Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.01.2019 N 49-АПУ18-25

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2019 г. N 49-АПУ18-25

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Безуглого Н.П.,

судей - Кочиной И.Г., Сабурова Д.Э.,

при секретаре - Семеновой Т.Е.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Телешевой-Курицкой Н.А.,

защитника - адвоката Кротовой С.В.,

осужденного Ямалетдинова Р.С.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным представлению государственного обвинителя Наймушина М.В. и жалобе осужденного Ямалетдинова Р.С. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 ноября 2018 года, которым

Ямалетдинов Рустем Сайфетдинович, <...> несудимый,

осужден по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными ограничениями и обязанностями.

Взыскано в пользу М. в счет компенсации морального вреда 850 тыс. руб.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденного Ямалетдинова Р.С., его защитника адвоката Кротовой С.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, но возражавших против доводов апелляционного представления, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А. о необходимости оставления жалобы без удовлетворения, но полагавшей необходимым усилить назначенное наказание по доводам апелляционного представления, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ямалетдинов признан виновным и осужден за убийство малолетнего М. <...> 2017 г. рождения.

Преступление совершено 15 октября 2017 г. в дер. Кургашлы Бурзянского района Республики Башкортостан при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Наймушин М.В., не оспаривая фактические обстоятельства, квалификацию действий Ямалетдинова, полагает назначенное наказание несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости. Считает, что размер наказания не отвечает задачам уголовного закона по охране прав и свобод человека, восстановления социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения новых преступлений. Просит усилить назначенное наказание.

В апелляционной жалобе от 21 ноября 2018 г. осужденный Ямалетдинов кратко выражает несогласие с приговором.

Во второй апелляционной жалобе от 15 декабря 2018 г., по сути являющейся дополнениями, Ямалетдинов считает свою вину недоказанной. Считает нарушенным свое право на защиту вследствие непредоставления переводчика, невозможности дачи показаний на родном башкирском языке. При этом указывает, что, в целом владея русским языком, он не может на русском языке быстро и грамотно анализировать обстоятельства, давать разъяснения.

Нарушение своих прав усматривает и в непредоставлении копии обвинительного заключения после утраты первоначальной, в необоснованном отказе суда в соответствующем ходатайстве, записи о котором отсутствуют в протоколе судебного заседания.

Полагает недоказанным мотив деяния - неприязнь к ребенку.

По его мнению, суд не оценил обстоятельства имевших место событий, место оказания медицинской помощи ребенку, не проверил возможность наступления смерти по иным причинам и другим способом.

Считает, что выводы суда о его виновности сделаны на предположениях, прямых доказательств инкриминируемых действий не имеется. Описанные судом обстоятельства не соответствуют показаниям И., иных свидетелей, не допрошенных в судебном заседании, в обеспечении явки которых необоснованно отказано.

Оспаривает законность постановления от 15 ноября 2018 г., полагает, что оно ограничило его в праве на полное ознакомление с делом для осуществления своей защиты в апелляционной инстанции.

Просит признать незаконным указанное постановление и отменить приговор, направив дело на дополнительное расследование.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Кочетов Р.А. в интересах осужденного ссылается на нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, обвинительный уклон.

Указывает, что следствие воспользовалось недостаточным владением Ямалетдиновым и свидетелями русским языком, исказило их показания. Ходатайства Ямалетдинова как на следствии, так и в судебном заседании, о предоставлении переводчика, необоснованно отклонены.

Заявления Ямалетдинова об оказании на него давления, в том числе, и физического, оставлены без оценки, в результате чего были искажены реальные события. Доказательства инкриминируемого преступления отсутствуют, не дана объективная оценка произошедшего, не проверены доводы о совершении преступления иными лицами, не опровергнуты утверждения осужденного о своей непричастности, имеющиеся по делу противоречия не устранены, а сомнения - истолкованы не в пользу осужденного.

Назначенное наказание считает незаконным и необоснованным.

Просит апелляционное представление оставить без удовлетворения, а приговор отменить и оправдать Ямалетдинова.

Осужденный Ямалетдинов в возражениях на апелляционное представление обращает внимание на свое недостаточное владение языком судопроизводства, на необоснованные отказы в предоставлении переводчика, необъективность стороны обвинения, на ненадлежащую оценку всем обстоятельствам по делу, в том числе, заключениям экспертов. Ссылается на применение к нему насилия в ходе предварительного расследования, угрозы, вследствие которых он дал "нужные" признательные показания. Указывает, что его защитник должным образом не защищал его, выступал на стороне следствия, уговаривал подписывать процессуальные документы, которые он сам не читал, замечания не подавал по вышеизложенным причинам.

Просит представление оставить без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных представления и жалобы, возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в совершенном преступлении являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Вина Ямалетдинова в убийстве малолетнего М. подтверждается показаниями потерпевшего М., свидетелей М., Т., И., М. Т., А., а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела - протоколе осмотра места происшествия, заключениях экспертов, протоколах осмотра аудиозаписей разговоров, и других.

Так, вина Ямалетдинова, в частности, подтверждается:

- показаниями Т. о том, что она оставалась с внуками и братом, затем приехал Ямалетдинов, вместе распивали спиртное, после отъезда брата она уложила детей спать, А. положила в люльку и легла сама, проснулась лишь, когда в дом пришли соседи и полиция, сообщив, что А. убили;

- показаниями Т. подтвердившего, что на момент его отъезда дома оставались Т., Ямалетдинов и дети;

- показаниями родителей убитого мальчика М. и М., согласно которым 15 октября 2017 г. во второй половине дня они уехали из дома, оставив детей, в том числе, младшего сына М. А. на попечение бабушки - Т. Периодически звонили ей по телефону, а когда она длительное время не стала отвечать, попросили М. сходить домой. По сообщению последней, двери в доме заперты, та видела в окне двух старших детей и пьяного Ямалетдинова. Затем домой по их просьбе ходили И. которые сообщили, что младшего А. они нашли лежащим на крыльце, в доме пьяного Ямалетдинова и спящую Т. От И. узнали, что младший сын мертв;

- показаниями М. ходившей по просьбе М. и М. к ним домой, которая не заходила внутрь дома, но видела в окнах в нетрезвом состоянии Ямалетдинова;

- показаниями И., согласно которым, 15.10.2017 года ближе к вечеру им позвонили М. и его жена и попросили сходить к ним домой, проведать детей, которых оставили с Т.; приехав в дер. Кургашлы, во дворе дома на ступенях крыльца обнаружили младенца в одной майке, на ощупь тот был холодный, на руках и ногах были видны синяки, на голове - большая "шишка", в доме находился Ямалетдинов, Т. лежала; забрав ребенка, они уехали, а затем обнаружили, что ребенок мертв, после чего вызвали "скорую" и полицию.

Ямалетдинов в ходе предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого и при проверке его показаний, отрицая умышленный характер причинения повреждений малолетнему М. настаивая на неосторожном причинении смерти, признавал, что это он вынес младенца на крыльцо, где тот был обнаружен И.

Согласно выводам экспертов:

- на трупе малолетнего М. обнаружены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, выразившейся в ссадинах головы, множественных крупноочаговых кровоизлияниях в правой височной, затылочной, теменных (больше справа) областях, полных фрагментарных переломах костей свода черепа, кровоизлиянии в мягкой мозговой оболочке на левой теменной доле с переходом на межполушарную ее поверхность, частичном разрушении вещества правых височной, затылочной и теменной долей;

- также обнаружены телесные повреждения в виде ссадин левой голени, кровоподтеков левой голени;

- все повреждения прижизненны, образовались от травматических воздействий тупого предмета (предметами);

- закрытая черепно-мозговая травма оценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоит в прямой причинной связи со смертью;

- смерть наступила около суток назад на момент экспертизы трупа, которая проведена 16 октября 2017 г.;

- не исключается возможность образования вдавленного оскольчатого перелома свода черепа от удара ногой, обутой в кроссовок;

- исключается возможность образования повреждений (перелом костей черепа, повреждение вещества и оболочек головного мозга) в области головы М. от сдавления ее между ногой в обуви и подлежащей поверхностью (ступенью крыльца).

Вопреки доводам осужденного оглашенные в ходе предварительного расследования показания и показания допрошенных в судебном заседании свидетелей каких-либо противоречий, опровергающих их достоверность, не содержат. Они согласуются друг с другом и другими доказательствами. При этом, несмотря на утверждения осужденного, никто из свидетелей, допрошенных в ходе производства по делу при производстве предварительного расследования и в судебном заседании, не заявлял о трудностях в понимании русского языка и даче показаний именно на русском языке, на котором осуществлялось производство по делу.

Положенные в основу приговора доказательства судом оценены надлежаще и правильно приняты во внимание, в своей совокупности они являются достаточными для обоснования выводов суда о виновности осужденного.

Заявления Ямалетдинова о вынужденности своих, как он называет, "признательных" показаний, его версия о совершении убийства иными лицами, о нарушении права на защиту вследствие ненадлежащего исполнения адвокатами своих обязанностей, проверялись судом и обоснованно с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными.

Причина смерти установлена и указана в приговоре. Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт Ф. проводивший вскрытие трупа, подтвердил свои письменные выводы, категорически отверг иной механизм причинения смерти.

Отсутствие на обуви Ямалетдинова биологических следов малолетнего М. на что он ссылается в обоснование своей непричастности, не опровергает правильность выводов суда о виновности осужденного, сделанных по результатам исследования всех доказательств.

Вопреки доводам осужденного и его защитника, судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с положениями ст. 15 УПК РФ, в судебном заседании исследованы все существенные для дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства.

Заявленные ходатайства разрешались судом в соответствии с требованиями УПК РФ, с заслушиванием мнений сторон, принятые по ним решения мотивированы.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на правильное разрешение дела, иных нарушений, ставящих под сомнение объективность и беспристрастность суда, по делу не допущено.

Заявления Ямалетдинова о необоснованном отказе суда в вызове и допросе "многочисленных" свидетелей несостоятельны. Как следует из протокола судебного заседания, с которым осужденный был ознакомлен и правильность отраженных в нем сведений не оспаривал, ходатайств о вызове каких-либо свидетелей стороной защиты не заявлялось. Ямалетдинов лишь просил допросить свидетеля З. в подтверждение своей якобы невиновности. Обсудив заявленное ходатайство, суд обоснованно отказал в его удовлетворении (т. 5 л.д. 225), мотивировав свое решение.

По окончании судебного следствия ходатайств о его дополнении стороны не заявили (т. 5 л.д. 224).

Доводы осужденного и его защитника о нарушении права на защиту вследствие непредставления переводчика противоречат материалам дела.

Как установил суд и указал в приговоре, производство предварительного расследования по делу осуществлялось на русском языке.

Ямалетдинову изначально разъяснялось право давать показания на родном языке, а также пользоваться услугами переводчика. Однако заявлений о невладении или недостаточном владении русским языком он не делал, ходатайств о привлечении к участию в деле переводчика не заявлял. Напротив, каждый раз указывал, что в услугах переводчика не нуждается и желает давать показания на русском языке, сделав в протоколах допросов собственноручные записи об этом. Замечаний к содержанию и порядку проведения допросов от Ямалетдинова либо его защитников не поступало, протоколы были удостоверены его подписями и подписями его защитников, в полной мере владеющих русским языком (т. 3 л.д. 156 - 157, 175, 210 - 211, 215 - 216, 225 - 226). Не было таких заявлений и при ознакомлении с материалами дела по окончании расследования (т. 4 л.д. 115 - 124). Лишь в судебном заседании было сделано заявление о якобы недостаточном владении русским языком.

Кроме того, в материалах дела имеются письменные документы, составленные Ямалетдиновым собственноручно на русском языке либо с его пояснениями также на русском языке (т. 2 л.д. 111, т. 3 л.д. 19, 168, т. 4 л.д. 117, 125).

Обвинительное заключение им получено 25 июня 2018 года на русском языке, каких-либо заявлений о непонимании его текста при получении не делалось.

При рассмотрении ходатайств об избрании Ямалетдинову меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока ее действия производство осуществлялось на русском языке с участием адвокатов, при этом Ямалетдинов также ни разу не просил предоставить ему переводчика (т. 3 л.д. 233 - 234, 242 - 243, 251, т. 4 л.д. 7, 15, 24, 143).

Из его показаний в ходе предварительного расследования, характеристик, видно, что, что в период обучения в средней школе он изучал русский язык и русскую литературу, после окончания школы учился в училище, где обучение проходило на русском языке, в последующем проходил воинскую службу в ракетных войсках на Байконуре, по возвращении из армии работал в полиции в патрульно-постовой службе. Данные факты подтверждаются свидетельством об образовании, справками учебных заведений, характеристиками.

Изложенное свидетельствует о том, что уровень владения Ямалетдиновым русским языком, на котором ведется судопроизводство, является достаточным для реализации им своих прав и обязанностей.

Непонимание отдельных специфических юридических терминов, их незнание, не может расцениваться как невладение или недостаточное владение языком судопроизводства, при том, что в судебном заседании защиту Ямалетдинова осуществлял профессиональный адвокат, к помощи которого за разъяснениями он не был лишен возможности обращаться.

Копия обвинительного заключения была вручена осужденному 25 июня 2018 г. (т. 5 л.д. 8). Данный факт Ямалетдинов подтвердил в подготовительной части судебного заседания (т. 5 л.д. 198), при этом на протяжении всего судебного разбирательства он не заявлял об утрате ранее полученной копии.

Сведений о том, что Ямалетдинов ходатайствовал о повторном вручении копии обвинительного заключения в связи с утратой первоначальной, протокол судебного заседания не содержит.

Копия протокола с/з была получена осужденным 19 ноября 2018 г. (т. 6 л.д. 35), замечаний не подавалось.

В этой связи соответствующие заявления Ямалетдинова не могут быть приняты во внимание и оценены.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Доводы Ямалетдинова об ограничении его прав на ознакомление с делом после вынесения приговора не основаны на материалах дела.

Так, согласно оспариваемому постановлению от 15 ноября 2018 года (т. 6 л.д. 18 - 19), осужденному был установлен срок в 6 рабочих дней для дополнительного ознакомления с делом. При этом, суд правильно принял во внимание, что объем дела составляет 5 томов, из которых 1 том обвинительное заключение, 1 том материалы судебного следствия (расписки, поручения, запросы, ходатайства, заявления самого осужденного, постановления о приводе и пр.). До вынесения приговора осужденный знакомился с материалами предварительного расследования не только по окончании следствия, но и в процессе судебного разбирательства.

Предоставленное время является разумным и достаточным для подготовки к написанию апелляционной жалобы. Кроме того, Ямалетдинов за указанный период времени полностью вновь ознакомился с томами предварительного расследования, без ограничения во времени и совместно со своим защитником, о чем свидетельствует его подпись в графике ознакомления (т. 6 л.д. 30), в связи с чем, его права не нарушены и вышеуказанное постановление является законным и обоснованным.

На основе совокупности исследованных доказательств судом установлено, что при описанных обстоятельствах Ямалетдинов из личной неприязни, вызванной плачем четырехмесячного М. А. <...> 2017 года рождения, находящегося в беспомощном состоянии, с целью причинения смерти, со значительной физической силой, нанес ему удары ногой, обутой в кроссовок, в область головы, нижних конечностей. Смерть М. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, повлекшей осложнение - отек-набухание головного мозга.

Действия Ямалетдинова правильно квалифицированы с учетом установленных фактических обстоятельств по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть, убийство малолетнего.

Мотив действий установлен и указан в приговоре, квалифицирующий признак мотивирован.

Психическое состояние осужденного судом изучено полно и объективно. С учетом выводов экспертов-психиатров (т. 3 л.д. 102 - 106), не доверять которым оснований не имелось, других обстоятельств, влияющих на разрешение данного вопроса, суд обоснованно признал Ямалетдинова вменяемым.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по доводам апелляционного представления вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру, степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного.

Разрешая вопрос о наказании, суд указал, что учитывает характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства, влияющие на наказание, данные о личности, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признал частично признательные показания Ямалетдинова в ходе предварительного расследования, расценив их как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие малолетнего ребенка.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

В то же время, определяя срок наказания в 13 лет 6 месяцев лишения свободы, суд не учел, что совершенное убийство малолетнего является особо тяжким преступлением, связано с посягательством на жизнь и представляет повышенную общественную опасность, предусматривающее наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Ссылаясь на характеризующие данные, суд указал, что Ямалетдинов по месту проживания показал себя с отрицательной стороны, систематически пьянствовал, из-за чего неоднократно доставлялся в Бурзянский РОВД, находился в компаниях, где употребляли спиртные напитки (т. 4 л.д. 82).

В рапорте-характеристике участкового уполномоченного дополнительно отмечено, что соседями Ямалетдинов характеризуется отрицательно, как дебошир и пьяница, неоднократно был замечен в злоупотреблении спиртными напитками, систематически нарушал общественный порядок, привлекался к административной ответственности, по характеру конфликтный (т. 4 л.д. 83), то есть, в целом характеризуется отрицательно.

При таких данных, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, назначенное наказание нельзя признать справедливым, отвечающим принципам уголовного судопроизводства, в связи с чем, основное наказание подлежит усилению.

Оснований для изменения категории преступлений в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ по делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 ноября 2018 года в отношении Ямалетдинова Рустема Сайфетдиновича изменить.

Усилить назначенное Ямалетдинову Р.С. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ основное наказание до 16 лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу Ямалетдинова Р.С. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления