского межрайонного отдела.

В связи с упразднением ФСКН России он подал рапорт об увольнении по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613 (в связи с переводом в другой государственный орган). Одновременно с рапортом об увольнении он написал рапорт о приеме на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в соответствии с подпунктом "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции".

В названных рапортах Базаленко С.Ю. не указывал даты, с которой он желал уволиться и быть принятым на службу в органы внутренних дел, поскольку отсутствовали нормативные правовые акты, регулирующие порядок перевода сотрудников органов наркоконтроля в органы внутренних дел Российской Федерации, а также отсутствовало в письменной форме решение ГУ МВД России по Ростовской области о дате приема Базаленко С.Ю. на службу в органы внутренних дел. Таким образом, дата увольнения из УФСКН России по Ростовской области и дата принятия Базаленко С.Ю. на службу в органы внутренних дел не была согласована.

Приказом УФСКН России по Ростовской области от 31 мая 2016 г. N 794-лс Базаленко С.Ю. был уволен со службы в органах наркоконтроля с 31 мая 2016 г. по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613 (в связи с переводом в другой государственный орган), однако на службу в органы внутренних дел Базаленко С.Ю. принят не был.

Базаленко С.Ю. считает, что приказ о его увольнении от 31 мая 2016 г. N 794-лс был издан УФСКН России по Ростовской области преждевременно, до принятия ГУ МВД России по Ростовской области решения о подтверждении перевода Базаленко С.Ю. на службу в органы внутренних дел, изданием этого приказа были нарушены права Базаленко С.Ю. на осуществление трудовой деятельности, оплату труда, получение соответствующих гарантий и компенсаций. Его увольнение со службы в органах наркоконтроля и исключение из списков сотрудников органов наркоконтроля с 31 мая 2016 г. в отсутствие его согласия на увольнение с указанной даты, а также отсутствие решения о приеме его на службу в органы внутренних дел Базаленко С.Ю. полагал незаконными, в связи с чем обратился в суд с названными выше исковыми требованиями.

Решением Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. Базаленко С.Ю. отказано в удовлетворении иска.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г. решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. оставлено без изменения.

12 января 2018 г. Базаленко С.Ю. обратился в Шахтинский городской суд Ростовской области с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г.

В качестве нового обстоятельства Базаленко С.Ю. указал на правовую позицию, изложенную Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 22 ноября 2017 г. N 31-П "По делу о проверке конституционности частей 1, 5, 10 и 11 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", статей 17, 19 и 20 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", а также подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" в связи с запросом Верховного Суда Республики Дагестан и жалобой гражданина С.Ю. Базаленко" (далее также - постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2017 г. N 31-П), принятом в том числе по его обращению.

Как полагает Базаленко С.Ю., выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в названном постановлении конституционно-правовой смысл положений частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" (далее также - Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ) и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" (далее также - Указ Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156), которые в системе действующего правового регулирования не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН России изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственной орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной комиссии и профессионального психологического отбора - в течение трех месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в орган внутренних дел, расходится с толкованием и применением Шахтинским городским судом Ростовской области при рассмотрении иска Базаленко С.Ю. названных норм материального права.

По мнению Базаленко С.Ю., принимая 13 декабря 2016 г. решение об отказе ему в удовлетворении исковых требований о признании незаконным бездействия ответчиков, связанного с непринятием Базаленко С.Ю. на службу в органы внутренних дел, Шахтинский городской суд Ростовской области положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 истолковал неправильно, не применил к спорным отношениям нормы статей 14, 17, 18 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", устанавливающие порядок приема на службу в органы внутренних дел и основания к отказу в приеме на службу в органы внутренних дел, в связи с чем обстоятельства, связанные с невозможностью приема Базаленко С.Ю. на службу в органы внутренних дел в порядке перевода, не устанавливал.

Представитель ГУ МВД России по Ростовской области и УМВД России по г. Шахты Бахарев С.В. в суде возражал против удовлетворения заявления Базаленко С.Ю.

Определением Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2018 г. Базаленко С.Ю. отказано в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 марта 2018 г. определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Базаленко С.Ю. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений об отказе в удовлетворении его заявления о пересмотре решения суда по новым обстоятельствам, как незаконных, и о направлении дела по его иску к УФСКН России по Ростовской области о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты заработной платы, к ГУ МВД России по Ростовской области, УМВД России по г. Шахты о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода и взыскании компенсации морального вреда для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 4 октября 2018 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 24 декабря 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела представитель УМВД России по г. Шахты, не представивший сведений о причинах неявки. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося представителя УМВД России по г. Шахты.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении заявления Базаленко С.Ю. о пересмотре решения суда по новым обстоятельствам судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Базаленко С.Ю. с 14 октября 2009 г. проходил службу в Шахтинском межрегиональном отделе УФСКН России по Ростовской области, последняя занимаемая им должность - старший оперуполномоченный Шахтинского межрайонного отдела (второй тарифной группы) Управления ФСКН России по Ростовской области, специальное звание - майор полиции.

12 апреля 2011 г. с Базаленко С.Ю. был заключен контракт о прохождении службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, срок контракта - до достижения Базаленко С.Ю. предельного возраста пребывания на службе.

В связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков на основании Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 Базаленко С.Ю. 12 апреля 2016 г. был уведомлен о предстоящем увольнении по подпункту 6 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613 (в связи с проведением организационно-штатных мероприятий). Базаленко С.Ю. было разъяснено, что в соответствии с подпунктом "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 при изъявлении желания он может поступить в порядке перевода на службу в органы внутренних дел Российской Федерации.

12 мая 2016 г. Базаленко С.Ю. подал начальнику УФСКН России по Ростовской области рапорт об увольнении со службы в органах наркоконтроля по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613 (в связи с переводом в другой государственный орган) на основании решения, полученного из органов внутренних дел Российской Федерации в письменной форме о приеме на службу в порядке перевода (отношение о переводе).

Согласно ответу ликвидационной комиссии УФСКН России по Ростовской области от 24 ноября 2016 г. на адвокатский запрос от 11 ноября 2016 г. одновременно с рапортом об увольнении Базаленко С.Ю. 12 мая 2016 г. обратился с рапортом в ГУ МВД России по Ростовской области о приеме на службу, представив все необходимые документы для приема на службу в органы внутренних дел Российской Федерации.

Приказом УФСКН России по Ростовской области от 1 мая 2016 г. N 794лс Базаленко Ю.С. был уволен со службы в органах наркоконтроля с 31 мая 2016 г. по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613 (в связи с переводом в другой государственный орган).

Вместе с тем на службу в органы внутренних дел Российской Федерации Базаленко С.Ю. принят не был.

Считая незаконными увольнение и отказ в приеме на службу в органы внутренних дел, Базаленко С.Ю. обратился в суд с названным иском.

Решением Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. Базаленко С.Ю. отказано в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г. решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. оставлено без изменения.

Отказывая Базаленко С.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным приказа об увольнении в части даты его увольнения, о признании незаконным бездействия должностных лиц ГУ МВД России по Ростовской области и должностных лиц УМВД России по г. Шахты в непринятии его на службу в органы внутренних дел в порядке перевода из органов наркоконтроля и возложении обязанности принять его на службу в органы внутренних дел, судебные инстанции сослались на положения статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ, пункт 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 и пришли к выводу о том, что Базаленко С.Ю. с рапортом о приеме его на службу в УМВД России по г. Шахты не обращался, тем самым не реализовал свое право на поступление на службу в органы внутренних дел в порядке перевода из органов наркоконтроля.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2017 г. N 31-П, принятым в том числе по жалобе Базаленко С.Ю., положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу они в системе действующего правового регулирования:

не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора - в течение трех месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел;

не препятствуют поступлению данных лиц на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке и по истечении трех месяцев с момента их увольнения из органов наркоконтроля при условии, что такие лица своевременно (т.е. не позднее трех месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу;

не лишают сотрудников органов наркоконтроля, уволенных в связи с переводом в другой государственный орган и не принятых на службу в органы внутренних дел, права на изменение основания увольнения и получение единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по заявлению, поданному в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа в случаях, когда решение об отказе в приеме на службу в органы внутренних дел было принято по истечении трех месяцев со дня увольнения (пункт 1 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2017 г. N 31-П).

В пункте 4 резолютивной части этого постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что правоприменительные решения по делу гражданина Базаленко С.Ю., вынесенные на основании частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в названном постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

12 января 2018 г. Базаленко С.Ю. обратился в Шахтинский городской суда Ростовской области с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г., ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2017 г. N 31-П.

Отказывая Базаленко С.Ю. в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации постановления от 22 ноября 2017 г. N 31-П, суд первой инстанции, сославшись на пункт 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что правоприменительные решения по делу Базаленко С.Ю. не расходятся с конституционно-правовым смыслом Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 и Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ, выявленным названным постановлением Конституционного Суда Российской Федерации.

По мнению суда первой инстанции, обстоятельства, на которые ссылается Базаленко С.Ю., нельзя отнести к новым обстоятельствам, поскольку основанием для отказа Базаленко С.Ю. в иске о признании незаконным приказа об увольнении, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, возложении обязанности принять на службу в органы внутренних дел, взыскании компенсации морального вреда явилось отсутствие его волеизъявления на прохождение службы в органах внутренних дел. Это подтверждается тем, что Базаленко С.Ю. не обращался с рапортом в территориальный орган МВД России о приеме на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в связи с ликвидацией ФСКН России, не обратился с рапортом о приеме на службу он ни в процессе рассмотрения его иска о признании незаконным увольнения в суде, ни до настоящего времени.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судебных инстанций ошибочными, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм процессуального права об основаниях пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам и сделаны без учета норм материального права, регулирующих порядок и основания увольнения сотрудников органов наркоконтроля в порядке перевода в другой государственный орган в связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

В соответствии с частью 1 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации новые обстоятельства - это указанные в части 4 названной статьи, возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства.

Перечень оснований для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по новым обстоятельствам приведен в части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Одним из таких новых обстоятельств является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации (пункт 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений", перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, содержащийся в частях 3 и 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим (абзац первый пункта 8).

Исходя из положений, закрепленных в части 2 названной статьи, вновь открывшиеся и новые обстоятельства могут являться основанием для пересмотра судебного постановления, если они имеют существенное значение для правильного разрешения спора (абзац второй пункта 8).

Основанием для пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам могут являться перечисленные в части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, возникшие после принятия судебного постановления (абзац первый пункта 11 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации может являться новым обстоятельством и в случае, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле, в связи с принятием судебного акта по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, и в силу этого влечет пересмотр судебного акта в отношении заявителя (пункт 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) (подпункт "в" пункта 11 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Однако судебными инстанциями, сделавшими вывод об отсутствии оснований для пересмотра принятого по иску Базаленко С.Ю. решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации, в том числе по жалобе Базаленко С.Ю., постановления от 22 ноября 2017 г. N 31-П, положения приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации применены неправильно.

Мнение судов первой и апелляционной инстанций о том, что правоприменительные решения по делу Базаленко С.Ю. не расходятся с конституционно-правовым смыслом Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 и Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ, выявленным названным постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, является ошибочным, поскольку оно основано на неправильном применении и толковании нормативных правовых актов, принятых в связи с упразднением ФСКН России и регулирующих в числе прочих вопросов порядок перевода сотрудников органов наркоконтроля на службу в органы внутренних дел.

Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 упразднена Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (пункт 1 данного указа).

Министерству внутренних дел Российской Федерации переданы функции и полномочия упраздняемой Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, штатная численность упраздняемой Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (пункт 2 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156).

Пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 установлено, что МВД России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, в том числе в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также правоприменительные функции по федеральному государственному контролю (надзору) в указанной сфере; является правопреемником упраздняемой ФСКН России, в том числе по обязательствам, возникшим в результате исполнения судебных решений.

Согласно подпункту "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, принимаются на службу в указанные органы в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации. Таким сотрудникам единовременное пособие не выплачивается.

Пунктом 5 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 предписано завершить проведение организационно-штатных мероприятий, связанных с реализацией данного указа, до 1 июня 2016 г.

В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ сотрудники органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ в связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков принимаются на службу в органы внутренних дел Российской Федерации в порядке перевода без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора в течение трех месяцев с момента увольнения в связи с переводом в другой государственный орган при отсутствии другой работы (службы) в указанный период.

По заявлению сотрудника органов наркоконтроля, уволенного в связи с переводом в другой государственный орган и не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, поданному в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа, основание увольнения в связи с переводом в другой государственный орган подлежит изменению на основание увольнения в связи с проведением организационно-штатных мероприятий либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля. Такому сотруднику выплачиваются единовременное пособие и иные выплаты, предусмотренные законодательством Российской Федерации (часть 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ).

Подпунктом 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613, предусмотрено, что сотрудник может быть уволен со службы в органах наркоконтроля в связи с переводом в другой государственный орган.

Пунктом 3.4 Инструкции об организации работы по увольнению сотрудников со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденной приказом ФСКН России от 12 апреля 2005 г. N 115, определено, что увольнение сотрудника на основании подпункта 7 пункта 142 Положения о службе в органах наркоконтроля осуществляется в случае подтверждения перевода сотрудника письмом, подписанным руководителем соответствующего государственного органа, и с письменного согласия увольняемого работника.

Из приведенных норм материального права следует, что в связи с упразднением ФСКН России установлен упрощенный порядок приема сотрудников органов наркоконтроля на службу в органы внутренних дел в порядке перевода, а именно: в срок до 1 июня 2016 г. в отношении сотрудников органов наркоконтроля должны были быть проведены организационно-штатные мероприятия, в ходе которых сотрудники, изъявившие желание продолжить службу в органах внутренних дел, подлежали увольнению из органов наркоконтроля в порядке перевода на службу в органы внутренних дел в срок не позднее 31 мая 2016 г., их прием на службу в органы внутренних дел должен был производиться в течение трех месяцев с момента увольнения без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора. Истечение установленного трехмесячного срока с момента увольнения сотрудников из органов наркоконтроля не препятствует их поступлению на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке при условии, что они своевременно (то есть не позднее трех месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу.

Приведенное правовое регулирование не предполагает отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН России изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел. Такое правовое регулирование предоставляет возможность сотруднику упраздненной ФСКН России продолжить службу в органах внутренних дел, не ухудшая свой правовой статус и материальное положение.

Следовательно, если сотрудник упраздненной УФСКН России изъявил желание поступить на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в соответствии с подпунктом "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156, совершив необходимые действия для поступления на службу в органы внутренних дел в порядке перевода, и в отношении такого сотрудника не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность его поступления на службу в органы внутренних дел, кадровым подразделением МВД России или аналогичными подразделениями территориальных органов министерства такому сотруднику должны быть предложены вакантные должности в органах внутренних дел, соответствующие уровню его образования, стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам.

Именно такой конституционно-правовой смысл подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права - частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 - был выявлен Конституционным Судом Российской Федерации, указавшим в пункте 1 резолютивной части постановления от 22 ноября 2017 г. N 31-П, что приведенные нормативные положения не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН России изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора - в течение трех месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел.

Таким образом, при разрешении споров о признании незаконным отказа в приеме на службу в органы внутренних дел в порядке перевода бывших сотрудников ФСКН России в связи с упразднением данного органа обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются установление факта увольнения таких сотрудников из органов наркоконтроля в порядке перевода на службу в органы внутренних дел и наличие их волеизъявления на продолжение службы в органах внутренних дел, а также установление наличия либо отсутствия обстоятельств, с которыми Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" связывает невозможность поступления таких лиц на службу в органы внутренних дел.

Между тем судебные инстанции, отказывая Базаленко С.Ю. в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г., вследствие неправильного толкования частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ, подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156 и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 22 ноября 2017 г. N 31-П, ограничились лишь формальным применением приведенных норм права, указав только на то, что Базаленко С.Ю. не обращался с рапортом в территориальный орган МВД России (УМВД России по г. Шахты Ростовской области) о приеме на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в связи с ликвидацией ФСКН России.

При этом обстоятельства, связанные с наличием волеизъявления Базаленко С.Ю. на продолжение службы в органах внутренних дел, в том числе подачей им рапорта об увольнении со службы в органах наркоконтроля в связи с переводом в другой государственный орган, приказа о его увольнении со службы в органах наркоконтроля по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 613, которое осуществляется в случае подтверждения перевода сотрудника письмом, подписанным руководителем соответствующего государственного органа, механизма взаимодействия между органами наркоконтроля и соответствующими органами МВД России при переводе бывших сотрудников наркоконтроля в органы внутренних дел в связи с упразднением ФСКН России, судами в ходе разрешения спора по существу по иску Базаленко С.Ю. не выяснялись и не исследовались.

В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что правоприменительные решения по делу Базаленко С.Ю. (решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г.), вынесенные на основании частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 305-ФЗ и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. N 156, в истолковании этих норм права судами первой и апелляционной инстанций расходятся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2017 г. N 3-П, что в силу положений пункта 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 4 резолютивной части названного постановления Конституционного Суда Российской Федерации является основанием для их пересмотра по новым обстоятельствам.

При этом пересмотр по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г., оставившего без изменения решение суда первой инстанции по делу по иску Базаленко С.Ю. к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты о признании незаконным приказа об увольнении, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, возложении обязанности принять на службу в органы внутренних дел, взыскании компенсации морального вреда, в данном случае выступает дополнительной процессуальной гарантией защиты прав Базаленко С.Ю., который являлся заявителем в деле, рассматривавшемся Конституционным Судом Российской Федерации, на труд и охраняемых законом его интересов как лица, в отношении которого правоприменительными органами было допущено ошибочное, отличающееся от конституционно-правового смысла толкование подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права.

Ввиду изложенного определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 марта 2018 г. об отказе Базаленко С.Ю. в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Базаленко С.Ю., что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Поскольку обстоятельства, связанные с наличием оснований для пересмотра решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г. по новым обстоятельствам установлены, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым разрешить по существу вопрос по заявлению Базаленко С.Ю. о пересмотре в порядке пункта 4 части 3 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации названных судебных постановлений, удовлетворить его заявление, отменить решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г. по новым обстоятельствам и дело по иску Базаленко С.Ю. к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода, взыскании компенсации морального вреда направить на рассмотрение по существу в суд первой инстанции - Шахтинский городской суд Ростовской области.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390, 392, 394 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 марта 2018 г. об отказе Базаленко Сергею Юрьевичу в удовлетворении заявления о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. отменить.

Удовлетворить заявление Базаленко Сергея Юрьевича о пересмотре по новым обстоятельствам решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. по делу по иску Базаленко Сергея Юрьевича к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода, взыскании компенсации морального вреда.

Отменить по новым обстоятельствам решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 13 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 марта 2017 г.

Дело по иску Базаленко Сергея Юрьевича к Управлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Российской Федерации по Ростовской области о признании приказа об увольнении незаконным, об изменении даты увольнения, о внесении изменений в трудовую книжку, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты денежного довольствия, к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Шахты о возложении обязанности принять на службу в порядке перевода, взыскании компенсации морального вреда направить на рассмотрение по существу в суд первой инстанции - Шахтинский городской суд Ростовской области.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления