Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.11.2017 N 18-АПУ17-21

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2017 г. N 18-АПУ17-21

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой О.Н., Зыкина В.Я.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании материал по апелляционной жалобе Чориева Р.С. на постановление Краснодарского краевого суда от 27 сентября 2017 года, по которому оставлена без удовлетворения его жалоба на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Карапетяна С.А. от 04 августа 2017 года о выдаче Республике Узбекистан

Чориева Рустама Садуллаевича, <...>

для привлечения к уголовной ответственности за разбой по п. "б" ч. 2 ст. 164 УК Республики Узбекистан.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступление Чориева Р.С. и его защитника Кальсина П.В., просивших отменить постановление или отложить его рассмотрение, мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Полеводова С.Н. об оставлении постановления без изменения, Судебная коллегия

установила:

Постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Карапетяна С.А. от 04 августа 2017 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Чориева Р.С. для привлечения к уголовной ответственности за разбой по п. "б" ч. 2 ст. 164 УК Республики Узбекистан.

Не согласившись с данным решением, Чориев Р.С. обратился в суд с жалобой, которая постановлением Краснодарского краевого суда от 27 сентября 2017 года оставлена без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Чориев Р.С. выражает несогласие с постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о его выдаче, считает, что не учтены его доводы о том, что ждет его и его семью в Республике Узбекистан, указывает на наличие угроз в отношении его самого и его семьи, ссылается при этом на СМС-сообщения и аудиозаписи. Просит учесть эти доводы.

В возражениях на доводы жалобы прокурор М.К. Березгов приводит доводы, в соответствии с которыми просит постановление оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступлений, является одним из важнейших видов международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, позволяющим обеспечить реализацию общепризнанного принципа неотвратимости уголовного преследования и наказания.

Согласно ч. 2 ст. 63 Конституции РФ выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации.

Венская Конвенция о праве международных договоров 1969 года (ст. 26) закрепляет принцип добросовестного выполнения международных договоров (pacta sunt servanda), который в полной мере применим к договорам, действующим в сфере регулирования международного сотрудничества, включая институт выдачи.

Отношения между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан в сфере выдачи регулируются Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, согласно ч. 1 ст. 56 которой Договаривающиеся Стороны обязались по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности.

При проверке законности и обоснованности решения о выдаче Чориев Р.С. судом первой инстанции установлено, что он является гражданином Республики Узбекистан, правоохранительными органами которой привлекается к уголовной ответственности за совершение на территории данного государства преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 164 УК Республики Узбекистан (разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц), которое также является наказуемым по уголовному закону Российской Федерации и соответствует признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Как по законам России, так и Узбекистана, в качестве наказания за такое преступление предусмотрено лишение свободы на срок более чем 1 год. Наказание в виде смертной казни действующим УК Республики Узбекистан не предусмотрено.

В требовании о выдаче Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан содержится гарантия того, что Чориев Р.С. не будет без согласия Российской Федерации выдан третьему государству, привлечен к уголовной ответственности, подвергнут наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое он не был выдан, и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию Республики Узбекистан.

Таким образом, условия выдачи, предусмотренные ст. ст. 56, 66 Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и ч. ч. 1, 3 ст. 462 УПК, включая: 1) иностранное гражданство выдаваемого лица или статус лица без гражданства, 2) соответствие деяния, в связи с которым запрашивается выдача, правилу двойной наказуемости и требованию минимального срока наказания, а также 3) наличие гарантий иностранного государства в отношении соблюдения пределов уголовного преследования выданного лица, - по настоящему делу выполнены.

Оснований отказа в выдаче, предусмотренных ст. 57 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, и ст. 464 УПК РФ, по делу не усматривается:

- лицо, выдача которого требуется, не является гражданином Российской Федерации;

- на момент получения требования о выдаче срок давности уголовного преследования за преступление в совершении которого 08 декабря 2015 г. обвиняется Чориев Р.С., согласно законодательству Российской Федерации не истек;

- в отношении лица, выдача которого требуется, на территории Российской Федерации за то же преступление не был вынесен приговорили постановление о прекращении производства по делу, вступившее в законную силу;

- преступление в соответствии с законодательством Российской Федерации или Республики Узбекистан не преследуется в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего) (ст. 57 указанной выше Конвенции 1993 г.).

В подтверждение последнего обстоятельства в суде апелляционной инстанции Генеральной прокуратурой РФ дополнительно представлены документы, свидетельствующие о том, что в УПК Республики Узбекистан отсутствует категория преступлений частного обвинения.

Кроме того, судом правильно установлено, что на момент принятия решения о выдаче Чориева Р.С. ему не было предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.

Поскольку намерение получить временное убежище и статус беженца на территории страны пребывания возникло у Чориева Р.С. лишь после задержания и ознакомления с решением о его выдаче, суд правильно сослался в постановлении на ст. 463 УПК РФ, по смыслу которой вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения.

С учетом изложенного, суд правильно указал в постановлении, что обращение лица в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему временного или политического убежища, статуса беженца после принятия решения о выдаче не должно влечь за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче, поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства (ст. 14 Всеобщей декларации прав человека, ст. 33 Конвенции о статусе беженцев, ст. ст. 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

В результате, суд пришел к правильному выводу о том, что ссылка Чориева Р.С. на то, что его выдача недопустима в связи с тем, что он является искателем убежища, несостоятельна.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, пришла к выводу, что такое основание отказа в выдаче, как вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о наличии препятствий для выдачи данного лица в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации (п. 5 ч. 1 ст. 464 УПК РФ), - в отношении Чориева Р.С. отсутствует.

Доводы жалобы Чориева Р.С. о наличии угроз в отношении его самого и его семьи, поступивших путем СМС- и аудиосообщений, рассматривались судом первой инстанции. Вывод суда о том, что Чориев Р.С. не предоставил суду доказательства, которые в своей совокупности могли бы свидетельствовать о наличии серьезных оснований полагать, что Чориев Р.С. может быть подвергнут пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания в Республике Узбекистан, является обоснованным и подтверждается протоколом судебного заседания.

Судебная коллегия принимает во внимание, что в запросе о выдаче Чориева Р.С. указано, что в соответствии со ст. ст. 16, 17, 24 УПК Республики Узбекистан правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждения, личного и общественного положения и никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому или унижающему честь и достоинство человека обращению, обвиняемому и подсудимому обеспечивается право на защиту.

Республика Узбекистан гарантировала, что в случае необходимости Чориеву Р.С. будет предоставлена надлежащая медицинская помощь и лечение, а также обеспечено право на защиту, уголовное преследование Чориева Р.С. не имеет политических мотивов и не будет носить дискриминационный характер, будет осуществляться в строгом соответствии с законодательством и международными договорами Республики Узбекистан. Таким образом, Генеральная прокуратура Республики Узбекистан гарантировала соблюдение в отношении Чориева Р.С., в случае его выдачи, основных прав и свобод человека, предусмотренных нормами международного и российского права.

Не доверять предоставленным государственным гарантиям оснований не имеется, поскольку у Судебной коллегии отсутствуют сведения о нарушении Республикой Узбекистан ранее данных аналогичных гарантий в отношении других лиц, выданных указанному государству.

Представленная суду апелляционной инстанции защитником Кальсиным П.В. распечатка СМС-сообщений, содержащих оскорбительные высказывания угрожающего характера, свидетельствующие о наличии у их адресата конфликта с некими людьми на личной почве (из-за женщины), не может служить доказательством наличия угрозы жизни Чориева Р.С. в случае его выдачи по следующим основаниям:

- во-первых, суду не представлены доказательства того, что эти сообщения адресованы именно Чориеву Р.С., поскольку получены они, как сообщил защитник, от его гражданской жены, живущей в <...>;

- во-вторых, эти СМС-сообщения поступили, как сообщил сам Чориев Р.С, от криминальных авторитетов Узбекистана. Это значит, что правоохранительные органы иностранного государства или их должностные лица лично Чориеву Р.С. не угрожали применением запрещенного обращения, напротив, ему гарантирована, в случае выдачи, помощь адвоката, который поможет ему обезопасить себя от этих угроз.

Доводы жалобы Чориева Р.С. о том, что на родине он подвергается незаконному уголовному преследованию, не могут быть приняты во внимание, поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 463 УПК РФ в ходе судебного рассмотрения жалобы на решение о выдаче лица суд не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации.

Проверив законность и обоснованность содержания под стражей экстрадируемого Чориева Р.С., суд пришел к правильному выводу о том, что требования статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод выполнены: при задержании Чориеву Р.С. были сообщены причины его ареста и разъяснены права, при этом от помощи переводчика он отказался; правомерность его содержания под стражей неоднократно проверялась российским судом, который не нашел оснований для его освобождения. Сроки содержания под стражей, установленные УПК РФ, не нарушены.

С учетом изложенного, суд правомерно признал решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 04 августа 2017 года об удовлетворении запроса Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Чориева Р.С. правоохранительным органам Республики Узбекистан законным и обоснованным.

Существенных нарушений международного права и российского уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Краснодарского краевого суда от 27 сентября 2017 года в отношении Чориева Рустама Садуллаевича оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления