Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 06.07.2016 N 16-АПУ16-10

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2016 г. N 16-АПУ16-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Романовой Т.А., Пейсиковой Е.В.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Нагорнова Н.Н. и его адвоката Толстопятова Д.В., адвоката Степанникова А.В. в защиту интересов осужденного Смольянина А.Ю. на приговор Волгоградского областного суда от 31 марта 2016 г. по которому

Нагорнов Н.Н. <...> ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время суток с 22 часов до 6 часов по местному времени, не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также с возложением обязанности являться 2 раза в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства;

Смольянин А.Ю., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время суток с 22 часов до 6 часов по местному времени, не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительной инспекции, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также с возложением обязанности являться 2 раза в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства.

Постановлено взыскать с Нагорнова Н.Н. и Смольянина А.Ю. в пользу потерпевшего К. и гражданского истца К. в возмещение материального вреда в солидарном порядке по 25 198 рублей, каждому; в возмещение морального вреда по 250 000 рублей, каждому из них, с каждого из осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осужденных Нагорнова Н.Н., Смольянина А.Ю. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Толстопятова Д.В. и Степанникова А.В., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Нагорнов Н.Н. и Смольянин А.Ю. признаны виновными в том, что 28 ноября 2014 г. в г. <...> области, действуя группой лиц, совершили убийство потерпевшего К.

Преступление совершено при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Нагорнов Н.Н., выражая несогласие с приговором, просит его отменить и вынести новое судебное решение, признать обстоятельством, смягчающим наказание, наличие малолетнего ребенка. В обоснование своей жалобы приводит доводы о том, что приговор не отвечает требованиям законности, обоснованности и справедливости, постановлен на догадках и предположениях, в нем не приведено данных о том, имелся ли у него совместный со Смольяниным умысел на убийство К., состоялось ли между ними распределение ролей; судом были проигнорированы его показания, данные на стадии следствия и в судебном заседании, не учтено, что проведенные экспертизы, а также показания свидетеля М. не подтвердили его причастность к совершению убийства потерпевшего;

адвокат Толстопятов Д.В. в защиту интересов осужденного Нагорнова Н.Н., просит отменить обвинительный приговор и оправдать Нагорнова Н.Н., ссылаясь на то, что в его основу положены показания свидетеля М., которые Нагорнов не мог оспорить, так как названный свидетель в судебном заседании допрошен не был и очная ставка с ним в ходе расследования дела не проводилась;

адвокат Степанников А.В. в защиту интересов осужденного Смольянина А.Ю. просит приговор отменить либо изменить, переквалифицировав действия его подзащитного на ст. 316 УК РФ. Считает, что действиям Смольянина суд дал неверную юридическую оценку, поскольку тот не принимал участия в убийстве потерпевшего, а только перевозил труп по просьбе Нагорнова; в ходе расследования дела Нагорнов не отрицал факт совершения убийства им единолично; роль Смольянина в преступных событиях являлась пассивной; он последовательно утверждал, что потерпевший был удушен в тот момент, когда он (Смольянин) отходил к машине и разговаривал с М. доказательств, опровергающих указанную позицию Смольянина, по делу не имеется; проверка показаний на месте, несмотря на заявленное стороной защиты ходатайство, проведена не была; в возвращении дела прокурору для отыскания ремня, являвшегося орудием убийства, судом необоснованно отказано; правдивость показаний Смольянина подтверждается выводами, изложенными в акте ситуационной экспертизы; в отличие от Нагорнова, с которым у потерпевшего произошел конфликт, Смольянин не имел мотива для участия в убийстве; явка свидетеля М. в суд обеспечена не была и имеющие значение для дела обстоятельства остались невыясненными; назначенное Смольянину наказание является чрезмерно суровым и не учитывает в полной мере смягчающие обстоятельства.

В своих возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Фролова Л.Ю., опровергая приведенные в них доводы, утверждает о законности, обоснованности и справедливости приговора.

В заседании суда апелляционной инстанции Нагорнов не отрицал свою причастность к убийству потерпевшего, но выражал несогласие с его осуждением за совершение этого преступления в группе со Смольяниным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Нагорнова и Смольянина в совершенном ими преступлении, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Судом тщательно были проанализированы показания Нагорнова и Смольянина как на различных этапах следствия, в том числе в ходе очных ставок, в которых они изобличали друг друга в избиении потерпевшего, а затем в убийстве его путем удушения ремнем, так и данные в судебном заседании, где Нагорнов взял в полном объеме на себя вину в причинении К. смерти.

С учетом показаний Нагорнова и Смольянина, где наряду с фактом убийства потерпевшего, ими сообщалось о перевозке его трупа к железнодорожному полотну и помещении на рельсы, а также показаний свидетелей Л., Ч., об обстоятельствах нахождения Нагорнова на вокзале в кабинете полиции с тремя незнакомыми мужчинами и происходившем там конфликте, акта судебно-биологической экспертизы, согласно выводам которой на изъятой из кабинета полиции резиновой дубинке были выявлены следы крови К., протокола осмотра места происшествия, свидетельствующего об обнаружении трупа К. в указанном Нагорновым и Смольяниным месте - лежащим на железнодорожных рельсах, заключения судебно-медицинского эксперта, установившего на трупе множественные телесные повреждения в виде ссадин, кровоподтеков, перелома костей носа и наступление смерти потерпевшего в результате сдавления его органов шеи петлей из полужесткого материала, выводов эксперта-криминалиста о наличии на джинсах К. волокон, идентичных по ряду признаков с волокнами одежды Смольянина, а также иных подробно приведенных в приговоре доказательств, у суда не имелось оснований усомниться в том, что каждый из осужденных являлся участником преступных событий, исходом которых явилось лишение потерпевшего жизни с использованием в этих целях брючного ремня, что соответствует показаниям Нагорнова и Смольянина также по поводу характера примененного к К. насилия и орудия преступления.

Оценивая достоверность показаний осужденных относительно их роли в причинении потерпевшему смерти, суд правильно принял во внимание заключение эксперта N <...>, исследовавшего воспроизведенный Нагорновым и Смольяниным механизм причинения К. телесных повреждений на предмет соответствия этого механизма установленному по объективным медицинским данным.

На основе результатов экспертных исследований, подтвердивших, что изложенные Нагорновым обстоятельства удушения Смольяниным потерпевшего ремнем соответствуют характеру, локализации, виду травмирующих воздействий и механизму сдавления шеи, которые следует оценивать в совокупности с показаниями свидетеля М., данными в заседании суда апелляционной инстанции и аналогичными по содержанию тем, которые были исследованы судом первой инстанции в порядке ст. 281 УПК РФ о том, что по прибытии на берег реки он (М.) видел, что рядом с сидящим на корточках избитым парнем, находились как Смольянин, так и Нагорнов, при этом Нагорнов держал парня руками за плечи, а Смольянин потребовал, чтобы он (М.) уехал, а во время встречи с ним на следующий день признался, что они (Смольянин и Нагорнов) в отношении этого молодого человека "перестарались" и просил его в случае допроса дать неправдивые показания, суд обоснованно установил причастность обоих осужденных к убийству потерпевшего, в ходе чего, согласно приговору, Смольянин душил потерпевшего ремнем, как утверждал последовательно об этом на досудебной стадии Нагорнов, тогда как сам Нагорнов удерживал потерпевшего руками.

В пользу указанных выводов суд рассматривал также последующее поведение Смольянина и Нагорнова, которые совместно приняли меры по сокрытию трупа, поместили его в багажник машины Смольянина, перевезли в район железнодорожного полотна и уложили там на рельсы.

Показания М. опровергают показания Смольянина, данные в ходе следствия и Нагорнова - в судебном заседании о том, что убийство К. совершил только Нагорнов, в то время когда Смольянин отходил к машине, на которой подъехал М.

У Судебной коллегии не имеется оснований не доверять в этой части показаниям М., поскольку они были подтверждены им в ходе проверки на месте с фиксацией результатов следственных действий на фототаблицах, фактом обнаружения в указанном им месте следов крови, образовавшейся от потерпевшего, а также в полной мере согласуются с показаниями Р., который отрицал, что к машине, на которой он привез М., кто-то подходил, и свидетельствовал о том, что именно М. спускался к реке, а после недолгого отсутствия вернулся, сказав, что там находятся Смольянин, Нагорнов, а также, как он (Р.) понял, еще третий человек, и "скоро они все передерутся".

Доводы стороны защиты о том, что Р. слышал, как, будучи возле реки, разговаривали М. и Смольянин не в полной мере основаны на содержании показаний Р. изложенных в протоколе судебного заседания, из которых следует, что относительно собеседника М. - Смольянина, свидетель высказывался лишь в предположительной форме, никогда не утверждал, что те находились на отдалении и только вдвоем, а напротив, последовательно сообщал о том, что именно М. спускался вниз к реке, а не Смольянин подходил к машине, на которой он (Р.) и М. приехали, на чем настаивал в своих показаниях Смольянин, объясняя тем самым невозможность в это время видеть происходившее между Нагорновым и К.

Существенных противоречий в показаниях свидетелей по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденных, Судебной коллегией не установлено.

Судом дана надлежащая оценка причин изменения Нагорновым своих ранее данных показаний относительно роли Смольянина в содеянном.

Доводы адвоката Степанникова об отсутствии у Смольянина мотива преступления по причине отсутствия между ним и потерпевшим неприязненных отношений, противоречат исследованным доказательствам, из содержания которых следует, что наряду с Нагорновым, Смольянин изначально являлся участником конфликта, произошедшего с потерпевшим в кафе, который затем, по свидетельству Нагорнова, Л. и М. получил свое продолжение в комнате полиции, и завершился, как установлено судом, убийством потерпевшего на берегу реки.

Выводы, к которым пришел эксперт в ходе производства ситуационной экспертизы, вопреки утверждениям защитника, не свидетельствуют о непричастности Смольянина к убийству, и позволяют рассматривать их в опровержение выдвинутой им версии, так как сообщаемые им обстоятельства, очевидцем которых, по его же показаниям, он являлся, не соответствуют обстоятельствам, имевшим место в действительности.

Таким образом, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом и оценив в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Нагорнова и Смольянина виновными в причинении смерти потерпевшему.

Все приведенные в обвинительном приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями процессуального закона.

Судебной коллегией не установлено таких нарушений уголовно-процессуального закона в ходе следствия и при рассмотрении дела судом, которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела, передачу его на стадию судопроизводства и в дальнейшем - саму процедуру судебного разбирательства.

Вопрос о необходимости производства тех либо иных следственных действий, в частности тех, о которых упоминает в своей жалобе адвокат Степанников, относится к исключительной компетенции следователя, и то, что он не усмотрел оснований для их проведения, не свидетельствует о неполноте предварительного следствия.

Оснований для возвращения дела прокурору в целях отыскания орудия убийства - ремня не имелось, в связи с чем суд на законных основаниях отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства адвоката Степанникова, учитывал при этом показания свидетеля Б. о принятых оперативно-розыскных мерах по установлению местонахождения части предметов одежды потерпевшего и орудия убийства, убедительно мотивировал свое решение, указав, что невозможность исследования этих вещественных доказательств не искажает истинную картину преступных событий и не влияет на доказанность вины осужденных с учетом имеющейся совокупности иных исследованных доказательств.

Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права, в связи с чем утверждение об обратном в жалобах Нагорнова и адвокатов, является несостоятельным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено.

Решение об оглашении показаний свидетеля М. данных на предварительном следствии, принято судом в соответствии со ст. 281 УПК РФ, после того, как исследовав заключение врача и другие медицинские документы, пришел к выводу о невозможности явки и доставления свидетеля иным образом в суд в связи с его болезненным состоянием здоровья. При этом судом проверены и признаны заслуживающими внимания причины, по которым между осужденными и свидетелем не была проведена очная ставка. Учитывал суд также то, что результаты следственных действий с участием М. были зафиксированы с помощью фотосъемки. Кроме того, Судебной коллегией приняты меры по восполнению указанного недостатка и свидетель М. допрошен сторонами при апелляционном рассмотрении уголовного дела, где осужденные в полной мере реализовали свое право.

Описание деяния, признанного судом доказанным, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе его совершения, форме вины, целях и иные данные, позволяющие судить о событии преступления, причастности к нему осужденных, их роли и виновности.

Исходя из выводов экспертов, проводивших исследование психического состояния Нагорнова и Смольянина, а также на основе анализа действий осужденных при совершений преступлений, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными, их поведения в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, у суда первой инстанции не имелось оснований усомниться в их психическом статусе, что обоснованно позволило признать их вменяемыми.

Все доводы стороны защиты о непричастности осужденных к преступлению проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений. Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведенные в жалобах и в ходе апелляционного рассмотрения дела, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и подробно изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой. Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в приговоре приведены и являются убедительными.

Квалификация действий осужденных основана на установленных фактических обстоятельствах дела.

Назначенное осужденным наказание отвечает требованиям законности и справедливости, учитывает все обстоятельства, влияющие на его вид и срок, а потому оснований для признания его несправедливым и подлежащим пересмотру в сторону смягчения Судебной коллегией не установлено.

Вид исправительного учреждения судом определен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

При таком положении Судебная коллегия находит, что постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к данному делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих изменение либо отмену приговора, по делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Волгоградского областного суда от 31 марта 2016 г. в отношении Нагорнова Н.Н. Смольянина А.Ю. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и адвокатов без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления