Законодательство РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 06.04.2020 N 18-КГ20-20

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 апреля 2020 г. N 18-КГ20-20

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 6 апреля 2020 г. кассационную жалобу Тельпашовой Галины Ивановны на решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Краснодарского краевого суда от 21 мая 2019 г.

по делу N 2-160/2019 Белореченского районного суда Краснодарского края по заявлению Тельпашовой Галины Ивановны об установлении факта нахождения на иждивении супруга.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Тельпашова Галина Ивановна 20 декабря 2018 г. обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения ее на иждивении мужа Тельпашова Анатолия Аркадьевича, умершего 7 декабря 2017 г.

В обоснование заявления Тельпашова Г.И. ссылалась на то, что она с 26 июля 1974 г. состояла в зарегистрированном браке с Тельпашовым А.А., до момента смерти Тельпашова А.А. супруги проживали совместно по адресу: <...>.

С 28 сентября 2005 г. Тельпашова Г.И. получает страховую пенсию по старости, размер которой составляет 9 515,04 руб.

Тельпашов А.А. с 11 мая 1993 г. по 7 декабря 2017 г. являлся получателем пенсии за выслугу лет по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации. Размер пенсии за выслугу лет, получаемой Тельпашовым А.А., на день его смерти составил 29 628,24 руб.

7 декабря 2017 г. Тельпашов А.А. скончался.

Тельпашова Г.И. указывала, что до момента смерти мужа она находилась на его иждивении, поскольку получаемый Тельпашовым А.А. при жизни доход являлся для Тельпашовой Г.И. постоянным и основным источником средств к существованию, иного источника дохода у нее не имеется.

При обращении в центр финансового обеспечения отдела пенсионного обслуживания Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Краснодарскому краю за назначением пенсии по потере кормильца, Тельпашовой Г.И. было разъяснено, что для назначения такой пенсии необходимо установить факт нахождения ее на иждивении у супруга на день его смерти. Впоследствии Тельпашова Г.И. неоднократно обращалась в органы социального обеспечения Краснодарского края с просьбой предоставить ей документ, подтверждающий факт нахождения ее на иждивении супруга Тельпашова А.А. На ее обращение администрацией Великовечненского сельского поселения Белореченского района Краснодарского края был дан ответ о необходимости установить факт нахождения на иждивении умершего супруга в судебном порядке.

Тельпашова Г.И., ссылаясь на положения Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей", указывала, что установление факта нахождения ее на иждивении мужа Тельпашова А.А., умершего 7 декабря 2017 г., необходимо для назначения ей пенсии по случаю потери кормильца.

Тельпашова Г.И. просила суд установить факт нахождения ее на иждивении мужа Тельпашова А.А., умершего 7 декабря 2017 г.

Представитель заинтересованного лица Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Краснодарскому краю в суде представил письменный отзыв на заявление Тельпашовой Г.И.

Решением Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 февраля 2019 г. в удовлетворении заявления Тельпашовой Г.И. об установлении факта нахождения на иждивении у Тельпашова А.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 мая 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Тельпашовой Г.И. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2020 г. Тельпашовой Г.И. восстановлен срок подачи кассационной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 мая 2019 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 30 января 2020 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 4 марта 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Тельпашова Г.И. и представитель заинтересованного лица по делу Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Краснодарскому краю, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, направили письменные ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 390.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций при принятии решения об отказе в удовлетворении заявления Тельпашовой Г.И. об установлении юридического факта нахождения на иждивении у мужа были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Тельпашова Г.И., <...> года рождения, с 26 июля 1974 г. состояла в зарегистрированном браке с Тельпашовым А.А., супруги проживали совместно по адресу: <...>.

7 декабря 2017 г. Тельпашов А.А. скончался.

При жизни Тельпашов А.А. с 11 мая 1993 г. являлся получателем пенсии за выслугу лет по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации. Ежемесячный размер пенсии за выслугу лет, получаемой Тельпашовым А.А., на день его смерти составил 29 628,24 руб.

С 28 сентября 2005 г. и на момент смерти супруга Тельпашова Г.И. является получателем страховой пенсии по старости, размер которой на 31 декабря 2017 г. составил 9 515,04 руб. в месяц.

Тельпашова Г.И. обратилась в центр финансового обеспечения отдела пенсионного обслуживания Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Краснодарскому краю по вопросу назначения пенсии по потере кормильца и ей было разъяснено, что для назначения такой пенсии необходимо установить факт нахождения ее на иждивении у супруга на момент его смерти.

Обращаясь в суд с настоящим заявлением, Тельпашова Г.И. ссылалась на то, что установление факта нахождения ее на иждивении у мужа Тельпашова А.А., умершего 7 декабря 2017 г., необходимо для решения вопроса о назначении ей пенсии по случаю потери кормильца.

Отказывая в удовлетворении заявления Тельпашовой Г.И. об установлении факта нахождения ее на иждивении мужа Тельпашова А.А., суд первой инстанции со ссылкой на нормы Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей" пришел к выводу о том, что Тельпашовой Г.И. не представлены доказательства, подтверждающие факт нахождения ее на иждивении у умершего супруга, ввиду того, что превышение размера дохода умершего супруга над доходом Тельпашовой Г.И. не является достаточным доказательством для установления данного факта. Суд указал, что у Тельпашовой Г.И. на момент смерти мужа имелся самостоятельный доход в виде выплачиваемой ей пенсии, размер которой превышает величину прожиточного минимума, установленного в Краснодарском крае на 2017 год. Разница в доходах супругов не свидетельствует о том, что доход умершего супруга являлся для Тельпашовой Г.И. основным источником средств к существованию и приобретение Тельпашовой Г.И. продуктов питания, лекарственных препаратов для собственных нужд носило постоянный, систематический характер.

С выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает эти выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Суд рассматривает дела об установлении факта нахождения на иждивении (пункт 2 части 2 статьи 264 ГПК РФ).

Суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов (статья 265 ГПК РФ).

В соответствии со статьей 267 ГПК РФ в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт, а также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Из содержания приведенных положений процессуального закона следует, что одним из обязательных условий для установления факта, имеющего юридическое значение, является указание заявителем цели, для которой необходимо установить данный факт в судебном порядке, а именно зависит ли от установления указанного факта возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав заявителя, заявителем также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения надлежащих документов, удостоверяющих этот факт, или невозможность их восстановления.

При обращении в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении мужа Тельпашова А.А., умершего 7 декабря 2017 г., Тельпашова Г.И. в качестве правовых последствий установления названного факта указывала на возможность получения ею пенсии по случаю потери кормильца, выплачиваемой членам семьи умершего кормильца на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей".

Пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, и иных категорий лиц регулируется Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей" (далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).

Статьей 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 определен круг лиц, на которых распространяется действие данного закона. В их числе названы лица, проходившие службу в органах внутренних дел Российской Федерации.

Частью 2 статьи 5 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 предусмотрено, что в случае гибели или смерти лиц, указанных в статье 1 данного закона, их семьи при наличии условий, предусмотренных этим законом, приобретают право на пенсию по случаю потери кормильца.

Условия, определяющие право на пенсию по случаю потери кормильца, установлены в статье 28 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, согласно которой пенсия по случаю потери кормильца, в частности семьям пенсионеров из числа лиц, указанных в статье 1 этого закона, назначается, если кормилец умер в период получения пенсии или не позднее пяти лет после прекращения выплаты ему пенсии.

Частью первой статьи 29 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 определено, что право на пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умерших (погибших) лиц, указанных в статье 1 поименованного закона, состоявшие на их иждивении.

Нетрудоспособными членами семьи в силу пункта "б" части 3 статьи 29 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 считаются: отец, мать и супруг, если они достигли возраста: мужчины - 60 лет, женщины - 55 лет, либо являются инвалидами.

Члены семьи умершего считаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (часть 1 статьи 31 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).

Членам семьи умершего, для которых его помощь была постоянным и основным источником средств к существованию, но которые сами получали какую-либо пенсию, может быть назначена пенсия по случаю потери кормильца (часть 2 статьи 31 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).

По смыслу названных норм Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, понятие "иждивение" предполагает как полное содержание лица умершим кормильцем, так и получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, но не единственным источником средств к существованию, то есть не исключает наличие у лица (члена семьи) умершего кормильца какого-либо собственного дохода, в том числе в виде получения пенсии. Факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего кормильца членом его семьи может быть установлен в том числе в судебном порядке путем определения соотношения между объемом помощи, оказываемой умершим кормильцем, и его собственными доходами, и такая помощь может быть признана постоянным и основным источником средств к существованию члена семьи умершего кормильца.

Такое толкование понятия "иждивение" согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 30 сентября 2010 г. N 1260-О-О.

Приведенные нормативные положения судами первой и апелляционной инстанций применены неправильно.

Отказывая в удовлетворении заявления Тельпашовой Г.И. об установлении факта нахождения ее на иждивении умершего супруга Тельпашова А.А., судебные инстанции исходили из того, что Тельпашовой Г.И. не представлены доказательства, подтверждающие, что материальная помощь мужа при его жизни являлась для нее постоянным и основным источником средств к существованию, а размер собственных доходов заявителя не был достаточным для обеспечения необходимых жизненных потребностей.

Между тем согласно материалам дела на момент смерти Тельпашова А.А. и в настоящее время Тельпашова Г.И. является получателем страховой пенсии по старости, размер которой согласно справке территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации на 31 декабря 2017 г. составляет 9 515,04 руб. в месяц. При жизни муж Тельпашовой Г.И. - Тельпашов А.А. являлся получателем пенсии за выслугу лет по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1. Ежемесячный размер пенсии за выслугу лет, получаемой Тельпашовым А.А., на день его смерти (7 декабря 2017 г.) составил 29 628,24 руб.

Делая вывод о том, что Тельпашова Г.И. не представила доказательств, подтверждающих факт нахождения ее на иждивении супруга Тельпашова А.А., и указывая на то, что получение Тельпашовым А.А. пенсии за выслугу лет, превышающей размер пенсии по старости Тельпашовой Г.И., не свидетельствует о нахождении ее на иждивении супруга, так как разница в доходах супругов не подтверждает, что доход умершего супруга являлся для Тельпашовой Г.И. основным источником средств к существованию, судебные инстанции не учли положения семейного законодательства, которыми урегулированы в том числе имущественные отношения между супругами.

Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав (абзац второй пункта 1 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

Пунктом 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (пункт 3 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации).

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (пункт 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации).

Из приведенных норм семейного законодательства, в частности, следует, что доходы каждого из супругов, в том числе от трудовой деятельности, и полученные ими пенсии, пособия и другие денежные выплаты, кроме выплат, имеющих специальное целевое назначение, являются общим имуществом супругов. Распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию.

Судебные инстанции, разрешая вопрос о том, являлась ли для Тельпашовой Г.И. помощь ее супруга Тельпашова А.А. основным источником средств существования, положения норм семейного законодательства об общих доходах супругов (об общем имуществе супругов) и порядке расходования этих средств к спорным отношениям не применили, вследствие чего пришли к ошибочному выводу о том, что получение Тельпашовым А.А. пенсии за выслугу лет, превышающей размер пенсии по старости Тельпашовой Г.И., не свидетельствует о нахождении ее на иждивении супруга, поскольку разница в доходах супругов не подтверждает, что доход умершего супруга являлся для Тельпашовой Г.И. основным источником средств к существованию. Этот вывод судов первой и апелляционной инстанций прямо противоречит основным началам семейного законодательства и установленному законом режиму совместной собственности супругов.

Сравнивая размеры доходов Тельпашова А.А. и Тельпашовой Г.И., судебные инстанции вследствие неправильного применения норм материального права не учли, что Тельпашов А.А. и Тельпашова Г.И. состояли в браке, проживали одной семьей, имели общие доходы, соответственно, расходы каждого из супругов не ограничивались только личными нуждами каждого из них, в связи с этим суждение судебных инстанций о том, что разница в доходах супругов не подтверждает, что доход умершего супруга являлся для Тельпашовой Г.И. основным источником средств к существованию, нельзя признать правомерным.

Исходя из приведенного правового регулирования судебным инстанциям для разрешения вопроса о том, находилась ли Тельпашова Г.И. на иждивении Тельпашова А.А., надлежало выяснить как размер общих доходов супругов, так и размер расходов супругов на содержание всей семьи, включая затраты на оплату коммунальных платежей, ремонт жилого помещения, приобретение лекарств, бытовой техники, одежды, мебели и т.п. Однако эти обстоятельства, имеющие значение для дела, судебными инстанциями не устанавливались. Судами не принято во внимание, что сам по себе факт превышения размера пенсии Тельпашовой Г.И., составляющей 9 515,04 руб., над величиной прожиточного минимума, установленного в Краснодарском крае в 2017 году (8 478 руб.) и в 2018 году (8 537 руб.) не означает, что помощь со стороны супруга Тельпашова А.А. не являлась для Тельпашовой Г.И. основным источником средств к существованию.

Довод судебных инстанций о том, что Тельпашовой Г.И. не представлено доказательств, подтверждающих факт ее нахождения на иждивении умершего супруга Тельпашова А.А., также нельзя признать правомерным, поскольку судебные инстанции круг этих доказательств не определили и в нарушение статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предложили Тельпашовой Г.И. представить такие доказательства в подтверждение заявленных ею требований, тем самым нарушив право Тельпашовой Г.И. на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированное каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390.14 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить заявление Тельпашовой Г.И. в соответствии с подлежащими применению к возникшим отношениям нормами материального права, требованиями гражданского процессуального законодательства и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 ГПК РФ,

определила:

решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Краснодарского краевого суда от 21 мая 2019 г. по делу N 2-160/2019 Белореченского районного суда Краснодарского края отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Белореченский районный суд Краснодарского края.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления