Законодательство РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 21.07.2022 N 1723-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лузина Ивана Викторовича на нарушение его конституционных прав пунктом 3.6 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан", а также частями 8.1, 8.2 и 8.4 статьи 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июля 2022 г. N 1723-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЛУЗИНА

ИВАНА ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ПУНКТОМ 3.6 СТАТЬИ 4 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОСНОВНЫХ

ГАРАНТИЯХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ

В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН", А ТАКЖЕ ЧАСТЯМИ 8.1, 8.2 И 8.4

СТАТЬИ 4 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВЫБОРАХ ДЕПУТАТОВ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина И.В. Лузина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин И.В. Лузин оспаривает конституционность пункта 3.6 статьи 4 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также частей 8.1, 8.2 и 8.4 статьи 4 Федерального закона от 22 февраля 2014 года N 20-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", положения которых предусматривают, что не имеют права быть избранными граждане Российской Федерации, причастные к деятельности общественного объединения, в отношении которого вступило в законную силу решение суда о запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (далее - экстремистское общественное объединение), а также определяющих круг лиц, на которых распространяется указанный запрет, и сроки его действия.

Из представленных материалов следует, что решением Избирательной комиссии Калининградской области от 27 июля 2021 года на основании частей 8.1, 8.2 и 8.4 статьи 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" выдвижение И.В. Лузина в качестве кандидата по одномандатному избирательному округу на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, назначенных на 19 сентября 2021 года, было признано незаконным в связи с отсутствием у него пассивного избирательного права как гражданина Российской Федерации, причастного к деятельности экстремистского общественного объединения.

Калининградский областной суд решением от 4 августа 2021 года, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций (апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции от 26 августа 2021 года и кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 сентября 2021 года), отказал И.В. Лузину в удовлетворении требования об отмене указанного решения избирательной комиссии. Как установили суды, И.В. Лузин неоднократно привлекался к административной ответственности в связи с действиями, совершенными в период с августа 2020 года по апрель 2021 года и свидетельствующими о его причастности к публичным мероприятиям, организованным общественным объединением, деятельность которого в дальнейшем была запрещена решением суда, указавшего проведение таких публичных мероприятий в составе фактов, характеризующих деятельность данного общественного объединения как экстремистскую. В частности, заявитель выступил в роли организатора не согласованного в установленном порядке шествия, а также высказывался в поддержку этого публичного мероприятия в сети "Интернет". Изложенные обстоятельства послужили основанием для признания заявителя причастным к деятельности экстремистского общественного объединения и, как следствие, - не имеющим права быть избранным депутатом Государственной Думы.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2021 года заявителю отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

По мнению И.В. Лузина, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 18, 19 (части 1 и 2), 29 (части 1 и 4), 31, 32 (части 1 и 2), 54 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку вопреки принципу недопустимости придания обратной силы закону, устанавливающему ответственность, предусматривают непропорциональное ограничение пассивного избирательного права и закрепляют неопределенное регулирование причастности лица к деятельности экстремистского общественного объединения, которое позволяет судам произвольно признавать лицо причастным к такой деятельности, что, в свою очередь, влечет ограничение свободы слова, права на распространение информации и права на свободу мирных собраний.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Конституция Российской Федерации, закрепляя право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 32, часть 2), непосредственно не определяет порядок его реализации. Как следует из ее статей 71 (пункт "в"), 72 (пункт "н" части 1) и 76 (части 1 и 2), регулирование избирательного права и установление порядка проведения выборов входят в компетенцию законодателя, который, обладая достаточно широкой дискрецией при регламентировании условий реализации данного права, должен, однако, в конкретных социально-правовых условиях обеспечивать соблюдение вытекающих из статей 1 (часть 1), 3 и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации принципов народовластия, демократического правового государства, юридического равенства и справедливости.

Наряду с этим законодатель, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, обязан учитывать, что вводимые им ограничения конституционных, в том числе избирательных, прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданны; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату (постановления от 25 апреля 1995 года N 3-П, от 27 марта 1996 года N 8-П, от 30 октября 2003 года N 15-П, от 22 июня 2010 года N 14-П, от 10 октября 2013 года N 20-П и др.).

В частности, имея в виду публичную природу экстремистской деятельности, федеральный законодатель вправе вводить соразмерные ограничения права на участие в осуществлении публичной власти и публичных избирательных процедурах, если такие ограничения по своему существу и объему не опровергают высшую ценность прав и свобод, закрепленных Конституцией Российской Федерации и определяющих смысл, содержание и применение законов (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 июня 2010 года N 757-О-О).

2.2. Оспариваемые И.В. Лузиным нормы были введены в действующее регулирование Федеральным законом от 4 июня 2021 года N 157-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статью 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (вступил в силу 4 июня 2021 года) и распространялись только на правоотношения, возникшие в связи с проведением выборов, назначенных после дня вступления в силу данного Федерального закона.

Так, взаимосвязанные положения пункта 3.6 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и частей 8.1 и 8.4 статьи 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" устанавливают среди прочего, что гражданин Российской Федерации, причастный к деятельности экстремистского общественного объединения, в срок, начинающийся за один год до дня вступления в законную силу решения суда о запрете деятельности такого общественного объединения, а также после вступления его в законную силу, не имеет права быть избранным депутатом Государственной Думы до истечения трех лет со дня вступления в законную силу указанного решения суда.

Предусмотренное данными нормами ограничение пассивного избирательного права - по аналогии с запретом быть избранными, адресованным гражданам Российской Федерации, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений (подпункт "а" пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"), - по смыслу правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 10 октября 2013 года N 20-П, носит конституционно-правовой характер: оно введено федеральным законодателем в качестве особого конституционно-правового дисквалифицирующего препятствия для занятия выборных публичных должностей (и, следовательно, для возможности баллотироваться на соответствующих выборах), сопряженного с повышенными репутационными требованиями к носителям публичной (политической) власти, что обусловлено их прямым участием в принятии правовых актов (нормативных и индивидуальных) и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий.

Соответственно, в этой части оспариваемое регулирование, на которое конституционный запрет на придание обратной силы закону, устанавливающему или отягчающему ответственность, не распространяется, неопределенности не содержит и не нарушает конституционных прав И.В. Лузина с учетом того, что, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, возникшие до введения соответствующих норм в действие, т.е. придать закону обратную силу (ретроактивность) (Постановление от 22 апреля 2014 года N 12-П; определения от 18 января 2005 года N 7-О, от 29 января 2015 года N 211-О, от 28 сентября 2021 года N 1782-О и др.).

Что касается причастности к деятельности экстремистского общественного объединения, которая устанавливается в действиях лица только вступившим в законную силу решением суда, то она может выражаться в непосредственной реализации целей и (или) форм деятельности (в том числе отдельных мероприятий), в связи с которыми соответствующее общественное объединение было признано экстремистским, и (или) выражении поддержки высказываниями, включая высказывания в сети "Интернет", либо иными действиями (предоставление денежных средств, имущественной, организационно-методической, консультативной или иной помощи) тем целям и (или) формам деятельности (в том числе отдельным мероприятиям) соответствующего объединения, в связи с которыми оно было признано экстремистским (пункт 3.6 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и часть 8.2 статьи 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации").

Тем самым детализированное законодателем для целей оспариваемого регулирования понятие "причастность" предполагает, что запрет быть избранным депутатом Государственной Думы может обусловливаться лишь наличием установленных в судебном порядке фактов, объективно и недвусмысленно свидетельствующих о деяниях гражданина в связи именно с такими целями и (или) формами деятельности объединения, которые определяют его экстремистский характер. При этом достаточная степень определенности понятийного аппарата, касающегося экстремизма, в законодательстве Российской Федерации, неоднократно подтвержденная Конституционным Судом Российской Федерации (определения от 2 июля 2013 года N 1053-О, от 16 июля 2015 года N 1787-О и др.), позволяет гражданину при разумном и добросовестном подходе осознавать, в деятельность какого по своему характеру объединения он может оказаться вовлечен (втянут), и не допускать сопричастности (соприкосновения) с нею совершением такого рода деяний, в том числе и до признания его экстремистским.

Следовательно, оспариваемые законоположения с учетом характера экстремистской деятельности, выражающейся в совершении, организации, подстрекательстве, финансировании деяний, угрожающих конституционно значимым ценностям (статья 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности"), устанавливают ограниченный по времени и дифференцированный - в зависимости от степени участия лица в деятельности экстремистского общественного объединения - запрет, направленный на защиту конституционно значимых ценностей и достижение конституционного баланса публичных и частных интересов, предполагающего, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 10 октября 2013 года N 20-П, существование достаточно жестких преград на пути во власть людей, пренебрегающих законом, и вместе с тем исключающего введение бессрочного (пожизненного) запрета баллотироваться в качестве кандидата на выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

При этом с учетом сформулированных законодателем критериев, свидетельствующих о причастности лица к деятельности экстремистского общественного объединения, не допускается произвольное и необоснованное установление судами оснований для применения данного запрета, в том числе применительно к оценке высказываний гражданина как выражающих поддержку именно тем целям и (или) формам деятельности, в связи с которыми общественное объединение было признано экстремистским.

Равным образом оспариваемые нормы не могут расцениваться как не отвечающие требованию определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм, которое, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, не исключает использование оценочных или общепринятых понятий (категорий), значение которых должно быть доступно для восприятия и понятно субъектам соответствующих правоотношений либо непосредственно из содержания конкретного нормативного положения или из системы находящихся в очевидной взаимосвязи нормативных положений, либо посредством выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний (Определение от 2 июля 2013 года N 1053-О).

Таким образом, принимая во внимание характер публичных мероприятий, участие в организации и поддержка которых послужили основанием для признания заявителя причастным к деятельности экстремистского общественного объединения, отсутствуют основания полагать, что пунктом 3.6 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и частями 8.1, 8.2 и 8.4 статьи 4 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" нарушаются права И.В. Лузина, а потому его жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Разрешение же вопроса о квалификации действий заявителя как свидетельствующих или не свидетельствующих о его причастности к деятельности общественного объединения, в связи с которой оно было признано экстремистским, и проверка обоснованности принятия судами соответствующего решения не относятся к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лузина Ивана Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления