Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10.10.2017 N 45-АПУ17-19

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 октября 2017 г. N 45-АПУ17-19

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Таратуты И.В. и Климова А.Н.

при секретаре Семеновой Т.Е.,

с участием прокурора Абрамовой З.Л.,

переводчика Э.

осужденных Раупова И.И., Мигалатия А.В., Шанаурова С.И., Щукина Я.В. и Сидикова С.С.,

адвокатов Хрипачева Н.В., Шаповаловой Н.Ю., Шевченко Е.М., Урсола А.Л. и Кротовой С.В.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Раупова, Мигалатия, Шанаурова, Щукина и Сидикова, адвокатов Хрипачева Н.В., Краевой В.В. и Бакалдина В.А. на приговор Свердловского областного суда от 10 апреля 2017 года, которым

Раупов Икром Идиевич, <...>, несудимый,

осужден:

- по п. "б" ч. 2 ст. 179 УК РФ (принуждение к сделке У.) к 7 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в отношении У.) к 5 годам лишения свободы;

- по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение М.) к 8 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 325 УК РФ (организация хищения паспорта М.) к 6 месяцам исправительных работ, от назначенного наказания за это преступление освобожден в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора;

- по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство у М.) к 10 годам лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 174.1 УК РФ к 1 году лишения свободы, от назначенного наказания за это преступление освобожден в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в отношении Ф.) к 6 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 33, п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ (организация убийства Ф.) к 17 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Раупову 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в отношении Раупову оставлена прежняя - заключение под стражу.

Срок наказания Раупову исчислен с 10 апреля 2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 24 декабря 2014 года по 9 апреля 2017 года;

Мигалатия Андрей Васильевич, <...> несудимый,

осужден:

- по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение М.) к 5 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ (хищение паспорта М.) к 6 месяцам исправительных работ, от назначенного наказания за это преступление освобожден в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора;

- по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в отношении М.) к 7 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Мигалатия 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Мера пресечения в отношении Мигалатия оставлена прежняя - заключение под стражу.

Срок наказания Мигалатия исчислен с 10 апреля 2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 5 сентября 2016 года по 9 апреля 2017 года.

Шанауров Сергей Иванович, <...> ранее судимый: 1) 17 марта 2009 года по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 175 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 3 000 рублей; 2) 20 мая 2009 года по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам 10 месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 6 годам 4 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 3 000 рублей, освобожден 15 октября 2013 года условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 11 дней;

осужден:

- по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение М.) к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в отношении М.) к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в отношении Ф.) к 4 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство Ф.) к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено Шанаурову 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично - в виде шести месяцев лишения свободы, присоединена неотбытая часть наказания по приговору Верхнепышминского городского суда Свердловской области от 20 мая 2009 года и окончательно назначено Шанаурову 19 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Мера пресечения в отношении Шанаурова оставлена прежняя - заключение под стражу.

Срок наказания Шанаурову исчислен с 10 апреля 2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 8 февраля 2015 года по 10 апреля 2017 года.

Щукин Яков Владимирович, <...> ранее судимый: 1) 18 марта 2009 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы на срок 2 года; 2) 24 августа 2009 года по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы; 3) 16 октября 2009 года по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; 4) 22 января 2010 года по ч. 1 ст. 119, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 9 месяцам лишения свободы, освободился по отбытии наказания 27 сентября 2011 года; 5) 10 октября 2013 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 2 месяцам лишения свободы, освободился по отбытии срока наказания 29 ноября 2013 года; 6) 22 апреля 2015 года по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ за преступление, совершенное 28.01.2015, к 1 году лишения свободы, освободился 25 сентября 2015 года на основании п. 5 Постановления Государственной Думы РФ от 24 апреля 2015 N 6576 "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов",

осужден:

- по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение М.) к 7 годам лишения свободы;

- по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в отношении М.) к 9 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Щукину 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в отношении Щукина оставлена прежняя - заключение под стражу.

Срок наказания Щукину исчислен с 10 апреля 2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 4 февраля 2016 года по 9 апреля 2017 года.

Сидиков Саиджон Самиевич, <...> несудимый,

осужден:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в отношении Ф.) к 3 годам лишения свободы;

- п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство Ф.) к 15 годам лишения свободы;

- по ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество в отношении С.) к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Сидикову 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в отношении Сидикова оставлена прежняя - заключение под стражу.

Срок наказания Сидикову исчислен с 10 апреля 2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 24 декабря 2014 года по 9 апреля 2017 года.

Постановлено взыскать:

- с Раупова И.И. в пользу У. в возмещение материального ущерба 500 000 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 рублей;

- с Раупова И.И., Мигалатия Ан.В., Шанаурова С.И., Щукина Я.В. солидарно в пользу М. в возмещение материального ущерба 1 680 000 рублей; в его же пользу в счет компенсации морального вреда: с Раупова - 200 000 рублей; с Шанаурова - 100 000 рублей; с Мигалатия - 50 000 рублей; Щукина - 50 000 рублей;

- с Раупова И.И., Шанаурова С.И., Сидикова С.С. солидарно в пользу Ф. в возмещение расходов на адвоката 20 000 рублей; в его же пользу в счет компенсации морального вреда: с Раупова - 400 000 рублей; с Шанаурова - 300 000 рублей; с Сидикова - 300 000 рублей;

- в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой труда участвовавших адвокатов по делу:

- с Раупова И.И. за участие адвокатов Назуровой Т.В. и Вьюхиной И.В. в сумме 2 760 рублей;

- с Мигалатия Ан.В. за участие адвокатов Максимовой Ю.А. и Шмидт Е.А. в сумме 106 352 рубля;

- с Шанаурова С.И. за участие адвокатов Бушуева В.П., Крутаковой Г.В., Шелкова А.С., Марьиной Ю.И., Зорникова М.В., Согоновой Е.А. в сумме 136 620 рублей;

- с Щукина Я.В. за участие адвокатов Суворовой Л.М., Борисовой Н.В., Калякиной С.С., Краевой В.В. в сумме 115 759 рублей;

- с Сидикова С.С. за участие адвокатов Холодова В.П., Белоцерковской Т.С., Шин С.В., Фальченко О.Д. в сумме 85 560 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выслушав осужденных и их защитников, поддержавших доводы апелляционных жалоб и просивших об изменении, а также об отмене приговора, прокурора Абрамову З.Л., полагавшую необходимым приговор изменить, Судебная коллегия

установила:

Раупов осужден за принуждение У. к совершению сделки под угрозой применения насилия и с применением насилия; за мошенничество, совершенное в отношении У. с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере; за похищение М. совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений; за организацию похищения паспорта М. за вымогательство, совершенное в отношении М. группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере; за совершение сделок с иным имуществом, приобретенным в результате совершения им преступления в отношении М. в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом, в крупном размере; за покушение на мошенничество, совершенное в отношении Ф. группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, направленное на причинение гражданину значительного ущерба и лишение его права на жилое помещение; за организацию убийства Ф., совершенного группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление;

Мигалатия Ан.В. осужден за похищение М. совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений; за похищение паспорта М. за вымогательство, совершенное в отношении М. группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере;

Шанауров осужден за похищение М. совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений; за вымогательство, совершенное в отношении М. группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере; за покушение на мошенничество, совершенное в отношении Ф. группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, направленное на причинение гражданину значительного ущерба и лишение его права на жилое помещение; за убийство Ф., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление;

Щукин осужден за похищение М. совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений; за вымогательство, совершенное в отношении М. группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере;

Сидиков осужден за покушение на мошенничество, совершенное в отношении Ф. группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, направленное на причинение гражданину значительного ущерба и лишение его права на жилое помещение; за убийство Ф., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; за мошенничество, совершенное в отношении С. с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены в период времени с 26 февраля по 22 декабря 2014 года на территории Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Адвокат Хрипачев Н.В. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Раупова, просит приговор отменить в связи с существенным нарушением органами расследования и судом норм уголовного и уголовно-процессуального закона, а также ввиду несоответствия фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и вследствие суровости назначенного Раупову наказания. Считает, что стороной обвинения не добыто достаточных доказательств, свидетельствующих о виновности Раупова в совершении инкриминируемых ему деяний; что предварительное следствие по делу проводилось с обвинительным уклоном. Настаивает на достоверности показаний Раупова, данных им в суде, которые подтвердили и другие осужденные; на недостоверности показаний потерпевших У. и Ми. а также показаний П. которые оговорили Раупова. Показания П. находит противоречивыми, а выводы суда о том, что Раупов организовал убийство Ф. - ошибочными, поскольку действия осужденного свидетельствуют об обратном и не поддаются логике - зачем же тогда Раупов, приготовившись к убийству Ф., взял с собой свидетеля Б. а затем позвал свидетеля С. притом, что в пути был остановлен сотрудниками ГИБДД, которые установили личности всех лиц, находившихся в его машине; зачем впоследствии стал оформлять квартиру потерпевшего на свое имя? Обращает внимание на то, что на предварительном следствии Шанауров, показывая следователю, как именно он совершил убийство Ф., не говорил при этом о том, что данное убийство заказал Раупов. Обращает внимание на то, что причина смерти Ф. достоверно не была установлена; что показания свидетелей Л., Б. К. С. и Д., данные ими в ходе предварительного расследования, были оглашены судом незаконно, без согласия подсудимых; что затем в приговоре суд также незаконно сослался на эти показания. Ссылаясь на показания свидетеля К., который пояснил, что передал деньги лично У. на показания других свидетелей, которые оформляли документы по сделке с квартирой У. настаивает на том, что мошенничества в отношении У. не было, что она оговаривает Раупова, при этом 1/2 своего жилого помещения переоформила на сына. Полагает, что было нарушено право Раупова на защиту, поскольку ему был предоставлен не тот переводчик, а именно переводчик с узбекского языка, в то время как Раупову был нужен переводчик с таджикского языка. В заключение своей жалобы просит направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Раупов в апелляционной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство. Считает, что приговор слишком суров и несправедлив; что изложенные в приговоре обстоятельства не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; что в ходе производства по делу были нарушены уголовный и уголовно-процессуальный законы. Полагает, что в деле нет доказательств его вины, кроме показаний потерпевших У. и М., которые опровергаются другими доказательствами, и показаний П. которая является заинтересованным в исходе дела лицом, поскольку заключила досудебное соглашение со следствием; что при рассмотрении дела суд встал на сторону обвинения. Настаивает на том, что потерпевшим У., М. и Ф. он лишь оказывал помощь по сделкам с недвижимостью по их же просьбе, желая им помочь; что утверждения У. о том, что он принудил ее к совершению сделки, что произвел в нее выстрелы, - ничем не подтверждены и опровергаются первоначальными показаниями К. а также показаниями Б., У. и Ф.; что потерпевший М. добровольно покинул свою комнату (что фактически подтвердил свидетель С.), затем по своей воле поехал к нотариусу, которому сам передал свой паспорт, и добровольно подписал доверенность, после чего отдал ее своему брату; что на предварительном следствии потерпевший М. давал ложные показания о том, что не подписывал никакие документы, и что после его похищения свой паспорт он видел у него (Раупова) и Шанаурова, что его удерживали в квартире насильно; что если бы М. на самом деле били топором, то, наверняка, убили бы. Просит обратить внимание на показания свидетелей И., Н., С., Б., К. Л., Д., С., Б., А., А., Ф., Г., Н., данные ими в ходе предварительного расследования и в суде, которые противоречат друг другу, а с учетом личности данных лиц, большинство из которых ведет асоциальный образ жизни, не могли быть приняты во внимание. Показания П. по эпизодам преступлений, совершенных в отношении Ф., также находит ложными и противоречивыми, приводит доводы о своей невиновности и о нарушении судом уголовно-процессуального закона, аналогичные тем, которые указал в апелляционной жалобе адвокат Хрипачев. Кроме этого находит недопустимыми доказательствами показания осужденных Шанаурова и Мигалатия, которые те давали в ходе предварительного расследования, находясь в состоянии алкогольного опьянения; показания Сидикова, которые тот давал без переводчика, и показания Щукина, который постоянно употребляет наркотические средства. Указывает на то, что суд в приговоре неточно отразил показания свидетеля С. о том, что он (Раупов) выносил из квартиры Ф. вещи, хотя такого на самом деле не было, а также показания свидетеля К. об осмотре им квартиры У. и о передаче ей задатка; что в показаниях С. М. и Д. имеются противоречия в части того заставлял ли кто-то М. пить спиртное и угрожал ли тому, сам ли М. вышел из машины или его принесли в квартиру С. кого именно он (Раупов) привез к данной квартире. Считает, что заключения судебно-медицинских экспертиз не подтверждают показания потерпевших У. и М. о причинении им телесных повреждений, в том числе в результате выстрелов и избиения металлическими предметами, соответственно. Обращает внимание на то, что между ним и У. в нарушение закона не была проведена очная ставка. Настаивает на том, что в ходе предварительного следствия он допрашивался без переводчика и адвоката 16, 17 и 31 марта и 14 декабря 2015 года, 27 апреля 2016 года; что при допросах 20 и 30 марта 2015 года переводчик был, но на узбекский язык, которого он не понимает, а переводчика на таджикский язык, который является для него родным, о чем он многократно просил следователя, ему не предоставили. Считает, что следователь А. не предоставив ему переводчика и адвоката, нарушил его право на защиту, что фактически подтвердил в суде и следователь К. что на суде А. дал ложные показания.

Адвокат Краева В.В. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Щукина, просит обвинительный приговор в отношении ее подзащитного отменить и вынести Щукину оправдательный приговор. Ссылаясь на показания Щукина, на показании осужденных Шанаурова, Раупова и Мигалатия, а также на показания свидетелей С. Н., К. и И. данные ими в судебном заседании, на показания свидетеля С. данные ею в ходе предварительного расследования, настаивает на том, что Щукин никаких противоправных действий в отношении потерпевшего М. не совершал, насилие к нему не применял, не удерживал его и не блокировал в машине, требований о передаче имущества ему не выдвигал, участия в оформлении сделки его недвижимости не принимал. В заключение жалобы, ссылаясь на данные о личности Щукина, в том числе на его "неплохие" характеристики, на состояние здоровья, а также на то, что Щукин не состоит на учетах у нарколога и психиатра, полагает, что данные обстоятельства суд необоснованно не признал смягчающими наказание и назначил Щукину слишком суровое наказание.

Осужденный Щукин в апелляционной жалобе просит отменить обвинительный приговор и вынести в отношении него оправдательный приговор. Настаивает на том, что никаких преступлений в отношении М. он не совершал; что ни в какой сговор на их совершение ни с кем из осужденных не вступал; что в компании других осужденных оказался случайно; что потерпевшего лишь один раз поддержал в подъезде, когда тот споткнулся и начал падать; что от потерпевшего ничего не требовал и ничем ему не угрожал; что потерпевший М. в своем заявлении не просил привлечь его (Щукина) к уголовной ответственности. Показания свидетеля С. находит ложными, считает, что свидетель оговаривает его. Настаивает на том, что потерпевший М. в тот вечер был пьян и не мог точно запомнить происходившие события; что свидетель Н. подтвердила в суде, что потерпевший оговаривает его, но суд не принял ее показания во внимание; что в показаниях потерпевшего и свидетелей имеются существенные противоречия, но суд не устранил их; что на предварительном следствии осужденный Мигалатия оговорил его ввиду оказанного со стороны следователя давления, о чем заявил в суде, но суд также необоснованно не принял это обстоятельство во внимание. Полагает, что судебное разбирательство было проведено необъективно, с обвинительным уклоном.

Осужденный Сидиков в апелляционной жалобе и дополнениях к ней не соглашается с приговором, настаивает на своей невиновности и на том, что П., Шанауров и Раупов оговорили его, чтобы самим избежать уголовной ответственности за содеянное ими. Обращает внимание на то, что в показаниях указанных лиц имеются существенные противоречия, которые свидетельствуют об их ложности, при этом каких-либо достоверных доказательств, свидетельствующих о его (Сидикова) виновности, в деле нет. Также обращает внимание на то, что, согласно предъявленному ему обвинению по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, он действовал в составе группы с Рауповым, П., и самим собой - Сидиковым (вместо Шанаурова); полагает, что следователь не выполнил требования ст. 73 УПК РФ, не указал точное время и место возникшей между ними (осужденными) договоренности на совершение преступлений - мошенничества и убийства Ф., не отразил, какая именно была договоренность; что данные обстоятельства не доказаны следователем по делу, а носят предположительный характер. Указывает на противоречивость показаний П. в части того, кто именно (он или Раупов) сказал фразу в квартире Ф., что нет тела - нет дела; кто именно и каким способом совершил убийство Ф.; полагает, что суд эти противоречия не устранил. Утверждает, что в первоначальных показаниях Шанауров, будучи в состоянии алкогольного опьянения, оговорил его; что на самом деле он (Сидиков) лишь распивал спиртные напитки с Ф. и никаких сделок с ним не совершал, в убийстве Ф. участия не принимал и о планах других осужденных не знал. Настаивает на правдивости своих показаний, которые подтверждаются показаниями других осужденных, данными ими в суде; на противоречивости показаний Шанаурова, Б. и самого обвинительного заключения в части того, кто именно собирал и выбрасывал останки трупа; обращает внимание на то, что Б. и Шанауров говорили, что это сделал последний, а в обвинительном заключении указано, что в этих действиях принимал участие и он (Сидиков). Также обращает внимание на то, что свидетели С., Г. Д., М. Ч. У. и П. лишь пояснили, что видели его в квартире Ф., но ничего не поясняли о его участии в преступлениях; при этом их показания противоречат показаниям П. которая поясняла в суде, что он появился в квартире Ф., когда уже были сданы документы на регистрацию сделки с квартирой. Обращает внимание на то, что он лишь помог вынести из квартиры Ф. вещи; что не менял номер своего телефона; что сам явился в полицию, что опять же свидетельствует о его невиновности и о нежелании скрываться от правоохранительных органов; что очная ставка между ним и Б. не была проведена. Настаивает на недопустимости ряда доказательств - заключений экспертов, поскольку с постановлениями об их назначении он (Сидиков) и его защитник были ознакомлены после их проведения; что часть выводов экспертов носит вероятный характер; при этом следователь не разъяснил экспертам их права и обязанности, которые не могли быть разъяснены их (экспертов) руководителями; а кроме того из дела не видно, кто именно разъяснил экспертам их права. Также настаивает на том, что к нему были применены недозволенные методы ведения следствия, в том числе электрошокер; что никаких показаний 23 октября он не давал; что в нарушение закона переводчик был предоставлен ему только в ходе прений; что телефоном С. он не успел распорядиться и поэтому в его действиях может быть лишь покушение на мошенничество.

Осужденный Шанауров в апелляционной жалобе и дополнениях к ней не соглашается с приговором в связи с неправильным применением уголовного закона и чрезмерно строгого наказания. Полагает, что из приговора подлежит исключению указание о применении лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, поскольку имел место эксцесс исполнителя преступления. Настаивает на недостоверности своих первоначальных показаний, поскольку в тот момент он был пьян, а также на лживости показаний П., которая оговорила его. Считает, что в деле нет доказательств, свидетельствующих о его виновности в каких-либо преступлениях, в том числе в похищении человека, в вымогательстве и убийстве; обращает внимание на то, что с потерпевшим М. он лишь распивал спиртные напитки и то делал это под принуждением, что никакой материальной выгоды от этого не имел. Просит исключить из числа доказательств результаты судебно-медицинских экспертиз, поскольку не установлено, кому принадлежат найденные останки; а также показания свидетелей Б., П. и Л. так как они основаны на догадках. Полагает, что в судебном заседании не нашло своего подтверждения то обстоятельство, что он применял к потерпевшему М. оружие и высказывал ему угрозы; что и его действиях имеется состав преступления, предусмотренный ст. 126 УК РФ. Просит исключить из его осуждения ч. 2 ст. 126, ч. 3 ст. 163, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить ему справедливое наказание и более мягкий вид колонии. Также просит приговор отменить в связи с его несоответствием фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, а дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Бакалдин В.А. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Мигалатия, просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, и вынести в отношении Мигалатия оправдательный приговор. Ссылаясь на показания осужденного Мигалатия, полагает, что в действиях последнего нет похищения брата, поскольку брат сам вышел из дома, сам сел в машину и по своей воле поехал со всеми на пустырь; что нет вымогательства и похищения паспорта, поскольку брата никто из осужденных не удерживал, насилие к нему не применял, а свой паспорт брат сам передал нотариусу. Полагает, что данные показания осужденного Мигалатия согласуются с показаниями Раупова, Шанаурова, Щукина, свидетелей Н. и И.; что потерпевший М. оговорил осужденного брата.

Осужденный Мигалатия в апелляционной жалобе и дополнениях к ней находит приговор незаконным и необоснованным, просит обвинительный приговор в отношении него отменить и вынести оправдательный приговор. Приводя свои показания, настаивает на том, что никаких преступлений ни им лично, ни другими осужденными в отношении брата не было совершено, что паспорт брата они не похищали; что ни в какой сговор между собой на совершение преступлений он и другие осужденные не вступали; что данные обстоятельства подтвердил в суде не только он, но и другие осужденные, а также нотариус И. и свидетель Н. что вывод суда об их виновности является ошибочным и ничем не подтвержден; что он хотел лишь поговорить с братом по поводу комнаты и его неправильного поведения. Полагает, что суд не учел все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы; что выводы суда содержат противоречия; что в приговоре суд не указал, по каким основаниям принял во внимание одни доказательства и отверг другие.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Дроздецкая М.И. находит приговор законным и обоснованным, просит приговор оставить, без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Раупова, Мигалатия, Шанаурова, Щукина и Сидикова в совершении вышеуказанных преступлений - правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, полно и подробно изложенных в приговоре.

По эпизоду совершения Рауповым преступлений в отношении У.:

- показаниями свидетеля У. о том, что потерпевшая У. является ее приемной дочерью, проживает вдвоем с малолетним сыном <...> в комнате по ул. <...> в г. <...>, страдает легкой умственной отсталостью, в связи с чем наблюдается у врача-психиатра. В конце февраля 2014 года дочь рассказала ей о том, что ее знакомый Раупов стал принуждать ее к продаже комнаты, при этом угрожал ей, а апреле 2014 года она увидела у дочери на шее синяки, и та сообщила ей, что это Раупов встретил ее в доме и душил в коридоре - руками поднял за шею и бросил на пол, от чего она потеряла сознание. В ответ на действия Раупова она неоднократно обращалась с заявлением в полицию, жаловалась прокурору района, но ее жалобы и заявления фактически остались без рассмотрения. Правоустанавливающие документы на комнату У. хранились у нее дома, поэтому она была уверена, что все требования Раупова к ее дочери по поводу продажи комнаты - беспочвенны, и что они не смогут оформить, сделку, как бы он ее не принуждал. Однако, в апреле 2014 года Раупов забрал дочь и заставил ее написать заявление о том, что она, якобы, утеряла оригиналы правоустанавливающих документов на квартиру, и попросила предоставить их дубликаты, что и было сделано. После этого по принуждению Раупова дочь подписала договор купли-продажи своей комнаты от 17 мая 2014 года за 990 000 рублей с человеком, которого привел Раупов. Затем Раупов забрал у дочери эти деньги и отдал ей лишь 250 000 рублей, сказав, что на них она сможет снять себе квартиру; при всем этом дочь не могла оказать сопротивление Раупову, так как он физически сильнее ее;

- заключением судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому У. обнаруживает признаки легкой умственной отсталости, которое не лишало ее способности понимать внешнюю сторону событий и давать показания. В связи с выраженными проявлениями внушаемости, конкретностью мышления У. не была способна оказывать сопротивление и понимать характер и значение совершенных с нею действий. Кроме того, у У. обнаруживаются признаки пролонгированной депрессивной реакции, которые проявляются в виде кошмарных сновидений, ощущения страха и тревоги за сына, появления плаксивости при виде обвиняемого (Раупова); указанное психическое расстройство у У. возникло в результате совершения в отношении нее противоправных действий со стороны обвиняемого. В связи с этим У. не рекомендуется участвовать в судебном заседании, а равно в иных психотравмирующих ситуациях, в том числе очной ставке с обвиняемым Рауповым, в связи с возможным ухудшением ее состояния;

- показаниями потерпевшей У. данными в ходе предварительного расследования о том, что она является собственницей комнаты по адресу: г. <...> где проживает совместно с несовершеннолетним сыном; что через общих знакомых она познакомилась с Рауповым; что днем 26 февраля 2014 года и ходе телефонного разговора Раупов сказал ей выйти из дома и сесть в его автомашину, где также находились Б. и неизвестный ей мужчина, после чего стал угрожать ей, что продаст ее таджикам за 500 000 рублей, а ее сына отвезет в Краснодар, где отдаст другим людям и найдет ему другую маму. После этого Раупов достал пневматический пистолет и три раза выстрелил в ее левую ногу, от чего она испытала физическую боль, а затем руками обхватил ее лицо и двумя пальцами сильно надавил ей на глаза, от чего она также испытала боль. При этом Раупов потребовал, чтобы она продала свою комнату, взамен чего он пообещал купить ей дом в деревне. Далее в один из дней в период с 26 по 28 февраля 2014 года, находясь в помещении общей кухни, расположенной на втором этаже ее дома, Раупов вновь потребовал продать ее комнату, а когда она отказалась, схватил рукой ее за волосы, обмотал ими свою руку и потянул в сторону, от чего она также испытала боль. Далее, в марте 2014 года, когда она находилась в комнате Б. в своем доме, пришел Раупов, потребовал выйти с ним в коридор, где сказал, что подожжет ее, при этом достал зажигалку, зажег ее и стал водить зажигалкой перед ее волосами, от чего волосы у нее загорелись, и она сильно испугалась. Днем 5 мая 2014 года, когда она вместе с К. находилась в своей комнате, в комнату снова пришел Раупов, позвал ее в коридор, где сказал, что надо помочь Б. путем продажи ее комнаты, что на полученные средства можно будет купить им жилье. Она отказалась, и тогда Раупов обхватил пальцами ее шею, прижал к стенке и стал сжимать ее горло, от чего она стала задыхаться, а потом схватил ее руками за шею, поднял и бросил вниз, в результате чего она ударилась головой об пол и потеряла создание. После этого она дала Раупову свое согласие на продажу собственной комнаты, а утром 17 апреля 2014 года Раупов привез ее в архив Управления Росреестра, где по его требованию она обратилась с заявлением на выдачу ей копий документов о собственности на свою комнату в связи с их утерей, при этом Раупов заплатил какую-то сумму денег за выдачу ей копий документов. После этого в апреле 2014 года к ней домой приехал Раупов, а через какое-то время пришли еще двое мужчин, которые стали осматривать ее комнату. Раупов представился им ее братом, стал показывать комнату, после чего мужчины уехали вместе с Рауповым. В этот же или на следующий день она обо всем рассказала своей матери, и 22 апреля 2014 года они обратились в отдел полиции с заявлением на Раупова. Примерно, через неделю Раупов на своей машине привез ее к зданию Управления Росреестра, где она получила копии документов - свидетельства о праве собственности и договор купли-продажи, после чего передала их Раупову по его требованию, и он отвез ее домой. С 17 апреля до 6 мая 2014 года по требованию Раупова она обращалась в Центр регистрации граждан для снятия с регистрации из своей комнаты и до 17 мая получила справку о зарегистрированных гражданах в указанной комнате. При этом она три раза встречалась с К. в присутствии Раупова, который солгал К., что является ее братом, и что он помогает ей продать комнату. 17 мая 2014 года Раупов доставил ее в офисное помещение, где по его требованию она заключила договор купли-продажи принадлежащей ей комнаты с К., и там же К. передал деньги в сумме 750 000 рублей. Когда они подписывали договор, женщина спросила К., по какой причине в договоре указана сумма 990 000 рублей, а фактически он передает 750 000 рублей, на что К. ответил, что так надо. После подписания договора К. передал ей 750 000 рублей, однако после сдачи документов для регистрации сделки и ухода К. Раупов потребовал передать деньги, полученные от К., ему, что она и сделала. Позже из указанных денег Раупов возвратил ей 250 000 рублей, а 500 000 рублей присвоил себе, обманув ее, так как она полагала, что на эти деньги он обеспечит ее жильем, как обещал раньше, но Раупов ничего так и не сделал. Ущерб в 500 000 рублей для нее значительный, поскольку она не работает и является инвалидом;

- показаниями свидетеля У. данными им в ходе предварительного расследования, о том, что Раупов мог проявить грубость к его маме (У.) что зимой 2014 года он увидел на шее у мамы синяки, а позже мама ему сказала, что это ее душил Раупов. Кроме того, в 2014 году, примерно в то же время, он возвращался из общей кухни в свою комнату и стал очевидцем того, как Раупов дергал маму за волосы;

- показаниями свидетеля К. о том, что он нуждался в жилье и на сайте <...> его заинтересовало объявление о продаже комнаты по ул. <...>. По указанному в объявлении телефону ему ответил мужчина, и они договорились осмотреть комнату. Когда он пришел по указанному адресу, его встретила У. - хозяйка комнаты, там же находился ее муж и ребенок-мальчик. Он сказал, что подумает, и они обменялись телефонами. Позже они созвонились и договорились о продаже комнаты за 990 000 рублей. В середине мая 2014 года он встретился с У. которую сопровождали ее муж и Раупов, а после оформления сделки передан ей денежные средства за комнату, после чего в МФЦ они передали документы для государственной регистрации сделки. В права собственности на эту комнату он так и не вступил, переданные деньги ему не возвратили;

- показаниями свидетеля К., данными в ходе предварительного расследования о том, что он сожительствует с У. в ее комнате. Со слов У. он знает, что она как-то встретилась с Рауповым, и тот применил к ней насилие - сдавливал лицо руками, давил пальцами на глаза, при этом настаивал на продаже принадлежащей ей комнаты. С ее же слов он узнал, что Раупов неоднократно принуждал ее к продаже данной комнаты, при этом также применял к ней насилие. Так в начале апреля 2014 года после разговора Раупова с У. последняя вернулась со следами на шее в виде красных полос, сама же У. позже рассказала ему, что это Раупов душил ее. Позже он присутствовал при продаже комнаты У. при этом ее везде сопровождал Раупов. Сама же У. была полностью запугана Рауповым, обращалась по этому поводу в правоохранительные органы, однако все было безрезультатно. Под давлением Раупова У. заключила с К. сделку купли-продажи своей комнаты, при этом в договоре по просьбе К. была указана завышенная сумма сделки; деньги от этой сделки Раупов забрал себе, а позже возвратил им с У. 250 000 рублей;

- показаниями свидетеля Б., данными в ходе предварительного расследования о том, что он знаком с У. как с соседкой по общежитию; что в конце февраля 2014 года он вместе с Рауповым подъехал на машине последнего к дому У., после чего Раупов по телефону вызвал ее, и она села к ним в машину на переднее сиденье. Раупов стал с ней общаться, при этом "теребил" У. за ухо. Сначала Раупов говорил что-то на общие темы, однако потом его интонация постепенно стала меняться, он обхватил У. за голову, применяя силу, стал давить на нее, убеждая, что У. должна брать кредиты и передавать ему деньги, а также иным образом найти возможность дать ему деньги, в том числе что-нибудь продать. Раупов сказал, что если У. этого не сделает, то он продаст ее таджикам, а сына заберет и увезет в Краснодар. После этого У. заплакала и согласилась с чем-то из требований Раупова. При этом Раупов из кармана переднего сиденья извлек пневматический пистолет, похожий на пистолет Макарова, приставил пистолет к уху У. высказал угрозу, что выстрелит в глаз, а потом отпустил;

- показаниями свидетеля Ф., данными ею в ходе предварительного расследования о том, что 17 мая 2014 года она работала в МФЦ и находилась на рабочем месте; что У. и К. передали для государственной регистрации пакет документов, содержащие заявление о внесении изменений в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним, договор купли-продажи комнаты от 17 мая 2014 года, договор купли-продажи комнаты от 21 декабря 2001 года и другие документы; что при приеме документов у нее не возникло каких-либо подозрений;

- заключениями судебно-медицинских экспертиз, согласно которым 10 марта 2016 года у У. были обнаружены рубцы в области левого бедра коленного сустава (в количестве 3), которые являются исходом заживления ран; давность формирования рубцовой ткани более 1,5 лет на момент осмотра; психическое расстройство у У. в виде пролонгированной депрессивной реакции квалифицируется как тяжкий вред здоровью, причиненный здоровью человека;

- документами из регистрационного дела по комнате по адресу: <...> а именно:

- заявлением N 353 о переходе права собственности на указанную комнату от У. К. от 17 мая 2014 года;

- договором от 17 мая 2014 года купли-продажи комнаты, согласно которому право собственности на указанный объект недвижимости переходит от У. к К. сумма сделки составляет 990 000 рублей, указанная сумма денег передана покупателем К. продавцу У.

- распиской N 66-66-01/373/2014-352 от 17 мая 2014 года;

- справкой формы N 40 от 6 мая 2014 года о зарегистрированных по указанному выше адресу лицах; зарегистрированы У. (собственник), У. (сын);

- уведомлением о приостановлении госрегистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним, направленное 3 июня 2014 года, согласно которому государственная регистрация сделки купли-продажи комнаты приостанавливается, так как У. не представила документы на единоличную собственность объекта недвижимого имущества;

- сообщением об отказе в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, направленное 2 июля 2014 года, из которого следует, что в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним по комнате отказано в связи с тем, что У. не представлены документы, подтверждающие право собственности на объект недвижимости.

- постановлениями от 30 апреля и 19 июня 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению У. о привлечении к уголовной ответственности Раупова, которые 13 января 2016 года были отменены прокурором Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга;

- вступившим в законную силу решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 27 июля 2015 года, которым в удовлетворении иска К. к У., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего У. о признании сделки дарения недействительной - отказано. Встречное исковое заявление У., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего У. к К. о признании сделки купли-продажи недействительной, - удовлетворено, признан недействительным договор купли-продажи комнаты от 17 мая 2014 года, заключенный между К. и У.;

- справкой из Управления Росреестра N 20-20/23398 от 27 октября 2015 года, согласно которой 17 апреля 2014 года У. обратилась за получением копии договора купли-продажи от 21 декабря 2001 года на комнату по адресу: г. <...>.

По эпизоду совершения Рауповым, Мигалатия Ан.В., Шанауровым и Щукиным преступлений в отношении М.:

- показаниями Мигалатия Ан.В., данными в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого 11 января, 5 февраля, 3 и 28 марта 2016 года о том, что его брат - М. - был не доволен тем, что его (осужденного) гражданская жена С. проживает с ними в одной комнате, и в мае 2014 года С. была выгнана из дома. По этому поводу между ним и братом возникла конфликтная ситуация, в связи с чем он принял решение уйти из комнаты вместе с С. Летом 2014 года он познакомился с Рауповым и рассказал ему о своей проблеме, и Раупов предложил разобраться с братом. 7 июля 2014 года по предложению Раупова он поехал с последним на его автомашине, чтобы переговорить с братом, с ними поехали Шанауров и Щукин. В этой компании Раупов был старшим, все слушались его и выполняли его поручения. Они все вместе поднялись в квартиру, дверь открыл сосед С. В комнате он высказал брату претензии, брат при этом был трезв и испугался. Шанауров и Щукин взяли брата под руки и повели к выходу, в это время в коридоре находился С. которого брат попросил вызвать полицию. Тогда к С. подошел Раупов и что-то ему сказал. Выведя таким образом А. на улицу, они усадили его в машину, после чего по указанию Раупова он (Мигалатия Ан.В.) возвратился в квартиру, забрал паспорт на имя брата и передал паспорт Раупову. После этого на автомашине Раупова они перевезли брата на пустырь, где Раупов дал около 10-15 "шкаликов" со спиртом, и они стали распивать спирт. Шанауров предлагал брату переписать комнату на него (Мигалатия Ан.В.), но брат отказался. Ночью, когда все уснули, Сидиков и Шанауров контролировали брата, чтобы тот не сбежал, на следующее утро Раупов привез еще 10-15 "шкаликов" со спиртом для распития и так продолжалось до 8 июля при этом Раупов интересовался, как разрешился вопрос с комнатой и сказал, что надо уговорить брата подписать доверенность на представление его интересов по распоряжению имуществом. В ночь с 8 на 9 июля он, Раупов, Шанауров и Щукин вывезли брата в г. Новая Ляля для подписания доверенности, при этом брат не хотел подписывать такую доверенность и не хотел с ними ехать. Тогда его усадили в машину против его воли, и брат находился в машине сзади между ним и Щукиным, чтобы не мог сбежать. Во время движения брат сильно заволновался и стал вырываться из машины, тогда Щукин нанес ему около четырех ударов руками в область тела или лица. Сам он (Мигалатия Ан.В.) был зол на брата за то, что тот пытается вырваться от них и тоже ударил его один раз кулаком в область лица. Приехав в Новую Лялю, Раупов первым прошел в нотариальную контору, при этом паспорт брата находился у Раупова. Когда Раупов вернулся, то сказал ему и брату идти к нотариусу, и когда они с братом зашли в кабинет нотариуса, Раупов остался в коридоре. Нотариус сказала, чтобы М. остался, а он вышел в коридор и подождал. Его брат оставался в кабинете 20-30 минут, потом нотариус позвала его и объяснила, что по этой доверенности А. может потерять все свое имущество, при этом брат сообщил, что отказывается подписывать эту доверенность. После этого, уже находясь на улице, Раупов, Щукин и Шанауров стали угрожать брату, говорили на блатном жаргоне, что если он не подпишет доверенность, то они изобьют его. В итоге брат, испугавшись высказанных в его адрес угроз, согласился подписать доверенность на его (Мигалатия Ан.В.) имя, вернулся к нотариусу и подписал доверенность, после чего передал ее Раупову. На обратном пути Шанауров посоветовал Раупову запугать А., после чего Раупов свернул в лес, остановился, достал из багажника палку, длиной 1-1,5 метра и, угрожая этой палкой, сказал А., что если тот обратится в правоохранительные органы и расскажет обо всем, то он (Раупов) убьет его. Когда они вернулись в г. Екатеринбург, Раупов и Шанауров продолжили угрожать брату избиением, запугивать его, что если он обратится в правоохранительные органы, то они его убьют. В подтверждение этого Раупов и Шанауров, каждый, нанесли около пяти ударов руками в голову и по телу А. На следующий день, 10 июля, брат находился в машине Раупова, и на его голове было одеяло со следами крови; брата провели в квартиру, где оказали помощь, затем оставили в этой квартире, но брат оттуда сбежал. Как он понял Раупов не планировал отпускать брата до того времени, пока тот не перепишет свою комнату. 16 июля 2014 года Раупов на своей автомашине привез его (Мигалатия Ан.В.) в торговый центр "Антей", где он и К. по требованию Раупова подписали договор о продаже на имя К. комнаты брата, по договору он продал К. эту комнату за 1 700 000 рублей, в действительности таких денег никто никому не передавал, и К. выступала формальным покупателем, фактически инициатором сделки являлся Раупов;

- аналогичными показаниями Мигалатия Ан.В., данными им при проведении очной ставки со Щукиным;

- показаниями Щукина, данными в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого 5 и 11 февраля, 22 марта 2016 года о том, что 7 июля 2014 года он с Рауповым, Шанауровым и Мигалатия Ан.В. на автомашине Раупова приехал к дому, где проживал брат М., и они все поднялись в квартиру. В ходе разговора братьев Мигалатия Раупов сказал <...> М. собираться, на что А. сначала отказывался ехать с ними, но Раупов убедил его поехать с ними. После этого Шанауров взял М. за руку, поскольку тот был пьян, привел его к машине Раупова, и они все вместе поехали на пустырь. После этого он (Щукин) принимал участие в поездке в г. Новая Ляля к нотариусу для оформления доверенности; он поехал на автомобиле Раупова "Дэу Нексия" под управлением последнего, с ними также поехали оба брата Мигалатия и Шанауров. В Новой Ляле Мигалатия Ал. оформил доверенность по распоряжению своей комнатой на своего брата. Со слов Раупова ему также известно, что Шанауров и мужчина по прозвищу "<...>" по просьбе Раупова запугали М., чтобы последний не обращался в полицию, при этом избили его металлическим ключом или топором и даже намеревались его убить;

- показаниями потерпевшего М. данными в ходе предварительного расследования, в том числе при их проверке на месте и очной ставке со Щукиным, о том, что он уже в течение двух лет проживает в коммунальной квартире по адресу: г. <...> в одной из трех комнат; что до весны 2014 года он проживал совместно с родным братом Андреем, злоупотребляющим спиртным, а зимой 2013 года Андрей привел домой С. с дочерью, с которыми стал проживать у него в комнате, систематически выпивая. Из-за этого он стал конфликтовать с братом, что привело к тому, что он выгнал С. с ребенком из дома, а Андрей отправился вслед за ними. 7 июля 2014 года, находясь дома, он услышал, как кто-то позвонил в дверь квартиры, и сосед по коммуналке С. открыл дверь и впустил четверых человек: Мигалатия Андрея, а также незнакомых ему Раупова, Шанаурова и Щукина. Те вчетвером прошли в его комнату и приказным тоном сказали одеться, после чего Щукин и Шанауров с применением физической силы вывели его под руки, при этом оказать им сопротивление он не мог, так как их было больше и они были сильнее его. Это все видел сосед С., которого он попросил вызвать полицию, но сосед ушел в свою комнату, потому что Андрей Мигалатий сказал ему, что они братья и сами разберутся во всем, при этом Раупов также посоветовал С. не вмешиваться. Кто-то из этих мужчин открыл заднюю дверь стоявшей машины и толкнул его на заднее сиденье. За руль машины сел Раупов, сзади по обе стороны от него сели Щукин и Шанауров. На этой машине его привезли на пустырь, где Раупов сказал следить за ним, чтобы он не сбежал. У Андрея Мигалатия он увидел свой паспорт, который хранил у себя дома, и понял, что его похитили. С ним оставался Шанауров, он просидел на пустыре сутки или двое, рядом постоянно горел костер, Шанауров и Щукин охраняли его, при этом все присутствующие спаивали его спиртом и вели беседы о том, что он должен решить квартирный вопрос брата. На следующий день брат сказал ему, что именно он станет собственником комнаты. Он был против этого, не хотел переписывать комнату полностью на брата, так как имел право на нее. После этого его снова посадили в машину на заднее сиденье посередине и повезли г. Новая Ляля к нотариусу. По пути он пытался вырваться из машины, но брат нанес ему удар кулаком по лицу, после чего он прекратил вырываться. В г. Новая Ляля Шанауров сказал ему зайти в здание, в это время его брат стоял рядом с ним, а сзади находились Раупов и Щукин. Ему сказали подняться на второй этаж, где сидит нотариус, при этом нотариус сказала ему, что если он подпишет составленную ею бумагу, то лишится квартиры. Позже он понял, что ему предлагалось подписать доверенность на имя Мигалатия Андрея на распоряжение имуществом - комнатой. Испугавшись, что, подписав эту бумагу, он лишится комнаты, он отказался подписывать ее и вышел от нотариуса на улицу, где его встретили Шанауров, Раупов и Щукин. Узнав, что он отказался подписать доверенность, Шанауров стал кричать на него, угрожать физической расправой и убийством; Раупов стоял напротив него, вел себя вызывающе, и потребовал, чтобы он вернулся к нотариусу и подписал доверенность. Все: Раупов, Шанауров и Щукин требовали, чтобы он подписал доверенность, при этом угрожали ему применением насилия. Он испугался, кроме того, полагал, что нотариус действует заодно с участниками преступления, поэтому решил, что говорить последнему о совершении в отношении него преступления бесполезно. Тогда он вернулся к нотариусу и подписал доверенность, которую сразу же забрал его брат. По пути обратно в г. Екатеринбург они остановились в лесу, его вывели из машины, после чего Раупов взял из багажника палку и стал запугивать его. По возвращении на пустырь Шанауров и Раупов стали его избивать, каждый из них нанес ему по одному удару кулаком по голове, а Раупов еще нанес не менее трех ударов по голове, как потом понял, обухом топора, от чего он потерял сознание. Позже его усадили в машину и привезли в квартиру Шанаурова, где он провел несколько часов. Под утро, увидев, что все спят, он вышел из квартиры и добрался до отдела полиции, где написал заявление о причинении ему телесных повреждений родным братом и указанными лицами, а также по поводу его насильственного удержания в лесу;

- протоколами опознания, согласно которым потерпевший М. опознал Раупова и Щукина, как лиц, похитивших его и вымогавших у него право собственности на принадлежащую ему комнату, а также опознал биту, которой Раупов угрожал ему в случае, если он сообщит в полицию о совершенных в отношении него преступлениях;

- показаниями свидетеля С. о том, что он проживает в коммунальной квартире, в комнате по соседству с комнатой М.; что 7 июля 2014 года в квартиру позвонили и он, открыв дверь, увидел Андрея Мигалатия, которого сопровождали ранее незнакомые ему Раупов, Шанауров и Щукин. В его присутствии все они без стука прошли в комнату <...> М., после чего он услышал, как в комнате вошедшие туда люди стали ругать М., конфликтовать с ним, при этом претензии высказывал не Андрей, а остальные мужчины. Он решил вмешаться в происходящее, потому что все это происходило очень громко, и постучал в дверь комнаты. К нему вышел Андрей Мигалатия и сказал не вмешиваться, поскольку у них выясняются отношения. Затем вышел Раупов и также сказал не вмешиваться, дал понять, что брат с братом плохо поступил. Вернувшись в свою комнату, он через некоторое время услышал шум в коридоре и, выйдя туда, увидел всех пришедших мужчин, при этом Шанауров и Щукин выводили <...> М. из квартиры, удерживая его под руки, и двигались уже в сторону лифта. По лицу А. было видно, что это происходит против его воли, при этом <...> М. крикнул ему вызвать милицию. Тогда к нему обратился Раупов и сказал, что у них все нормально, что они лишь куда-то заедут. Спустя непродолжительный период времени в квартиру вернулся Мигалатия Андрей, открыл входную дверь в комнату брата ключом и зашел в нее. В комнате Андрей находился не более 5 минут, а затем покинул квартиру. Позже в отделе полиции М. рассказал ему, что Раупов, Щукин и Шанауров вывезли его в лес, где избивали в течение нескольких дней, а затем путем угроз и избиений заставили подписать бумагу, содержание которой сводилось к тому, что он передает свою комнату в распоряжение брата. Также со слов А. он понял, что ему удалось убежать от Раупова и остальных;

- аналогичными показаниями свидетеля С., данными в ходе очной ставки со Щукиным;

- показаниями свидетеля И. о том, что в 2014 году она исполняла обязанности нотариуса в городе Новая Ляля; что 9 июля к ней обратились братья Мигалатия с просьбой удостоверить доверенность на распоряжение имуществом одного из них на другого. Она подготовила проект, но перед подписанием объяснила М., что по такой доверенности его брат может распорядиться всем его имуществом. Тогда А. встал и вышел из кабинета, но вскоре вернулся уже один, сказал, что передумал, все подписал и, заплатив пошлину, забрал доверенность, после чего покинул нотариальную контору;

- показаниями свидетеля К. о том, что 16 июля 2014 года ее знакомый Раупов перевез ее, Мигалатия Андрея и Н. на своей автомашине к торговому центру "Антей", где она и Мигалатия Андрей подписали договор о продаже ей комнаты, при этом Раупов сообщил, что стоимость комнаты специально указана высокая, чтобы владельцы других комнат этой коммунальной квартиры не имели возможности выкупить ее. После этого Раупов привез ее в многофункциональный центр, при этом оплатил госпошлину за регистрацию сделки, после чего передал ей доверенность от М. на Мигалатия Андрея по распоряжению всем имуществом и договор купли-продажи комнаты, по которому Мигалатий Андрей, выступая по доверенности от имени М. продает ей комнату за 1 700 000 рублей. В действительности, таких денег у нее никогда не было, эти деньги за данную комнату она никому не передавала и по просьбе Раупова выступала лишь номинальным покупателем. Данные жильцов квартиры она сама узнавала в начале августа 2014 года по требованию Раупова у консьержа дома, при этом Раупов ее сопровождал, но стоял вне поля видимости консьержа. Ее паспорт, а также паспорта Мигалатия Андрея и А., находились у Раупова. Ранее Раупов жестоко избил М. разводным ключом, поэтому она опасалась его и согласилась выступать номинальным покупателем комнаты. 7 декабря 2014 года ее и П. Раупов привез в МФЦ для того, чтобы заключить фиктивный договор купли-продажи комнаты М. чтобы в последующем продать эту комнату добросовестному приобретателю. Она и П. по указанию Раупова подписали заявления о регистрации права собственности; согласно договору, комната продавалась за 1 800 000 рублей, из которых П. якобы, передала ей 100 000 рублей, а на остальную часть оформляла ипотеку. В действительности, ей никаких денег за эту комнату не передавалось;

- показаниями свидетеля С., данными в ходе предварительного расследования о том, что ранее она проживала с Мигалатия Андреем в комнате последнего и с его братом А., однако ее оттуда выгнали. После этого, с мая 2014 года они с Андреем постоянного места жительства не имели, познакомились с Сидиковым, Шанауровым и Рауповым. 7 июля 2014 года к месту их жительства приехал Раупов, который привез Мигалатия Андрея и А.; при этом Раупов принудительно заставлял Мигалатия А. пить "шкалики" со спиртом, кричал на него, высказывая претензии об оставлении ее и Андрея без жилья, при этом нанес А. три или четыре удара по туловищу. После этого по требованию Раупова ее и Мигалатия Андрея перевезли на квартиру, позже Раупов привез туда <...> М., сказав, что нашел его избитым. М. привезли на машине, у него было кровотечение головы, его перенесли в квартиру и оказали медицинскую помощь. Раупов сказал М., который хотел покинуть квартиру, что его надо закопать, и что он мало ударил его по голове, что надо было его вообще убить. После этой угрозы М. оставил попытки покинуть квартиру, лег и уснул, однако наутро сумел сбежать;

- показаниями свидетеля Д., данными в ходе предварительного расследования о том, что она с разрешения своего знакомого Раупова проживала в квартире С., куда Раупов привез С. и ее сожителя Мигалатия Андрея. 11 июля 2014 года, около 21 часа, к ним приехали Шанауров и Раупов, при этом последний сообщил, что у него в машине находится мужчина с пробитой головой и предложил ей закопать его, после того как тот умрет, но она отказалась. В машине Раупова на заднем сиденье сидел М., голова которого была в крови. Раупов вывел его из машины, и А. самостоятельно прошел в квартиру С. Она стала обрабатывать А. раны и обнаружила на его голове около шести ран линейной формы, длиной более 10 см каждая. Утром она увидела из окна, что к дому вместе с А. подошли сотрудники полиции, которые задержали Шанаурова. После этого Раупов сказал им самим обратиться в полицию и написать заявление о том, что, якобы, М. украл у них 89 000 рублей. Позже она услышала, как в разговоре Раупов спрашивал у Шанаурова, почему тот не добил М., а Шанауров ответил, что Раупов первый начал наносить удары, значит и должен был его добить;

- протоколом осмотра автомобиля марки "Дэу Нексия", государственный регистрационный знак <...>, используемого Рауповым, в котором были обнаружены и изъяты: копия паспорта Мигалатия А.В., копия паспорта К., расписка в получении документов на государственную регистрацию квартиры по ул. <...> на имя К. от Мигалатия;

- выпиской из журнала регистрации пациентов приемного отделения ЦГБ N <...> согласно которой при обращении за медицинской помощью 11 июля 2014 года у гр. М. были обнаружены множественные инфицированные раны в области волосистой части головы;

- документами из гражданского дела N <...> по иску М. о признании недействительной доверенности, выданной им на брата Мигалатия Андрея и удостоверенной нотариусом, о признании незаконных сделок по отчуждению из собственности М. комнаты по адресу: г. <...> согласно которым собственником указанной комнаты является П., право которой зарегистрировано в ЕГРП 13 января 2015 года; рукописная запись выполнена М. в каком-то необычном состоянии, обусловленном усилением процесса возбуждения (волнение, алкогольное опьянение, "похмельный синдром", болезненное состояние и т.д.);

- документами из регистрационного дела по комнате в квартире по адресу: г. <...> изъятого из Управления Росреестра по Свердловской области, в том числе:

- заявлением в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области от 13 сентября 2014 года, в котором Мигалатия Андрей Васильевич, действуя от имени М. просит зарегистрировать переход права собственности, в отношении указанной выше комнаты;

- копией доверенности от 9 июля 2014 года, в которой сообщается, что М. уполномочивает Мигалатия Андрея Васильевича, управлять и распоряжаться всем принадлежащим ему имуществом, на документе имеется рукописная запись К. и подпись от ее имени;

- заявлением в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области от 16 июля 2014 года, в котором К. просит зарегистрировать право собственности, в отношении указанной выше комнаты, на котором имеется подпись К.;

- договором купли-продажи от 16 июля 2014 года, согласно которому Мигалатия Андрей Васильевич передает в собственность К. комнату;

- договором купли-продажи комнаты от 7 декабря 2014 года, согласно которому К. передает в собственность П. комнату;

- отметкой о том, что право собственности на указанную комнату зарегистрировано за К. 14 октября 2014 года, за П. - 13 января 2015 года;

- заключением судебно-медицинской экспертизы N 9160, согласно которому у М. были обнаружены: рубцы в теменной области (в количестве 2-х), лобно-теменной области (в количестве 2-х), в затылочной области (в количестве 1-го), в левой височной области (в количестве 4-х), которые являются исходом заживления ран. Позднее обращение и отсутствие медицинских документов с подробным описанием ран в области волосистой части головы при первичном осмотре (с указанием их количества и точной локализации), данных динамического наблюдения до полного их заживления не позволяет установить точную дату причинения ран, конкретный травмирующий предмет и механизм образования, а также установить степень тяжести вреда, причиненного здоровью. При обращении за медицинской помощью 11 июля 2014 года у Мигалатия были обнаружены "множественные инфицированные" раны в области волосистой части головы, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека;

- заключением криминалистической экспертизы N 529/06-1, согласно которому рукописная запись на 1-м листе заявления от имени Мигалатия Андрея Васильевича в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области от 16 июля 2014 года - выполнена Мигалатия Андреем Васильевичем. Подписи от имени Мигалатия Ан.В. в заявлении от имени Мигалатия Ан.В. в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области от 13 сентября 2014 года, - выполнены самим Мигалатия Андреем Васильевичем в каком-то необычном состоянии, обусловленном усилением процесса возбуждения (состоянии волнения, стресса, алкогольного опьянения и т.п.);

- заключением эксперта по определению рыночной стоимости недвижимого имущества N 2/2016, согласно которому рыночная стоимость объекта недвижимости - комнаты в коммунальной квартире по адресу: г. <...>, <...> по состоянию на 16 июля 2014 года составляет 1 470 000 рублей, по состоянию на 14 октября 2014 года составляет 1 460 000 рублей, по состоянию на 7 декабря 2014 года составляет 1 620 000 рублей, по состоянию на 13 января 2015 года составляет 1 680 000 рублей.

По эпизодам совершения Рауповым, Шанауровым и Сидиковым преступлений в отношении Ф.:

- показаниями Раупова, данными в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого 24 декабря 2014 года и в качестве обвиняемого 20 марта 2015 года о том, что во время поездки в г. Алапаевск 14 декабря в садовом домике С. оставались Ф., П., Шанауров, Сидиков и Б., которые распивали спиртное, он же с С. отсутствовал около 4-5 часов, а вернувшись в сад, обнаружил разожженный костер и стоящих возле него П., Шанаурова и Сидикова; что по его просьбе Сидиков и Шанауров собрали остатки костра в мешки, содержимое которых высыпали в реку. На обратном пути в г. Екатеринбург П. сказала ему, что у Ф. "сгорела душа", из чего он понял, что они убили его и сожгли. Сидиков ему также сказал, что в садовом домике Шанауров напал на Ф., но не убил его, после чего он (Сидиков) с П. проводом от подставки для электрочайника задушили Ф., а тело сожгли в костре;

- показаниями Шанаурова, данными в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого от 8 февраля, 18 и 24 марта, 4 июня 2015 года, а также 8 февраля 2015 года при их проверке на месте и 16 июля 2015 года на очной ставке с Сидиковым, о том, что в октябре - ноябре 2014 года, Раупов привез его к Ф., который злоупотреблял спиртным и проживал один в квартире, и сказал ему спаивать Ф., при этом приносил спиртное и оставлял деньги для приобретения продуктов, сигарет и спиртного. Позже Раупов сказал ему, что хочет "переписать" квартиру Ф., то есть оформить квартиру в собственность, затем продать, а после сделки убить Ф., как именно - не говорил, но он согласился на убийство. В течение последующих нескольких дней в квартиру приходили знакомые Раупова - П., Б. и Сидиков, которые так же как и он, спаивали Ф. Как он понял из общения с последними, они знали о планах по завладению квартирой Ф. и о его убийстве. В один из дней декабря 2014 года по предложению Раупова он, Б., П. и Сидиков на машине Раупова поехали "за компанию отдохнуть" на шашлыки к знакомой Раупова в г. Алапаевск. С собой они взяли Ф. который был в состоянии алкогольного опьянения, а перед этим, когда Ф. спал, он, Раупов, П. и Сидиков договорились убить Ф., для чего спланировали вывезти последнего в г. Алапаевск под обманным предлогом - пожарить шашлыки. Приехав в г. Алапаевск, они забрали С. и проехали на ее дачу, где Сидиков затопил печку, после чего он, Ф., Сидиков, Б. и П. остались в домике и стали распивать водку. Через некоторое время Ф. опьянел, упал со стула на пол, и Сидиков стал душить его руками - сдавливать ему шею. Однако Ф. оставался живым, стал хрипеть, тогда Сидиков нанес ему два удара ребром ладони по шее. После этого он решил помочь Сидикову убить Ф. и тоже стал сдавливать руками шею потерпевшего, но это не помогало. В этот момент в дом вошла П. которую он попросил дать шнур от чайника, что она и сделала. Этим шнуром он обмотал шею Ф. и стал сдавливать ее, при этом наступил на подставку чайника ногой, чтобы было проще душить потерпевшего, однако подставка выскользнула из-под его ноги. Тогда П. поставила свою ногу на подставку от чайника, а Сидиков электрическим шнуром, обвитым вокруг шеи Ф., продолжил его душить в течение 1-2 минут. Затем подставка оторвалась от шнура, Ф. затих, и он понял, что Ф. скончался от удушения шнуром. После этого он вытащил тело Ф. на улицу и бросил в костер, который разжег заранее, чтобы сжечь труп. Затем приехал Раупов, они сели в его машину и стали ждать, пока сгорит труп. Когда труп прогорел, он взял мешок, куда скидал остатки костровища и непрогоревшие кости Ф., все это в несколько приемов сбросил с моста в реку. После этого Раупов привез всех в г. Екатеринбург, при этом пообещал отдать ему за убийство 50 000 рублей после продажи квартиры, однако, так ему деньги не отдал;

- показаниями Сидикова, данными в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого 24 и 29 декабря 2014 года, 12 марта, 23 октября и 10 ноября 2015 года о том, что в декабре 2014 года Раупов привозил его в квартиру Ф. где также были Шанауров, П. и Б. Ф. не хотел употреблять алкоголь, но его заставляли Раупов и Шанауров. Второй раз, привезя его в эту квартиру, Раупов сказал, что приобрел ее и попросил прибраться в ней, вынести из квартиры все, что там находилось, включая мебель. 14 декабря 2014 года П. сообщила ему, что Раупов всех приглашает в г. Алапаевск на шашлыки, а через какое-то время Раупов приехал за ним на своей машине, и они все, вместе с П., Шанауровым, Ф. и Б. поехали в Алапаевск, при этом Шанауров и Б. вынесли из квартиры пьяного Ф., который ничего не понимал. В Алапаевске они забрали подругу Раупова - С. и вместе с ней проехали в ее садовый домик, где Раупов выгрузил из своего автомобиля автомобильную покрышку, которую Шанауров откатил к дому. После этого Раупов и С. уехали, а П. достала листок бумаги, положила перед Ф. на стол и попросила его написать расписку о получении денег, однако Ф. не смог этого сделать из-за состояния опьянения. После этого П. позвонила Раупову и сообщила ему об этом, при этом спросила, какую сумму указать и сказала, что расписку напишет сама, а Ф. только распишется. После этого П. сказала, что после того как Ф. подпишет расписку, они его "уберут", как он понял, убьют. П. сама написала что-то в листке бумаги и попросила Ф. расписаться, но тот не смог этого сделать, так как был сильно пьян. Тогда Шанауров нанес ему два удара кулаком по лицу, от чего у Ф. образовалось кровотечение, после чего Ф. расписался на листке бумаги, как он понял со слов П., это была расписка в том, что Ф. получил деньги от Раупова. После этого Шанауров своей рукой сдавил горло Ф. и стал душить последнего. Через некоторое время П. взяла подставку к электрочайнику с кабелем и, подойдя к лежащему на полу Ф. обмотала вокруг его шеи кабель, сказала Шанаурову наступить ногой на подставку, а сама стала тянуть конец кабеля в сторону, сжимая таким образом петлю на шее Ф. Через какое-то время кабель оторвался от подставки, и тогда П. проверила у Ф. сердцебиение на шее, после чего сказала, что Ф. мертв. После этого Шанауров вытащил потерпевшего из садового домика, и что происходило на участке далее, он не видел. Подставку под электрочайник со шнуром он по просьбе Шанаурова сжег в печи. Через какое-то время он вышел из домика и увидел, что тело Ф. находится в костре, и большая часть тела уже сгорела. Убийство Ф. организовал Раупов, после всего этого Раупов отвез их в г. Екатеринбург;

- показаниями потерпевшего Ф. о том, что погибший Ф. был его родным братом, который проживал один в собственной квартире. Квартиру брат продавать не собирался, злоупотреблял алкоголем. 24 ноября 2014 года брат звонил ему со своего телефона и сообщил, что отдал свой паспорт троим неизвестным ему мужчинам. С этого времени он с братом не общался и больше брата не видел. 17 декабря 2014 года ему позвонила соседка брата - С., и сообщила, что из квартиры С. незнакомцы азиатской внешности вывозят мебель. Позже она ему также сообщила, что при посещении квартиры Ф. встретила там незнакомца азиатской внешности, который уверял ее в том, что он является новым собственником квартиры, при этом показал ей документы, среди которых была копия паспорта его брата и расписка, заполненная чужим почерком, о получении братом за квартиру 3 000 000 рублей от какого-то Раупова;

- показаниями свидетеля С. о том, что она является соседкой Ф.; что 24 ноября и 4 декабря 2014 года в подъезде дома она видела неизвестных ей людей, а 17 декабря обратила внимание на незнакомцев "нерусской" национальности, опознанных ею позже как Сидиков и Раупов, которые выносили вещи из квартиры Ф. при этом они продемонстрировали ей документы о приобретении этой квартиры и пояснили, что являются собственниками квартиры, что о месте нахождения самого <...> Ф. им ничего не известно. Она сразу сообщила об этом Ф., добавив также о том, что от соседей ей стало известно о том, что, примерно, 11 декабря самого Ф. выводили из квартиры неизвестные мужчины, которые посадили его в автомобиль и увезли в неизвестном направлении;

- протоколами опознания свидетелем С. Раупова и Сидикова, как лиц, представившихся собственниками квартиры Ф. и выносивших из нее вещи;

- аналогичными показаниями свидетелей Г. Д. М., а также Ч., У. и П., данными ими в ходе предварительного расследования;

- показаниями свидетеля Б. о том, что он является нотариусом и что 24 ноября 2014 года к нему на прием обратились Ф. и П. с просьбой удостоверить доверенность на распоряжение имуществом, что он и сделал. Ф. был более-менее опрятно одет, каких-либо сомнений в его адекватности не возникло, как и в том, что он не находился в состоянии алкогольного опьянения;

- аналогичными показаниями свидетеля Д., работавшей помощником нотариуса Б.;

- показаниями свидетеля П. о том, что с Рауповым она познакомилась в начале июня 2014 года, а в конце октября - начале ноября 2014 года Раупов предложил ей вместе с ним мошенническим путем завладеть квартирой некоего Ф., за участие в котором пообещал ей 100 000 рублей. После этого, купив спиртное, они с Рауповым зашли в квартиру, где она познакомилась с Ф. - хозяином квартиры. В мошенничестве также принимал участие друг Раупова - Шанауров, который спаивал Ф. Обсуждая запланированное преступление, Раупов предложил оформить на нее доверенность и быть представителем Ф., в дальнейшем Раупов хотел оформить на себя квартиру потерпевшего. На протяжении 4 дней подряд Раупов, Шанауров и она приезжали в квартиру к Ф. привозили с собой спиртное, при этом Раупов предложил Ф. оформить на ее имя доверенность для открытия фирмы, а потом перепродать ее. В действительности, Раупов обманывал Ф. и готовился обманным путем похитить его квартиру. На четвертый день Ф. согласился на уговоры Раупова. 24 ноября 2014 года она, Раупов, Ф. и Шанауров на автомобиле Раупова проехали к нотариусу в г. Реж, где она с Ф. зашла к нотариусу. При этом Раупов дал им образец доверенности, которую они показали нотариусу, секретарь сделала распечатку, Ф. ее прочитал и согласился, после чего расписался в книге за доверенность, что получил ее, а она заплатила нотариусу переданные ей Рауповым 3000 рублей. Позже по этой доверенности в архиве Росреестра они получили дубликаты правоустанавливающих документов на квартиру Ф., а Раупов на протяжении длительного времени продолжал спаивать Ф. и "готовил" его для последующего оформления сделки по продаже квартиры. 1 декабря 2014 они пошли на регистрацию сделки, Раупов дал Ф. файл, из которого незначительной частью был извлечен документ договора купли-продажи так, что осталось место только для подписи. Ф. был пьян и, не читая документ, написал свою фамилию, а также имя и отчество и расписался. После этого она с Рауповым приехала в МФЦ, где они сдали документы, однако с первого раза это сделать не получилось, пришлось возвращаться и переподписывать договор у Ф., потому что он был подписан не синей, а черной пастой. На протяжении недели, предшествующей 14 декабря, в связи с запланированным преступлением в квартире Ф. периодически собирались Раупов, Шанауров и Сидиков - по прозвищу "<...>", а когда Ф. был пьян, Раупов, Шанауров и Сидиков обсуждали вопрос, что делать с Ф. и спросили ее мнение. Она предложила отправить его куда-нибудь подальше в другой город, чтобы там его искали родные, но Сидиков же сказал: "Нет тела - нет дела", что означало убить Ф. и все с этим согласились. Раупов предложил план: вывести Ф. в дачный дом его подруги С. в Алапаевском районе и там напоить, затем убить и сжечь тело. Все согласились с таким планом. 14 декабря, днем, она, Шанауров, Б., Сидиков и Ф. поехали на машине Раупова в г. Алапаевск, при этом Б. не знал о планируемом убийстве Ф. В г. Алапаевске они забрали С. и приехали к ней на дачу - в деревянный домик, купив по пути в магазине водки, после чего Раупов и С. покинули дачу. Она по указанию Раупова, написала расписку о том, что Ф. получил от Раупова 3 000 000 рублей, и Ф. будучи в состоянии опьянения, подписал расписку, которую она позже отдала Раупову. Шанауров к тому времени из дров развел костер для сжигания тела Ф. Когда она зашла обратно в дом, то увидела, что Шанауров в комнате душит Ф. двумя руками обхватив того за шею. При ней Шанауров отпустил Ф. и тот упал. По просьбе Сидикова она передала ему подставку от чайника со шнуром, и Сидиков стал душить Ф. этим шнуром, при этом Ф. лежал на боку, а Сидиков, нагнувшись, тянул шнур, обвитый вокруг шеи потерпевшего, на себя. Однако у Сидикова не получалось так задушить Ф., и он попросил ее придержать подставку, чтобы затянуть шею. Тогда она поставила ногу на подставку, чтобы та не поднималась, и таким образом они стали затягивать шнур, но он порвался. После этого Ф. посинел, и стало видно, что он уже мертв. Затем Шанауров вытащил тело потерпевшего из дома и бросил его в костер, также Шанауров и Сидиков сказали, что положили в костер еще и колесо - запаску, которую ранее взяли у Раупова из машины. О совершенном они сообщили по телефону Раупову, который минут через 10 подъехал, и все вместе осмотрели дачу, Шанауров и Сидиков периодически добавляли в костер дров. Позже Шанауров и Сидиков собрали содержимое костра и убрали в мешок, в том числе и недогоревшую кость. Потом содержимое мешков из костра они выкинули там же под горку, а оставшиеся костные останки выкинули в реку с моста;

- аналогичными показаниями П., данными в ходе предварительного расследования при их проверке на месте 24 декабря 2014 и 16 января 2015 года, а также в ходе очных ставок с Шанауровым, Сидиковым и Рауповым;

- показаниями свидетелей Ч. и Ф. о том, что они являются инспекторами ДПС Алапаевского ГИБДД и что 14 декабря 2014 года, в 17 часов 45 минут, в г. Алапаевске ими был остановлен автомобиль "Дэу Нексия" под управлением Раупова; что последний и находящиеся в автомобиле Б., П. и Шанауров были привлечены ими к ответственности за совершение административных правонарушений. Кроме того, на заднем сиденье находился пожилой мужчина, в отношении которого было вынесено устное предупреждение;

- протоколом опознания по фотографии, согласно которому Ч. опознал Ф. как мужчину, которому он вынес устное предупреждение;

- показаниями свидетеля С. о том, что 14 декабря 2014 года, около 21 часа, к ней в г. Алапаевск на машине приехал ее близкий знакомый Раупов, с которым приехали П. и незнакомые ей Сидиков, Шанауров, Б. и Ф. Раупов настаивал приготовить на территории ее садового участка шашлык, и она согласилась. Все вместе они направились к ее садовому участку, взяв две бутылки водки, при этом у нее сложилось впечатление, что Ф. не понимал, что происходит, так как спрашивал, куда его везут. Ф. также спрашивал, где он находится, и когда они поедут домой, но присутствующие уклонялись от ответа, лгали ему, что он в г. Реже, также требовали прекратить разговаривать. Когда она вышла из дома, то увидела и услышала тихо переговаривающихся между собой Раупова, Шанаурова и Сидикова, которые обсуждали необходимость получения от Ф. подписи и расписки. Также они сказали, что им требуется бочка в человеческий рост, а на ее расспросы ответили, что они хотят устроить большой костер и сжечь автомобильную покрышку. После этого все разошлись. Кто-то на вопрос Ф., когда они уедут, ответил, чтобы он много ел и пил, и что скоро он увидит костер. После этого она с Рауповым уехала в гостиницу, где они находились на протяжении 2 часов, потом Раупову на ее сотовый телефон позвонила П. и сообщила, что он может приезжать, добавив, что ей (С.) приезжать не стоит. Раупов уехал, а спустя 1,5 часа привез ей ключи от садового дома. Она подозревала, что-то неладное, поэтому на следующий день приехала на садовый участок и увидела перекопанное костровище и лопаты рядом с ним, обнаружила, что дров стало вдвое меньше, также не нашла подставки из-под электрического чайника со шнуром. При этом она позвонила Раупову и поинтересовалась местонахождением Ф., на что тот ответил, что его привезли обратно в г. Екатеринбург, но тот исчез с их деньгами. 17 декабря 2014 года Раупов, П., Сидиков и Шанауров вновь приезжали к ней, изготавливали копию паспорта, но сам паспорт ей не показывали, а потом сожгли его;

- аналогичными показаниями С. данными в ходе предварительного расследования при их проверке показаний на месте 23 ноября 2015 года;

- протоколами опознания свидетелем С. П. Сидикова, Шанаурова, Б. и Ф.;

- показаниями свидетеля Х. о том, что ее знакомый Раупов неоднократно предлагал ей приобрести квартиры; что осенью 2014 года, заинтересовавшись одной из них - двухкомнатной, на первом этаже по ул. <...> она хотела осмотреть квартиру, но это сделать не получилось, так как Раупов всякий раз избегал осмотра с ней этой квартиры по неизвестной ей причине. Раупов показывал ей рукописную расписку о том, что Ф. продал ему эту квартиру за 3 000 000 рублей и сказал, что они должны указать в договоре купли-продажи такую же сумму;

- показаниями свидетеля Б., данными в ходе предварительного расследования, а также при их проверке на месте и в ходе очной ставки с Рауповым, о том, что Раупов систематически привозил в квартиру Ф. бутылки со спиртным, либо давал деньги Шанаурову для приобретения спирта в магазине; что позже П. рассказала ему, что они с Рауповым хотят открыть на имя Ф. фирму; что с ее же слов ему известно, что П. с Рауповым составляли документы для продажи квартиры Ф., затем ездили оформлять продажу его квартиры. В декабре 2014 года по предложению Раупова они поехали на шашлыки в г. Алапаевск, и там Раупов говорил всем присутствующим, что с Ф. нужно что-то делать, спросив: "Нету тела - нету дела?" Как он понял, Раупов предложил убить Ф., однако он подумал, что это шутка и в убийстве участия не принимал. Приехав в г. Алапаевск, они проехали на садовый участок С., где вместе с Ф. остались распивать спиртное, а Раупов с С. в это время уехали. Через некоторое время ему стало плохо, и он вышел на улицу. Напротив дома был разведен костер, в это время к нему подошла П. и сказала выйти за ворота участка, что он и сделал. Позже П., выйдя к нему, позвонила Раупову и попросила их забрать, что Раупов и сделал, но только Ф. с ними уже не было. Во дворе продолжал гореть костер. Он понял, что Ф. убили, а его труп сжигают в костре. Шанауров ходил подбрасывать дрова в костер, один раз вместе с ним ходил Сидиков. Кроме этого Шанауров несколько раз выносил с участка мешки, содержимое которых ссыпал в реку с моста. После возвращения домой Сидиков рассказал ему, что пока его не было на даче, он взял веревку или провод, которым вместе с Шанауровым задушил Ф.;

- показаниями свидетеля Л., данными в ходе предварительного расследования о том, что в конце декабря 2014 года к ней в квартиру приехал Раупов, привез с собой Сидикова и Шанаурова, от которых исходил сильный запах гари. На ее вопросы Сидиков пояснил, что они сожгли человека; что Раупов купил квартиру убитого мужчины и пообещал ему (Сидикову) 1 000 000 рублей за то, чтобы тот сознался в полиции в единоличном убийстве этого человека;

- протоколом осмотра места происшествия, проведенного 19 декабря 2014 года, в ходе которого была зафиксирована обстановка квартиры по адресу: г. <...>, <...> изъяты 6 окурков сигарет, 6 следов папиллярных линий;

- доверенностью <...> от 24 ноября 2014 года, изъятой из нотариальной конторы г. Режа уполномочивающей П. на осуществление сделок с имуществом Ф.;

- изъятыми из Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области из регистрационного дела по квартире N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. <...> документами, а именно:

- договором передачи квартиры в собственность граждан от 29 декабря 2004 года, согласно которому Ф. приобрел в собственность данную квартиру;

- распиской в получении документов на государственную регистрацию права собственности на указанную квартиру от 1 декабря 2014 года, согласно которой Ф., представителем заявителя П., Рауповым представлены заявление о государственной регистрации права на недвижимое имущество; доверенность; договор купли-продажи;

- заявлением в Управление Росреестра по Свердловской области от 1 декабря 2014 года, согласно которому Ф. и П. на основании доверенности просят выдать свидетельство о государственной регистрации права в отношении квартиры;

- копией доверенности <...> от 24 ноября 2014 года, составленной в г. Реже Свердловской области нотариусом Б. согласно которой Ф. уполномочивает П. управлять и распоряжаться всем принадлежащим ему имуществом, заключать любые сделки по управлению и распоряжению принадлежащим имуществом, продавать квартиры;

- копией паспорта на имя Раупова;

- копией договора купли-продажи от 29 ноября 2014 года, согласно которому Ф. продал Раупову квартиру за 3 000 000 рублей;

- уведомлением N 224, 225 о приостановлении государственной регистрации на недвижимое имущество и сделок с ним от 17 декабря 2014 года в адрес Ф., П. и Раупова, согласно которому государственная регистрация права на объект недвижимого имущества - квартиру, приостановлена;

- протоколом осмотра места происшествия, проведенного 24 декабря 2014 года на территории садового участка N <...> коллективного сада "<...>" в г. Алапаевске Свердловской области, согласно которому в садовом домике были обнаружены и изъяты: окурки сигарет и спички с печи и пола; фрагмент шнурка; две капли вещества бурого цвета на фрагменте полового покрытия, похожие на кровь; пачка из-под сигарет; топор; содержимое топки и поддувала (коробка из-под сока, осколки, фрагменты пластика и провода); брюки и шапка; металлическая проволока (корд); костные останки;

- протоколом осмотра используемого Рауповым автомобиля - "Дэу Нексия", государственный регистрационный знак <...> в ходе которого были обнаружены следы папиллярных линий (отпечатки пальцев) с внешней поверхности автомобиля, 5 фрагментов микрочастиц и волос, документы, постановления об административном правонарушении от 14 декабря 2014 года в отношении Раупова и П.; с порога был взят смыв вещества, похожего на кровь;

- документами, представленными ООО "Металлург" г. Алапаевска, согласно которым Раупов и С. были оформлены в гостинице ООО "Металлург" с 20 часов 30 минут 14 декабря 2014 года и выехали в 00 часов 40 минут 15 декабря 2014 года;

- детализацией телефонных соединений между П. с Рауповым и С. в период совершения убийства Ф.; также зафиксировано перемещение телефонов П. и Раупова между базовыми станциями по направлению от дома Ф. в г. Алапаевск, где и было совершено убийство Ф.;

- заключением судебной экспертизы N 172 (э)/2015 по определению стоимости объекта недвижимости, согласно которому стоимость указанной выше квартиры по состоянию на 1 октября и на 29 ноября 2014 года составляет 3 200 000 рублей;

- заключением компьютерно-технической экспертизы N 18ктэ, согласно которому в содержимом мобильного телефона "Samsung", обнаруженного и изъятого у Сидикова, установлены СМС-сообщения, в которых Сидиков, обращаясь к абоненту по имени Е., сообщает о том, что он убил человека, и будет отбывать за это длительное наказание в виде лишения свободы;

- заключением криминалистической N 8462, согласно которому на представленных отрезках дактилоскопической пленки и пленки типа "скотч", изъятых в ходе осмотра квартиры Ф. и в ходе осмотра автомобиля "Дэу Нексия", имеются девять следов папиллярных линий рук, которые оставлены П. Рауповым, Сидиковым и Шанауровым;

- заключением почерковедческой экспертизы N 2052/06, согласно которому рукописный текст расписки от имени Ф. в получении денежной суммы в размере 3 000 000 рублей от Раупова выполнен П. удостоверительные рукописные записи "Ф." и подписи от его имени, расположенные в строках: "Деньги в сумме 3.000 000 рублей (три миллиона) рублей 00 копеек получены полностью"; строке: "Подпись лица, выдавшего доверенность" в доверенности 66 АА 2756197 от имени Ф. на имя П. выполнены Ф. подписи от имени Раупова, расположенные в заявлении в Управление Росреестра по Свердловской области от имени Раупова от 1 декабря 2014 года - выполнены самим Рауповым;

- заключением пожарно-технической экспертизы N 520, согласно которому сожжение трупа при обстоятельствах, указанных в показаниях П. Шанауровым и Сидиковым в течение 4 часов, возможно;

- заключением судебно-медицинской экспертизы по материалам дела N 362, согласно которому, определить с достоверностью причину смерти гр. Ф. в условиях отсутствия данных исследования трупа не предоставляется возможным. Сдавление органов шеи как руками, так и петлей из полужесткого материала, может сопровождаться развитием механической асфиксии, которая может повлечь за собой наступление смерти. Различные виды механической асфиксии, вызвавшие угрожающие жизни состояние, являются опасными для жизни и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред, причиненный здоровью человека;

- заключением судебно-медицинской экспертизы N 447/7903-14, согласно которому в результате судебно-медицинского исследования костных останков, обнаруженных на территории, прилегающей к садовому участку N <...> коллективного сада "<...>" в г. Алапаевске и на территории самого садового участка, установлены сто десять мелких скелетированных фрагментов в состоянии выраженного обугливания. Согласно данным судебно-биологического исследования, установить видовую принадлежность костных фрагментов не представилось возможным, в связи с отсутствием в них белка;

- заключениями молекулярно-генетических экспертиз, согласно которым на фрагменте ДВП, изъятом при осмотре места происшествия по адресу: г. Алапаевск, СТ "<...>", обнаружена кровь человека, на пачке из-под сигарет и на поверхности пакета обнаружен пот человека, которые произошли от Ф.;

- заключением криминалистической экспертизы, согласно которому изъятые в ходе осмотра места происшествия - домика в коллективном саду "<...>" в г. Алапаевске - содержимое топки печи являются фрагментами вилки (с защитным заземлением) с проводом и устройством передачи электроэнергии - подставкой для электрочайника, которые могли являться составным целым (комплектным целым), как представленного электрочайника, так и других аналогичных электрочайников. Исследуемые фрагменты провода, разделены в результате разлома связанного с хрупкостью материала (хрупкость вызвана высоким термическим воздействием);

- заключением трасологической экспертизы N 2398/05-1, согласно которому фрагменты двужильной проволоки, обнаруженные при осмотре места происшествия на участке местности в садоводческом товариществе "<...>", вероятно, являются частями шины колеса автомобиля.

По эпизоду совершения Сидиковым мошенничества в отношении С.:

- показаниями потерпевшего С., данными в ходе предварительного расследования о том, что как-то он познакомился со Щукиным и Л. через которых познакомился с Рауповым; что последний, узнав о наличии у него квартиры, предложил сделать в квартире ремонт, для чего заселил туда своих знакомых, в том числе Сидикова. 19 декабря 2014 года в магазине "ДНС" он приобрел сотовый телефон "Lenovo А859" за 8 990 рублей, а 22 декабря Сидиков, увидев телефон, попросил воспользоваться им для игры, что он и позволил ему сделать. Спустя какое-то время по предложению Сидикова и совместно с ним они пошли в магазин за продуктами и спиртным, а когда он вышел из магазина, то обнаружил, что Сидиков скрылся с его телефоном, который так его не вернул. Ущерб от хищения телефона для него является значительным;

- протоколом опознания потерпевшим С. Сидикова, как мужчину, похитившего у него сотовый телефон;

- товарным чеком, выданным С. о покупке сотового телефона "Lenovo А859" на сумму 8.990 рублей и инструкцией по эксплуатации сотового телефона, где вписаны IMEI (слот1): N <...>; IMEI (слот2): <...> приобретенного телефона;

- протоколом задержания подозреваемого Сидикова от 24 декабря 2014 года, согласно которому в ходе личного обыска Сидикова был обнаружен и изъят сотовый телефон "Lenovo А859" с IMEI (слот1): N <...>; IMEI (слот2) <...>.

- заключениями судебных психолого-психиатрических экспертиз, согласно которым Раупов, Шанауров, Щукин и Сидиков каким-либо психическим расстройством не страдали и не страдают в настоящее время, поэтому каждый из них мог в юридически значимый период времени (по отношению к инкриминируемым деяниям) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, равно как и в настоящее время каждый из них может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

Суд правильно признал указанные доказательства допустимыми и положил в основу приговора, поскольку все они были получены в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

Утверждения осужденных о недопустимости некоторых доказательств, положенных в основу приговора, в том числе показаний Раупова, Шанаурова, Мигалатия, Сидикова и Щукина, данные ими в ходе предварительного расследования в состоянии опьянения либо оказанного на них давления, нельзя признать убедительными, поскольку все они допрашивались надлежащими должностными лицами, в присутствии своих защитников - адвокатов, а Раупов, кроме этого, еще и с участием переводчика, при этом каких-либо возражений или ходатайств, заслуживающих внимания, ни они сами, ни их защитники не заявляли и содержание их показаний, отраженных в тексте протоколов, не оспаривали.

Не находит убедительными Судебная коллегия и доводы осужденных и их защитников о том, что суд незаконно огласил показания целого ряда свидетелей, в том числе Л., Б., <...> С., Д. и других, данные ими в ходе предварительного расследования, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, суд принял исчерпывающие меры по установлению места нахождения и вызову в судебное заседание указанных лиц, которые не увенчались успехом, после чего, выяснив мнение сторон и руководствуясь ст. 281 УПК РФ, пришел к обоснованному выводу об оглашении их показаний.

Доводы Раупова, Мигалатия, Сидикова, Шанаурова и Щукина, а также их защитников, о непричастности осужденных к тем преступлениям, за которые они осуждены, о неприменении ими насилия к потерпевшим, - были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты, поскольку опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, указанными выше, полно и подробно приведенными в приговоре.

Всем рассмотренным доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку, приведя мотивы, в силу которых одни доказательства, в том числе показания осужденных, данные в судебном заседании, были им отвергнуты, а другие доказательства признаны достоверными и положены в основу приговора; не согласиться с оценкой суда у Судебной коллегии нет оснований.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд обоснованно признал указанные выше показания осужденных, потерпевших и свидетелей достоверными и положил их в основу приговора, поскольку они подробны, последовательны, согласуются между собой и подтверждаются совокупностью других исследованных доказательств.

Каких-либо существенных противоречий в их показаниях, как в показаниях каждого из них отдельно, так и по отношению друг к другу, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах, Судебная коллегия не усматривает. Вопреки доводам апелляционных жалоб, возникшие в показаниях потерпевших и свидетелей противоречия, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, были устранены судом в судебном заседании, при этом потерпевшие и свидетели прямо указали, что показания, данные ими в ходе предварительного расследования, в том числе практически сразу же после совершенных осужденными преступлений, являются наиболее полными, правдивыми и достоверными.

Некоторые неточности и несовпадения, имеющиеся в показаниях осужденных, потерпевших и свидетелей, на что обращают внимание осужденные и их защитники, в том числе в показаниях П., Шанаурова, Б. и других лиц, - Судебная коллегия находит несущественными и не повлиявшими на выводы суда о виновности осужденных, и считает, что эти неточности связаны с давностью происходивших событий и субъективным восприятием каждым из допрошенных лиц происходящего с ними или в их присутствии, в том числе и в связи с нахождением некоторых из них в тот момент в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, каких-либо объективных данных, свидетельствующие об оговоре и самооговоре осужденных, сторона защиты, кроме голословных утверждений, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции не представила и веских мотивов такого оговора или самооговора не назвала.

Несмотря на утверждения осужденных и их защитников об обратном, показания некоторых свидетелей, причастных к оформлению и переоформлению документов по сделкам с недвижимостью, в том числе по оформлению доверенностей от потерпевших, на что указано в апелляционных жалобах, - не свидетельствуют о невиновности осужденных и о несовершении ими уголовно наказуемых действий, а свидетельствуют лишь о том, что эти действия совершались осужденными в отношении потерпевших не в присутствии этих свидетелей, а наедине с потерпевшими.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах, органами следствия при производстве предварительного расследования, а также судом при рассмотрении дела в судебном заседании, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену или изменение приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Непроведение следователем некоторых необходимых, по мнению осужденных, следственных действий, в том числе очных ставок со свидетелями и потерпевшими, не является нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку, в соответствии со ст. 38 УПК РФ, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования и принимать решения о производстве следственных или иных процессуальных действий.

Доводы стороны защиты о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона, не конкретизировано существо обвинения, предъявленного осужденным, не установлены конкретные обстоятельства совершения ими преступлений, причина смерти потерпевшего Ф., а также другие значимые обстоятельства, в том числе совершение Сидиковым совместно с Шанауровым мошенничества в отношении Ф. - Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых полно отражено описание преступных действий осужденных с указанием времени, места и способа их совершения. Единственная опечатка, допущенная в постановлении, вынесенном в отношении Сидикова, а именно указание его же фамилии вместо фамилии Шанаурова, при том что далее по тексту постановления в качестве соучастника преступления указан именно Шанауров, - не относится к существенному нарушению уголовно-процессуального закона, влекущему изменение или отмену приговора.

Доводы осужденных и их защитников о том, что при производстве уголовного дела в ходе предварительного расследования и в суде было нарушено право Раупова и Сидикова на защиту ввиду того, что им не были сразу же предоставлены надлежащие переводчики, Судебная коллегия не может признать обоснованными.

Как видно из материалов дела, протокола судебного заседания и приговора, осужденные Раупов и Сидиков длительное время проживают на территории Российской Федерации и в достаточной степени владеют русским языком. Несмотря на данные обстоятельства и отсутствие оснований, предусмотренных ст. 18 УПК РФ, для предоставления им переводчиков, заявленные Рауповым и Сидиковым ходатайства о предоставлении переводчиков были удовлетворены, и им были предоставлены переводчики: Раупову со стадии предварительного расследования - на узбекский язык, Шанаурову со стадии прений сторон - на таджикский, при этом ни в ходе многочисленных допросов на предварительном следствии, ни в подготовительной части судебного заседания от Раупова не поступало заявлений о том, что он не понимает предоставленного ему переводчика.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу, что право Раупова и Сидикова на защиту при предоставлении им переводчиков ни органом предварительного расследования, ни судом нарушено не было.

Судом также были проверены судом и доводы осужденных, поддержанные их защитниками, о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, в том числе о применении в отношении Сидикова электрошокера, однако данные доводы не нашли своего подтверждения и были обоснованно отвергнуты по основаниям и мотивам, приведенных в приговоре, которые Судебная коллегия находит убедительными.

В ходе судебного разбирательства судом было обеспечено равенство прав сторон, созданы необходимые условия для всестороннего и полного рассмотрения дела, стороны не были ограничены в праве представления доказательств и в заявлении ходатайств. По всем заявленным ходатайствам судом приняты обоснованные решения, которые надлежащим образом мотивированы. Не согласиться с решениями суда у Судебной коллегии нет оснований.

Исследованные доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, каких-либо противоречий в выводах суда, изложенных в приговоре, которые могли бы повлечь за собой его отмену, - не имеется, все выводы соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах, причина смерти потерпевшего Ф. была установлена судом на основании совокупности доказательств, в том числе показаний П. Шанаурова, Сидикова и Б. а также заключения судебно-медицинской экспертизы N 362.

Заключения судебных экспертиз, положенные в основу приговора, суд обоснованно признал допустимыми доказательствами, поскольку выводы экспертов надлежащим образом мотивированы, аргументированы, научно обоснованы и каких-либо сомнений не вызывают.

Доводы осужденных и их защитников о неправильности и недостоверности выводов проведенных по делу психолого-психиатрических экспертиз; о том, что эксперты не были надлежащим образом предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений, Судебная коллегия находит неубедительными.

Оспариваемые стороной защиты экспертизы были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. ст. 195 - 196 УПК РФ, и оценены судом в совокупности с другими доказательствами. Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, а также Федеральному закону "О государственной экспертной деятельности в РФ". Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве указанных судебных экспертиз, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, следователем не было допущено. Выводы экспертов аргументированы и отвечают на поставленные перед ними вопросы. Данные экспертами заключения не вызывают сомнений у Судебной коллегии, равно как не вызывает сомнений и компетентность экспертов, а также их предупреждение перед проведением экспертиз об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем прямо указано в тексте самих заключений.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно, оснований для их переквалификации, как о том ставится вопрос в апелляционных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, из осуждения из осуждения Раупова по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, из осуждения Шанаурова С.И. и Сидикова С.С. по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ подлежит исключению как излишне вмененный квалифицирующий признак мошенничества - с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку по указанным статьям действия осужденных, с учетом стоимости похищенного имущества, квалифицированы по более тяжким признакам - в крупном и особо крупном размерах, соответственно.

Наказание осужденным назначено в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности осужденных, состояния их здоровья и здоровья их близких, обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе приводимых в апелляционных жалобах, наличия у Шанаурова и Щукина обстоятельств, отягчающих наказание, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Назначенные осужденным наказания являются соразмерными содеянному ими и справедливыми, Судебная коллегия, в том числе с учетом исключения квалифицирующих признаков мошенничества у Раупова, Шанаурова и Сидикова, не находит оснований для его смягчения, а также для применения положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, либо изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Судом также обоснованно взысканы процессуальные издержки с осужденных в доход федерального бюджета.

Гражданские иски потерпевших рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Гражданского кодекса РФ, решения суда надлежащим образом мотивированы. При вынесении решения судом были учтены размер причиненного ущерба, конкретные обстоятельства дела, причинение потерпевшим нравственных страданий, вызванных совершением преступлений, соблюдены требования разумности, справедливости и соразмерности при определении размера компенсации морального вреда. Оснований для отмены или изменения приговора в этой части Судебная коллегия не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13 - 389.14, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 10 апреля 2017 года в отношении Раупова Икрома Идиевича, Шанаурова Сергея Ивановича Сидикова Саиджона Самиевича изменить.

Исключить из осуждения Раупова И.И. по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, из осуждения Шанаурова С.И. и Сидикова С.С. по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ квалифицирующий признак мошенничества - с причинением значительного ущерба гражданину.

В остальном приговор в отношении Раупова И.И., Шанаурова С.И. и Сидикова С.С. и этот же приговор в отношении Мигалатия Андрея Васильевича и Щукина Якова Владимировича оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления