Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 11.01.2019 N 49-АПГ18-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 января 2019 г. N 49-АПГ18-26

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е.

при секретаре Костереве Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Шарипова Ильдара Ниловича о признании недействующим пункта 1002 Перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2017 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, утвержденного приказом Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 29 декабря 2016 года N 2007 (далее - Перечень), по апелляционной жалобе Шарипова И.Н. на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 августа 2018 года, которым в удовлетворении административного иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

пунктом 1002 Перечня, размещенного на официальном сайте Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (www.mziorb.ru), помещение с кадастровым номером <...> (далее - спорный объект) в составе здания с кадастровым номером <...> (далее - Здание), расположенное по адресу: <...>, признано объектом недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется в соответствии со статьей 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) как кадастровая стоимость.

Собственник поименованного помещения Шарипов И.Н. обратился с административным исковым заявлением, впоследствии уточняя требования, о признании недействующей приведенной нормы, ссылаясь на то, что принадлежащий ему объект недвижимости является отдельным зданием, расположенным на земельном участке, вид разрешенного использования которого не предусматривает размещение на нем объектов, указанных в статье 378.2 НК РФ, не соответствует условиям, которые являются основанием для определения налоговой базы исходя из кадастровой стоимости объекта недвижимости, в силу чего включение спорного здания в Перечень нарушает его права и законные интересы, незаконно возлагая на него обязанность по уплате налога на имущество в большем размере.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 августа 2018 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе Шарипов И.Н. просит отменить судебный акт и вынести решение об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Относительно доводов, изложенных в апелляционной жалобе, участвующим в деле прокурором представлены возражения о их необоснованности и законности судебного акта.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия считает судебное решение незаконным и подлежащим отмене ввиду следующего.

Административный истец, как собственник объекта недвижимости, обязан платить налог на имущество физических лиц, являющийся местным налогом, устанавливаемый в соответствии с НК РФ и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (подпункт 2 статьи 15, абзац первый пункта 1 статьи 399 НК РФ).

В силу статьи 400 НК РФ физические лица являются налогоплательщиками налога на находящееся у них в собственности имущество, признаваемое объектом налогообложения в соответствии со статьей 401 названного кодекса, которая к объектам налогообложения относит расположенное в пределах муниципального образования наряду с другими объектами недвижимости иные здание, строение, сооружение, помещение (подпункт 6 пункта 1).

Статьей 402 поименованного кодекса установлено, что налоговая база в отношении объектов налогообложения, включенных в перечень, определяемый в соответствии с пунктом 7, а также объектов налогообложения, предусмотренных абзацем вторым пункта 10 статьи 378.2 этого кодекса, исчисляется исходя из кадастровой стоимости указанных объектов налогообложения.

Пункт 7 статьи 378.2 НК РФ, находящейся в главе 30 "Налог на имущество организаций" и регламентирующей особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога в отношении отдельных объектов недвижимого имущества, обязывает уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации не позднее 1-го числа очередного налогового периода по налогу определить на этот налоговый период перечень объектов недвижимого имущества, указанных в подпунктах 1 и 2 пункта 1 названной статьи (подпункт 1), то есть в отношении административно-деловых центров и торговых центров (комплексов) и помещений в них, а также нежилых помещений, назначение которых в соответствии с кадастровыми паспортами объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания либо которые фактически используются для размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания (далее - нежилые помещения).

Федеральный законодатель, относя налог на имущество организаций к региональным налогам, предусмотрел право субъектов Российской Федерации при установлении налога законами устанавливать особенности определения налоговой базы отдельных объектов недвижимого имущества (абзац второй пункта 2 статьи 372, пункт 2 статьи 378.2 НК РФ).

Согласно статье 2.1 Закона Республики Башкортостан от 28 ноября 2003 года N 43-з "О налоге на имущество организаций" в редакции, действующей на день принятия оспариваемой нормы, налоговая база определяется как кадастровая стоимость имущества в отношении административно-деловых центров и торговых центров (комплексов) общей площадью свыше 1000 кв. м и помещений в них (кроме помещений, находящихся в оперативном управлении органов государственной власти и органов местного самоуправления, автономных, бюджетных и казенных учреждений).

Такой вид недвижимого имущества, признаваемый объектом налогообложения, как нежилые помещения, названный в подпункте 2 пункта 1 статьи 378.2 НК в редакции, действующей до 1 января 2017 года, региональный закон не указал.

Согласно Закону Республики Башкортостан от 30 октября 2014 года N 142-З "Об установлении единой даты начала применения на территории Республики Башкортостан порядка определения налоговой базы по налогу на имущество физических лиц исходя из кадастровой стоимости объектов налогообложения" такой датой является 1 января 2015 года (статьи 1 и 2).

На территории городского округа город Уфа Республики Башкортостан налог на имущество физических лиц исходя из кадастровой стоимости объектов налогообложения введен решением Совета городского округа город Уфа от 26 ноября 2014 года N 37/4 "О налоге на имущество физических лиц" (пункт 1), в пункте 2 которого в редакции, действующей до 1 января 2017 года, установлены налоговые ставки в процентах от кадастровой стоимости объектов налогообложения в 2015 году - 1,5 процента, в 2016 году и последующие годы - 2 процента в отношении административно-деловых центров и торговых центров (комплексов) общей площадью свыше 1000 кв. метров и помещений в них, включенных в перечень, определяемый уполномоченным органом исполнительной власти Республики Башкортостан в соответствии с пунктом 7 статьи 378.2 НК РФ и объектов налогообложения, предусмотренных абзацем вторым пункта 10 названной статьи (подпункт 6).

Исходя из приведенных выше норм и муниципальный правовой акт не предусматривает помещение, как самостоятельный вид недвижимого имущества, налоговая база которого определяется исходя из его кадастровой стоимости.

Таким образом, на территории республики до 1 января 2017 года в Перечень подлежали включению исключительно здания (строения, сооружения), обладающие признаками административно-делового или торгового центра (комплекса) и помещения в них.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что принадлежащее административному истцу объект недвижимости является отдельно стоящим зданием площадью свыше 1 000 кв. м, более 20 процентов общей площади которого предназначено и фактически используется для размещения торговых объектов.

Судебная коллегия считает позицию суда ошибочной, основанной на неправильном определении имеющих значение по делу обстоятельствах и применении норм материального права, регулирующих возникшие отношения, без учета предписаний, содержащихся в части 7 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, согласно которым при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд проверяет законность положений нормативного правового акта, которые оспариваются, и не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении.

Суд первой инстанции в обоснование своей позиции сослался на заключение судебной строительной экспертизы от 20 июня 2018 года, согласно которой спорный объект с кадастровым номером <...> и здание с кадастровым номером <...> являются отдельными (автономными) зданиями блокированной застройки.

Однако данное заключение экспертизы, проведенной по истечении более года с момента принятия Перечня, является недопустимым доказательством по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, определяющих перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, поскольку в силу прямого указания, содержащегося в статье 378.2 НК РФ в действующей до 1 января 2017 года редакции, правовое значение имеют сведения об объекте, содержащиеся в кадастровом паспорте соответствующих объектов недвижимости или документах технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости, на момент определения Перечня. Более того, названное заключение не отражает состояние объекта на момент принятия оспариваемого нормативного правового акта, то есть не имеет правового значения для правильного разрешения заявленных требований.

Согласно представленным в материалы дела документам технического учета по состоянию на 27 июня 2007 года и кадастровому паспорту, составленному 18 февраля 2010 года, спорный объект является нежилым помещением, расположенным в одноэтажном энергокорпусе под литером А2.

Из Технического паспорта Здания по состоянию на 28 января 1998 года и его кадастрового паспорта по состоянию на 31 мая 2010 года следует, что его назначение "здания и сооружения Государственного унитарного предприятия "Агромаш", состоит из нескольких частей, обозначенных Лит. А - Администр. бытовой корпус, Лит. А1 - Производств. корпус, Лит. А2 - Энергокорпус, Лит. Б - Модуль, Лит. Б1 - Пристрой, Лит. б1 - тамбур, Лит. В - Склад, Лит. Г - Навес, Лит. Д - КПП, Лит. Е - Мастерская, Лит. VII - Градирня (т. 1, л.д. 168 - 190), имеет кадастровый номер <...> площадь 22 322,7 кв. м, а также расположенные в нем более 40 помещений, в том числе и помещение с кадастровым номером <...> (том 1, л.д. 165 - 167), то есть спорный объект.

Как следует из ответа государственного бюджетного учреждения Республики Башкортостан "Государственная кадастровая оценка и техническая инвентаризация" участок г. Уфы от 30 мая 2018 года, спорный объект является частью Здания.

Таким образом, согласно технической документации спорный объект на момент включения его в Перечень имел статус помещения, а не являлся отдельно стоящим зданием. Следует отметить, что и по сведениям Единого государственного реестра недвижимости на день рассмотрения настоящего административного дела спорный объект зарегистрирован как помещение в составе здания с кадастровым номером <...> (том 1, л.д. 31, 72).

Поскольку до 1 января 2017 года в Республике Башкортостан помещения как самостоятельный вид объекта недвижимости, указанный в подпункте 2 пункт 1 статьи 378.2 НК РФ в Перечень не включались, спорный объект указан в пункте 1002 как помещение в составе здания, как вид недвижимого имущества, названного в подпункте 1 пункта 1 названной статьи, следовательно, оспариваемая региональная норма могла быть признана соответствующей имеющим большую юридическую силу нормативным правовым актам только в том случае, если Здание соответствует требованиям статьи 378.2 НК РФ и статьи 2.1 Закона Республики Башкортостан от 28 ноября 2003 года N 43-з "О налоге на имущество организаций".

Между тем суд первой инстанции, сделав неправильный вывод о включении в Перечень спорного объекта как отдельно стоящего здания, обладающего признаками торгового центра, не проверил, обладает ли Здание такими признаками.

Статья 378.2 НК РФ, устанавливая виды недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, предусмотрела, что для включения объекта налогообложения в соответствующий перечень достаточно, чтобы он отвечал хотя бы одному из перечисленных в ней условий, то есть соответствия такого объекта совокупности всех критериев одновременно не требуется.

Согласно пункту 3 названной статьи в редакции, действующей на момент принятия оспариваемой региональной нормы, административно-деловым центром признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), помещения в котором принадлежат одному или нескольким собственникам и которое отвечает хотя бы одному из следующих условий:

- здание (строение, сооружение) расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение офисных зданий делового, административного и коммерческого назначения (подпункт 1);

- здание (строение, сооружение) предназначено для использования или фактически используется в целях делового, административного или коммерческого назначения (подпункт 2).

При этом, как определено абзацами четвертым и пятым подпункта 2 пункта 3 статьи 378.2 НК РФ, здание (строение, сооружение) признается предназначенным для использования в целях делового, административного или коммерческого назначения, если назначение помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) в соответствии с кадастровыми паспортами соответствующих объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости предусматривает размещение офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения, комнаты для проведения встреч, офисное оборудование, парковки); фактическим использованием здания (строения, сооружения) в целях делового, административного или коммерческого назначения признается использование не менее 20 процентов его общей площади для размещения офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения, комнаты для проведения встреч, офисное оборудование, парковки).

Аналогичные нормы содержатся в пункте 4 статьи 378.2 НК РФ, определяющем критерии признания нежилого здания (строения, сооружения) торговым центром (комплексом) отличительной чертой которого является возможность размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания, а также в пункте 4.1 этой статьи в отношении названных объектов недвижимости, которые признаются одновременно как административно-деловой центр, так и торговый центр (комплекс), если такое здание (строение, сооружение) предназначено для использования или фактически используется одновременно как в целях делового, административного или коммерческого назначения, так и в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

Исходя из приведенных федеральных норм для признания включения спорного объекта в Перечень законным суду надлежало установить, что Здание либо:

- расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение офисных зданий делового, административного и коммерческого назначения и (или) размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания;

- назначение помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) в соответствии с кадастровыми паспортами соответствующих объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости предусматривает размещение офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения, комнаты для проведения встреч, офисное оборудование, парковки), или размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания или одновременно и тех и других объектов;

- не менее 20 процентов его общей площади фактически используется для размещения офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения, комнаты для проведения встреч, офисное оборудование, парковки), или для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, или одновременно для размещения перечисленных объектов.

Как следует из материалов дела, по адресу, присвоенному Зданию, в кадастровом квартале <...> находится земельный участок площадью 9 991 кв. м с видом разрешенного использования для эксплуатации административно-производственных и торгово-складских помещений, который не позволяет сделать однозначный вывод, что он предусматривает размещение на нем объектов поименованных в пунктах 3, 4 и 4.1 статьи 378.2 НК РФ, то есть по критерию вида разрешенного использования земельного участка, на котором расположено Здание, отнести его к объектам, подлежащим включению в Перечень, нельзя.

Из содержания экспликации к техническому паспорту Здания по состоянию на 19 декабря 2000 года (том 1, л.д. 224 - 229), а также экспликации к поэтажному плану спорного объекта по состоянию на 27 июня 2007 года (том 1, л.д. 24) видно, что из общей площади Здания 22322,7 кв. м помещение с назначением "магазин" составляет 49,9 кв. м, помещения с назначением "столовая", "обеденный зал" и "кухня" - 293 кв. м, помещения с назначением "торговое помещение" - 1798,8 кв. м, с назначением "касса" - 9,4 кв. м, что суммарно составляет 2151,1 кв. м, то есть 9,6 процентов от общей площади Здания.

Общая площадь помещений с назначением "кабинет" составляет 1212,2 кв. м. Вместе с тем термин "кабинет" равным по значению с термином "офис" не является.

Приведенные сведения документов технического учета бесспорно свидетельствуют о том, что Здание не обладает признаками позволяющими его отнести к административному - деловому центру или торговому центру (комплексу), поскольку площадь помещений в нем, назначение которых предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, а также размещение офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры составляет менее 20 процентов общей площади Здания, следовательно, с учетом того, что обследование фактического использования Здания до принятия оспариваемой нормы не проводилось, включение спорного объекта в Перечень незаконно.

Административный ответчик не исполнил процессуальную обязанность, установленную частью 9 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, и не представил доказательств соответствия пункта 1002 Перечня нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

При таком положении у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявленных требований, следовательно, обжалуемый судебный акт является незаконным и подлежит отмене.

Судебная коллегия, исследовав и оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, приходит к заключению, что на момент принятия оспариваемого в части нормативного правового акта Здание и спорный объект не отвечали установленным федеральным и региональным законодательством условиям, позволяющими отнести их к объектам недвижимости, налоговая база которых исчисляется как кадастровая стоимость, в силу чего пункт 1002 Перечня подлежит признанию недействующим, как не соответствующий имеющим большую юридическую силу нормативным правовым актам.

Определяя момент, с которого оспариваемая норма подлежит признанию недействующей, Судебная коллегия, исходя из предписаний пункта 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, учитывая, что административный истец является плательщиком налога на имущество физических лиц в 2017 году и признание оспариваемой нормы не действующей с момента вынесения настоящего апелляционного определения не достигнет цели восстановления нарушенных прав и законных интересов административного истца, считает необходимым признать пункт 1002 Перечня недействующим со дня его принятия.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 августа 2018 года отменить и принять по административному делу новое решение.

Административное исковое заявление Шарипова Ильдара Ниловича удовлетворить.

Пункт 1002 Перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2017 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, утвержденного приказом Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 29 декабря 2016 года N 2007, признать не действующим со дня его принятия.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления