Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.11.2017 N 5-АПУ17-101

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 ноября 2017 г. N 5-АПУ17-101

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колышницына А.С.

судей Эрдыниева Э.Б., Ситникова Ю.В.

при секретаре Табашовой О.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кельбисова Г.Я., Алибекова М.Р., адвокатов Орешонкова К.В., Нянькина А.А. на приговор Московского городского суда от 13 июля 2017 года, по которому

Кельбисов Гамлет Ярмагомедович, <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года (на основании ст. 78 УК РФ от назначенного наказания по ст. ст. 222 ч. 1, 167 ч. 2 УК РФ Кельбисов Г.Я. освобожден в связи с истечением срока давности); по ст. 105 ч. 2 пп. "е", "з" УК РФ на 14 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Алибеков Мухтар Рамазанович, <...>, судимый 21 ноября 2007 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 186 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года 6 месяцев,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Алибеков М.Р. оправдан по ст. 222 ч. 2 УК РФ ввиду непричастности к совершению данного преступления.

В приговоре указаны обязанности и ограничения, установленные осужденным при отбывании наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных Алибекова М.Р., Кельбисова Г.Я., адвокатов Бондаренко В.Х., Орешонкова К.В., Джафарова С.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Волковой Е.А., потерпевшего Г., представителя потерпевшего - адвоката Алиева Д.Ю., полагавших приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Кельбисов осужден за убийство потерпевшего Г., совершенное 28 апреля 2010 года в г. Москве по найму и общеопасным способом. Алибеков признан виновным в пособничестве убийству по найму.

Кельбисов также осужден за незаконные хранение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов и умышленное уничтожение чужого имущества.

В судебном заседании Кельбисов и Алибеков вину не признали.

В апелляционных жалобах:

осужденный Кельбисов указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; передача уголовного дела для расследования в следственный комитет СКФО РФ проведена с нарушением закона; в ходе расследования к участию в следственных действиях не допускались адвокаты, нанятые его родственниками; на него оказывалось незаконное воздействие с целью самооговора; осужденный Алибеков оговорил его в результате незаконных методов ведения следствия; перчатки, изъятые на месте происшествия, не соответствуют перчаткам, направленным на экспертное исследование; оставлены без внимания показания свидетеля О. о том, что стрелявший в потерпевшего был иного телосложения, чем он (Кельбисов); считает, что вещественные доказательства хранились ненадлежащим образом и к ним имели доступ посторонние лица; показания свидетеля И. на следствии не являются доказательствами, поскольку свидетель в судебном заседании от них отказался; показания свидетеля Р. противоречивые, свидетель его оговорил; ставит под сомнение результаты опознания его свидетелем Б. по фотографии, считает, что тот его оговорил; к показаниям свидетелей К. и Б. следует отнестись критически, поскольку ранее они опознавали как покупателей автомашины других лиц, к тому же они противоречивые; при их (осужденных) опознании этими свидетелями нарушены требования уголовно-процессуального закона; оставлены без внимания факты, свидетельствующие о причастности к убийству потерпевшего других лиц; судом не приняты меры к обеспечению явки свидетелей Г., необоснованно отвергнуты показания свидетелей о том, что он познакомился с Алибековым в 2013 году, а также подтверждающие его алиби; оставлено без внимания заключение эксперта-биолога об обнаружении на спусковом крючке автомата следов женского генезиса; отсутствуют доказательства его причастности к убийству, свидетельствующие о его найме, не установлен мотив преступления; он не судим, растит малолетних детей. Просит приговор отменить и его оправдать;

адвокат Орешонков также просит приговор в отношении Кельбисова отменить и оправдать его, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; уголовное дело передано для расследования в следственный комитет СКФО РФ безмотивно, что ставит под сомнение допустимость собранных доказательств; к осужденным применялись незаконные методы воздействия; показания Алибекова на следствии противоречат доказательствам, в частности, протоколу осмотра места происшествия; необоснованно суд сослался в приговоре на показания свидетеля И. в ходе расследования, поскольку свидетель в судебном заседании не подтвердил правильность изложенных в них сведений, а проверка данного утверждения не была проведена; показания свидетеля Р. в судебном заседании противоречивые, он оговорил осужденного; ставит под сомнение законность проведения опознания свидетелем Б. Кельбисова по фотографии, поскольку можно было провести опознание непосредственно осужденного; куртка и перчатки, изъятые при осмотре места происшествия, не совпадают по размерам предметам, направленным на экспертизу; необоснованно отвергнуты показания свидетелей, подтверждающие алиби осужденного; нет доказательств, что Кельбисов был нанят для убийства потерпевшего, отсутствует корыстный мотив преступления; к опознанию Кельбисова К. и Б. следует отнестись критически, поскольку в материалах дела имеются сведения, что они ранее опознали других лиц как покупателей автомашины; выводы суда о непричастности к преступлению женщины противоречивые;

осужденный Алибеков отмечает, что приговор является незаконным и необоснованным; суд в приговоре сослался на недопустимые доказательства: протокол его опознания К., его (осужденного) показания на следствии, которые были даны в результате незаконного воздействия; уголовное дело было незаконно направлено для расследования в следственный комитет СКФО РФ; нет доказательств, что он на момент убийства был знаком с Кельбисовым. Просит приговор отменить и его оправдать;

адвокат Нянькин также просит отменить приговор в отношении Алибекова и оправдать его, обращая внимание на то, что суд вышел за пределы обвинения, указав в приговоре, что Алибеков участвовал в подготовке убийства; показания на следствии осужденный дал в результате незаконного воздействия; протокол его явки с повинной составлен после фактического задержания; адвокат Кундухова, принимавшая участие в первоначальных допросах Алибекова по назначению, не могла принять на себя его защиту, т.к. имела регистрацию в другом субъекте Российской Федерации; орган расследования не допускал для участия в следственных действиях адвокатов, с которыми были заключены соглашения родственниками Алибекова; допрос осужденного от 4 января 2015 года проведен незаконно, поскольку с просьбой о его допросе после отказа от дачи показаний, осужденный не обращался; освидетельствование Алибекова проведено с участием разнополых понятых и его нельзя признать в качестве доказательства; проверка доводов осужденного о применения к нему насилия осуществлялась тем же органом, который проводил расследование, и суд не проверил обоснованность принятого решения; вывод суда о корыстном мотиве убийства потерпевшего основан на предположениях; считает, что выводы судебно-медицинской экспертизы N 159 свидетельствуют о применении в ходе убийства двух видов оружия; не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что в ходе экспертизы на спусковом крючке автомата обнаружен пот женского генезиса; опознание Алибекова К. проведено с нарушением закона, поскольку свидетель перед опознанием не был допрошен о приметах опознаваемого; оставлено без внимания, что данный свидетель опознал ранее как покупателя автомобиля Г. не опровергнуто алиби Алибекова; показания свидетеля И. на следствии признаны судом допустимыми доказательствами без надлежащей проверки; показания свидетеля Б. в части причастности осужденных к убийству недопустимое доказательство; к показаниям Романова следует отнестись критически, т.к. суд отказал в ходатайстве о его идентификации; отсутствуют доказательства получения Алибековым денежных средств за преступление, и, следовательно, квалифицирующий признак - убийство по найму; не опровергнуто утверждение Алибекова, что он знаком с Кельбисовым только с 2013 года; наказание в виде ограничения свободы введено в УК РФ Федеральным законом от 27 декабря 2009 года, однако, исходя из обвинения, часть действий осужденный совершил до принятия этого закона.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Волкова просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Виновность Кельбисова и Алибекова подтверждается показаниями последнего в ходе расследования, показаниями свидетелей, актами судебно-медицинской, биологической, баллистической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний Алибекова в ходе расследования усматривается, что в марте 2010 года Кельбисов сообщил ему о подготавливаемом им убийстве Г. и предложил за вознаграждение оказать содействие в этом. Они несколько раз ездили на место преступления, Кельбисов в его присутствии приобрел автомобиль ВАЗ-21093, который они использовали в процессе совершения преступления. В день совершения преступления он на купленном автомобиле привез Кельбисова к дому потерпевшего. Когда последний на автомашине туда подъехал, Кельбисов из салона автомашины, а затем и, выйдя из нее, произвел несколько выстрелов из автомата в Г., после чего они скрылись.

Осужденному были разъяснены его процессуальные права, предусмотренные ст. ст. 46 и 47 УПК РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, к тому же в допросах участвовал адвокат, присутствовали понятые, что исключало возможность оказания на осужденного какого-либо воздействия, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Как видно из материалов уголовного дела, после явки с повинной 22 декабря 2014 года Алибеков обратился с заявлением о предоставлении ему адвоката в соответствии со ст. 51 УПК РФ. Данное ходатайство было удовлетворено, и для защиты его интересов назначена адвокат Кундухова, возражений о ее участии в следственных действиях от осужденного не последовало. Нарушений требования закона при назначении данного адвоката не допущено. Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Нянькина, 4 января 2015 года осужденный обратился с заявлением о его допросе, которое было удовлетворено; адвокат Шамхалов, заключивший соглашение на защиту интересов Алибекова 6 мая 2015 года, в тот же день был допущен в качестве защитника.

Поэтому суд, оценив показания Алибекова в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии нет оснований, поскольку показания осужденного подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, свидетель Б. показал, что незадолго до убийства Г. он видел Кельбисова, стоящего возле ворот дома, где проживал потерпевший.

28 апреля 2010 года из автомобиля ВАЗ-21093 вышел человек в перчатках и произвел несколько выстрелов в автомобиль, в котором находился Г., после чего, бросив автомат, скрылся на автомашине.

В ходе расследования свидетель опознал Кельбисова.

Свидетели Б. и К. показали, что в марте 2010 года они продали автомашину ВАЗ-21093 Кельбисову и Алибекову.

Эти свидетели опознали осужденных как покупателей автомашины.

Доводы апелляционных жалоб о недопустимости протоколов опознания осужденных данными свидетелями как доказательств были надлежащим образом проверены судом и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре мотивированных суждений.

Свидетель О. показал, что 28 апреля 2010 года он видел в окно, как мужчина производил выстрелы в автомашину потерпевшего.

Вопреки доводу апелляционной жалобы Кельбисова, свидетель О. в судебном заседании не утверждал, что осужденный полнее стрелявшего.

Из показаний свидетеля И. в ходе расследования усматривается, что Алибеков рассказал ему о совершенном Кельбисовым убийстве Г. и своей помощи ему в этом.

И хотя в судебном заседании данный свидетель отказался от своих показаний на следствии, суд, оценив показания свидетеля в совокупности с другими доказательствами, а также изложенную И. причину изменения показаний, пришел к правильному выводу об объективности его показаний, данных на следствии. Каких-либо данных, позволяющих сделать вывод о нарушении уголовно-процессуального закона при допросе И., в материалах дела не имеется.

Свидетель Р. показал, что Кельбисов совершил убийство Г. по поручению известного лица.

Существенных противоречий в показаниях данного свидетеля не имеется. Оснований для раскрытия подлинных сведений о свидетеле не имелось.

По заключениям судебно-медицинского эксперта смерть Г. наступила от огнестрельных пулевых и осколочно-пулевых ранений головы и туловища.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Нянькина, сведения о том, что телесные повреждения погибшему причинены из двух видов оружия заключения судебно-медицинских экспертов не содержат.

Согласно акту биологической экспертизы некоторые следы на куртке, найденной на месте обнаружения автомашины, вероятно, произошли в результате смешения биологического материала Кельбисова и неизвестного человека. Биологический материал на перчатке, изъятой из машины, произошел от Кельбисова.

Из актов баллистических экспертиз видно, что автомат, изъятый с места происшествия, исправный и годен для производства выстрелов. Пуля, извлеченная из трупа потерпевшего, гильзы, изъятые из автомашины ВАЗ-21093 и места происшествия, выстреляна и стреляны из этого автомата.

При назначении и проведении выше указанных экспертиз требования уголовно-процессуального нарушены не были, доводы апелляционных жалоб о ненадлежащем хранении, подвергнутых исследованию доказательств, о предоставлении экспертам иных вещественных доказательств, были проверены судом и обоснованно отвергнуты.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все представленные сторонами доказательства, обоснованно признал Алибекова и Кельбисова виновными в совершенных преступлениях.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что квалификация содеянного осужденными, данная судом, подлежит изменению.

Мотивируя свой вывод о совершении Кельбисовым убийства потерпевшего по найму, суд указал в приговоре, что он принял во внимание, что осужденные не были знакомы с Г., учел характер подготовки к преступлению и обстоятельства его совершения, требовавшие значительных денежных затрат, вхождение Кельбисова в круг общения И. как лица, выполнявшего поручения последнего, вид оплаты произведенный Кельбисовым Алибекову за его участие в преступлении.

Иных фактов и доказательств, подтверждающих совершения убийства Г. по найму, судом не приведено.

Однако приведенные обстоятельства носят характер предположений и бесспорно не подтверждают вывод суда о совершении убийства по найму.

Согласно частям четвертой и пятой статьи 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого и обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В связи с чем из приговора подлежит исключению квалифицирующий признак - убийство по найму.

В соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Как следует из обвинительного заключения лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, привлекло за денежное вознаграждение к совершению убийства Г. Кельбисова.

Вместе с тем при мотивировке убийства по найму, приведенной выше, суд, в нарушение требований указанной выше статьи, высказался о причастности к преступлению И., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство и в настоящем судебном заседании не рассматривалось.

При таких обстоятельствах из описательно-мотивировочной части приговора из приведенной судом мотивировки квалификации убийства по найму подлежит исключению указание на фамилию И.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Довод апелляционных жалоб осужденных и адвокатов о незаконности передачи уголовного дела для расследования в Следственный комитет СКАО является несостоятельным.

Согласно части четвертой статьи 152 УПК РФ предварительное расследование может производиться по месту нахождения большинства свидетелей.

Как следует из материалов дела постановлением Председателя Следственного комитета России от 29 октября 2014 года настоящее уголовное дело передано для производства расследования в ГСУ СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу, поскольку большинство свидетелей, обладающих значимой по делу информацией, проживают на территории Республики Дагестан.

Заявление о явке с повинной получено от Алибекова в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, к тому же в качестве доказательства в приговоре не приведено.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Нянькина, освидетельствование Алибекова не сопровождалось обнажением осужденного, в связи с чем участие понятых противоположного пола не противоречило закону.

Факт обнаружения в ходе биологической экспертизы на спусковом крючке и рукоятке автомата, изъятом на месте происшествия пота человека женского генетического пола, был исследован и проверен судом, получил соответствующую оценку, с которой у Судебной коллегии не имеется оснований не согласиться.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Алибекова, адвокатов Нянькина, Орешонкова о наличии у осужденных алиби, их знакомстве только в 2013 году, возможной причастности к убийству потерпевшего других лиц проверялись во время расследования и в судебном заседании и обоснованно отвергнуты.

Что же касается довода апелляционной жалобы осужденного Кельбисова о том, что в ходе расследования на него оказывалось незаконное воздействие, нарушено его право на защиту, не приняты меры к обеспечению явки свидетелей Г., то, как следует из приговора, суд не ссылается на показания этого осужденного при доказывании виновности. Показания свидетеля Г. были оглашены в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Нянькина, суд в приговоре при квалификации действий Алибекова за пределы предъявленного ему обвинения не вышел.

Вместе с тем согласно положениям уголовно-процессуального закона следователь, работники полиции не могут быть допрошены об обстоятельствах происшествия, которые стали им известны при допросах и опросах других лиц.

Однако суд в приговоре сослался на показания работника полиции Б., в которых тот сообщил, что в результате мероприятий установлена причастность к преступлению Кельбисова и Алибекова.

При таких обстоятельствах данные показания этого свидетеля подлежат исключению из числа доказательств.

В то же время совокупность иных доказательств, исследованных судом, является достаточной для того, чтобы сделать вывод о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены.

Наказание Кельбисову и Алибекову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в апелляционной жалобе осужденного Кельбисова.

Преступление, в совершении которого признан виновным Алибеков, окончено 28 апреля 2010 года. Наказание в виде ограничения свободы введено в УК РФ Федеральным законом от 27 декабря 2009 года N 377-ФЗ.

В связи с чем довод апелляционной жалобы адвоката Нянькина о незаконности назначения осужденному Алибекову дополнительного наказания в виде ограничения свободы нельзя признать состоятельным.

Руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.26, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 13 июля 2017 года в отношении Кельбисова Гамлета Ярмагомедовича, Алибекова Мухтара Рамазановича изменить исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на показания свидетеля Б. о причастности к убийству Кельбисова Г.Я. и Алибекова М.Р. (24 страница приговора), а также из мотивировки квалификации убийства по найму указание на фамилию "И." (25 страница приговора).

Исключить из приговора осуждение Кельбисова Г.Я. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Снизить назначенное Кельбисову Г.Я. наказание по ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ до 13 (тринадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Переквалифицировать действия Алибекова М.Р. со ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 7 (семь) лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 21 ноября 2007 года и окончательно назначить 8 (восемь) лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 53 УК РФ возложить на него обязанности: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления