Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 26.10.2017 N 206-АПУ17-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2017 г. N 206-АПУ17-1

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Замашнюка А.Н.,

судей Дербилова О.А. и Сокерина С.Г.

при секретаре Жиленковой Т.С.

с участием военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Малютиной Ж.К., осужденного Бердышева Н.И. - путем использования систем видеоконференц-связи и его защитника - адвоката Восковцева Н.П. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Баранова С.С. и апелляционной жалобе потерпевшей П. на приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 18 августа 2017 г., согласно которому военнослужащий войсковой части 71211 ефрейтор

Бердышев Николай Иванович, <...> несудимый, проходивший военную службу по контракту с 13 августа 2015 г.,

осужден по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 лет, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года, по ч. 1 ст. 139 УК РФ к обязательным работам на срок 200 часов, а по совокупности совершенных преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ с применением ч. 1 ст. 71 УК РФ окончательное наказание Бердышеву Н.И. назначено путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы на срок 16 лет в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешены исковые требования потерпевших П. и Д. в счет компенсации морального вреда постановлено взыскать с Бердышева Н.И. по 1 000 000 рублей в пользу каждого из потерпевших, а в возмещение материального ущерба с Бердышева Н.И. взыскано в пользу П. 353900 рублей.

По делу решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего содержание приговора, существо апелляционных представления и жалобы и возражений на них, выступления осужденного Бердышева Н.И. и адвоката Восковцева Н.П., возражавших против апелляционных представления и жалобы, прокурора Малютиной Ж.К., частично поддержавшего доводы апелляционных представления и жалобы и полагавшего необходимым приговор изменить, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

по приговору суда Бердышев Н.И. признан виновным в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживавших в нем лиц; в убийстве двух лиц - граждан Д. и Б. совершенном с особой жестокостью в отношении Б., а также в умышленном уничтожении путем поджога принадлежавшего Б. дома и находившегося в нем имущества, повлекшем причинение потерпевшей значительного ущерба, а всего на общую сумму 294700 рублей.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах около 3-х часов 14 января 2017 г. по адресу: ст. <...> <...> района Новосибирской области улица <...>.

В апелляционной жалобе потерпевшая П. считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного Бердышеву наказания, в связи с чем просит назначить ему пожизненное лишение свободы.

Утверждает, что осужденный представляет опасность для общества, а убийством матери причинил ей невосполнимую потерю.

Полагает, что суд необоснованно исключил из обвинения, предъявленного Бердышеву, квалифицирующий признак - совершение убийства с целью скрыть другое преступление, поскольку осужденный убил ее мать, чтобы она не изобличила его в избиении Д.

Государственный обвинитель Баранов С.С. в апелляционном представлении просит приговор изменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, установленным фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного осужденному наказания вследствие его чрезмерной мягкости, признать Бердышева виновным в совершении преступлений, по которым назначить ему наказание: по п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 139 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 1 год 3 месяца; по п. п. "а", "д", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 20 лет без ограничения свободы с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания "ефрейтор"; по ч. 2 ст. 167 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 3 года, а по совокупности совершенных преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Бердышеву определить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 23 года в исправительной колонии строгого режима с лишением воинского звания "ефрейтор".

Ссылаясь на показания Бердышева и свидетеля С. государственный обвинитель утверждает о том, что изначально умысла на убийство Д. осужденный не имел, а из хулиганских побуждений избил последнего, и когда тот потерял сознание, Бердышев перетащил потерпевшего на веранду и столкнул в подпольное помещение. Затем он избил Б. и поджег дом, после чего вернулся на веранду и лишь тогда повторно применил к Д. насилие в целях лишения его жизни. Таким образом, преступные действия Бердышева по отношению к Д. прерывались во времени и намерениях, а умысел на убийство Д. возник у осужденного только после избиения Б. и поджога дома, в связи с чем суд необоснованно изменил обвинение в данной части.

Не согласен автор апелляционного представления и с мотивировкой суда об исключении из обвинения Бердышева п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку осужденный подтвердил, что после первоначального избиения Д., он, зная, что в доме проживает и Б., решил убить ее, чтобы та не могла изобличить его в избиении Д., то есть Бердышев убил Б. именно с целью скрыть ранее совершенное им преступление. Убил Д. осужденный также с целью сокрытия совершенных преступлений, поскольку перед этим он избил Б. и, скрывая следы содеянного, поджег дом, рассчитывая, что Б. не сумеет выбраться из него. Суд, исключив из обвинения Бердышева п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, фактически не установил мотив совершенного им убийства. Несостоятельными являются выводы суда об отсутствии в действиях осужденного, связанных с убийством Д., особой жестокости, поскольку Бердышев активно препятствовал Д. выбраться из охваченной огнем веранды дома, наносил ему удары по голове и рукам, сбрасывая его в подвал, рассчитывая, что Д. сгорит заживо от интенсивного огня, причиняя тем самым потерпевшему особые физические страдания. Суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного с ч. 2 на ч. 1 ст. 139 УК РФ, поскольку Бердышев незаконно проник в жилище с применением насилия к потерпевшему Д., который длительное время не открывал ему дверь и не впускал его в дом. Допущенные судом нарушения повлекли неправильную квалификацию содеянного Бердышевым и, как следствие, привели к назначению ему чрезмерно мягкого наказания за каждое из совершенных преступлений и по их совокупности. При назначении наказания Бердышеву по ч. 2 ст. 105 УК РФ суд не учел, что указанное преступление было совершено им в период прохождения военной службы, что дискредитирует звание военнослужащего, в связи с чем к нему подлежит применению ст. 48 УК РФ.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя защитник осужденного Бердышева - адвокат Левина И.А. просит приговор оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судебное разбирательство по делу проведено объективно и всесторонне с соблюдением требований УПК РФ о состязательности и равноправии сторон и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, в том числе места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов и целей преступлений, а сторонам суд создал необходимые условия для исполнения процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, которыми они реально воспользовались.

Данных о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном и что суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

Нарушений требований закона или прав участников судебного разбирательства в ходе рассмотрения дела по существу не допущено.

По всем заявленным ходатайствам судом приняты мотивированные и обоснованные решения.

Постановленный в отношении Бердышева приговор соответствует требованиям ст. ст. 304, 307 - 309 УПК РФ, во исполнение которых в приговоре приведено описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений, дана надлежащая правовая оценка всем исследованным по делу доказательствам, как в отдельности, так и в совокупности, указано, какие из них суд положил в основу приговора, а какие отверг, приведены убедительные мотивы принятых решений по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора, с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Выводы суда первой инстанции о виновности Бердышева в совершении изложенных в приговоре преступлений соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и основаны на согласующихся и дополняющих друг друга признательных показаниях самого Бердышева, показаниях потерпевших П. Д. свидетелей С. П. Б. Ш. эксперта К. протоколах следственных действий, заключениях экспертов, а также иных доказательствах, подробно приведенных в приговоре.

Положенные в основу приговора доказательства получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, проверены судом и оценены в приговоре с соблюдением требований ст. ст. 87 и 88 УПК РФ и сомнений в своей допустимости и достоверности не вызывают.

Существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденного в содеянном, Судебная коллегия не усматривает, а оснований не доверять им у суда не имелось.

Вопреки доводам государственного обвинителя, суд правильно оценил преступные действия Бердышева в отношении Д., которого осужденный сначала избил по мотиву личной неприязни, а затем убил.

Как усматривается из материалов уголовного дела и правильно указано в приговоре, эти действия Бердышева по применению насилия к Д. были совершены последовательно без перерыва во времени, а в результате единых преступных действий Бердышева причинен вред однородным защищаемым уголовным законом объектам - здоровью и жизни человека, что полностью охватывается диспозицией ч. 2 ст. 105 УК РФ и дополнительной квалификации по п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ не требовало.

Так, единственный очевидец преступных действий Бердышева - свидетель С., на чьи показания ссылается государственный обвинитель, подтвердил в суде, что Бердышев избивал Д. во дворе дома. Затем Бердышев затащил потерявшего сознание Д. в веранду дома и столкнул в подвал, а сам прошел внутрь дома, где пробыл 2-3 минуты, после чего спустился в подвал к Д., где нанес ему два удара ключом-отверткой в шею. Потом Бердышев поджег веранду и еще дважды подходил к Д., нанося ему удары по голове и рукам, препятствуя выбраться из подвала. Когда последнему все же удалось выбраться из подвала во двор дома, Бердышев задушил его, а тело затащил в веранду горевшего дома, где и оставил.

Бердышев в суде подтвердил, что умысел на убийство Д. сформировался у него в процессе избиения последнего. Для этого он решил сжечь дом с находившимися в нем Д. и Б., опасаясь, что последняя воспрепятствует ему. Именно с данной целью он поместил избитого и потерявшего сознание Д. в подвал, а сам прошел внутрь дома, где в одной из комнат обнаружил Б. которую сбросил с кровати на пол и нанес ей несколько сильных ударов ногами по голове и телу, пока она не потеряла сознание, после чего в соседней комнате поджег тюлевые занавески и бумажные обои на веранде. Затем он нанес Д. два удара в шею острием комбинированного ключа-отвертки для цепных пил и убрал лестницу из подвала, чтобы последний не сумел выбраться из горевшего дома, а также дважды подходил к Д., нанося ему удары по голове и рукам, препятствуя выбраться из подвала. Когда Д. все же выбрался из горевшего дома во двор, Бердышев еще раз ударил его ключом-отверткой в шею, после чего задушил потерпевшего, а тело убитого попытался затащить в горевший дом, но ему помешал интенсивный огонь.

Иных данных, опровергающих приведенные показания Бердышева и свидетеля С. о последовательности и мотивах действий осужденного, в судебном заседании не установлено, в связи с чем суд правильно положил эти показания в основу приговора, а преступные действия Бердышева в отношении Д. и Б. квалифицировал по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух лиц, совершенное с особой жестокостью в отношении потерпевшей Б., поскольку избранный им для этого способ убийства последней - путем сожжения заживо - заведомо для него был сопряжен с причинением Б. особых страданий.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд обоснованно исключил из обвинения, предъявленного Бердышеву, указание о совершении им убийства Д. с особой жестокостью, как не нашедшее своего подтверждения в судебном заседании.

В соответствии с положениями уголовного закона для квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить два условия: особо жестокий для жертвы процесс лишения ее жизни и желание либо допущение виновным именно такого способа убийства.

Проанализировав всю совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, суд пришел к верному выводу о том, что эти условия не нашли своего подтверждения при рассмотрении данного уголовного дела в части, касающейся лишения жизни Д.

Так, согласно предъявленному Бердышеву обвинению, дом он поджег с целью гарантированного наступления смерти Б. и Д., хотя смерть потерпевшего Д. наступила в результате удушения его осужденным во дворе дома.

При этом ни объем, ни характер насилия, примененного Бердышевым в процессе лишения Д. жизни и явившегося способом реализации преступного намерения, объективно не свидетельствуют о проявленной им особой жестокости, что само по себе исключало возможность квалификации содеянного Бердышевым в отношении Д. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, доказательств, свидетельствующих о том, что, поджигая дом, Бердышев преследовал цель причинения Д. особых физических страданий и что такие страдания потерпевший испытал в момент, когда осужденный препятствовал ему выбраться из подвального помещения горящего дома, а затем задушил его во дворе, суду стороной обвинения не представлено и в материалах дела не имеется.

В частности, вопрос о том, испытывал ли Д. находящийся в подвальном помещении горящего дома, особые физические страдания при попытке причинения ему смерти, органами следствия при назначении судебно-медицинской экспертизы перед экспертами не ставился; сами эксперты либо специалисты этой области в ходе предварительного расследования для выяснения данного обстоятельства не допрашивались; в ходе судебного разбирательства стороны, в том числе и сторона обвинения, о вызове и допросе эксперта или специалиста для установления указанного обстоятельства не ходатайствовали.

В связи с изложенным утверждения автора апелляционного представления о том, что действия Бердышева, связанные с убийством Д., должны быть дополнительно квалифицированы по признаку особой жестокости, являются несостоятельными, а этим действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами государственного обвинителя и потерпевшей о необоснованном исключении из обвинения осужденного квалифицирующего признака, предусмотренного п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как усматривается из материалов уголовного дела и правильно указано в приговоре, Бердышев преследовал своей целью лишение жизни Д. и Б. посредством применения к ним насилия, приведения их в бессознательное состояние и последующего поджога дома с находящимися в данном состоянии потерпевшими.

Эти действия Бердышева по отношению к потерпевшим, в том числе связанные с незаконным проникновением в жилище и уничтожением чужого имущества, были последовательными, во времени не прерывались, и, исходя из показаний свидетеля С. и самого Бердышева, совершены в течение нескольких минут.

Поэтому вывод суда о том, что единые последовательные действия Бердышева по лишению жизни Д., завершившиеся его удушением, равно как и убийство Б., не могут рассматриваться в качестве совершенных с целью скрыть другие его преступления по отношению к этим же потерпевшим, является верным, а указанному обстоятельству в приговоре дана надлежащая правовая оценка, с которой Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Противоречит изложенным в апелляционном представлении доводам о цели скрыть другое преступление и поведение Бердышева сразу после содеянного им, поскольку он сам рассказал знакомым о совершенных им убийствах, а на следующий день сообщил об этом в полицию.

В связи с изложенным суд обоснованно исключил из предъявленного Бердышеву обвинения квалифицирующий признак - совершение убийства с целью скрыть другое преступление.

Правильно переквалифицировал суд действия Бердышева, связанные с незаконным проникновением в жилище Б. и Д. с ч. 2 на ч. 1 ст. 139 УК РФ, поскольку насилие, повлекшее причинение легкого вреда здоровью Д. было обусловлено возникшими неприязненными отношениями между осужденным и потерпевшим, и было применено не с целью гарантировать себе доступ в жилое помещение.

Вопреки утверждению государственного обвинителя, Бердышев не говорил в суде о том, что он намеревался зайти в дом, а, напротив, пояснил, что он стучал в двери и окна дома, чтобы от проживавших в доме лиц узнать, там ли находится К., ранее оскорбивший его. Лишь после того, как Д. вышел на веранду и в грубой нецензурной форме высказался в адрес осужденного, а затем открыл входную дверь, он во дворе дома применил насилие к Д., пока тот не потерял сознание.

Поэтому оснований для иной квалификации действий осужденного, в том числе и для признания применения Бердышевым насилия к Д. в целях проникновения в жилище против воли потерпевшего, о чем ставится вопрос в апелляционном представлении, не имеется.

Правильно квалифицировал суд и умышленные действия Бердышева, связанные с уничтожением путем поджога принадлежавшего Б. дома и находившегося в нем имущества, что повлекло причинение потерпевшей значительного ущерба.

Выраженное авторами жалобы и представления несогласие с изложенной в приговоре правовой оценкой исследованных по делу доказательств не может свидетельствовать о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания, и неправильном применении уголовного закона.

Обоснованным является вывод суда о вменяемости Бердышева.

Исковые требования потерпевших Д. и П. о компенсации морального вреда, а последней, кроме того, и о возмещении материального ущерба судом разрешены правильно.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в связи с несправедливостью назначенного осужденному за совершенное им убийство двух лиц наказания вследствие его чрезмерной мягкости, о чем обоснованно поставлен вопрос в апелляционных представлении и жалобе.

Так, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Бердышева, суд признал его явку с повинной и активное способствование расследованию преступлений, принесение им в судебном заседании извинений потерпевшим, расценив это как иные действия, направленные на заглаживание причиненного им вреда.

Кроме того, суд учел неблагоприятную семейную обстановку, в которой воспитывался Бердышев с малолетнего возраста без отца, что ранее осужденный ни в чем предосудительном замечен не был, в содеянном раскаялся, до службы в армии характеризовался положительно, активно занимался спортом и достигал при этом высоких результатов, во время военной службы имел поощрение и характеризовался положительно.

Одновременно суд в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ признал отягчающим наказание Бердышева обстоятельством совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем при назначении наказания осужденному за совершенное им убийство Б. и Д. суд в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ не в полной мере учел характер и степень общественной опасности содеянного Бердышевым, который в течение нескольких минут по надуманным основаниям лишил жизни двух лиц, причем Б. - с особой жестокостью - путем сожжения заживо, осознанно причиняя ей особые мучения и страдания, хотя потерпевшие на такое поведение осужденного не провоцировали. К тому же на Б. осужденный напал в целях ее убийства, когда потерпевшая спала, сбросив ее с кровати на пол и нанеся ей несколько сильных ударов ногами по голове и телу, пока она не потеряла сознание, после чего поджег дом.

Конкретные обстоятельства содеянного Бердышевым в отношении Б. и Д. и характер его действий при этом указывают на повышенную общественную опасность совершенного осужденным убийства, в связи с чем назначенное ему по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание по своему размеру явно не соответствует принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК РФ, и не может реализовать цели наказания, закрепленные в ст. 43 УК РФ.

Поэтому Судебная коллегия полагает необходимым назначить Бердышеву за совершенное им убийство более строгое наказание в виде лишения свободы, в связи с чем подлежит усилению и наказание, назначенное по совокупности совершенных им преступлений.

Поскольку Бердышев совершил особо тяжкое преступление - убийство в период прохождения военной службы, чем дискредитировал статус военнослужащего Вооруженных Сил РФ, Судебная коллегия, руководствуясь ст. 48 УК РФ, полагает необходимым лишить его воинского звания "ефрейтор".

Вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Иных нарушений закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, в том числе по доводам апелляционных жалобы и представления, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь п. 9 ч. 1 ст. 389.20 и ст. ст. 389.13, 389.18, 389.26, 389.28 и 389.33 УПК РФ

определила:

приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 18 августа 2017 г. в отношении Бердышева Николая Ивановича изменить:

по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначить Бердышеву Н.И. наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания "ефрейтор".

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ и с применением положений ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 139 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательное наказание Бердышеву Н.И. назначить в виде лишения свободы на срок 20 лет в исправительной колонии строгого режима с лишением воинского звания "ефрейтор".

В остальном приговор в отношении Бердышева Н.И. оставить без изменения, а апелляционные представление государственного обвинителя Баранова С.С. и жалобу потерпевшей П. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления