Законодательство РФ

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.08.2016 N 66-О016-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 августа 2016 г. N 66-О016-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Таратуты И.В. и Сабурова Д.Э.

при секретаре Поляковой А.С.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Шиховой Н.В., защитника осужденного Казанцева А.Ю. - адвоката Урсола А.Л.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Казанцева А.Ю., адвокатов Климентьевой И.И. и Колтуновой С.С. на приговор Иркутского областного суда от 4 мая 2007 года, которым

Казанцев А.Ю. <...> несудимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Казанцеву исчислен с 4 мая 2007 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 15 апреля по 21 сентября 2001 года и с 8 июня 2006 года по 3 мая 2007 года.

Постановлено взыскать с Казанцева в счет компенсации морального вреда в пользу Р. и Р. по 1 500 000 рублей каждому. Иск Р. и Р. к Казанцеву о возмещения материального ущерба оставлен без рассмотрения.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выслушав защитника осужденного Казанцева - адвоката Урсола А.Л., просившего отменить приговор; прокурора Шихову Н.В., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Казанцев А.Ю. осужден за убийство Р. совершенное группой лиц.

Преступление совершено в ночь с 30 на 31 июля 2000 года в г. <...> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе от 10 мая 2007 года осужденный Казанцев не соглашается с приговором, находя его незаконным и несправедливым; считает, что в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства были допущены множественные нарушения уголовно-процессуального закона; что работники прокуратуры и милиции оказали давление на свидетелей А., Ж., Ш. и К., которые оговорили его (о чем признались в суде) и дали по делу противоречивые показания, которым суд не дал надлежащей оценки; что показания А., Ж. и Ш. об избиении Р. не соответствуют действительности, поскольку не подтверждаются показаниями других свидетелей, допрошенных в суде; что точная дата гибели потерпевшего не была установлена судом; что факт наличия у него биты ничем не подтвержден; что заключения судебно-медицинских экспертов о времени наступления смерти потерпевшего и причинении ему телесных повреждений именно битой - также противоречивы и являются предположением. Настаивает на том, что показания свидетелей Т., П. и П. о том, что 30 июля 2000 года, до 23 часов, Р. был рядом с ними, наиболее правдивые; что из показаний свидетелей П., К. и Ш. следует, что П. и К. встречались с потерпевшим не в день его гибели, а за несколько дней до 30 июля; что из распечатки телефонных соединений не следует, что телефонные звонки были сделаны как самим Р. так и ему, что выводы суда в этой части являются надуманными. В заключение жалобы просит приговор отменить, а дело в отношении него прекратить.

В дополнениях к своей кассационной жалобе и в заявлении от 11 июля 2016 года осужденный Казанцев просит не рассматривать его жалобу, поданную им в 2007 году, при этом указывает, что отзывает ее. Далее осужденный отмечает, что не согласен с приговором в части размера назначенного ему наказания, а именно ввиду чрезмерной строгости. Сообщает, что полностью признает свою вину и раскаивается в содеянном. Не соглашается с приговором и в части разрешения гражданского иска; настаивает на том, что истец не представил суду должных доказательств причиненного ему вреда, а суд не обосновал свое решение по этому вопросу. В заключение жалобы просит применить к нему положения ст. 61 и 62 УК РФ, так как он признал свою вину, снизить назначенное ему наказание, а также снизить размер взысканной с него компенсации морального вреда до разумных размеров.

В кассационной жалобе защитники осужденного - адвокаты Климентьева И.И. и Колтунова С.С. просят приговор отменить, находя его незаконным и необоснованным, а уголовное преследование Казанцева прекратить. Ссылаясь в жалобе на показания Казанцева, настаивают на том, что он преступление не совершал, что потерпевшего Р. никогда не видел, а в ночь убийства последнего находился у себя дома. Полагают, что суд в приговоре незаконно сослался на недопустимое доказательство - на показания К., данные им в качестве подозреваемого, поскольку в тот момент К. реально не был обеспечен адвокатом, а кроме того являлся инвалидом. Указывают на то, что в судебном заседании свидетели К., Ч., Е., К., Р., П., Т., К., П., Ш., а также свидетель П. допрошенная на предварительном следствии, дали показания, которые не подтверждают вину Казанцева; что вину Казанцева не подтверждают также другие доказательства - протокол осмотра места, происшествия и заключения судебно-медицинских экспертиз, что данные доказательства подтверждают лишь факт гибели потерпевшего; что показания работников прокуратуры и милиции С., М., К., К.,, З., Г. Б. и Б. являются недопустимыми доказательствами, поскольку они не могли давать показания об обстоятельствах дела, ставшим им известными в связи с участием в производстве по данному делу; что многочисленные показания свидетеля Ж., которые были положены судом в основу приговора, построены на предположениях и являются противоречивыми по отношению друг к другу. Обращают внимание на то, что орудие преступления - бита - не было найдено, что свидетели Ж. и А. описывают биту и действия Казанцева по-разному, а в суде вообще заявили об оговоре последнего; что показания свидетеля Ш. противоречивы; что записка К. о том, что "девчонок надо тормознуть и повернуть в нужную сторону", не служит доказательством вины Казанцева. Полагают, что судом не были устранены противоречия между показаниями подозреваемых и свидетелей по делу, которые называли временем совершения преступления то 29, то 30 июля 2000 года, и заключениями судебно-медицинских экспертиз, согласно одному из которых смерть потерпевшего наступила 31 июля - 1 августа 2000 года, а согласно другому 30 - 31 июля. При этом суд не мотивировал, почему отдает предпочтение второму заключению экспертов, а также почему принимает во внимание показания одних свидетелей и отвергает другие. В заключение жалобы полагают, что гражданский иск не может быть удовлетворен, так как Казанцев не совершал никакого преступления.

Государственный обвинитель Большакова Н.Е., потерпевшие Р. и Р. в возражениях на кассационные жалобы осужденного Казанцева, адвокатов Климентьевой и Колтуновой просят оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Казанцева в убийстве Р. совершенном группой лиц, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы кассационных жалоб о непричастности Казанцева к убийству Р., о нахождении осужденного в ночь убийства потерпевшего у себя дома и об отсутствии у него биты, были тщательно проверены судом и в связи с тем, что не нашли своего подтверждения, а наоборот, были опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, - обоснованно отвергнуты.

При этом суд, мотивируя свои выводы о виновности осужденного Казанцева, правильно сослался в приговоре на совокупность исследованных доказательств, а именно:

- на показания свидетеля Ж. с том, что Казанцев организовал работу проституток, одной из которых она являлась, и привлек в качестве охранников К. и Ч.; что для этой деятельности у них была квартира; что в один из вечеров 29 или 30 июля 2000 года к их дому, а затем в квартиру, где была она, А. и Ш. пришел Р., а потом К., К., К. и Ч. Трое последних стали избивать Р., в том числе и битой, принесенной Казанцевым, после чего вынесли Р. из квартиры и увезли на машине. В ходе предварительного расследования она давала другие показания, поскольку родственники и адвокаты Казанцева угрожали ей и просили ее дать другие, ложные показания, и оклеветать сотрудников правоохранительных органов;

- на аналогичные показания свидетеля А., уточнившей при этом, что указанные события происходили вечером 30 июля 2000 года;

- на аналогичные показания свидетеля Ш., данные ею в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании;

- на показания свидетеля К. данные в ходе предварительного расследования, о том, что в его присутствии К. и Ч. сначала в квартире, а потом в подъезде дома, избили парня - ухажера А. бил ли этого парня Казанцев, он (К.) не видел; затем этого парня К., К. и Ч. посадили в машину и увезли;

- на показания свидетеля К. данные в ходе предварительного расследования о том, что 29 или 30 июля 2000 года он выпивал в компании вместе с девушками, Р. и З. затем девушки, а потом и Р. ушли, больше он Р. не видел;

- на показания свидетеля З. о том, что он не видел, чтобы Р. уезжал на машине, К. ему об этом тоже не говорил;

- на показания потерпевших Р. и Р. о том, что погибший Р. был их сыном; что от сына они узнали, что он познакомился с проституткой, как потом выяснилось А.; что после убийства сына в его комнате они нашли записку с номером телефона организации <...>;

- на показания свидетеля П., данные в ходе предварительного расследования, о том, что она работает вахтером в общежитии; что Р. в последний раз видела около 22 часов 30 июля 2000 года, он кому-то позвонил и ушел, предупредив ее, что вернется ночью; что в течение часа на телефон общежития также позвонила девушка, сказала, что договаривалась о встрече с Р., но он почему-то не пришел; девушка просила, чтобы Р. перезвонил ей;

- на показания свидетелей Т., П. и Ш. о том, что 30 июля 2000 года, около 22 часов, они видели Р., который собирался к своей девушке; что 31 июля Р. надо было идти на работу, но он пропал;

- на протокол осмотра места происшествия, согласно которому 2 августа 2000 года в канализационном колодце был найден труп Р. с признаками насильственной смерти;

- на заключения экспертиз: судебно-медицинской от 3 августа 2000 года, дополнительных судебно-медицинских экспертиз от 28 февраля и 28 июня 2001 года и повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы о времени и причине смерти потерпевшего, которая наступила в результате тяжелой закрытой черепно-мозговой травмы, возникшей от неоднократных воздействий тупых твердых предметов.

Данные показания свидетелей и потерпевших суд обоснованно признал достоверными и допустимыми доказательствами, поскольку они соответствуют установленным фактическим обстоятельствам случившегося, согласуются между собой и дополняют друг друга. Суд пришел к правильному выводу о том, что некоторые расхождения, имеющиеся в показаниях свидетелей, являвшихся очевидцами совершенного преступления, не являются существенными и не влияют на выводы суда о виновности Казанцева в совершении убийства; что имеющиеся в показаниях расхождения были вызваны и тем, что свидетель А. в тот момент находились в состоянии алкогольного опьянения, от увиденного у нее началась истерика, что и повлияло на восприятие ею тех событий.

Вопреки доводам кассационных жалоб, показания свидетелей Т., П. и П., а также факт не обнаружения органами предварительного расследования биты, которой наносились удары потерпевшему, не свидетельствуют о невиновности Казанцева.

Доводы стороны защиты о том, что на свидетелей Ж., А., Ш. и К. со стороны работников правоохранительных органов было оказано психическое и физическое воздействие, в результате чего они оговорили Казанцева, были тщательным образом проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются категоричными показаниями Ж. и А., данными в суде; показаниями свидетелей С., М., К., З., К., Г., Б. и Б. о том, что никакого давления на свидетелей не оказывалось, а также протоколами следственных действий, проведенными с участием указанных свидетелей, из которых следует, что признанные судом достоверными доказательства они давали добровольно и без принуждения с чьей-либо стороны.

Кроме этого, суд подробно мотивировал в приговоре, почему признает достоверными и допустимыми одни доказательства (в том числе показания вышеприведенных свидетелей, при отсутствии у них оснований для оговора осужденного), и не принимает во внимание другие доказательства (в том числе показания других свидетелей - родственников и друзей Казанцева), которые были даны ими с целью помочь Казанцеву избежать уголовной ответственности за содеянное.

Не согласиться с данными выводами суда у Судебной коллегии нет оснований.

Доводы стороны защиты о том, что показания К. данные в ходе предварительного расследования, являются недопустимыми доказательствами, поскольку на тот момент реально он не был обеспечен адвокатом и являлся инвалидом; что показания свидетелей С., М., К., З., К., Г., Б. и Б. также являются недопустимыми доказательствами, поскольку они - сотрудники правоохранительных органов и не могли давать показания об обстоятельствах дела, ставших им известными в связи с участием в производстве по данному делу, Судебная коллегия не может признать убедительными, поскольку эти доводы не основаны на требованиях и положениях уголовно-процессуального закона, в том числе предусмотренных ст. 75 УПК РФ.

Кроме того, положения уголовно-процессуального закона, действовавшие на момент допроса К. в качестве подозреваемого, не предусматривали обязательное участие адвоката, если об этом не действовавшие на момент допроса ходатайствовал допрашиваемый. Как видно из протокола задержания К. и из протокола его допроса в качестве подозреваемого, К. известил следователя о том, что на данный момент ему защитник не нужен, а будет нужен лишь с момента предъявления обвинения. Инвалидность же К. не связана с его психическим состоянием и не лишала его возможности самостоятельно осуществлять свою защиту. При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу, что право К. на защиту нарушено не было и его показания, данные в качестве подозреваемого, являются допустимыми доказательствами.

Доводы стороны защиты о том, что суд не установил точной даты смерти потерпевшего, а также не мотивировал в приговоре свое решение относительно того, какому заключению судебно-медицинской экспертизы и почему именно, на каком основании, он отдает предпочтение, Судебная коллегия также не может признать обоснованными.

В ходе судебного следствия суд исследовал все проведенные по делу судебно-медицинские экспертизы, касающиеся времени и причины наступления смерти Р. в приговоре дал им надлежащую оценку, сравнив как друг с другом, так и с другими имеющимися доказательствами, после чего пришел к обоснованному и мотивированному выводу о том, что кладет в основу приговора заключение повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, поскольку оно соответствует установленным судом фактам, выполнено высококвалифицированной комиссией специалистов на основании глубокого исследования ранее проведенных экспертиз и имеющихся в деле доказательств, оформлено надлежащим образом, научно обоснованно, выводы экспертов являются ясными и понятными.

Не согласиться с данным выводом суда у Судебной коллегии нет оснований.

Учитывая конкретные действия осужденного, совершенные в отношении Р., а именно нанесение им совместно и согласованно с другими лицами множественных ударов, в том числе и бейсбольной деревянной битой, по телу, конечностям и голове потерпевшего, отчего последний скончался на месте происшествия, - суд обоснованно пришел к выводу о том, что умысел и действия Казанцева были направлены именно на убийство Романова, совершенное группой лиц.

Действия Казанцева правильно квалифицированы судом по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Сроки давности привлечения Казанцева к уголовной ответственности не истекли, поскольку после совершения преступления он скрылся от органов предварительного расследования и длительное время находился в розыске.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования, а также в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену или изменение приговора, по данному делу допущено не было.

Исследовав личность осужденного, его характеристики, показания его близких родственников, друзей и знакомых, а также поведение Казанцева в ходе предварительного расследования и судебного заседания, суд пришел к обоснованному выводу о вменяемости Казанцева.

Наказание Казанцеву назначено в соответствии со ст. ст. 6, 43 и 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о личности осужденного, обстоятельств, смягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Казанцеву, суд правильно признал наличие у него несовершеннолетнего ребенка, а также отсутствие судимости.

Обстоятельств, отягчающих наказание Казанцеву, суд не усмотрел.

Суд обоснованно не усмотрел оснований для применения к Казанцеву положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, не усматривает этих оснований, а также оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, в том числе и с учетом признания Казанцевым своей вины и раскаяния в содеянном, и Судебная коллегия.

Вопреки доводам кассационных жалоб, решение суда, касающееся гражданских исков потерпевших о взыскании с осужденного компенсации морального вреда, является обоснованным, надлежащим образом мотивированным; принцип разумности и справедливости при определении размера, подлежащего взысканию, судом соблюден.

С учетом того, что осужденный совершил убийство сына потерпевших, в результате чего последним были причинены нравственнее страдания, а их здоровье было подорвано, суд обоснованно взыскал в их пользу с осужденного по 1 500 000 рублей.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 4 мая 2007 года в отношении Казанцева А.Ю. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Казанцева и адвокатов Климентьевой И.И. и Колтуновой С.С. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления