Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.09.2016 N 5-АПУ16-45сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2016 г. N 5-АПУ16-45сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ситникова Ю.В.,

судей Дубовика Н.П. и Кулябина В.М.

с участием осужденного Сафронова А.А., защитников - адвокатов Мусарякова Д.А., Суханова С.А. и Мусаева М.А., прокурора Щукиной Л.В., потерпевших К. и Г. представителя Ж. секретаря судебного заседания Багаутдинова Т.Г.,

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Сафронова А.А., защитников Мусарякова Д.А. и Суханова С.А. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 14 марта 2016 года, по которому

Сафронов А.А., <...> несудимый,

осужден к наказанию в виде лишения свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ на срок 14 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на срок 7 лет, по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 14 лет, а по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Сафронова А.А. компенсацию морального вреда: в пользу Г. в размере 3000000 рублей, в пользу Н. в размере 2000000 рублей. Принято решение обратить взыскание на принадлежащее Сафронову А.А. имущество - наручные золотые часы.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступления осужденного Сафронова А.А., его защитников Мусарякова Д.А., Суханова С.А. и Мусаева М.А. в обоснование доводов апелляционных жалоб, выступления потерпевших К. и Г. представителя Ж. прокурора Щукиной Л.В. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Сафронов А.А. осужден: за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и руководство ею;

за покушение на убийство Н. организованной группой, по найму, сопряженное с бандитизмом;

за убийство К., Б., М. и Г., то есть четырех лиц, организованной группой, по найму, сопряженное с бандитизмом;

за незаконную передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, организованной группой.

В апелляционных жалобах:

осужденный Сафронов утверждает, что назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, судом не было учтено отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, его положительные характеристики, состояние здоровья, ранее ничего предосудительного он не совершал; по мнению осужденного при рассмотрении дела были допущены следующие нарушения уголовно-процессуального закона:

присяжные заседатели приняли единодушный вердикт при голосовании в течение четырех часов, что свидетельствует об оказанном на них давлении; защита была лишена возможности представить присяжным заседателям доказательства, подтверждающие его невиновность; действиями государственного обвинителя и председательствующего создавалось предубеждение присяжных заседателей о его виновности и необоснованности позиции защиты, председательствующий допускал оскорбительные высказывания; в качестве доказательств виновности использовались недостоверные показания свидетеля М., заинтересованного в исходе дела из-за его соглашения о сотрудничестве со следствием; свидетель Х. повторно допрашивался по одним и тем же вопросам, судом проигнорировано заявление указанного свидетеля о даче первоначальных показаний в результате оказанного на него давления, показания Х. из другого дела необоснованно исследовались в судебном заседании; осужденный просит отменить приговор суда и передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции;

защитник Мусаряков считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку в ходе судебного разбирательства допущены нарушения уголовно-процессуального закона; уголовное дело подлежало возврату прокурору в связи с нарушениями при предъявлении обвинения и составлении обвинительного заключения; материалы дела не содержали доказательств причастности Сафронова к инкриминируемым ему преступлениям; показания осужденного М. были нелогичными, противоречащими материалам дела, даны в результате оказания давления со стороны сотрудников правоохранительных органов с целью получения недостоверных сведений о причастности к преступлениям Сафронова; множество проведенных по делу комиссионных психологических судебных экспертиз незаконны, поскольку отсутствовали научно-обоснованные методики их проведения; при предъявлении Сафронову обвинения не были установлены необходимые для этого обстоятельства, такие как дата, время, место, мотивы совершения преступлений; до 25.11.2015 г. Сафронову был установлен срок ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ по решению суда, которое обжаловалось, однако 25.11.2015 г. ознакомление было окончено, несмотря на то, что указанное решение не вступило в законную силу; необоснованно отклонено заявленное по результатам ознакомления с материалами уголовного дела ходатайство о включении в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, свидетелей М. Х., Ш., С. Ю. Р., И., Л. Р. А. Г., Я. судебных экспертов К. и З. в ходе судебного разбирательства председательствующим нарушались принципы состязательности и равноправия сторон, практически все ходатайства стороны защиты немотивированно отклонялись; в ходе допросов потерпевших и свидетелей государственный обвинитель выяснял не относящиеся к предмету доказывания сведения; потерпевшие и свидетели нарушали правила поведения в судебном заседании с целью вызвать предубеждение присяжных заседателей, ссылались на не исследованные в судебном заседании материалы дела, председательствующий не реагировал на это должным образом; большинство отведенных вопросов защиты во время допросов касалось существа дела, при наличии существенных противоречий в показаниях допрашиваемых лиц было отказано в оглашении ранее данных ими показаний; защитник отмечает незаконность исследования протоколов проверки показаний М. и Х. на месте, показаний Х. в ходе предварительного расследования и его явки с повинной, протокола осмотра ноутбука, изъятого в ходе обыска жилища М.; защита была ограничена в возможности представить доказательства, поскольку необоснованно отказано в исследовании протокола осмотра предметов, изъятых у М. в ходе его личного обыска при задержании, ответа ОАО "<...>" о приобретении М. автомобиля "<...>"; заявления А. об оплате автомобиля "<...>"; ответа автосалона "<...>" о приобретении М. автомобиля "<...>"; выписок из ЕГРЮЛ в отношении М., являющегося учредителем и генеральным директором ООО "<...>", учредителем ООО "<...>", а Х. - учредителем ООО "<...>", выписок о появлении у М. дорогостоящей недвижимости в г. <...>; заявления М. на открытие текущего счета в <...> банке от 19.11.2008 г.; кредитного договора от 19.11.2008 г. между М. и <...> банком на покупку транспортного средства автомобиля "<...>"; заявления-анкеты на кредит для покупки транспортного средства в <...> банке от 08.10.2008 г.; трудового договора ООО ТПК "<...>" с М. от 10.01.2007 г., договора купли-продажи автомобиля "<...>" от 07.12.2009 г., справки от ТПК "<...>" от 17.12.2009 г.; заявления о выдаче банковской карты <...> банка на имя М. от 25.12.2009 г.; заявления М. на получение кредита в <...> банке для приобретения транспортного средства от 25.12.2009 г.; заявления - анкеты М. в <...> банке на покупку автомобиля от 22.12.2012 г.; выписок ЕГРЮЛ на ИП Сафронова; ответа о стоимости часов, изъятых у Сафронова; необоснованно отказано в допросе свидетеля И.; в ходе допроса Сафронова председательствующий и государственные обвинители намеренно перебивали защиту и допускали комментарии, не дослушав ответа на вопросы; все вопросы защиты относительно бизнеса Сафронова были отведены; государственные обвинители необоснованно ссылались на доказательства, которые не исследовались;

заявленный председательствующему отвод был немотивированно отклонен; во время прений сторон председательствующий неоднократно и немотивированно перебивал сторону защиты; присяжные заседатели приняли единодушный вердикт при голосовании в течение четырех часов, что свидетельствует об оказанном на них давлении; защитник просит отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции;

защитник Суханов считает приговор незаконным и необоснованным, так как вина Сафронова не доказана, представленные доказательства обвинения получены с нарушением закона и не могли исследоваться в присутствии присяжных заседателей; в ходе судебного разбирательства нарушались права Сафронова, при этом отмечает несвоевременность изготовления протокола судебного заседания (два месяца), и ограниченность 10 сутками ознакомления с ним, 3 сутками на подачу замечаний; по мнению защитника протокол судебного заседания не соответствует действительному ходу процесса, что зафиксировано в аудиозаписи, которую вела сторона защиты, поставив в известность сторону обвинения; уголовное дело подлежало возврату прокурору в связи с допущенными существенными нарушениями, ограничивающими права обвиняемого: указывая в обвинении мотив преступления - наем, не отражено его содержание, в чем он выражается: сумму и валюту, используемую для оплаты, способ и обстоятельства передачи; признаки, стоимость, способ и порядок перехода права собственности на ценное имущество; конкретное описание иного вознаграждения; обвинительное заключение не отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ; также защитник отмечает, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, поскольку присяжный заседатель П. (N 12 списка), избранный старшиной коллегии, отсутствует в Списках кандидатов в присяжные заседатели Московского городского суда; в судебном заседании незаконно исследовались протоколы проверки показаний на месте свидетелей М. и Х. без согласия стороны защиты и ссылки на нормы УПК РФ, а видеозаписи данных следственных действий воспроизведены лишь по инициативе суда; нарушение принципа равноправия сторон выразилось, в частности, в том, что в ходе судебного заседания необоснованно отклонены ходатайства защиты об истребовании и исследовании доказательств; во время перерыва в судебном заседании 10 февраля 2016 года председательствующий при общении с государственным обвинителем в некорректной форме обсуждали участников судебного разбирательства, а также исследование недопустимых доказательств и постановку провокационных вопросов; в присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства, полученные с нарушением закона:

так, 17.02.2016 г. исследовались протокол осмотра предметов (документов) от 21 июля 2010 г., протокол осмотра предметов (документов) от 15 июля 2015 г., CD-R диски с детализацией телефонных номеров; в постановлении о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности от 15.07.2010 г. содержалась информация об абонентских номерах, судебные решения по которым отсутствовали; также имело место повторное исследование CD-R дисков, что по мнению защитника недопустимо;

к материалам дела незаконно приобщены протокол явки с повинной Х. и его допрос в качестве свидетеля, полученный в рамках расследования другого уголовного дела; осужденный и его защитники не имели возможности ознакомиться с данными доказательствами и сформулировать линию защиты, кроме того, показания Х. являются недопустимыми; предоставленный один день подготовки к судебным прениям был недостаточен для должного осуществления защиты; в нарушение ч. 1 ст. 338 УПК РФ предложения защиты при постановке вопросов коллегии присяжных заседателей не были учтены, в вопросах не указаны фамилии лиц, совершивших преступление и уже осужденных - М., Х. Ш.; в вопросах отсутствовала конкретика, обоснованная исследованными доказательствами; в вопросе N 21 о снисхождении недопустимо объединены эпизоды убийств К., Б., М. и Г. вопрос N 22 следовало разделить на два вопроса по событиям лета 2009 года и лета 2011 года; по мнению защитника единодушный вердикт коллегии присяжных заседателей, постановленный в течение 3 часов 35 минут, незаконен в связи с тем, что по истечении трех часов следовало проводить голосование; защитник просит отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

В письменных возражениях на доводы апелляционных жалоб государственный обвинитель Мыц просит оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст. 389.27 УПК РФ одним из оснований отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб указанных нарушений при рассмотрении уголовного дела в отношении Сафронова не допущено.

Ходатайство защиты о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям несоответствия обвинительного заключения требованиям уголовно-процессуального закона было надлежаще рассмотрено, в его удовлетворении обоснованно отказано.

Сафронов обвинялся в создании и руководстве устойчивой вооруженной группой (бандой) в целях нападения на граждан; в покушении на убийство Н. организованной группой, по найму и сопряженное с бандитизмом; в убийстве К., Б. М., Г. организованной группой, по найму и сопряженное с бандитизмом; в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном организованной группой.

Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб обвинительное заключение соответствовало требованиям ст. 220 УПК РФ. В нем, в частности, изложены все обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, в том числе существо обвинения, место и время совершения преступлений, его способы, мотивы, цели, последствия, а также формулировка предъявленного обвинения с указанием пунктов, частей и статей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за преступления; приведен перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания. Формулировка предъявленного обвинения содержала предусмотренные ст. 73 УПК РФ ссылки на совершение убийств за денежное вознаграждение, то есть по найму, а также, в зависимости от доказанности, на год и месяц либо на календарное время года совершения преступных действий.

Постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого также соответствует требованиям ст. 171 УПК РФ.

В связи с тем, что Сафронов явно затягивал сроки ознакомления с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования, постановлением суда был установлен срок для завершения ознакомления. Окончание установленного срока являлось основанием считать ознакомление с материалами уголовного дела законченным, несмотря на процедуру обжалования решения суда. Указанное судебное решение не изменялось и не отменялось.

Ходатайство защиты при выполнении требований ст. 217 УПК РФ о включении в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, свидетелей М., Х. Ш., С., Ю., Р. И., Л., Р., А. Г., Я., а также судебных экспертов К. и З. было отклонено следователем. Вместе с тем такое решение не ограничило право стороны защиты заявлять суду ходатайства о допросе указанных свидетелей и экспертов. В частности, в судебном заседании были допрошены свидетели М., Х., Ш. Ю., Р. И., Л., Р., Я.

Предусмотренные ст. 237 УПК РФ обстоятельства, которые препятствовали бы рассмотрению уголовного дела судом, отсутствовали.

Ходатайство Сафронова о рассмотрении дела составом суда, состоящим из судьи и двенадцати присяжных заседателей, обоснованно удовлетворено после разъяснения особенностей такой формы судопроизводства.

Из протокола судебного заседания видно, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава не поступало.

В Судебную коллегию представлена выписка из Списка кандидатов в присяжные заседатели для Московского городского суда на 2013 - 2016 годы, в котором под N <...> указан П. избранный по настоящему делу старшиной присяжных заседателей, что опровергает доводы авторов апелляционных жалоб об отсутствии в списке данного лица.

При проведении судебного следствия учитывались его особенности в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренные ст. ст. 334, 335 УПК РФ.

Председательствующим были созданы необходимые условия для исследования всех обстоятельств дела. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принятые по ним решения мотивированы.

В силу ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

М. в отношении которого приговор постановлен в особом, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ порядке, а также Х. и Ш., в отношении которых также постановлен приговор, обоснованно допрошены, в том числе стороной защиты, по вопросам фактических обстоятельств рассматриваемого уголовного дела.

Также суд правильно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя о приобщении к материалам дела протокола явки с повинной Х. и протокола его допроса из выделенного уголовного дела. При этом сторона защиты была предварительно ознакомлена с указанными доказательствами.

Судом установлено, что заявление Х. о явке с повинной от 16.10.2015 г. и протокол его допроса от 28.01.2016 г. получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поэтому обоснованно признаны допустимыми доказательствами и исследованы в судебном заседании.

В связи с наличием существенных противоречий с показаниями Х., которые он давал в судебном заседании, имелись основания для оглашения его показаний в ходе предварительного расследования на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ.

Вместе с тем существенных противоречий в показаниях М., которые он давал суду, с ранее данными показаниями в ходе предварительного расследования не было установлено, поэтому отсутствовали основания для их исследования.

Оценка достоверности доказательств, в том числе показаний свидетелей М. и Х. относилась к исключительной компетенции присяжных заседателей. При этом каждая из сторон представила свое мнение по данному вопросу.

В судебном заседании по ходатайству стороны защиты исследованы сведения об имущественном положении свидетеля М.

Защитник Мусаряков просил огласить протокол осмотра предметов, изъятых у М. в ходе его личного обыска при задержании, а именно - запись в телефоне под именем "<...>" и номер телефона. Данное ходатайство было удовлетворено.

Свидетель И. допрошен в отсутствие присяжных заседателей. При этом было установлено, что он не располагал сведениями относительно существа рассматриваемого дела, что послужило основанием отказа в его допросе при участии присяжных заседателей.

По основанию неотносимости доказательств суд отказал в исследовании документов о приобретении автомашин свидетелем М., об исследовании и приобщении к делу выписок из ЕГРЮЛ о предприятиях и имуществе М., о предприятии Х.; ответа ОАО "<...>", в том числе сведения о разгрузке коньячной продукции, с приложением договора поставки, счет-фактуры от 2009 года; выписки из ЕГРП на ООО "<...>" и ООО "<...>"; ответа о стоимости часов, изъятых у Сафронова.

Утверждение о том, что при допросе свидетелей и осужденного Сафронова председательствующим судьей необоснованно снимались вопросы защиты, касающиеся существа дела, безосновательно. Снятые вопросы дублировали уже заданные, не относились к обстоятельствам дела, а также были наводящими. Так при допросе Сафронова обоснованно снимались также следующие вопросы защиты: "Как Вы можете прокомментировать произошедшую ситуацию с М., когда его задержали?; Вам была известна информация о его причастности к убийству?; Было ли Вам известно, что Вы находились в розыске?". Сафронову были сделаны замечания, когда он доводил до присяжных заседателей сведения о своей болезни; об аресте девочки, на которую была переоформлена автомашина "<...>"; о том, что не допрошен один из основных свидетелей; об адском спектакле при допросе Н.; о рейдерском захвате дома Ш., что можно почитать в интернете". Председательствующим судьей снят вопрос защиты, адресованный Сафронову, с просьбой сообщить о своей предпринимательской деятельности. Однако впоследствии он достаточно полно сообщил указанные сведения.

Из протокола судебного заседания следует, что показания свидетелей Ю. и Р. не ставились под сомнение.

Приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей в отношении Х. и Ш. не подлежал исследованию и не исследовался в присутствии присяжных заседателей.

В судебном заседании исследованы протоколы осмотра CD-R дисков с детализацией телефонных номеров от 21 июля 2010 г. и от 15 июля 2015 г., которые получены на основании решений суда.

Из протоколов видно, что в ряде файлов не содержалось информации, имеющей значение для рассматриваемого дела, поэтому они не осматривались. Это относилось к файлам "<...> IMEI", "<...> IMEI", "<...> IMEI 2", "<...> IMEI <...>", "<...> IMEI <...>", "<...>", "<...>" и "<...>", "<...>", "<...>" "<...>", "<...>", "<...>", "<...>". Данные об абонентском устройстве с <...> также не исследовались.

При наведении справок в порядке оперативно-розыскной деятельности установлено, что SIM-карты с абонентскими номерами <...>, <...> использовались М. в телефоне с IMEI <...> а SIM-карты с абонентскими номерами <...>, <...> использовались Ш. в телефоне с IMEI <...>.

Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб информация о соединениях между абонентскими устройствами в порядке ст. 186.1 УПК РФ получена на основании решений Басманного районного суда г. Москвы в отношении конкретных лиц.

Председательствующим удовлетворено ходатайство государственного обвинителя об оглашении протоколов проверки показаний М. на месте от 28.08.2012 г., 26.10.2012 г., 07.11.2012 г., 21.01.2013 г., 14.02.2013 г. Ссылка при этом на ст. 285 УПК РФ, предусматривающую возможность оглашения протоколов следственных действий, содержащих обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого уголовного дела, является правильной. Видеозаписи являлись составной частью протоколов следственных действий, поэтому правильно исследованы на основании постановления суда.

Заключения комиссионных психологических судебных экспертиз не исследовались, так как стороны не заявляли ходатайств об этом.

Сведений о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам необоснованно было отказано в исследовании допустимых доказательств, протокол судебного заседания не содержит.

Председательствующий оказывал содействие сторонам в обеспечении явки в суд свидетелей. Защитникам представлялись повестки для вручения свидетелям. Поскольку надлежащие сведения о вручении повесток, об уважительной причине неявки свидетеля в суд не были представлены, отсутствовали основания для осуществления привода некоторых не явившихся в суд свидетелей.

Согласно ч. 1 ст. 113 УПК РФ свидетель может быть подвергнут приводу в случае неявки по вызову без уважительных причин.

Действия председательствующего при доведении сторонами до присяжных заседателей процессуальных вопросов, сведений о недопустимости доказательств и других данных, не относящихся к фактическим обстоятельствам дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, соответствовали требованиям закона. Он останавливал участников процесса, указывая на недопустимость доведения до присяжных заседателей информации, выходящей за пределы их компетенции, обращал внимание присяжных заседателей на то, что такая информация не должна приниматься во внимание.

Оснований для вывода, что действиями государственного обвинителя и председательствующего оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей, не имеется. При этом изучены представленные стороной защиты аудиозапись протокола судебного заседания и заключение специалиста N 772/14/И. Разговоры председательствующего, которые тайно без судебного решения записаны во время объявленного перерыва в судебном заседании, в силу ст. 75 УПК РФ являются недопустимым доказательством.

Заявленный в ходе судебного следствия отвод председательствующему судье рассмотрен в установленном ст. ст. 64, 65 УПК РФ порядке. Поскольку отсутствовали предусмотренные ст. ст. 61, 63 УПК РФ основания для отвода судьи, в удовлетворении заявления было отказано. Постановление суда об этом соответствует требованиям п. 4 ст. 7 УПК РФ.

После исследования представленных доказательств и разрешения заявленных ходатайств все участники судебного заседания были согласны закончить судебное следствие.

Из протокола судебного заседания видно, что по окончании судебного следствия 01.03.2016 г. был объявлен перерыв до 03.03.2016 г. для подготовки к прениям сторон. Впоследствии стороны не заявляли ходатайств о предоставлении для этого дополнительного времени. При таких обстоятельствах безосновательны доводы о недостаточном времени для подготовки к прениям сторон.

Порядок проведения прений, реплик сторон и предоставления подсудимому последнего слова соответствует требованиям ст. 336, 337 УПК РФ.

Вопросы, подлежащие рассмотрению присяжными заседателями, были поставлены с соблюдением положений ст. 339 УПК РФ. Замечания и предложения сторон при формировании вопросного листа учитывались судом, однако не являлись безусловным основанием для их удовлетворения.

Объединением вопроса о снисхождении по деяниям в отношении потерпевших К., Б. М. и Г. образующим один состав преступления, уголовно-процессуальный закон не нарушен.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, изложил позицию обвинения и защиты, правильно разъяснил основные правила оценки доказательств. При этом он разъяснил, что присяжными заседателями не должны учитываться: данные о личности Сафронова, которые в разных формах пытались сообщить стороны; сведения о причастности к рассматриваемым преступлениям иных лиц; примеры из жизни и по другим обстоятельствам, которые пытались сообщить стороны; импульсивность выступления ряда свидетелей и потерпевших; не имеющие отношение к делу высказывания сторон по этому поводу.

Единодушный вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Обсуждение присяжными заседателями поставленных перед ними вопросов более трех часов не препятствовало принятию единодушного решения.

Действия председательствующего после возвращения присяжных заседателей из совещательной комнаты соответствовали требованиям ч. 2 ст. 345 УПК РФ.

Поскольку вина осужденного в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей, а оснований ставить под сомнение его объективность не имеется, несостоятельны доводы о неправильной оценке доказательств, о непричастности осужденных к преступлениям.

В соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных обстоятельствами правовая оценка действий осужденного является правильной.

Психическое состояние осужденного Сафронова проверено, он обоснованно признан вменяемым.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, в том числе ст. ст. 6, 60, 69 УК РФ. При этом учтены все установленные по делу обстоятельства, в том числе характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, положительные характеристики, его возраст, состояние здоровья, привлечение к уголовной ответственности впервые, отсутствие отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств. Характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, в том числе бандитизма, покушения организованной группой на убийство и убийство организованной группой четверых человек по найму свидетельствуют о том, что осужденный представляет исключительную опасность для общества. Поэтому за особо тяжкое преступление, предусмотренное п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Сафронову правильно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Исковые требования Г. и Н. к Сафронову о компенсации морального вреда рассмотрены в установленном порядке. Размер компенсации морального вреда определен с учетом всех установленных обстоятельств, в том числе разумности и справедливости.

Председательствующий обеспечил право сторон ознакомиться с протоколом судебного заседания и принести свои замечания. Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в предусмотренном ст. 260 УПК РФ порядке.

Приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, соответствует требованиям ст. 302 УПК РФ с изъятиями, предусмотренными ст. 351 УПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 14 марта 2016 года в отношении Сафронова А.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления