Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 18.12.2018 N 203-АПУ18-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2018 г. N 203-АПУ18-26

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Замашнюка А.Н.,

судей Дербилова О.А. и Сокерина С.Г.

при секретаре Жиленковой Т.С.

с участием военного прокурора отдела 4 управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., осужденных Каримова Р.Х., Джумаева Ф.А., Кадыралиева И.Н., Абдулажанова Камилжана А., Абдулажанова Козимжана А., Карим-Ахунова А.О., Хурулбаева Н.М. - путем использования систем видеоконференц-связи, их защитников-адвокатов Беляевой Н.Е., Цыганенко М.И., Вольвач Я.В., Чекунова В.В., Шацкого А.И., Скочилова С.А., Гудкова Д.Ю., Дружинина Г.А., переводчика Х. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Каримова Р.Х., Джумаева Ф.А., Абдулажанова Камилжана А., Абдулажанова Козимжана А., Хурулбаева Н.М. и защитников-адвокатов Видьманова А.Д., Мошковой О.А., Золотухиной А.И., Шацкого А.И., Скочилова С.А., Бабенко В.И., Гудкова Д.Ю. на приговор Приволжского окружного военного суда от 4 апреля 2018 г., по которому

Каримов Равшан Хакимович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 7 (семь) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 6 (шесть) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 (один) год (с установлением указанных в приговоре ограничений и обязанностей) и со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Джумаев Фарух Абдухалилович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 8 (восемь) лет; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 7 (семь) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 6 (шесть) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Кадыралиев Илхомжон Нематжанович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 4 (четыре) года со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 (один) год (с установлением указанных в приговоре ограничений и обязанностей) и со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Абдулажанов <...>, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 4 (четыре) года со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Абдулажанов Козимжан Азамжанович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 4 (четыре) года со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Карим-Ахунов Аброрбек Осмоналиевич, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 4 (четыре) года со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей,

Хурулбаев Номанжан Махаматжанович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных: ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет; ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ), сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год; ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ, сроком на 4 (четыре) года со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222.1 УК РФ, сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей; ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 370-ФЗ), сроком на 5 (пять) лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 (один) год (с установлением указанных в приговоре ограничений и обязанностей) и со штрафом в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей.

Судом решены вопросы о мере пресечения, процессуальных издержках, вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дербилова О.А., объяснения осужденных и их защитников-адвокатов в обоснование и поддержку доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Мацкевича Ю.И., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Каримов, Джумаев, Кадыралиев, Абдулажанов Камилжан, Абдулажанов Козимжан, Карим-Ахунов, Хурулбаев признаны виновными и осуждены за участие в террористическом сообществе; совершение в составе организованной группы: приготовления к террористическому акту, приготовления к незаконному изготовлению взрывного устройства, незаконного приобретения и хранения, а Каримов и Хурулбаев, кроме того, ношения огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Преступления совершены осужденными в период с января по 7 февраля 2016 г. в Екатеринбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденные Каримов, Абдулажанов Козимжан, Абдулажанов Камилжан, Хурулбаев, Джумаев в апелляционных жалобах просят приговор отменить, заявляя о своей невиновности.

В дополнениях к апелляционной жалобе Каримов заявляет о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора, о нарушении порядка при получении у него образцов для сравнительного исследования в связи с отсутствием защитника и переводчика при проведении данного следственного действия.

В ходе оперативно-розыскного мероприятия по обследованию жилого помещения, в котором он проживал, были нарушены процессуальные положения, связанные с отсутствием понятых при обследовании квартиры, неоформлением протокола обследования, а также с отсутствием его согласия и судебного решения, разрешающих проведение данного мероприятия.

По утверждению Каримова, при допросе свидетеля В. в суде установлен факт фальсификации протокола осмотра жилища по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2, кв. 26.

Осужденный Каримов настаивает на том, что оружие и другие запрещенные к свободному обороту предметы, а также листок с арабским текстом были подброшены в его квартиру сотрудниками правоохранительных органов.

Факт знакомства с С. не доказывает его, Каримова, виновность в совершении преступлений.

Ходатайства государственного обвинителя о приобщении к материалам дела определенных судебных решений Свердловского областного суда Каримов расценивает, как стремление сфальсифицировать доказательства по делу.

По утверждению осужденного приговор не подписан всеми судьями.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней (с учетом изменения позиции в апелляционном судебном заседании) защитник-адвокат Шацкий в интересах осужденного Кадыралиева заявляет, что приговор является незаконным и несправедливым, вынесен с нарушением положений уголовно-процессуального и уголовного законов, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства нарушено право Кадыралиева на защиту.

Обращая внимание на заочное привлечение С. к уголовной ответственности, отсутствие в деле протоколов его допросов, а также выражая несогласие с прекращением уголовного преследования в отношении И. по ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ, защитник заявляет о незаконном осуждении Кадыралиева и других осужденных.

Адвокат Шацкий утверждает о неразрешении судом ходатайств стороны защиты о признании недопустимыми ряда доказательств по делу, в том числе результатов оперативно-розыскной деятельности.

Анализируя приговор, а также позицию Кадыралиева, не признавшего себя виновным в совершении преступлений, защитник заявляет об искажении судом в приговоре показаний Кадыралиева в отношении обстоятельств по делу, а также о недоказанности совершения его подзащитным противоправных действий.

Другие подсудимые, а также свидетель И. не свидетельствовали о преступных действиях Кадыралиева.

Осмотры мест происшествия произведены без законных оснований, в деле отсутствуют соответствующие документы, подтверждающие законность их производства.

Также Шацкий заявляет о нарушении прав Кадыралиева при обследовании жилого помещения, в котором он проживал с иными лицами, согласие на производство которого у него не получалось, судебное постановление о разрешении данного мероприятия не предъявлялось, процессуальные права участникам обследования не разъяснялись, обнаруженные предметы не демонстрировались, образцы биологических материалов отбирались с нарушением положений ст. 51 Конституции Российской Федерации, при этом Кадыралиеву причинена травма копчика.

В связи с неудостоверением понятыми обстоятельств производства осмотров мест происшествия, нарушением должностными лицами правоохранительных органов порядка производства данных осмотров защитник заявляет о недопустимости оформленных по результатам указанных мероприятий протоколов и результатов оперативно-розыскной деятельности.

В ходе предварительного следствия к Кадыралиеву применялись незаконные методы воздействия, связанные с психологическим и физическим насилием.

Заявление Кадыралиева о его допросе в ходе следствия без участия защитника не опровергнуто допустимыми доказательствами.

По мнению защитника, заключение взрывотехнической судебной экспертизы от 10 апреля 2017 г. N 4/36 не подтверждает вину Кадыралиева, поскольку выводы экспертных исследований сформулированы в сослагательном наклонении.

В связи с неразъяснением следователем либо руководителем экспертного учреждения экспертам прав и обязанностей, отсутствием предупреждения их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения все заключения экспертов, представленные в деле, являются недопустимыми доказательствами.

Свидетели обвинения Г., Д., И. К., заявляя о поддержке Кадыралиевым радикальных исламистских взглядов, источник своей осведомленности об этом не назвали.

Ссылаясь на содержание предъявленного Кадыралиеву обвинения, обвинительного заключения и приговора, защитник утверждает о выходе суда за пределы предъявленного обвинения с точки зрения его роли в преступной деятельности.

По утверждению адвоката, представленные в деле и исследованные судом доказательства являются лишь предположением следствия и суда о противоправной деятельности осужденных.

Заявления осужденных о том, что огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества были им подброшены сотрудниками правоохранительных органов, не опровергнуты.

В заключение жалобы адвокат Шацкий просит приговор отменить, а Кадыралиева оправдать.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней защитник-адвокат Скочилов в интересах осужденного Карим-Ахунова заявляет о недопустимости положенных в основу приговора доказательств, а также о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного следствия.

По мнению адвоката, показания свидетеля И., положенные в основу приговора, являются недопустимыми, поскольку на момент дачи показаний он был зависим от следствия, при его допросе следователем, в нарушение ч. 5 ст. 193 УПК РФ, произведено опознание Карим-Ахунова по фотографии, а также в связи с противоречием данных показаний протоколу осмотра предметов и документов в части даты демонстрации И. фотографии Карим-Ахунова.

Обращая внимание на несоставление оперуполномоченным органов ФСБ России протокола обследования места проживания Карим-Ахунова, на видеосъемку места происшествия при проведении оперативно-розыскного мероприятия (далее - ОРМ), на показания Джумаева и Карим-Ахунова о блокировании их до приезда следственной оперативной группы, на нарушение порядка представления результатов ОРМ следователю, защитник утверждает о недопустимости протокола осмотра места происшествия от 7 февраля 2016 г.

Заявляя о нарушении порядка получения у Карим-Ахунова образцов для сравнительного исследования в связи с невыяснением у него согласия и неразъяснением права отказаться от данного следственного действия, адвокат настаивает на недопустимости заключений комплексных и взрывотехнических судебных экспертиз, исследовавших и оценивавших биологические материалы Карим-Ахунова.

Показания свидетелей Г. К. и Д. о причастности Карим-Ахунова к совершению преступлений являются недопустимыми, так как они не представили конкретной информации об обстоятельствах преступной деятельности осужденного, а также не указали источник своей осведомленности.

По мнению адвоката Скочилова, в деле отсутствуют доказательства об осведомленности Карим-Ахунова о том, что элементы самодельного взрывного устройства (далее - СВУ), обнаруженные по месту его проживания, предназначались для совершения террористического акта. Не подтверждают данное обстоятельство и оглашенные в судебном заседании показания Каримова, Джумаева и Кадыралиева, данные ими в ходе предварительного следствия.

Наличие следов тротила и гексогена на руках Карим-Ахунова, а также его биологического материала на электродетонаторе не доказывает совершение им преступлений, поскольку, проживая в квартире, он контактировал с предметами мебели, а сотрудники правоохранительных органов до прибытия следственной оперативной группы создали условия для появления у осужденных указанных следов.

Адвокат Скочилов настаивает на незаконных методах ведения допросов осужденных, в том числе Карим-Ахунова, ссылаясь на обстоятельства их вывоза из следственного изолятора в неизвестном направлении.

Также обращает внимание на неверное указание судом адреса квартиры, в которой проживал Каримов.

В заключение жалобы защитник Скочилов просит приговор отменить, а Карим-Ахунова оправдать.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат Видьманов в интересах осужденного Абдулажанова Камилжана заявляет о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора, поскольку доказательства по делу получены с нарушением уголовно-процессуального закона.

По мнению защитника, факты знакомства его подзащитного с другими осужденными и его работы в кафе "Султан" не доказывают совершение им преступлений. Не представил сведений об этом и свидетель И., не знавший и никогда не видевший Абдулажанова Камилжана.

Адвокат Видьманов, анализируя показания осужденных, а также иные доказательства по делу, заявляет о недоказанности совершения осужденными, в том числе его подзащитным, преступлений в составе организованной группы.

Обращая внимание на неверное указание в протоколе допроса Абдулажанова Камилжана от 7 февраля 2016 г. места составления протокола, на отсутствие в протоколе сведений о должностном лице, которое составило протокол, на оказанное психологическое давление на Абдулажанова Камилжана со стороны сотрудника ФСБ, а также на отсутствие при допросе защитника и переводчика, Видьманов утверждает о недопустимости названного протокола допроса.

В связи с обнаружением в жилище Абдулажанова Камилжана гранаты и пневматического пистолета, не являющихся взрывными устройствами, адвокат заявляет о необоснованности обвинения его подзащитного по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 223.1 УК РФ.

Протокол осмотра жилища, в котором проживал Абдулажанов Камилжан, не мог быть признан допустимым доказательством и использоваться судом при постановлении приговора, так как в деле отсутствует судебное решение, на основании которого производилось данное следственное действие, Абдулажанов Камилжан согласие на его проведение не давал, что подтвердили понятые, а представленный в деле документ об этом получен уже после окончания осмотра и под психологическим давлением со стороны сотрудников ФСБ. В протоколе осмотра неверно указано время его проведения, а также отсутствуют сведения о получении у Абдулажанова Камилжана образцов для сравнительного исследования.

Судебное постановление от 6 февраля 2016 г. о разрешении производства осмотра жилища по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12 является незаконным в связи с неверным указанием в нем лица, проживающего в данной квартире, отсутствием мотивов и оснований принятого решения, а также неразъяснением порядка его обжалования.

В связи с тем, что образцы для сравнительного исследования были отобраны у Абдулажанова Камилжана не экспертом, а специалистом, без разъяснения ему прав, предусмотренных ст. ст. 45 и 51 Конституции Российской Федерации, данное следственное действие является незаконным, унижающим честь и достоинство Абдулажанова Камилжана, а все заключения экспертов по делу - недопустимыми доказательствами.

В заключение жалобы защитник Видьманов, заявляя о незаконных методах воздействия в ходе предварительного следствия на всех осужденных, в том числе на его подзащитного, просит приговор отменить, а уголовное дело возвратить на новое рассмотрение.

Адвокат Мошкова в интересах осужденного Каримова в апелляционной жалобе заявляет о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора.

По мнению защитника, суд не дал надлежащую оценку незаконным действиям должностных лиц правоохранительных органов, осмотревших место происшествия - квартиру, в которой проживал Каримов, без санкции суда и в отсутствие согласия проживающих лиц. Ссылаясь на неверное указание судом адреса квартиры, в которой проживал Каримов, на отсутствие в деле судебного решения, разрешившего обследование данного жилого помещения, а также на непроживание собственника квартиры В. в принадлежащем ему жилом помещении, защитник настаивает на недопустимости протокола осмотра места происшествия от 7 февраля 2016 г. и иных производных от указанного следственного действия процессуальных документов, вещественных доказательств, полученных при осмотре квартиры, а также заключений экспертов, исследовавших и оценивавших изъятые предметы.

Мошкова утверждает о недоказанности наличия признаков террористического сообщества, участником которого якобы являлся Каримов.

Показания Каримова, полученные в ходе следствия, добыты с нарушением уголовно-процессуального закона, так как после предъявления обвинения он отказался от дачи показаний, а последующие его допросы произведены следователем в отсутствие просьбы Каримова об этом и без участия переводчика.

Показания И. положенные в основу приговора, являются непоследовательными, противоречивыми, не подтверждены иными доказательствами по делу и даны лицом, желающим избежать уголовной ответственности.

Свидетели Д. Г., К. являются заинтересованными лицами, поскольку проходят службу в ФСБ России.

По мнению защитника, исследованными судом доказательствами вина Каримова не доказана, а назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной строгости.

В заключение жалобы адвокат Мошкова просит приговор отменить, а Каримова оправдать.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат Гудков в интересах осужденного Абдулажанова Козимжана утверждает о незаконности и необоснованности приговора.

Защитник заявляет о недоказанности вины его подзащитного, поскольку приговор построен на предположениях, а доводы осужденного Абдулажанова Козимжана не получили надлежащей оценки.

По мнению адвоката Гудкова, фактов обнаружения гранаты в жилище его подзащитного, следов взрывчатого вещества на руках Абдулажанова Козимжана, а также его биологических следов на спусковой скобе пистолета, найденного у его брата Абдулажанова Камилжана, недостаточно для признания виновным Абдулажанова Козимжана в совершении преступлений, за которые он осужден.

При этом защитник выражает несогласие с тем, что органы предварительного следствия не выясняли у Абдулажанова Козимжана обстоятельства появления у него гранаты, следов взрывчатых веществ на руках и биологических следов на спусковой скобе пистолета, обнаруженного у его брата.

Также адвокат предполагает, что следы взрывчатых веществ на руках у его подзащитного могли образоваться при обстоятельствах, не связанных с совершением преступлений, поскольку он контактировал с другими осужденными, а также с различными предметами.

В заключение жалобы адвокат Гудков просит приговор отменить, освободив из-под стражи его подзащитного.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат Бабенко в интересах осужденного Хурулбаева заявляет о незаконности и несправедливости приговора, о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного следствия.

Адвокат утверждает о недоказанности виновности Хурулбаева и построении приговора на предположениях и недопустимых доказательствах.

Осуждая Хурулбаева за ношение огнестрельного оружия, суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения.

Защитник обращает внимание на показания Хурулбаева о том, что граната и взрывное устройство были подброшены ему сотрудниками правоохранительных органов, а обнаруженные у него на руках определенные следы веществ также могли произойти от незаконных действий этих же сотрудников.

Обращая внимание на отсутствие сведений о должностном лице, которое составило протокол получения у Хурулбаева образцов для сравнительного исследования, неразъяснение ему права отказаться от данного следственного действия, адвокат заявляет о недопустимости указанного протокола, а также заключений экспертов, исследовавших и оценивавших биологические материалы Хурулбаева.

В деле отсутствуют доказательства об исповедовании Хурулбаевым радикального ислама.

Показания И. являются недопустимым доказательством, поскольку он не указал источник своей осведомленности о деятельности Хурулбаева, последнего никогда не опознавал, а доказательств их знакомства стороной обвинения не представлено.

Показания Джумаева о преступной деятельности осужденных получены незаконными методами ведения следствия, а поэтому не могли быть положены в основу приговора.

Опознание Хурулбаевым С. произведено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку защитник-адвокат Сайлаонов принимал участие в данном следственном действии не с самого начала и без согласования позиции с Хурулбаевым. При таких условиях, а также с учетом недоказанности факта знакомства Хурулбаева с С. протокол опознания является недопустимым доказательством.

При назначении чрезмерно строгого и несправедливого наказания Хурулбаеву судом не учтено его болезненное состояние здоровья.

В заключение жалобы адвокат Бабенко просит приговор отменить, а Хурулбаева оправдать.

Защитник-адвокат Золотухина в апелляционной жалобе в интересах осужденного Джумаева называет приговор незаконным и необоснованным, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

По мнению защитника, ни следствием, ни судом не доказано участие осужденных в террористическом сообществе, поскольку они не планировали совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Сам же Джумаев показал, что никакие обязанности на него не возлагались и указаний от С. он не получал.

Признательные показания на предварительном следствии Джумаев дал под принуждением, а поэтому они не могли быть положены в основу приговора.

Протокол опознания Джумаева по фотографии является недопустимым доказательством, поскольку данное следственное действие произведено с нарушением ст. 193 УПК РФ.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий получены с нарушением ст. 75 УПК РФ.

При вынесении несправедливого вследствие чрезмерной строгости приговора не были учтены положительные характеристики Джумаева, а также наличие у него на иждивении малолетних детей.

В заключение жалобы адвокат Золотухина просит приговор отменить, а Джумаева оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников-адвокатов государственный обвинитель Снигирь считает их несостоятельными и просит приговор оставить без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, возражениях на них, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Выводы суда первой инстанции о виновности всех осужденных в изложенных в приговоре преступных деяниях подтверждены совокупностью собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, которые получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, объективно изложены и оценены в приговоре в соответствии со ст. 88 УПК РФ. Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Как следует из материалов дела, предварительное расследование и судебное разбирательство проведены в соответствии с требованиями закона, всесторонне и полно с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Участникам уголовного судопроизводства, недостаточно владеющим русским языком, было разъяснено и реально обеспечено право пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ, с момента заявления ими ходатайства об этом. Выводы суда не содержат каких-либо предположений, в том числе относительно конкретных действий осужденных, на которые имеются ссылки в жалобах. Содержащиеся в апелляционных жалобах заявления о фальсификации материалов уголовного дела не подтверждаются объективными, заслуживающими внимания сведениями и Судебной коллегией признаются безосновательными.

Вопреки утверждениям в жалобах, в приговоре, как это предусмотрено требованиями ст. 307 УПК РФ, содержится описание преступных действий каждого из осужденных с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины и мотивов, изложены доказательства виновности по каждому подтвержденному в суде обвинению, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом, сформулированы выводы о квалификации действий осужденных, а также по другим вопросам, подлежащим разрешению при постановлении обвинительного приговора.

Приговор подписан всеми судьями, входившими в состав суда.

Несмотря на заявления в апелляционных жалобах, суд при рассмотрении дела и вынесении приговора положения ст. 252 УПК РФ не нарушил. Как усматривается из материалов дела, судебное разбирательство проведено в рамках предъявленного осужденным обвинения, а изменение обвинения в сторону уменьшения его объема судом осуществлено в отношении всех осужденных в части исключения как излишне вмененных незаконной перевозки огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а в отношении Джумаева, Кадыралиева, Абдулажановых Камилжана, Козимжана, Карим-Ахунова еще и незаконного ношения огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Суд проверил версии в защиту осужденных, в приговоре каждой из них дана верная оценка.

Из протокола судебного заседания усматривается, что все ходатайства стороны защиты, в том числе о признании ряда доказательств недопустимыми, о допросе свидетелей, экспертов, специалистов судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела, относящихся к данным вопросам. Решения суда по этим ходатайствам являются мотивированными и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают. Право стороны защиты на представление доказательств при судебном разбирательстве дела судом не нарушено.

Позиция подсудимых и их защитников как по делу в целом, так и по отдельным деталям обвинения и обстоятельствам доведена до сведения суда с достаточной полнотой и определенностью. Она получила объективную оценку в приговоре, как и доказательства, представленные стороной защиты. Содержание показаний подсудимых, свидетелей и других доказательств изложено в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания без каких-либо искажений.

Утверждения стороны защиты, повторяемые в апелляционных жалобах, об отсутствии в деле доказательств вины осужденных в преступлениях, за совершение которых они осуждены, опровергаются совокупностью доказательств, непосредственно исследованных в судебном заседании.

Судом установлено, что в январе 2016 года в Екатеринбурге Каримов и Джумаев, являясь сторонниками радикальных исламистских взглядов, по предложению участника международной террористической организации "Исламское государство" (далее - МТО "ИГ") "Абу-Холида", материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство, вступили в созданное последним для осуществления террористической деятельности на территории Российской Федерации террористическое сообщество. В данное террористическое сообщество вошли также участник МТО "ИГ" И. (осужденный 27 сентября 2017 г. за совершение преступлений, в том числе террористической направленности, уголовное преследование в отношении которого в рамках настоящего дела по ч. 2 ст. 205.4, ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ прекращено в связи с деятельным раскаянием), Кадыралиев, Абдулажанов Камилжан, Абдулажанов Козимжан, Карим-Ахунов и Хурулбаев, придерживающиеся радикальных исламистских взглядов.

"Абу-Холид" при общении через сеть "Интернет" с И., Каримовым и Джумаевым сформулировал цели и задачи созданного им сообщества, заключавшиеся в осуществлении террористической деятельности путем организации, подготовки, планирования и совершения на территории Российской Федерации террористических актов, как минимум одного такого акта в Екатеринбурге с целью дестабилизации деятельности органов власти Российской Федерации, а также воздействия на принятие ими решения о прекращении использования Воздушно-космических сил Российской Федерации в боевых действиях на территории Сирийской Арабской Республики (далее - САР) против МТО "ИГ".

При этом "Абу-Холид", как организатор этого террористического сообщества, находясь на территории другого государства, осуществлял общее руководство им, постановку стратегических задач, а также его финансирование. На Каримова и Джумаева были возложены координация действий остальных участников террористического сообщества на территории Российской Федерации в Екатеринбурге, привлечение к противоправной деятельности других лиц, материальное и техническое обеспечение деятельности сообщества. В обязанности И. являющегося специалистом в области взрывотехники, входило его нелегальное прибытие из Турции на территорию Российской Федерации в Екатеринбург, изготовление из приисканных остальными участниками сообщества материалов СВУ, а также обучение навыкам изготовления СВУ иных участников сообщества. На Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана, Абдулажанова Козимжана, Карим-Ахунова и Хурулбаева возлагалось выполнение отдельных поручений обеспечительного характера, связанных с подготовкой и совершением террористического акта, транспортное сопровождение, размещение вновь прибывших лиц, хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ в интересах сообщества.

Организованное "А." террористическое сообщество представляло собой организованную группу, действующую под его личным руководством, характеризующуюся организованностью и распределением ролей, наличием единого преступного умысла ее членов, устойчивостью и сплоченностью, основанной на этнической и религиозной (радикально-исламистской) общности, на близких родственных, дружеских и земляческих отношениях, масштабностью преступных действий (деятельность группы фактически осуществлялась на территориях и гражданами разных государств, финансировалась из-за границы), наличием отлаженной системы конспирации, технической оснащенностью (в распоряжении группы находилось огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, а также иные компоненты для изготовления взрывных устройств).

В период с января по 7 февраля 2016 г. вышеназванные участники террористического сообщества, осознавая цели и задачи террористического сообщества, будучи осведомленными о деятельности друг друга, соблюдая меры конспирации, выполняли указания "А." по подготовке к совершению террористического акта в Екатеринбурге.

Каримов получил от руководителя сообщества указание о получении через третьих лиц переводов денежных средств в иностранной валюте (долларах США), предназначавшихся для организации террористической деятельности. Это поручение Каримовым было исполнено посредством привлечения ряда знакомых граждан Кыргызской Республики, имевших заграничные паспорта, не осведомленных об истинном предназначении этих денег. Полученные денежные средства Каримов хранил по месту жительства.

Кроме того, Каримов и Джумаев получили от "А." указание о встрече направленного им специалиста-подрывника И. и создании необходимых условий для изготовления И. СВУ и осуществления террористического акта в Екатеринбурге.

Выполняя это задание, Каримов осуществил пополнение счета номера мобильного телефона И. а Джумаев неоднократно пытался созвониться с И. по телефону.

Также Каримовым по указанию руководителя сообщества было определено людное место для совершения планируемого террористического акта - торгово-развлекательный центр "Карнавал" в Екатеринбурге, получен пакет с оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, который он отнес к месту жительства Джумаева и передал последнему, предварительно оставив по своему месту жительства гранату РГД-5, запал УЗРГМ и доработанный самодельным способом пневматический пистолет МР 654К с 8 патронами калибра 9 мм к нему. Джумаеву было дано указание руководителем сообщества, что содержимое пакета необходимо спрятать до приезда специально обученного участника террористического сообщества.

В последующем оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства и иные предметы, полученные от "А.", за исключением оставшихся по месту жительства у Каримова, были распределены для хранения между участниками сообщества, осведомленными об их предназначении: три электродетонатора типа ЭДП-р, подрывная тротиловая шашка типа 400, смесевое пластичное вещество массой 455 г, электронный блок управления автомобильной охранной сигнализации "Шериф" с приемопередающим модулем обратной связи, электронная сборка соединенного в единую конструкцию брелока дистанционного управления автомобильной охранной сигнализации "Шериф" с электронной схемой со светодиодом, залитой термоклеем, с выходящими из схемы клеммной колодкой для подключения электрической батареи и двумя выводными проводами для подключения внешней нагрузки, полимерный пакет, содержащий смесь мела, талька и алюминиевой пудры, массой 655 г, руководство по изготовлению взрывного устройства на арабском языке, листы, содержащие информацию "Яндекс-карты (схемы)" с местоположением ТРЦ "Карнавал" - по месту жительства Джумаева, Карим-Ахунова и Кадыралиева по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90; доработанный самодельным способом пневматический пистолет МР 654К, 8 патронов калибра 9 мм, граната РГД-5 и запал УЗРГМ - по месту жительства Абдулажанова Камилжана по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12; граната Ф-1 и запал УЗРГМ - по месту жительства Абдулажанова Козимжана по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 22; граната Ф-1 и запал УЗРГМ - по месту жительства Хурулбаева, которые в последующем он носил при себе до момента обнаружения и изъятия.

Однако преступления, связанные с приготовлением к незаконному изготовлению взрывного устройства и совершению террористического акта путем взрыва в торгово-развлекательном центре "Карнавал" в Екатеринбурге, осужденные до конца довести не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку 7 февраля 2016 г. были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, а обнаруженные огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства изъяты из незаконного оборота.

Эти обстоятельства, как и выводы суда о наличии организованной группы, созданной для совершения террористического акта и осуществившей приготовление к нему и к незаконному изготовлению взрывного устройства, а также действия осужденных, связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные ими в составе организованной группы, подтверждены исследованными судом доказательствами.

Так, согласно показаниям свидетеля И. он, являясь участником МТО "ИГ", в июле 2014 года прошел обучение минно-взрывному делу. В сентябре 2015 года получил от руководителя одного из подразделений МТО "ИГ" С. указание совершить террористический акт на территории России, на что согласился. Целью террористического акта было оказание воздействия на власти России и понуждение к прекращению использования Вооруженных Сил в боевых действиях против подразделений МТО "ИГ" на территории САР. В январе 2016 года он получил от С. распоряжение выехать из Турции через Грузию в Россию для совершения террористического акта в Екатеринбурге, где другие участники организованного С. террористического сообщества, состоящие из узбеков - выходцев из Кыргызской Республики, должны были его встретить, разместить, обеспечить всем необходимым и составляющими предметами для изготовления СВУ, а также подобрать место для совершения террористического акта. И. должен был собрать СВУ и обучить этому указанных лиц.

Перед выездом в Грузию С. демонстрировал ему на телефоне фотографии лиц, входящих в состав террористического сообщества в Екатеринбурге для опознания их при встрече. В ходе следствия он, И., по фотографиям опознал Каримова, Джумаева и Карим-Ахунова, поскольку их ему ранее показывал С. 31 января 2016 г. при незаконном пересечении российско-грузинской границы его задержали, на следующий день он сообщил правоохранительным органам о подготовке террористического акта в Екатеринбурге, а затем добровольно участвовал в оперативно-розыскных мероприятиях по установлению участников террористического сообщества, осуществляющих приготовление к террористическому акту.

Показания И. об обстоятельствах совершения им и иными участниками террористического сообщества преступлений согласуются со сведениями, представленными в протоколах осмотра предметов и документов от 22 и 27 февраля 2017 г., в которых зафиксированы телефонные разговоры И. и С. в ходе которых И. отчитывается о своем передвижении по России, о прибытии в Екатеринбург, уточняет дальнейший план действий, а С. отдает распоряжение о маршруте следования к торговому центру "Карнавал", где его встретят доверенные лица на автомобиле.

Согласно показаниям Каримова, данным им на предварительном следствии, он поддерживал дружеские отношения с С. - участником МТО "ИГ" в САР, который в январе 2016 года через сеть "Интернет" сообщил об отправке ему денежных средств в сумме 45 000 долларов США для "работы, которую он ведет в Сирии". Полученные через других граждан Кыргызской Республики денежные средства Каримов хранил по месту своего жительства.

В дальнейшем С. дал ему и Джумаеву указание о встрече направленного им узбека по национальности (участвующего в джихаде), создании ему условий для совершения террористического акта в Екатеринбурге, с чем они согласились. По указанию С. Каримовым было определено людное место для совершения террористического акта - торговый центр "Карнавал", а также получен от С. пакет, который он отнес к месту жительства Джумаева. В пакете среди прочих предметов он видел пистолет, гранату, провода и листы бумаги с текстом на арабском языке. Перед передачей пакета Джумаеву пистолет он оставил у себя дома, а остальные предметы передал Джумаеву вместе со схемой расположения торгового центра "Карнавал".

Они с Джумаевым также решили привлечь для выполнения определенных С. задач иных доверенных лиц, подбором которых занимался Джумаев. Последний сообщил, что привлек для совершения террористического акта Хурулбаева и Карим-Ахунова, работающих в такси и имеющих в своем распоряжении транспортные средства, братьев Абдулажановых, владеющих кафе "Султан", которое можно использовать для конспиративных встреч, а также Кадыралиева, являющегося трудоустроенным гражданином Российской Федерации, в целях официального оформления каких-либо документов.

Показания Каримова о получении им денег от С. на террористические цели подтверждаются и согласуются с исследованными судом протоколом осмотра финансовых документов от 9 января 2017 г., изъятых при осмотре места проживания Каримова, а также сообщением ОАО "СКБ-Банк" от 29 марта 2016 г. о получении в первых числах февраля 2016 года рядом граждан Кыргызской Республики денежных переводов из Турецкой Республики по 3000 долларов США и обмене их на российские рубли.

Джумаев в ходе предварительного следствия подтвердил свои дружеские отношения с участниками МТО "ИГ" С. и М., с которыми он в конспиративном порядке обменивался аудиофотовидеосообщениями радикально-исламистской и экстремистской направленности. В период с января по 7 февраля 2016 г. он проживал в Екатеринбурге в одной квартире вместе с Кадыралиевым и Карим-Ахуновым.

С конца декабря 2015 года до 7 февраля 2016 г. он получил указание от С. о встрече, размещении специалиста-подрывника, направленного им в Екатеринбург для совершения террористического акта, сообщив телефонный номер подрывника, а также о посвященности Каримова в план по совершению террористического акта, об отправке последнему денежных средств на эти цели. Кроме того, Джумаев сообщил, что ему известно о зачислении Каримовым по указанию С. денежных средств на номер телефона специалиста-подрывника.

В начале февраля 2016 года в ночное время Каримов принес к нему домой от С. пакет с предметами для сборки СВУ и попросил спрятать его до приезда из Турции ожидаемого ими человека. При этом ими обсуждалось возможное место совершения взрыва, Каримов показывал ему интернет-схему расположения торгового центра. В момент этого визита Каримова проживающие совместно с ним Карим-Ахунов и Кадыралиев находились дома и были им осведомлены как о содержимом пакета, так и о предстоящем совершении террористического акта.

Данные показания Джумаева об обстоятельствах преступной деятельности согласуются со сведениями, представленными в протоколе осмотра его мобильного телефона от 10 - 30 января 2017 г., о наличии в нем телефонных номеров, используемых С. другими осужденными и иными участниками террористического сообщества, о попытках связи 4 и 5 февраля 2016 г. с И. При этом ряд аудиофайлов свидетельствует об активном обсуждении Джумаевым обстоятельств прибытия в Екатеринбург И. его встречи, связи с ним и пополнения его телефонного счета, отслеживания местонахождения И., предстоящего "дела" и соблюдения мер конспирации, в частности, своевременной смены телефонов. Кроме того, в памяти телефона обнаружено множество материалов радикально-исламистского содержания.

Согласно показаниям Кадыралиева, данным им на предварительном следствии, в период с января по 7 февраля 2016 г. он проживал в одной квартире в Екатеринбурге вместе с Карим-Ахуновым и Джумаевым. Эту квартиру неоднократно посещали и остальные осужденные, с которыми они поддерживали дружеские отношения. В начале февраля 2016 года в указанной квартире Каримов передал Джумаеву пакет с пистолетами, проводами и взрывчаткой, которые в дальнейшем он осматривал. После этого Джумаев сообщил ему (Кадыралиеву) и Карим-Ахунову план совершения взрыва при участии Каримова.

Абдулажанов Камилжан в ходе следствия показал, что является приверженцем радикального ислама. С 2009 года состоит в браке с родной сестрой Джумаева, также разделяющего идеи радикального ислама. Вместе с Джумаевым и иным участником террористической организации "Джабхат-ан-Нусра" в Сирии они неоднократно обсуждали вопросы необходимости ведения войны с "неверными". С 2015 года в Екатеринбурге они с братом Козимжаном владели кафе "Султан", куда приходили остальные осужденные, с которыми они поддерживали дружеские отношения и регулярно встречались в торговом центре "Карнавал", а также по месту проживания Джумаева.

Свидетель Х. сообщил, что после задержания Каримова 7 февраля 2016 г. и при оказании помощи его супруге в переезде в другое жилое помещение им были обнаружены денежные средства в сумме 3 143 000 рублей, при этом жена Каримова пояснила, что эти деньги получены ее мужем от С. из Турции. После связи с С. через сеть "Интернет" последний потребовал возврата денег, что он и сделал через доверенное лицо С.

Каримов, Джумаев, Хурулбаев, Абдулажанов Козимжан, а также свидетели И. и Х. в ходе следствия опознали С. по фотографии, что подтверждается соответствующими протоколами следственных действий.

В соответствии с протоколами осмотра мест происшествия от 7 февраля 2016 г., заключениями экспертов от 11 мая, 2 июня, 16 ноября 2016 г. и 10 апреля 2017 г. по месту проживания Джумаева, Карим-Ахунова и Кадыралиева по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90 обнаружены и изъяты исправные и пригодные для использования по назначению: три электродетонатора типа ЭДП-р (взрывные устройства); подрывная тротиловая шашка типа 400, смесевое пластичное вещество массой 455 г (взрывчатые вещества); электронный блок управления автомобильной охранной сигнализации "Шериф" с приемопередающим модулем обратной связи, электронная сборка соединенного в единую конструкцию брелока дистанционного управления автомобильной охранной сигнализации "Шериф" с электронной схемой со светодиодом, залитая термоклеем, с выходящими из схемы клеммной колодкой для подключения электрической батареи типа "6LF22" и двумя выводными проводами для подключения внешней нагрузки, полимерный пакет, содержащий смесь мела, талька и алюминиевой пудры, массой 655 г, руководство по изготовлению взрывного устройства на арабском языке, листы, содержащие информацию о расположении ТРЦ "Карнавал", мобильные телефоны жильцов квартиры; по месту проживания Каримова по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2 кв. 26 обнаружены и изъяты исправные и пригодные для использования по назначению: граната РГД-5 (боеприпас), запал УЗРГМ (взрывное устройство), доработанный самодельным способом пневматический пистолет МР 654К (огнестрельное оружие), 8 патронов калибра 9 мм (боеприпасы), руководство по изготовлению взрывного устройства на арабском языке, листы, содержащие информацию о расположении ТРЦ "Карнавал", мобильные телефоны жильцов квартиры, приходные (расходные) кассовые ордера и иные финансовые документы на имя Каримова и других лиц; по месту проживания Абдулажанова Камилжана по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12 обнаружены и изъяты исправные и пригодные для использования по назначению: доработанный самодельным способом пневматический пистолет МР 654К (огнестрельное оружие), 8 патронов калибра 9 мм (боеприпасы), граната РГД-5 (боеприпас), запал УЗРГМ (взрывное устройство), а также мобильные телефоны жильцов квартиры; по месту проживания Абдулажанова Козимжана по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 22 обнаружены и изъяты исправные и пригодные для использования по назначению: граната Ф-1 (боеприпас), запал УЗРГМ (взрывное устройство), также мобильные телефоны жильцов квартиры; в помещении кафе "Султан" по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 39 обнаружены и изъяты исправные и пригодные для использования по назначению: граната Ф-1 (боеприпас), запал УЗРГМ (взрывное устройство), 2 мобильных телефона.

Из указанных объектов, представленных на экспертные исследования, возможно изготовить СВУ электрического типа осколочно-фугасного действия с общей массой заряда взрывчатого вещества 1233 г в тротиловом эквиваленте. В качестве средств инициирования СВУ можно использовать четыре запала УЗРГМ-2 и три электродетонатора типа ЭДП-р. В качестве заряда взрывчатого вещества можно использовать тротиловую шашку типа 400 массой 400 г, пластичное взрывчатое вещество марки ПВВ-5-А массой 455 г и заряды ВВ ручных гранат (две гранаты РГД-5 - 110 г тротила каждая и две гранаты Ф-1 - 56 г тротила каждая). Комплект кустарно доработанной автомобильной охранной сигнализации "Шериф", состоящий из блока управления автомобильной охранной сигнализацией с приемопередающим модулем и кустарно доработанного брелока дистанционного управления, может быть использован как электронное устройство приведения в действие СВУ, а предоставленные на исследование источники тока могут использоваться в качестве элементов питания СВУ электрического типа.

Биологический материал, обнаруженный на поверхности: рукоятки пистолета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12, и гранаты Ф-1, изъятой по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 22, происходит от Абдулажанова Камилжана; спусковой скобы пистолета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12, происходит от Абдулажанова Козимжана; тротиловой шашки, изъятой по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4, кв. 90, происходит от Кадыралиева; электродетонатора, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4, кв. 90, происходит от Карим-Ахунова; гранаты РГД-5, изъятой по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12, пакета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90, рукоятки пистолета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2 кв. 26, происходит от Джумаева; электродетонатора, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4, кв. 90, и гранаты РГД-5, изъятой по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2, кв. 26, происходит от Хурулбаева; магазина, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12, гранаты Ф-1, изъятой по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 39, пакета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90, курка пистолета, изъятого по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2, кв. 26, происходит от Каримова.

В смывах пальцев и ладонных поверхностей рук обнаружены следовые количества бризантных взрывчатых веществ: у Абдулажанова Камилжана, Кадыралиева, Карим-Ахунова, Джумаева - тротила и гексогена, у Абдулажанова Козимжана, Хурулбаева, Каримова - тротила.

В смыве с поверхностей кухонной столешницы, шкафа и ванной в ходе осмотра жилища по месту проживания Джумаева, Карим-Ахунова и Кадыралиева обнаружены следы тротила и гексогена.

В качестве доказательств вины осужденных суд обоснованно признал показания оперативных работников ФСБ России Д., Г. К. понятых А. К., Ч., К., О., И., М. Р. собственника квартиры В. участвовавших при обследовании и осмотрах жилищ осужденных в ходе оперативно-розыскных мероприятий и предварительного следствия.

Указанные свидетели показали, что ход данных мероприятий отражен в соответствующих протоколах без искажения обстоятельств их проведения, все запрещенные к свободному обороту предметы были обнаружены в различных местах квартир, где проживали осужденные, в их присутствии и без чьего-либо вмешательства.

Суд указанным доказательствам в приговоре дал правильную оценку, проверив их на относимость, допустимость и достоверность, сопоставив между собой, а также с иными доказательствами по делу, обоснованно признав совокупность положенных в основу приговора доказательств достаточной для вывода о виновности осужденных в совершенных преступлениях.

При этом показания допрошенных в судебном заседании свидетелей, в том числе сотрудников правоохранительных органов Д. Г. К. Л., П., В. П. получены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке с разъяснением свидетелям прав и обязанностей, с предупреждением их об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний. Оснований для оговора свидетелями осужденных не установлено.

Сторонам защиты и обвинения в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона была предоставлена равная возможность допросить свидетелей с выяснением вопросов, касающихся предъявленного осужденным обвинения.

Сведения о преступной деятельности осужденных, сообщенные названными свидетелями и полученные ими в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности, положены судом в основу приговора лишь после проверки их на соответствие всем свойствам доказательств, с выяснением источника информации и после сопоставления с совокупностью иных исследованных судом доказательств. Показания этих лиц об обстоятельствах преступлений не являются единственными доказательствами, на которых основаны выводы окружного военного суда о виновности осужденных в содеянном.

Как усматривается из материалов дела, показания Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана, данные ими в ходе предварительного следствия, а также показания свидетелей И., Х. Д. Г. К. А. К., Ч., К., С., И. М. Р., В. о преступной деятельности осужденных, связанной с участием в террористическом сообществе, приготовлением к террористическому акту, незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, приготовлением к изготовлению взрывного устройства, нашли свое подтверждение результатами осмотра квартир, в которых проживали осужденные, заключениями экспертов о наличии у всех осужденных следов от взрывчатых веществ, а также содержанием иных исследованных судом доказательств.

Показаниям Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана, данным ими в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемых и обвиняемых в отношении своих и других осужденных преступных действий, в приговоре дана надлежащая оценка, основанная на анализе содержания указанных показаний, проверке их на соответствие всем свойствам доказательств, а также иным исследованным судом доказательствам, в том числе заключениям экспертов, с которой Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

При оценке доводов стороны защиты о применении к осужденным незаконных методов ведения следствия, оказании на них давления со стороны должностных лиц правоохранительных органов судом принято во внимание, что в ходе предварительного следствия при оформлении соответствующих протоколов допросов и иных следственных действий указанные лица замечаний к содержанию протоколов не высказывали, заявлений о нарушении их прав, о принуждении к даче не соответствующих фактическим обстоятельствам дела показаний не делали, а правильность изложенных в протоколах сведений удостоверили своими подписями. Окружным военным судом также учтено, что участие защитников-адвокатов и переводчика при производстве следственных действий в отношении осужденных исключало возможность применения к ним незаконных мер воздействия.

По результатам проверки, проведенной в ходе судебного разбирательства по заявлениям осужденных об оказанном на них давлении в ходе следствия и о фальсификации доказательств по делу, судом в приговоре принято законное и обоснованное решение с опровержением их заявлений, основанное, в том числе на показаниях следователей Л. П. В. П., защитников-адвокатов Кучина, Тайца, Будлянской, переводчика А. содержании протоколов соответствующих следственных действий, результатах проверки, проведенной военным следственным отделом по жалобам адвокатов.

Оснований не согласиться с такой оценкой не имеется, поскольку она соответствует материалам дела и является правильной.

Таким образом, показания осужденных, в том числе Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана на предварительном следствии, вопреки утверждениям стороны защиты об обратном, были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и на основании п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ непосредственно исследованы судом, надлежащим образом проверены и оценены с учетом совокупности иных доказательств по делу.

Последующий отказ Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана от этих показаний правильно оценен судом как недостоверный с учетом сведений, представленных в показаниях вышеуказанных следователей, защитников-адвокатов и переводчика об условиях и порядке производства данных следственных действий.

Показания Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана, данные ими при производстве предварительного расследования, оглашены судом с соблюдением условий, предусмотренных ст. 276 УПК РФ, по ходатайству государственного обвинителя и при наличии существенных противоречий между показаниями, данными ими в ходе предварительного расследования и в суде.

Мнение адвоката Видьманова о недопустимости протокола допроса подозреваемого Абдулажанова Камилжана от 7 февраля 2016 г. состоятельным не является.

Как усматривается из содержания протокола, в нем описан допрос подозреваемого Абдулажанова Камилжана в порядке, в котором он производился, а также изложены заявления лиц, участвовавших в данном следственном действии. Перед проведением допроса подозреваемому разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 18, 46, ч. 6 ст. 166, ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, а также объявлено существо выдвинутых против него подозрений.

Допрос подозреваемого Абдулажанова Камилжана произведен следователем с участием защитника-адвоката Осинцевой и переводчика А., которыми, а также самим подозреваемым удостоверены факты ознакомления их с содержанием изложенных в протоколе показаний Абдулажанова Камилжана, при этом участники следственного действия удостоверили их правильность, подписав данный протокол и не высказав к нему никаких замечаний.

Вопреки утверждению адвоката Видьманова, данный протокол подписан следователем Л. производившим допрос подозреваемого.

Протокол допроса подозреваемого Абдулажанова Камилжана от 7 февраля 2016 г. соответствует требованиям, предусмотренным ст. ст. 166, 167 и 190 УПК РФ.

Неверное указание в этом протоколе допроса подозреваемого места производства следственного действия не является обстоятельством, свидетельствующим о недопустимости данного процессуального документа.

Заявление адвоката Мошковой о недопустимости протоколов допроса Каримова на предварительном следствии обоснованным признано быть не может.

Несмотря на отказ Каримова от дачи показаний при его допросе 9 февраля 2016 г. в качестве обвиняемого, в последующем Каримов после разъяснения ему процессуальных прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в том числе права на отказ от дачи показаний, в присутствии защитника-адвоката соглашался давать показания по существу предъявленного обвинения, при этом каждый раз заявлял, что в услугах переводчика не нуждается, а задаваемые вопросы ему ясны и понятны.

Дополнительные допросы обвиняемого Каримова от 19 апреля и 4 мая 2017 г., в которых он подтвердил и дополнил свои предыдущие показания об обстоятельствах дела, произведены с участием защитника-адвоката Тезина и переводчика А.

Протоколы допроса Каримова на предварительном следствии соответствуют требованиям, предусмотренным ст. ст. 166, 167 и 190 УПК РФ.

При оценке доказательств судом верно оценены результаты оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных по делу. Законность данных мероприятий, относимость их результатов к предъявленному осужденным обвинению основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, являются правильными, в связи с чем доводы в апелляционных жалобах об обратном следует признать несостоятельными.

Из материалов дела видно, что оперативно-розыскные мероприятия проведены при отсутствии признаков провокации преступлений со стороны правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", а результаты оперативно-розыскной деятельности представлены органам следствия с соблюдением "Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд".

Предусмотренные ст. 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также требования ст. 9 указанного закона к основаниям и порядку судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан не нарушены, а полученные материалы установленным порядком переданы следственным органам.

При таких данных заявления в апелляционных жалобах о незаконности оперативно-розыскных мероприятий и недопустимости результатов данных мероприятий являются безосновательными.

Судом исследовались и признаны несостоятельными доводы подсудимых и их защитников, на которые вновь обращено внимание в апелляционных жалобах, о недопустимости положенных в основу приговора протоколов осмотра мест жительства осужденных.

Согласно материалам дела осмотры мест происшествия - жилых помещений по местам фактического проживания осужденных проведены уполномоченными следователями в присутствии понятых, собственника квартиры по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2, кв. 26, осужденных, а также с участием специалистов и оперативных работников. Перед началом следственных действий их участникам были разъяснены под роспись процессуальные права и обязанности.

При этом в присутствии понятых и других лиц в квартирах были обнаружены, в том числе различное огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, руководство по изготовлению СВУ. Изъятые предметы были предъявлены понятым и другим лицам, присутствующим при осмотрах, упакованы и опечатаны с удостоверением подписями следователя и понятых.

Названные следственные действия проведены в соответствии с положениями ст. ст. 164, 176, 177 УПК РФ, что по окончании засвидетельствовали своими подписями его участники.

Результаты осмотров мест происшествия занесены в протоколы, которые соответствуют требованиям ст. ст. 166, 167 и 180 УПК РФ.

Вопреки утверждениям стороны защиты, отсутствие в деле судебных решений о разрешении осмотра жилых помещений, в которых проживали осужденные, не свидетельствует о недопустимости соответствующих протоколов от 7 февраля 2016 г., поскольку судебное решение о производстве осмотра жилища требуется лишь при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

В деле же представлены заявления осужденных Джумаева, Абдулажановых Камилжана и Козимжана, а также собственника квартиры В. о согласии на проведение осмотра жилых помещений, в которых они проживали, а В. принадлежало на праве собственности.

Поскольку нанимателем квартиры по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4, кв. 90 являлся Джумаев, давший согласие на осмотр жилища, а Карим-Ахунов и Кадыралиев проживали в указанной квартире временно и без официального оформления, выяснение у них согласия на проведение осмотра жилого помещения не требовалось.

Ссылка адвоката Видьманова на неверное указание в протоколе осмотра места происшествия по адресу: Екатеринбург, ул. Техническая, д. 47, кв. 12 времени проведения следственного действия состоятельной не является и опровергается как содержанием самого протокола, так и показаниями лиц, принимавших непосредственное участие в осмотре квартиры, в которой проживал Абдулажанов Камилжан.

Заявление Каримова о том, что при допросе свидетеля В. в ходе судебного следствия установлен факт фальсификации протокола осмотра жилища по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 2, кв. 26, является необоснованным и опровергается содержанием протокола судебного заседания, из которого подобной информации не усматривается.

Утверждения осужденных и защитников о том, что огнестрельное оружие и другие запрещенные к свободному обороту предметы подброшены в квартиру сотрудниками правоохранительных органов являются голословными и не подтверждены какими-либо объективными данными.

Допрошенные в судебном заседании участники следственных действий, в том числе оперативные работники ФСБ России Д. Г., К. понятые А. К., Ч. К., О., И., Р., М., собственник квартиры В. показали, что огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства были обнаружены в присутствии понятых, а эти предметы были сокрыты в различных местах квартир.

Заявления осужденных об их избиении сотрудниками правоохранительных органов при проведении осмотров квартир содержанием материалов дела не подтверждаются.

Досмотр Хурулбаева от 7 февраля 2016 г., в ходе которого у него были обнаружены и изъяты соответственно граната Ф-1 и запал УЗРГМ, произведен полномочным должностным лицом с участием понятых и с оформлением соответствующего протокола следственного действия.

При таких данных, свидетельствующих о том, что обнаружение и изъятие огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств и закрепление их в качестве доказательств произведены надлежащим образом, заявленные в апелляционных жалобах требования о признании протоколов указанных следственных и процессуальных действий недопустимыми доказательствами по делу являются безосновательными.

Результаты экспертных исследований, подтвердившие наличие у каждого из осужденных в различном количестве и сочетании следов взрывчатых веществ: гексогена, тротила, а также биологического материала: Абдулажанова Камилжана - на рукоятке пистолета и гранате Ф-1; Абдулажанова Козимжана - на спусковой скобе пистолета; Кадыралиева - на тротиловой шашке; Карим-Ахунова - на электродетонаторе; Джумаева - на гранате РГД-5, на пакете, изъятом по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90, на рукоятке пистолета; Хурулбаева - на электродетонаторе, гранате РГД-5; Каримова - на магазине, гранате Ф-1, на пакете, изъятом по адресу: Екатеринбург, ул. Таежная, д. 4 кв. 90, на курке пистолета, опровергают заявления стороны защиты о непричастности осужденных к преступлениям, в том числе связанным с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Образцы для сравнительного исследования (смывы с рук, слюна) у осужденных получены следователями 7 и 9 февраля 2016 г. в рамках возбужденного в отношении каждого из них уголовного дела с участием специалиста Г., защитников-адвокатов, переводчиков и с соблюдением порядка, установленного ст. 202 УПК РФ, на основании соответствующих постановлений и с оформлением протоколов согласно ст. ст. 166 и 167 УПК РФ.

Сведений о том, что при получении у осужденных образцов для сравнительного исследования были нарушены их права, либо допущены такие нарушения в методике их получения, которые бы поставили под сомнение принадлежность их лицам, у которых они были изъяты, либо результаты их экспертных исследований, материалы дела не содержат. При этом суд, оценивая доводы стороны защиты о недопустимости изъятых у осужденных образцов, обоснованно сослался на то, что все участвующие в данных процессуальных действиях лица подписали соответствующие протоколы, которые не содержат сведений о несогласии подозреваемых с предоставлением образцов для сравнительного исследования, а также каких-либо замечаний.

Содержание указанных процессуальных документов свидетельствует о соблюдении прав осужденных при отборе образцов для сравнительного исследования.

Утверждения в жалобах о недопустимости заключений экспертов, положенных в основу приговора, материалами дела не подтверждаются.

Комплексные, а также взрывотехнические судебные экспертизы по делу проведены в соответствии с постановлениями следователя от 9 февраля, 11 марта 2016 г., 28 февраля 2017 г. в надлежащем учреждении - в Центре специальной техники института криминалистики ФСБ России.

Как видно из исследованных протоколов осмотра, получения образцов для сравнительного исследования, постановлений о назначении экспертиз, а также заключений экспертов, все предметы, изъятые у осужденных и из жилых помещений, в которых они проживали, в неизменном виде поступили на экспертные исследования и в соответствующих заключениях получили надлежащую научную оценку.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым согласился с заключениями комплексных, а также взрывотехнических судебных экспертиз, и признал их допустимыми доказательствами. Такая оценка соответствует материалам уголовного дела, оснований не согласиться с ней не имеется.

Нарушений правовых норм, регулирующих основания и порядок производства экспертизы по уголовному делу, а также правила проверки и оценки оспариваемых стороной защиты экспертиз, которые бы могли повлечь недопустимость заключений экспертов, не допущено.

Суд обоснованно учел, что экспертизы произведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона. Утверждения в жалобах о необъективности проведенных исследований - безосновательны.

В производстве экспертиз участвовали штатные эксперты Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, имеющие соответствующее образование и определенный стаж экспертной деятельности по различным специальностям.

Проведение исследований с привлечением этих экспертов, компетентность которых не вызывает сомнений, соответствует положениям ч. 2 ст. 195, п. 60 ст. 5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст. 70 УПК РФ обстоятельств для отвода экспертов, участвовавших в производстве экспертиз.

Заключения экспертов отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, содержат полные ответы на все поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, в том числе заверенные подписями экспертов записи, удостоверяющие то, что им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Представленные на исследование материалы дела были достаточны для ответов на поставленные перед экспертами вопросы.

Суд оценивал результаты заключений экспертов во взаимосвязи с другими фактическими данными, что в совокупности позволило правильно установить виновность осужденных.

Основанные на предположениях заявления в жалобах о том, что на экспертные исследования поступили предметы, не относящиеся к обстоятельствам дела, опровергаются показаниями должностных лиц, участвовавших в процессуальных действиях по обнаружению и изъятию предметов исследования, специалистов, понятых, а также содержанием процессуальных документов, исследованных судом первой инстанции.

С учетом изложенного при принятии решения по делу суд правильно принял во внимание выводы оспариваемых стороной защиты судебных экспертиз и отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств об исключении заключений экспертов из числа доказательств.

Правильную оценку в приговоре получили и сведения о телефонных соединениях осужденного Джумаева, представленные в протоколе осмотра предметов (документов) от 10 - 30 января 2017 г.

Заявления адвокатов и осужденных о фальсификации протоколов следственных действий не подтверждены материалами дела, а поэтому обоснованными не являются.

Ходатайство государственного обвинителя о приобщении к материалам дела определенных судебных решений Свердловского областного суда, вопреки мнению осужденного Каримова, является реализацией процессуальных полномочий государственного обвинителя при рассмотрении дела в суде первой инстанции и прав участников судебного разбирательства не нарушает.

Прекращение в рамках настоящего дела уголовного преследования И. по ч. 2 ст. 205.4, ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ в связи с деятельным раскаянием, само по себе, не свидетельствует о недоказанности виновности осужденных, как не служит оно и подтверждением недопустимости доказательств, представленных в уголовном деле.

Заявления в жалобах о ложности показаний свидетеля И., о его заинтересованности в исходе дела не подтверждены объективными данными и противоречат материалам дела, из которого усматривается, что показания данного свидетеля в отношении обстоятельств дела полностью согласуются с иными исследованными судом доказательствами, а поэтому на законном основании положены в основу приговора.

Несмотря на заявления в жалобах, судом в приговоре при описании преступных действий осужденных и изложении доказательств по делу правильно указан адрес квартиры, в которой проживал Каримов. Неточное указание этого адреса при оценке доказательств по делу, вопреки утверждениям осужденных и защитников, сама по себе не свидетельствует о незаконности и необоснованности приговора.

В обоснование выводов о виновности осужденных в совершении преступлений судом в приговоре не приведены протоколы опознания их по фотографиям, а поэтому доводы жалоб стороны защиты в этой части состоятельными не являются.

Вывод в приговоре о поддержке осужденными радикальных исламистских взглядов построен на совокупности исследованных судом доказательств, в том числе показаний свидетелей обвинения, и является верным.

В силу ч. ч. 3 и 5 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если умысел на преступление реализовывался устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных ст. ст. 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Вопреки доводам жалоб судом на основе исследованных доказательств сделан обоснованный и правильный вывод о совершении осужденными преступлений в составе организованной группы, а также их участии в террористическом сообществе.

При этом в основу данного вывода положены установленные по делу обстоятельства, связанные с объединением осужденных под руководством участника международной террористической организации "Исламское государство" "Абу-Холида" на идеях радикального ислама, оправдывающих насилие, экстремизм и терроризм в отношении "неверных", длительным периодом их общения и совместной деятельностью, основанной на этнической и религиозной общности, на близких родственных, дружеских и земляческих отношениях, сплоченностью и устойчивостью группы, наличием единого преступного умысла, направленного, в том числе на совершение террористического акта в Екатеринбурге, масштабностью преступных действий (деятельность группы фактически осуществлялась на территориях и гражданами разных государств, финансировалась из-за границы), наличием отлаженной системы конспирации, технической оснащенностью (в распоряжении группы находилось огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, а также иные компоненты для изготовления взрывных устройств).

Содержание приговора, вопреки заявлениям осужденных и их защитников, содержит описание преступных деяний в соответствии с совершением ими преступлений, в том числе террористической направленности. Все признаки данных преступлений в приговоре указаны согласно диспозиции уголовно-правовых норм. В судебном решении на основе исследованных доказательств отмечено, что целями совершения преступлений террористической направленности являлись дестабилизация деятельности органов власти и воздействие на принятие ими решений. Данный вывод судом правильно сделан с учетом объединения осужденных в запрещенное террористическое сообщество, угрожающее межнациональной и межконфессиональной стабильности в российском обществе и территориальной целостности Российской Федерации. Объективный характер действий осужденных, в том числе количество огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, подготовленных и находящихся в их распоряжении, план террористического акта и другие обстоятельства совершения преступлений подтверждают направленность действий осужденных на дестабилизацию деятельности органов власти и воздействие на принятие ими решений.

При этом следует отметить, что осужденные признаны виновными не за их дружеское общение между собой, как утверждают авторы жалоб, а за незаконные действия, ответственность за совершение которых предусмотрена уголовным законом.

В частности, приговор содержит описание преступных деяний осужденных в соответствии с совершением ими приготовления к террористическому акту, квалифицируемому по ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ).

Судом на основе исследованных доказательств установлено, что преступные действия осужденных, объединенных на радикальных экстремистских идеях, были направлены на подготовку взрыва с использованием СВУ в многолюдном общественном месте, создавая опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий.

Утверждения стороны защиты о недоказанности приготовления осужденными террористического акта в торгово-развлекательном центре "Карнавал" Екатеринбурга противоречит непосредственно исследованным судом и положенным в основу приговора доказательствам, в том числе показаниям свидетелей И., Х., Д. Г., К. А. К. Ч., К., О., И. М., Р., В. показаниям Каримова, Джумаева, Кадыралиева, Абдулажанова Камилжана, данным ими в ходе предварительного следствия, а также иным исследованным судом доказательствам, из содержания которых усматривается, что осужденные планировали и осуществляли реальную подготовку к совершению террористического акта именно в торгово-развлекательном центре "Карнавал" Екатеринбурга путем взрыва.

Таким образом, окружной военный суд правильно квалифицировал действия осужденных в составе организованной группы, выразившиеся в приготовлении к террористическому акту путем взрыва.

Верную юридическую оценку получили и деяния осужденных, связанные с их участием в террористическом сообществе, а также совершенные ими в составе организованной группы преступления, выразившиеся в приготовлении к незаконному изготовлению взрывного устройства, в незаконных приобретении, хранении, а Каримовым и Хурулбаевым, кроме того, в незаконном ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Что же касается наказания, то оно, вопреки заявлениям в жалобах, назначено осужденным в соответствии с требованиями закона, при этом суд надлежащим образом исследовал и оценил сведения об индивидуальных особенностях их личностей, в том числе все характеризующие их данные, представленные в материалах уголовного дела, и дал им правильную оценку в приговоре.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судом признано, что осужденные ранее ни в чем предосудительном замечены не были, к уголовной ответственности не привлекались, положительно характеризуются, воспитывались в многодетных семьях, престарелый возраст и болезненное состояние здоровья их родителей, что Каримов, Джумаев, Кадыралиев, Абдулажановы Камилжан и Козимжан являются единственными кормильцами в семье, наличие на иждивении у Каримова, Джумаева, Абдулажанова Камилжана четверых малолетних детей, у Абдулажанова Козимжана троих малолетних детей, у Кадыралиева двух малолетних детей.

При этом суд обоснованно учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, конкретные обстоятельства дела, роли осужденных при совершении преступлений и влияние наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

С учетом установленных по делу обстоятельств, влияющих на назначение наказания, суд первой инстанции обоснованно не применил в отношении осужденных положения, предусмотренные ч. 6 ст. 15 УК РФ, и назначил им за каждое из совершенных преступлений основное наказание в виде лишения свободы, с назначением дополнительного наказания в виде штрафа, а осужденным Каримову, Кадыралиеву, Хурулбаеву также и с назначением дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Приведенные в апелляционных жалобах доводы не могут служить основанием для изменения приговора и смягчения осужденным наказания, которое по своему виду и размеру является справедливым.

Нарушений, влекущих отмену либо изменение приговора в апелляционном порядке, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 389.20, ст. ст. 389.13, 389.14, 389.28 и 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Приволжского окружного военного суда от 4 апреля 2018 г. в отношении Каримова Равшана Хакимовича, Джумаева Фаруха Абдухалиловича, Кадыралиева Илхомжона Нематжановича, Абдулажанова Камилжана Азамжановича, Абдулажанова Козимжана Азамжановича, Карим-Ахунова Аброрбека Осмоналиевича, Хурулбаева Номанжана Махаматжановича оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Каримова Р.Х., Джумаева Ф.А., Абдулажанова Камилжана А., Абдулажанова Козимжана А., Хурулбаева Н.М. и защитников-адвокатов Видьманова А.Д., Мошковой О.А., Золотухиной А.И., Шацкого А.И., Скочилова С.А., Бабенко В.И., Гудкова Д.Ю. без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления