Законодательство РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 2799-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Орловой Екатерины Олеговны на нарушение ее конституционных прав частями 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", а также частями 4 и 5 статьи 19 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 декабря 2017 г. N 2799-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ ОРЛОВОЙ

ЕКАТЕРИНЫ ОЛЕГОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЧАСТЯМИ 1 И 5 СТАТЬИ 33 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ

ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННОГО

УПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ КОНТРОЛЯ ЗА ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ

СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ И ИХ ПРЕКУРСОРОВ И В СФЕРЕ

МИГРАЦИИ", А ТАКЖЕ ЧАСТЯМИ 4 И 5 СТАТЬИ 19 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА "О СЛУЖБЕ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ И ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ

АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Е.О. Орловой,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.О. Орлова оспаривает конституционность следующих положений статьи 33 Федерального закона от 3 июля 2016 года N 305-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции":

части 1, предусматривающей, что сотрудники органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (далее - органы наркоконтроля) в связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков принимаются на службу в органы внутренних дел Российской Федерации (далее - органы внутренних дел) в порядке перевода без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора в течение трех месяцев с момента увольнения в связи с переводом в другой государственный орган при отсутствии другой работы (службы) в указанный период;

части 5, согласно которой по заявлению сотрудника органов наркоконтроля, уволенного в связи с переводом в другой государственный орган и не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, поданному в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа, основание увольнения в связи с переводом в другой государственный орган подлежит изменению на основание увольнения в связи с проведением организационно-штатных мероприятий либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля; такому сотруднику выплачиваются единовременное пособие и иные выплаты, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Кроме того, заявительница полагает, что ее конституционные права нарушаются также следующими положениями статьи 19 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации":

частью 4, предусматривающей, что по результатам рассмотрения документов, представленных гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, с учетом заключения военно-врачебной комиссии, результатов психофизиологических исследований (обследований), тестирования, направленных на выявление потребления без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ и злоупотребления алкоголем или токсическими веществами, профессионального психологического отбора, уровня физической подготовки и личного поручительства уполномоченным руководителем принимается одно из следующих решений: 1) о заключении с гражданином трудового договора с условием об испытании, предусмотренном статьей 24 данного Федерального закона; 2) о допуске к участию в конкурсе на замещение должности в органах внутренних дел; 3) о заключении с гражданином контракта; 4) о направлении гражданина для поступления в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме; 5) об отказе гражданину в приеме на службу в органы внутренних дел или в направлении для поступления в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме;

частью 5, согласно которой о принятом в соответствии с частью 4 данной статьи решении уполномоченный руководитель сообщает в письменной форме гражданину в десятидневный срок со дня принятия соответствующего решения.

Как следует из представленных материалов, Е.О. Орлова в период с 2004 года по 31 мая 2016 года проходила службу в органах наркоконтроля. В рамках мероприятий по упразднению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, проводимых в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 года N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", приказом Регионального управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 30 мая 2016 года заявительница была уволена со службы по основанию, предусмотренному подпунктом 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 года N 613) - в связи с переводом в другой государственный орган, поскольку она изъявила желание продолжить службу в органах внутренних дел и подала соответствующий рапорт. 1 июня 2016 года Е.О. Орлова обратилась с заявлением в главное следственное управление Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с просьбой о поступлении на службу в порядке перевода на вакантную должность старшего следователя отдела, однако в принятии на указанную службу заявительнице было отказано без объяснения причин. Правомерность такого отказа подтверждена решением Смольнинского районного суда города Санкт-Петербурга от 18 августа 2016 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2016 года.

2 августа 2016 года Е.О. Орлова повторно обратилась с заявлением в главное следственное управление Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с просьбой о поступлении на службу на вакантную должность начальника отдела Управления по расследованию преступлений, связанных с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, на замещение которой были также поданы документы иным кандидатом, но в принятии на службу Е.О. Орловой снова было отказано со ссылкой на отказ по предыдущему заявлению. Решением Смольнинского районного суда города Санкт-Петербурга от 25 января 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 1 августа 2017 года, Е.О. Орловой отказано в удовлетворении требований к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и Региональному управлению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (в лице территориальной ликвидационной комиссии Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Санкт-Петербургу и Ленинградской области) о признании незаконным отказа в приеме на службу в органы внутренних дел в порядке перевода и обязании принять на указанную службу, признании незаконным приказа об увольнении в части исключения Е.О. Орловой из списков сотрудников органов наркоконтроля с 31 мая 2016 года и обязании изменить данную дату, обеспечении денежным довольствием, изменении записей в трудовой книжке, зачете времени ожидания приема на службу в органы внутренних дел в выслугу лет для присвоения специального звания, выплаты надбавки и назначения пенсии, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов. При этом судом было установлено, что поводом для отказа Е.О. Орловой в приеме на службу в органы внутренних дел послужили имеющиеся в материалах ее личного дела документы (в том числе материалы служебных проверок), свидетельствующие о ее несогласии соблюдать ограничения и запреты, исполнять обязанности и нести ответственность, установленные для сотрудников органов внутренних дел. Ссылаясь на отсутствие в действующем законодательстве безусловной обязанности органов внутренних дел принимать на службу всех уволенных сотрудников органов наркоконтроля, изъявивших желание продолжить службу в органах внутренних дел, суд пришел к выводу о том, что принятие решений о приеме на такую службу относится к исключительной компетенции уполномоченного руководителя соответствующего органа внутренних дел и предполагает проведение кадрового отбора, в том числе исходя из личных и деловых качеств кандидатов. В связи с этим суд, не усмотрев оснований для признания незаконным отказа заявительнице в приеме на службу в органы внутренних дел, указал на ее право обратиться в ликвидационную комиссию соответствующего территориального органа наркоконтроля с заявлением об изменении основания увольнения "в связи с переводом в другой государственный орган" на основание увольнения "в связи с проведением организационно-штатных мероприятий" либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля, а также получении единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

По мнению Е.О. Орловой, положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" не соответствуют статьям 7 (часть 2), 15 (часть 2), 19 (часть 1), 32 (часть 4), 37 (части 3 и 4), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку они не предполагают обязательного и безусловного принятия на службу в органы внутренних дел сотрудников органов наркоконтроля, уволенных при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков в связи с переводом в другой государственный орган и изъявивших желание продолжить службу в органах внутренних дел, не предусматривают оснований для отказа в приеме таких лиц на службу в органы внутренних дел и, устанавливая в качестве одного из условий их приема на службу в органы внутренних дел в порядке перевода отсутствие у этих лиц другой работы (службы) в течение трех месяцев со дня увольнения, фактически вынуждают их к временному отказу от работы (службы), притом что сам прием указанных лиц на службу в органы внутренних дел не гарантируется.

Нарушение своих прав частями 4 и 5 статьи 19 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" заявительница усматривает в том, что содержащиеся в них законоположения не обязывают уполномоченного руководителя органа внутренних дел разъяснять причину отказа в приеме на соответствующую службу.

2. Вопрос о конституционности нормативных положений, регулирующих отношения, связанные с переходом сотрудников органов наркоконтроля, уволенных в рамках мероприятий по упразднению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, на службу в органы внутренних дел, уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

В частности, в Постановлении от 22 ноября 2017 года N 31-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что установленный Федеральным законом "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" в развитие положений Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" специальный, а по сути - упрощенный, порядок поступления на службу в органы внутренних дел бывших сотрудников органов наркоконтроля, изъявивших желание продолжить службу в органах внутренних дел, в силу которого такие лица подлежали приему на службу в порядке перевода без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора в течение трех месяцев с момента увольнения в связи с переводом в другой государственный орган при отсутствии другой работы (службы) в указанный период (часть 1 статьи 33), не исключает тем не менее соблюдение в отношении них предусмотренных Федеральным законом "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" ограничений для поступления на службу в органы внутренних дел, предопределенных, главным образом, необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка; соответственно, установление при приеме бывшего сотрудника органов наркоконтроля на службу в органы внутренних дел каких-либо обстоятельств, с которыми Федеральный закон "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" связывает невозможность поступления на данную службу (в том числе в случаях, когда такого рода обстоятельства возникли после увольнения сотрудника из органов наркоконтроля), влечет за собой отказ указанному лицу в приеме на службу в органы внутренних дел.

Исходя из этого в названном Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации признал положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", а также подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования: не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора - в течение трех месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел; не препятствуют поступлению данных лиц на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке и по истечении трех месяцев с момента их увольнения из органов наркоконтроля при условии, что такие лица своевременно (т.е. не позднее трех месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу; не лишают сотрудников органов наркоконтроля, уволенных в связи с переводом в другой государственный орган и не принятых на службу в органы внутренних дел, права на изменение основания увольнения и получение единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по заявлению, поданному в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа в случаях, когда решение об отказе в приеме на службу в органы внутренних дел было принято по истечении трех месяцев со дня увольнения.

Таким образом, вопрос о конституционности частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" в обозначенном Е.О. Орловой аспекте уже разрешен Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 ноября 2017 года N 31-П, что в силу пункта 3 статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" является основанием для отказа в принятии жалобы заявительницы к рассмотрению.

Установление же того, имелись ли в деле Е.О. Орловой исключающие возможность ее поступления на службу в органы внутренних дел обстоятельства, предусмотренные Федеральным законом "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", связано с исследованием фактических обстоятельств и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Не могут быть признаны обоснованными и доводы заявительницы об ограничении названными законоположениями свободы труда, поскольку, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, сотрудник органов наркоконтроля, изъявивший при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков желание продолжить службу в органах внутренних дел и уволенный со службы в связи с переводом в другой государственный орган, после увольнения не лишен возможности реализовать свое право на свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии в любой форме по своему усмотрению. Вместе с тем, избирая такую форму реализации данного права, как поступление на службу в органы внутренних дел, причем желая воспользоваться именно специально установленным для сотрудников органов наркоконтроля упрощенным порядком приема на эту службу (без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора), это лицо добровольно соглашается и с установленными федеральным законодателем в пределах его дискреционных полномочий условиями приема на службу в органы внутренних дел в указанном порядке (Постановление от 22 ноября 2017 года N 31-П).

С этой точки зрения, положение части 1 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", предусматривающее в качестве такого условия отсутствие у лица другой работы (службы) после увольнения в связи с переводом в другой государственный орган, вопреки утверждению Е.О. Орловой, не может рассматриваться как направленное на понуждение сотрудников органов наркоконтроля, изъявивших желание продолжить службу в органах внутренних дел, к временному отказу от работы (службы) и тем самым нарушающее конституционные права заявительницы.

4. Что касается частей 4 и 5 статьи 19 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", то ранее Е.О. Орлова уже обращалась с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение ее конституционных прав пунктом 5 части 4 и частью 5 данной статьи в аналогичном аспекте. Отказывая в принятии этой жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что пункт 5 части 4 статьи 19 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", закрепляющий одно из возможных решений, которое принимается уполномоченным руководителем по результатам рассмотрения документов, представленных гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, с учетом заключения военно-врачебной комиссии, результатов психофизиологических исследований (обследований), тестирования, направленных на выявление потребления без назначения врача наркотических средств или психотропных веществ и злоупотребления алкоголем или токсическими веществами, профессионального психологического отбора, уровня физической подготовки и личного поручительства, имеет целью укрепление кадрового состава органов внутренних дел и улучшение их деятельности, поддержание высокого уровня отправления государственной службы и ее эффективного функционирования, не предполагает возможности его произвольного применения и не может расцениваться как нарушающий права заявительницы (Определение от 27 июня 2017 года N 1235-О).

Применение же судами в деле Е.О. Орловой иных положений части 4 названной статьи, а также ее части 5 приложенными к жалобе материалами не подтверждается.

Соответственно, жалоба Е.О. Орловой и в части оспаривания положений Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, также не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

5. Как ранее указал Конституционный Суд Российской Федерации, часть 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" не ограничивает срок обращения сотрудника органов наркоконтроля, уволенного в связи с переводом в другой государственный орган и не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа с заявлением об изменении основания увольнения "в связи с переводом в другой государственный орган" на основание увольнения "в связи с проведением организационно-штатных мероприятий" либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля, а также получении единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством Российской Федерации (Постановление от 22 ноября 2017 года N 31-П).

Таким образом, принимая во внимание, что мероприятия по упразднению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков фактически продолжаются до настоящего времени (срок их завершения распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 октября 2017 года N 2217-р продлен до 1 июля 2018 года), Е.О. Орлова не лишена возможности обратиться в соответствующую ликвидационную комиссию с заявлением об изменении основания увольнения, а также получении единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в порядке, установленном частью 5 статьи 33 названного Федерального закона.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Орловой Екатерины Олеговны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления