Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.07.2016 N 35-АПУ16-7СП

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июля 2016 г. N 35-АПУ16-7СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г.,

при секретаре Поляковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Галкиной С.В. и Колесниковой О.Ю., адвоката Хозинского А.Н. в защиту интересов Колесниковой О.Ю. на приговор Тверского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 17 мая 2016 года, которым

Галкина С.В. <...> не судима,

осуждена к лишению свободы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; п. п. "б", "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре.

Колесникова О.Ю., <...> не судима,

осуждена к лишению свободы по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам; п. п. "б", "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен для осужденных с 17 мая 2016 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании в солидарном порядке с Галкиной и Колесниковой в пользу К. в счет возмещения имущественного ущерба 1 415 348 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Галкина признана виновной и осуждена за совершение убийства К. сопряженного с разбоем, Колесникова - за пособничество в совершении данного убийства, сопряженного с разбоем. Обе осуждены за совершение разбойного нападения на потерпевшую группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены 19 мая 2015 года в период времени с 10.15 часов до 11.49 часов на территории <...> района <...> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., осужденных Галкину С.В. и Колесникову О.Ю. в режиме видеоконференцсвязи, выступления адвокатов Баранова А.А. и Бондаренко В.Л. в защиту осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Гуровой В.Ю. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционной жалобе осужденная Галкина С.В. выражает несогласие с приговором, полагая доказательства обвинения недостаточными и необоснованными. Указывает на отсутствие доказательств ее вины. В основу осуждения положены неправдивые показания Колесниковой о ее причастности к убийству, однако не дано должной оценки показаниям свидетеля П. которая пояснила, что в момент убийства она, Галкина, находилась дома. Настаивает, что свой мобильный телефон забыла в машине у Колесниковой. Факты оплаты кредитов на ее имя объясняет передачей ей денежных средств Колесниковой. Судом оставлены без внимания заявления Колесниковой в прениях сторон о ее, Галкиной, непричастности к убийству. В процессе расследования дела неверно установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию. Считает, что были основания для роспуска коллегии присяжных. Просит об отмене приговора, роспуске коллегии присяжных и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденная Колесникова О.Ю. и адвокат Хозинский А.Н. в ее защиту выражают несогласие с приговором, находя его незаконным и несправедливым. Адвокат указывает, что заявления Колесниковой в ходе прений сторон не получили должной оценки. Имеющаяся информация по уголовному делу не была доведена до сведения присяжных, в связи с чем вердикт полагает ошибочным. Имелись основания для роспуска коллегии присяжных, поскольку в последнем слове Колесникова указала на непричастность Галкиной к совершению преступления. Осужденная Колесникова О.Ю. оспаривает представленные коллегии присяжных доказательства. Считает, что имеются расхождения между ее показаниями и выводами экспертов в части способа и орудия убийства К. Не учтены ее показания о мотиве убийства, которым являлся конфликт. Выражает несогласие с формулированием и содержанием вопросов в вердикте, находя их не соответствующими предъявленному обвинению, а также считает, что в вопросах неверно отражены место совершения преступления, размер причиненного ущерба, действия по обстоятельствам соучастия с Галкиной. Авторы жалоб полагают квалификацию действий по ст. 162 УК РФ излишней. Осужденная указывает, что в ее действиях содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 158 УК РФ. Оспаривают размер взысканного ущерба, считают, что не учтено судом наличие иных источников доходов осужденной. Принадлежащий осужденной автомобиль необоснованно передан гражданину Т. Наказание находят несправедливым, судом не учтены мотивы, повлиявшие на совершение преступления, наличие малолетних детей. Просят об отмене приговора, с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Скиренко И.В., потерпевшая Ж. просят оставить их без удовлетворения, приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Галкиной и Колесниковой, основанным на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2 - 4 ст. 389.15 УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 326 - 328 УПК РФ. Оснований ставить под сомнение способность присяжных заседателей в объективном рассмотрении дела и, в целом, в реализации своих полномочий, у суда не имелось.

Не установлено и нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

В ходе судебного следствия стороной обвинения присяжным заседателям представлялись доказательства, достоверность и допустимость которых проверена судом, и сомнений не вызывает. Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Доводы о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, о нарушении принципа состязательности сторон, о нарушении принципа объективности и беспристрастности, не нашли подтверждения в материалах дела. В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления от правил, предусмотренных законом, в том числе и различные реплики, задавались вопросы, не относящиеся к предмету исследования, или недопустимые к исследованию в присутствии присяжных заседателей, то председательствующий реагировал, снимая эти вопросы, делая замечания по основным моментам, в том числе, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются.

В соответствии с пунктами 2 - 4 ст. 389.15, ст. 389.27 УПК РФ, предусматривающими основания отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный судом в указанном составе, не может быть отменен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а потому доводы о невиновности, непричастности, о второстепенной роли в преступлении, о несоответствии выводов экспертов показаниям осужденных о способе и орудии убийства, о неверной оценке показаний свидетеля П., о неверно установленном мотиве убийства, о финансовой состоятельности осужденных по оплате кредитов, о необходимости проведения дополнительных следственных действий, не могут быть приняты во внимание.

Кроме того, в жалобе осужденная Колесникова ссылается на заключение ситуационной судебно-медицинской экспертизы от 20 октября 2015 года, которое одновременно с вещественным доказательством - подхватом для занавески, судом признаны недопустимыми доказательствами, в связи с чем не были представлены коллегии присяжных, а, следовательно, указанные доводы не могут быть предметом для апеллирования.

На завершение судебного следствия участники процесса были согласны (т. 9 л.д. 305).

Вопреки доводам стороны защиты, сторона обвинения представила коллегии присяжных заседателей ту совокупность доказательств, которую посчитала достаточной для доказывания инкриминируемых Галкиной и Колесниковой деяний. Такая позиция стороны обвинения не препятствовала осуществлению защиты интересов Колесниковой, в том числе и на представление иной информации, содержащейся в материалах уголовного дела.

Виновность осужденных установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается. Согласно требованиям ч. 1 ст. 339 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминируемого подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Нарушения принципа объективности и беспристрастности не допускалось.

Вопреки доводам апелляционных жалоб обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствуют требованиям ст. ст. 338 - 339 УПК РФ.

Доводы осужденной Колесниковой о том, что постановка единого вопроса при объединении двух основных вопросов по событиям преступлений: и разбоя, и убийства, лишила присяжных заседателей возможности правильно оценить обстоятельства, несостоятельны, поскольку преступления совершены в одном месте, в одно и то же время с умыслом на лишение жизни К. и хищение ее имущества.

По смыслу ст. 339 УПК РФ и ее правовом толковании при идеальной совокупности преступлений, что имеет место по настоящему делу, когда одно действие (бездействие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ, перед присяжными заседателями ставится один вопрос, поскольку они в соответствии с полномочиями устанавливают лишь фактическую сторону деяния, юридическая оценка которого дается судьей в приговоре.

При таких обстоятельствах, постановка перед присяжными заседателями вопроса, включающего в себя обстоятельства совершения всех преступлений, не противоречит требованиям закона.

Положения ст. 252 УПК РФ, регулирующие пределы судебного разбирательства в рамках предъявленного обвинения, при формулировании вопросов соблюдены. Оснований ставить под сомнение отраженные в вердикте место совершения преступления, размер причиненного ущерба, совместные действия Колесниковой и Галкиной по обстоятельствам совершенных преступлений и роль каждой в содеянном, не имеется.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 9 л.д. 339 - 341), сторонам в соответствии с ч. 2 ст. 338 УПК РФ, было предоставлено право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения. После обсуждения всех предложений и подготовки вопросного листа с учетом замечаний, от сторон возражений и ходатайств не поступило.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. ст. 348, 351 УПК РФ.

Оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, предусмотренных ч. 5 ст. 348 УПК РФ, председательствующим обоснованно не установлено. Заявление Колесниковой в прениях сторон - это изменение позиции подсудимой, возвращение к первоначальным показаниям, данным ею в ходе досудебного производства, в том числе в явке с повинной, которые были доведены до сведения коллегии присяжных заседателей и, которые коллегия имела возможность оценить.

Квалификация действий осужденных дана судом в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей, и является правильной.

Действия Колесниковой правильно квалифицированы, как пособничество в убийстве другому человеку, сопряженное с разбоем, путем предоставления средств совершения преступления, заранее обещавшей скрыть следы и орудие преступления. Поскольку умысел на хищение имущества возник до момента нападения на К. то действия Колесниковой и Галкиной обоснованно квалифицированы по п. п. "б", "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ. Квалифицирующий признак убийства "из корыстных побуждений", вопреки утверждению осужденной Колесниковой, не был ей инкриминирован.

Оснований для иной правовой оценки действий осужденных, в том числе и изложенных в жалобах, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, по делу не установлено.

При назначении наказания Колесниковой и Галкиной суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, данные о личности виновных, условия их жизни, наличие смягчающих обстоятельств, мнение коллегии присяжных заседателей по вопросу о снисхождении, а также влияние назначенного наказания на их исправление. Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими, судом обоснованно не установлено.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, поведением виновных во время и после совершения преступлений, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, а, следовательно, и для применения положений ст. 64 УК РФ, по делу не установлено. Следуя императивным предписаниям ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность осужденных, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Размер материального ущерба был установлен судом, в том числе и на основе письменных документов банка о выдаче потерпевшей К. 19 мая 2015 года с ее счета 1 317 630 рублей 14 копеек. Стоимость золотых украшений, похищенных у потерпевшей, составила 97 718 рублей 79 копеек.

Таким образом, заявленные исковые требования истцом К. о взыскании с Галкиной и Колесниковой разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств и размера похищенного имущества, что было подтверждено истцом.

Судьба вещественных доказательств разрешена с учетом положений, предусмотренных ст. ст. 81 и 309 УПК РФ.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 389.13 - 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, от 17 мая 2016 года в отношении Галкиной С.В. и Колесниковой О.Ю. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Галкиной С.В., Колесниковой О.Ю. и адвоката Хозинского А.Н. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления