Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20.07.2016 N 53-АПУ16-15

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2016 г. N 53-АПУ16-15

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Ведерниковой О.Н., Зыкина В.Я.

при секретаре Карпукове А.О.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гарковского Е.М. и Корякина А.В. на приговор Красноярского краевого суда от 12 апреля 2016 года, по которому

Гарковский Е.М., <...> судимый:

- 26.02.2009 г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

- 01.07.2015 г. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы по:

- п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 19 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 12 лет с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 22 года с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по приговору от 01.07.2015 г. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ окончательно назначено 23 года с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ назначено ограничение свободы в виде обязанностей: не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации.

Корякин А.В., <...> судимый 16.10.2007 г. по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы по:

- п. п. "а", "д", "е", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 20 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "д", "е", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- ч. 2 ст. 167 УК РФ - на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 24 года с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ назначено ограничение свободы в виде обязанностей: не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснения осужденных Гарковского Е.М. и Корякина А.В., выступления их защитников-адвокатов Романова С.В. и Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Гарковский Е.М. осужден за убийство двух лиц, группой лиц, с целью скрыть другое преступление; а также за покушение на убийство двух и более лиц, группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Корякин А.В. осужден за убийство двух лиц с особой жестокостью, общеопасным способом, группой лиц, с целью скрыть другое преступление; а также за покушение на убийство двух и более лиц, с особой жестокостью, группой лиц, общеопасным способом, с целью скрыть другое преступление;

умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены в период с 23 часов 02 декабря 2014 г. до 06 часов 44 минут 03 декабря 2014 года в г. <...> <...> края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Гарковский Е.М. приговор суда считает незаконным, необоснованным ввиду нарушения норм Общей части УК РФ и УПК РФ, считает, что нарушены положения ст. 9 УК РФ, неверно квалифицированы его действия в отношении потерпевшего Н., считает, что поскольку смерть Н. наступила от отравления угарным газом, его действия в этой части следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как покушение на убийство. Полагает, что достаточные доказательства его виновности отсутствуют, оспаривает квалификацию его действий в отношении потерпевшей Ш., считает, что умысла на ее убийство в его действиях не было, а было покушение на убийство. Ссылается на показания Корякина, указывает, что не знал, что Корякин собирается совершить убийство Ш. и поджог дома, сговора на убийство у них не было, Корякин действовал по своей инициативе. Суд осудил его за один удар рукой по голове Ш. и квалифицировал это как покушение на убийство, ссылается на показания Ш., считает, что они противоречивые. Указывает, что не говорил Корякину убить Ш. и в приговоре его показания и показания Корякина в данной части отражены неверно, на основании чего полагает, что судебное разбирательство осуществлялось с обвинительным уклоном, обвинение в сговоре необоснованно. Доказательства его виновности не были исследованы объективно и всесторонне, сомнения истолкованы не в его пользу. Просит обратить внимание на показания свидетелей Г. и Ч. а также заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 826 от 01.12.2015 г. и заключение дополнительной экспертизы N 65 от 12.01.2016 г. о причине смерти Н.

Указывает, что Корякин неоднократно менял свои показания, пытаясь уйти от ответственности, при этом в ходе следствия неоднократно давал показания, что когда он совершал поджог дома Н. и З. были еще живы, стонали и корчились от боли, что доказывает причину смерти Н. от угарного газа. Указывает, что суд не дал оценку заключению судебно-биологической экспертизы N 251 от 11.04.2015 г. о наличии крови на подошве ботинок Корякина, просит разграничить действия его и Корякина, изменить квалификацию его действий в отношении Ш., переквалифицировать их на ч. 3 ст. 111 УК РФ. Также просит приговор по ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение.

- осужденный Корякин А.В. считает приговор несправедливым, незаконным и необоснованным ввиду нарушения норм Общей части УК РФ и УПК РФ, считает, что нарушены положения ст. 9 УК РФ, неверно квалифицированы его действия в отношении потерпевших З. и Н. (ссылается на экспертизу трупа N 332 от 03.12.2014 года), считает выводы суда в данной части основанными на противоречивых доказательствах и полагает, что суд должен квалифицировать его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ. Обращает внимание на показания Гарковского от 12.03.2015 года, а также протокол допроса Гарковского от 22.05.2015 года, протокол допроса Ш. от 22.02.2015 года, указывает, что удары ножом потерпевшим З. и Н. наносил Гарковский. Считает назначенное наказание несправедливым. С обвинением по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ согласен, в содеянном раскаивается. Просит признать повторную экспертизу трупа Н. недействительной, указывает о нарушениях УПК РФ при ее проведении, также просит снизить срок наказания, применить к нему ч. 3 ст. 68 УК РФ. Кроме того, просит приговор по ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель А.В. Кисельман выражает согласие с приговором, считает его законным и обоснованным, приводит доводы, в соответствии с которыми просит оставить приговор без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждается показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии и исследованными в судебном заседании, показаниями потерпевшей Ш. показаниями свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертов, другими доказательствами, исследованными судом и изложенными в приговоре.

Суд проанализировал все исследованные доказательства в их совокупности и пришел к выводу о доказанности виновности осужденных, указав в приговоре доказательства, которые положены им в основу приговора при принятии решения по делу.

В связи с отказом подсудимых от дачи показаний в судебном заседании в основу приговора суд правильно положил исследованные в суде показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия и подтвержденные в суде.

Так, из показаний Гарковского Е.М. следует, что ночью 02 декабря 2014 г. он и Корякин пришли в дом <...> по ул. <...>, где пили спиртное. Н. оскорбил его, за это он ударил его стулом по голове, ногой по телу, решил его убить, взял нож и ударил несколько раз по телу. З. из другой комнаты сказал ему уходить, он подумал, что тот все видел, поэтому тоже решил его убить, бил ногой и ножом по телу. Корякин зашел в комнату, он сказал, что убил Н. и З. В прихожей дома им встретилась Ш., чтобы она ничего не рассказала, он решил, что ее тоже надо убить, ударил ее по голове рукой, сказал Корякину, что Ш. следует убить, тот не возражал, взял нож, которым ударил Ш. в спину. Перед уходом из дома Корякин разлил в комнате и прихожей спирт и поджег его. Он видел и понимал, что потерпевшие были живые, так как они хрипели, З. корчился от боли. Также видел это и понимал Корякин (т. 6 л.д. 149 - 153, т. 9 л.д. 155 - 158, 204 - 208).

Согласно показаниям Корякина А.В., ночью 02 декабря 2014 г. он и Гарковский пили спиртное вместе с Н., З. и Ш. Н. оскорбил Гарковского и тот ударил его стулом по голове. Затем, когда он, Ш. и Гарковский сидели в кухне, Гарковский заходил в комнату, где на диване лежал Н., он также прошел в комнату, увидел, что Н. прикрывал рану на теле. Затем он прошел в спальню, где на кровати лежал З. и Гарковский сказал, что убил З. и Н. Когда они прошли в прихожую, из кухни вышла Ш. Гарковский ударил ее кулаком по голове, потерпевшая упала. Гарковский сказал, что ее надо убить. Он взял в кухне нож и ударил им Ш. в спину. Он понимал, что все потерпевшие были еще живы, так как они двигались, стонали, хрипели, также понимал, что они будут гореть заживо, но чтобы скрыть содеянное, разлил на полу спирт и поджег его (т. 5 л.д. 148 - 152, т. 9, л.д. 87 - 91).

Смерть Н. наступила от отравления угарным газом (т. 7 л.д. 192 - 216, 230 - 253); смерть З. наступила от проникающего колото-резаного ранения передней поверхности грудной клетки слева, сопровождавшегося повреждением левого легкого и осложнившегося массивной кровопотерей на месте происшествия (т. 2 л.д. 242 - 250, т. 7 л.д. 154 - 178); Ш. осталась жива, поскольку ей своевременно была оказана медицинская помощь.

Заключение эксперта (экспертиза трупа) N 332 от 03.12.2014 г., на которое суд сослался в приговоре, указанное в жалобе Корякина, выводам суда в части причины смерти Н. не противоречит, поскольку именно данным заключением установлено наличие в крови погибшего карбоксигемоглобина в концентрации 69, 9% (т. 3 л.д. 14 - 20).

Карбоксигемоглобин - это соединение гемоглобина и угарного газа, которое в высокой концентрации приводит к смерти физического лица. Однако эксперт М. не имевшая большого опыта и достаточной квалификации (стаж работы менее 5 лет, без квалификационной категории), формулируя вывод о причине смерти потерпевшего, данному обстоятельству оценки не дала.

В связи с возникновением сомнений в обоснованности указанного выше заключения эксперта по постановлению следователя была назначена комиссионная экспертиза по материалам дела N 826 от 12.11.2015 г., а позднее - дополнительная комиссионная экспертиза по материалам дела N 65 от 24.12.2015 г., которые дали однозначный ответ, что причиной смерти Н. явилось отравление угарным газом, что подтверждается наличием высокой концентрации карбоксигемоглобина в крови - 69, 9%, наличием элементов копоти в просвете трахеи и бронхов, розовато-синюшными трупными пятнами, розовой окраской плевры, ярко-красным цветом крови, розоватым оттенком внутренних органов, обстоятельствами дела (т. 7 л.д. 211, 253).

Положения ч. 1 ст. 207 УПК РФ при проведении дополнительной комиссионной экспертизы не нарушены.

Вина подсудимых в совершении установленных приговором деяний подтверждается также следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшей Ш. пояснившей, что примерно в 23 часа 02 декабря 2014 г. в дом <...> по ул. <...>, где она находилась с З. и Н., пришли Гарковский и Корякин, все вместе они пили спиртное. Н. оскорбил Гарковского и получил от него стулом по голове. Она позвала Гарковского и Корякина в кухню. Н. остался лежать на диване в зальной комнате, З. находился в спальне на кровати. Гарковский из кухни прошел в зальную комнату, через некоторое время за ним ушел Корякин. Когда она вышла в прихожую, Гарковский ударил ее в затылок, она упала;

- сведениями о том, что Ш. находилась на стационарном лечении в <...> ЦБ с 03 до 24 декабря 2014 г., с 24 декабря 2014 г. по 23 января 2015 г. в <...> краевой больнице (т. 7 л.д. 96, 98);

- показаниями потерпевшей Ц. пояснившей, что дом <...> по ул. <...> принадлежал ее брату З. в доме с братом жили Ш. и Н. От пожара дом пострадал, часть имущества была уничтожена огнем, ей причинен значительный ущерб;

- показаниями свидетеля Г. пояснившего, что 03 декабря 2014 г. в пожарную службу поступило сообщение о возгорании в д. <...> по ул. <...>. З. и Н. были мертвы. Ш. увезли в больницу. Если бы пожар вовремя не потушили, огонь мог распространиться на другие постройки, в том числе, соседние дома, могли пострадать люди;

- показаниями свидетеля Ч. давшего аналогичные пояснения в суде и при проведении проверки на месте (т. 8 л.д. 256 - 262);

- протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что 03 декабря 2014 г. во дворе дома <...> по ул. <...> находились тела З. и Н. (т. 1 л.д. 70 - 91); а также другими доказательствами, изложенными в приговоре;

- заключениями судебно-биологической и молекулярно-генетической экспертиз, согласно которым на джинсах Корякина А.В. обнаружена кровь З. на куртке Гарковского Е.М. обнаружена кровь Н. (т. 3 л.д. 233 - 242, т. 4 л.д. 9 - 44), а также другими доказательствами, изложенными в приговоре.

От возгорания, устроенного Корякиным А.В., в доме по ул. <...>, <...> было повреждено и уничтожено имущество на сумму 16 541 рубль, чем потерпевшей Ц. был причинен значительный материальный ущерб.

Вопреки доводам жалобы Корякина суд дал оценку в приговоре заключению судебно-биологической экспертизы N 251 от 17.04.2015 г., согласно которой на подошве ботинок Корякина А.В. установлена кровь человека, происхождение которой не исключается от З. и Ш. (т. 5 л.д. 33 - 40).

Согласно приговору суд расценил данное заключение как доказательство того, что указанные в приговоре деяния совершены подсудимыми (лист приговора 7).

Доводы осужденного Гарковского об отсутствии умысла на убийство Ш. опровергаются показаниями Корякина Е.М. о том, что Гарковский предложил ему убить Ш. (т. 5 л.д. 151, 203 - 204, 214, 222, т. 9. л.д. 58, 90, 112, 152) и действиями самого Гарковского Е.М., который желая смерти З. и Н. нанес им ранения ножом в жизненно важные органы, ударил Ш. по голове рукой, сказал Корякину А.В., что "у него (Гарковского Е.М.) два трупа", убедился, что Корякин А.В. ножом ударил в спину Ш. только потом вышел из дома (т. 6 л.д. 131, 141 - 142, 147, 151 - 152, 173 - 174, т. 9 л.д. 64, 181, 207).

Кроме того, в показаниях, данных на предварительном следствии, в том числе, при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 31 июля 2015 года, Гарковский сам признавал, что после того, как он нанес ножевые ранения Н. и З., в коридор вышла Ш. и с целью ее убийства он нанес ей удар по затылку, от которого она упала. Поняв, что от его удара она не умерла, с целью убийства Ш. он сказал: "Коряка, у меня два трупа", тем самым он предложил Корякину убить Ш., на что последний согласился, взял нож и нанес удар в область спины Ш., так как она являлась свидетелем того, что он совершил убийства Н. и З. и могла сообщить в правоохранительные органы (т. 6 л.д. 151 - 152).

С учетом изложенного выше, суд пришел к правильному выводу о том, что после того, как Гарковский предложил Корякину А.В. убить Ш., Корякин А.В., присоединившись к действиям Гарковского Е.М., желая смерти Ш. и скрыть содеянное Гарковским Е.М., взял в кухне нож, которым ударил в спину Ш. причинив непроникающее колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки, которое квалифицируется как легкий вред здоровью, сломал при этом нож, клинок которого остался в теле потерпевшей.

Затем Корякин А.В., желая смерти всем потерпевшим, решил их сжечь, понимая, что они еще живы, так как они стонали, двигали руками и ногами, что им от открытого огня будут причинены особые мучения, что поджог опасен, учитывая ночное и зимнее время, не только для потерпевших, но и других людей, проживавших в домах, расположенных рядом, взял емкость со спиртосодержащей жидкостью, полил ею пол в зальной комнате и прохожей, одежду на Ш. развел огонь. Гарковский Е.М. вышел из дома, Корякин А.В., убедившись в возгорании, также ушел из дома, по дороге выбросив нож и рукоять ножа.

В результате действий Корякина А.В. потерпевшей Ш. были причинены телесные повреждения в виде термического ожога поясничной области ягодиц и задней поверхности бедер в верхних третях 3 АБ степени площадью 10%, который квалифицируется как тяжкий вред здоровью, термического ожога затылочной области, задней поверхности шеи, верхних конечностей 1-2 степени площадью около 5%, который расценивается как легкий вред здоровью.

На основании вышеизложенного Гарковский обоснованно осужден за покушение на убийство Ш., поскольку он сам нанес ей удар рукой по голове именно с целью ее убийства, а затем предложил довести преступление до конца Корякину, который вначале нанес ей удар ножом, а затем облил квартиру спиртом и поджег с целью убийства всех потерпевших.

Таким образом, с момента нанесения удара Ш. Гарковский и присоединившийся к нему Корякин действовали группой лиц и при таких обстоятельствах за все содеянное после этого с умыслом на убийство потерпевших они должны нести ответственность как соисполнители, поскольку действовали совместно.

По смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо.

Тот факт, что смерть потерпевшего Н. наступила от отравления угарным газом, не свидетельствует о неправильной квалификации содеянного Гарковским, поскольку из показаний Гарковского, данных им в ходе предварительного следствия и оглашенных в ходе судебного разбирательства в порядке ст. 276 УПК РФ следует, что он нанес Н. несколько ударов ножом, характер которых, свидетельствует о том, что действия Гарковского были направлены именно на причинение смерти потерпевшему. Кроме того, когда Корякин разливал спирт и поджигал дом, он действовал совместно с Гарковским, который видел и понимал, что потерпевшие были живые, так же как видел это Корякин (т. 9. л.д. 157).

С учетом изложенного выше, действия осужденных правильно квалифицированы как совершенные группой лиц; при этом оба исполнителя преступления действовали согласованно с умыслом на убийство потерпевших.

Доводы Гарковского об отсутствии сговора на убийство являются необоснованными, поскольку осужденным данный квалифицирующий признак не вменялся.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно, нарушения положений ст. 9 УК РФ, регулирующей действие уголовного закона по времени, на что указывают осужденные в своих жалобах, не усматривается.

Наказание осужденным назначено с учетом требований закона и является справедливым.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства их совершения и личность виновных, в том числе, смягчающие и отягчающие обстоятельства, которым обоснованно признан рецидив преступлений.

Положения ст. 68 УК РФ, регулирующей назначение наказания при рецидиве преступлений, не нарушены.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 12 апреля 2016 года в отношении Гарковского Е.М. и Корякина А.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления