Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 05.12.2017 N 80-АПУ17-10

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2017 г. N 80-АПУ17-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э.,

судей - Кочиной И.Г., Хомицкой Т.П.,

при секретаре - Семеновой Т.Е.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Филимоновой С.Р.,

защитников - адвокатов Урсола А.Л., Шевченко Е.М.,

осужденных Эврюковой В.А., Жиленковой Р.О.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Эврюковой В.А., Жиленковой Р.О., законного представителя Ж. адвокатов Самойлова А.А., Иванова О.П. на приговор Ульяновского областного суда от 3 октября 2017 года, которым

Эврюкова Виктория Андреевна, <...> несудимая;

осуждена по:

- п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году ограничения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 12 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями;

Жиленкова Регина Олеговна, <...> несудимая;

осуждена по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Эврюковой В.А. и Жиленковой Р.О., их защитников адвокатов Шевченко Е.М. и Урсола А.Л., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Эврюкова и Жиленкова осуждены за умышленное убийство Ш. группой лиц по предварительному сговору, а Эврюкова и за кражу его имущества на общую сумму 8 тыс. 543 руб.

Преступления совершены в ночь с 22 на 23 декабря 2016 года в г. Димитровграде Ульяновской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В совместной апелляционной жалобе осужденная Жиленкова и ее законный представитель Ж. высказывают несогласие с приговором.

При этом Жиленкова Р., излагая свою версию произошедшего, аналогичной ее позиции в судебном заседании, настаивая на своей непричастности, отрицает совершение противоправных действий в отношении Ш. Утверждает, что это Ш., зная о ее несовершеннолетии, под угрозой физической расправы, являясь более старшим и физически развитым, заставлял заняться сексом, причинив Эврюковой телесные повреждения, наличие которых отмечено в заключении эксперта N 1318 от 24.12.2016 г.

Считает, что следствие необоснованно отвергло ее доводы, не фиксировало их в протоколах, "выкидывали" ее ходатайства и пояснения.

В судебном заседании суд также не принимал от них письменные ходатайств, пояснений.

Отмечает, что ее допрос сразу после задержания проводился с нарушениями УПК - в отсутствие адвоката, в ночное время с 23 на 24 декабря, без предоставления времени для отдыха и сна вплоть до обеда следующего дня.

Указывает, что заключения судебно-медицинских экспертиз, а в частности, ссылки на удушение тупым твердым предметом, ничем не подтверждаются, а выводы суда о характере их действий противоречат выводам экспертов.

Настаивает на том, то Ш. они не убивали, лишь душили небольшой промежуток времени, чтобы он потерял сознание. При этом, убегая из квартиры, двери не захлопнули, хотя по показаниям хозяйки квартиры, на момент ее прихода, двери были закрыты. Данному обстоятельству суд оценки не дал.

Полагает, что исследованными доказательствами не подтвержден факт убийства, а вывод суда о том, что они действовали при этом по предварительной договоренности, не основан на материалах дела и является предположением.

Обращает внимание, что они с сестрой не предвидели агрессивного поведения Ш. лишения их свободы и угрозы физической расправы, веревку нашли в критический момент при угрозах их жизни и здоровью, связать его заставил сам Ш.

Утверждает, что это Ш. намеревался совершить с ними противоправные действия, а они фактически защищались, при этом, не желая его убивать.

Просят приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В отдельной самостоятельной жалобе законный представитель Ж. приводит свою версию произошедшего, согласно которой Ш., имея умысел на совершение в отношении ее дочерей действий сексуального характер, обманом заманил в снятую им же для этих целей квартиру, заставил употреблять спиртное, зная, что Жиленкова Р. является несовершеннолетней. В квартире он угрожал, требовал вступить с ним в половой контакт, применил насилие, вследствие чего дочери под обманным согласием на участие в ролевых играх связали его, накинули на шею веревку, после чего он сам запнулся и так как руки были связаны, упал лицом вниз, сломав нос, а дочери убежали, забрав верхнюю одежду, чтобы он не смог их преследовать. При этом двери были не закрыты, а Ш. - жив.

Обращает внимание, что на момент осмотра квартиры труп Ш. был не в том положении, о котором рассказывали дочери, двери были закрыты, хотя они их не захлопывали. На внутренней стороне входной двери был кровавый отпечаток. В связи с чем, полагает, что после ухода дочерей, кто-то проник в квартиру и совершил убийство. Хозяйка квартиры при проверке показаний поясняла, что в ту ночь находилась в соседней квартире и видела, как в квартиру заходил человек нерусской национальности. Также при проверке показаний на месте на косяке входа в комнату был обнаружен кровавый след, которого не было, когда дочери убегали.

Утверждает, что Ш. совершил в отношении ее дочерей противоправные действия, а органы следствия и суд извратили факты и незаконно привлекли и осудили Эврюкову и Жиленкову Р.

Считает, что судом были нарушены требования УПК РФ, не решен вопрос о допуске защитника наряду с адвокатом, о предоставлении ему времени для ознакомления с материалами дела, о признании недопустимым доказательством показаний Жиленковой Р., данные с 23 на 24 декабря 2016 г., необоснованно отказано в проведении предварительных слушаний и о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, не решен вопрос по ее заявлению о привлечении к ответственности самого Ш.

Обращает внимание, что на старшую дочь Эврюкову также оказывалось давление в период нахождения в СИЗО.

Просит приговор отменить и передать дело на новое разбирательство со стадии подготовки для решения вопроса о рассмотрении его с участием присяжных заседателей.

Адвокат Иванов О.П. в интересах Жиленковой Р. в апелляционной жалобе считает, что судом неправильно установлены фактические обстоятельства.

Ссылаясь на показания Жиленковой Р. в качестве подозреваемой, приводя их содержание, делает вывод об отсутствии сговора с Эврюковой и тем более с целью убийства.

Об отсутствии такого умысла, по его мнению, свидетельствуют и фотографии в изъятом у Жиленковой телефоне, где на одной из фото 22 декабря 2016 г. в период с 23 ч. имеются совместные фото всех троих, все в хорошем настроении, улыбаются, позируют, а в 23 ч. 16 мин. Ш. уже сидит на стуле в связанном состоянии.

Обращает внимание, что у Жиленковой отсутствует мотив, она в каких-либо отношениях с Ш. не состояла, в отличие от Эврюковой.

Изложенное в приговоре описание действий Эврюковой и Жиленковой не соответствует показаниям последней на следствии, в том числе и в той части, где она указывала, что она совместно с Эврюковой не производила удушение твердым предметом, когда тот находился на стуле. Вместе с тем причиной смерти Ш. явилась механическая асфиксия от сдавления органов шеи и тупым твердым предметом.

Указание суда о нанесении ударов по голове и конечностям ничем не подтверждается. В показаниях Эврюковой и Жиленковой такие факты отсутствуют.

Кроме того, 17 января 2017 г. в ходе допроса Жиленковой ей были представлены фото из протокола осмотра изъятого телефона. На фото 26 Жиленкова указала на Эврюкову, которая перевязала веревку через шею Ш. лежащего на полу в коридоре. На фото 27, 28, 30 и 31 изображена Эврюкова, которая натягивает веревку через шею Ш. лежащего на полу в коридоре. Фото она делала по требованию Эврюковой. В момент фотографирования Ш. был жив (т. 2 л.д. 99 - 106). Таким образом, из показаний Жиленковой видно, что в ее действиях отсутствует прямая и непосредственная связь с наступлением смерти. Лишь когда Ш. находился на полу, лежа на животе с завязанными глазами и за спиной руками, Эврюкова стала совершать действия, не предусмотренные Жиленковой, то есть вышла за пределы соучастия.

Жиленкова не вступала в предварительный сговор с Эврюковой на совместное убийство Ш. а лишь согласилась с Эврюковой совершить первоначальные действия, направленные на обездвиживание Ш.

О логичности таких ее действий, по мнению адвоката, свидетельствуют отмеченные экспертами ее психологические особенности, а также родственные чувства к Эврюковой.

Наличие волокон на одежде Жиленковой, однородных с волокнами, входящими в состав одежды Ш. говорить лишь о том, что в какие-то моменты они плотно соприкасались друг с другом.

Следы крови на кроссовках образовались когда Жиленкова находилась рядом с Ш. в момент причинения ему Эврюковой телесных повреждений.

Кроме того, адвокатом отмечается, что указанный в приговоре комплекс смягчающих наказание обстоятельств, свидетельствует о суровости назначенного Жиленковой наказания.

Просит приговор в отношении Жиленковой изменить и прекратить уголовное преследование за отсутствием в деянии состава преступления.

Адвокат Самойлов А.А. в апелляционной жалобе и дополнении к ней в защиту Эврюковой считает, что не установлен мотив преступления, обвинение Эврюковой не соответствует фактическим обстоятельствам дела, в показаниях свидетелей и материалах дела имеются противоречия, которые не устранены.

Считает, что факт конфликта, возникновения неприязненных отношений, наличие умысла на убийство, не подтверждается исследованными доказательствами. В обвинение не указано и суд не установил, на какой почве возник конфликт, насколько серьезными были его причины и как они могли послужить поводом для убийства.

Судом установлено, что умысел на убийство у Эврюковой возник после того как та отказалась исполнять ранее обещанные действия - нежелание Эврюковой вступать в половую связь.

Однако, исходя из показаний осужденных, потерпевший препятствовал их выходу из квартиры, несмотря на отказ Эврюковой, применил насилие, оттолкнул ее от двери и не позволили ей и Жиленковой покинуть квартиру, то есть их умысел был направлен на то, чтобы он на время потерял сознание и не более того. Доказательств, опровергающих доводы защиты, не приведено, а выводы суда об обратном являются предположением.

Судом не принято во внимание, что умысел и все действия осужденных были направлены на временное обездвиживание Ш., а после того как он упал, ударившись головой, обе покинули место происшествия и потерпевший был жив.

Считает предположением выводы суда о нанесении потерпевшему ударов твердыми тупыми предметами, а также о применении в процессе удушения неустановленного твердого тупого предмета. Подобных предметов в квартире не обнаружено, отсутствуют они и среди находившихся у осужденных вещей.

Полагает, что наличие на одежде потерпевшего микроволокон, сходных с волокнами одежды осужденных, не свидетельствует об их виновности, поскольку на обнаруженных фотографиях видно, что обе обнимались и прижимались к Ш., то есть микрочастицы попали еще до применения насилия.

Факт нанесения обеими ударов ногами по телу потерпевшего также считает недоказанным, поскольку следы их обуви в квартире не обнаружены, несмотря на то, что по утверждению суда обе наносили удары ногами по окровавленному телу.

Оценивая данные протокола осмотра места происшествия, обнаружение на дверях пятен вещества бурого цвета, показания осужденных о том, что убегая, они двери не захлопнули, а при обнаружении трупа двери оказались запертыми, делает вывод о возможном участии в убийстве иного постороннего лица. В пользу этой версии говорят и показания А. и Х. об обнаружении в мусорном ведре различных предметов, в том числе пустых упаковок из-под кофе и др., ни осужденные, ни Ш. их не покупали.

Также выражает несогласие и с осуждением Эврюковой по ст. 158 УК РФ, поскольку вещи были забраны не с целью присвоения, а для того, чтобы Ш. не смог их преследовать.

Обращает внимание, что при осмотре трупа на месте происшествия была обнаружена одиночная странгуляционная борозда. По заключениям экспертов на трупе были обнаружены 4 странгуляционных борозды. Данному противоречию оценки не дано.

Полагает, что погибший Ш. вел аморальный образ жизни, который надлежало признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

По его мнению, судом не учтено в полной мере наличие у Эврюковой двоих детей, состояние ее здоровья, выявленные у нее заболевания.

Просит оправдать Эврюкову за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Осужденная Эврюкова в апелляционной жалобе указывает, что выводы суда о наличии у них с сестрой умысла на убийство, о том, что они действовали по предварительной договоренности на почве личных неприязненных отношений к Ш., не соответствуют действительности и ничем не подтверждаются.

Указывает, что, по мнению суда, между ними возник конфликт на почве неприязненных отношений, в ходе которого и было совершено убийство. Однако не принято во внимание, что ссора между хорошо знакомыми не может являться мотивом для убийства. Не установлено, на какой почве возник конфликт, насколько серьезны были его причины и как они могли послужить поводом для убийства.

Имеющиеся в деле фотографии, где есть изображения всех троих, наоборот, опровергают выводы о каких-либо неприязненных отношениях, конфликтах.

Так же как и ее защитник, Эврюкова утверждает о том, что убивать Ш. они не хотели, их целью было лишь обездвижить его и убежать. Показаний об обратном они с сестрой не давали.

Оспаривает выводы суда о применении в процессе убийства неустановленных твердых тупых предметов, об отсутствии таковых как в квартире, так и среди имевшихся у них вещей.

Высказывает предположение о возможном совершении убийства другим лицом после их ухода из квартиры.

Утверждает, что никаких других, кроме описанных в их показаниях, действий они не совершали, вещи потерпевшего взяла не с целью присвоения, а чтобы он не смог их преследовать. При этом в указанное судом время совершения кражи они уже находились дома. На момент их ухода из квартиры Ш. был жив и о его смерти они узнали лишь от сотрудников полиции в отделе.

Показания Жиленковой о том, что заставляла ее фотографировать в момент удушения, считает оговором по неизвестным ей причинам, а ее фотография с веревкой сделана, когда она наоборот снимала веревку с шеи, а не накидывала.

О ее непричастности к убийству свидетельствует и тот факт, что они не скрывались, узнав, что их разыскивают сотрудники полиции, сами явились на встречу и проехали с сотрудниками в отдел.

Обращает внимание, что экспертиза не дала однозначного ответа о том, что изъятая у них веревка являлась орудием преступления.

Микроволокна на ее одежде появились, когда она до этого соприкасалась с потерпевшим, в том числе и при фотографировании, а кровь могла образоваться, когда она снимала с него веревку.

Полагает, что выводы экспертиз носят предположительный характер и не могли приниматься во внимание. Имеющийся перелом костей носа мог образоваться при падении и ударении лицом об пол, а не от ударов ногами. При этом их обувь, мягкие кроссовки, не отвечают критериям твердого тупого предмета.

Оспаривая выводы экспертов, также отмечает, что все вместе, в том числе и Ш., употребляли пиво, тогда как по заключениям экспертов алкоголь в его крови и моче не обнаружен, а в отношении них данный факт судом якобы установлен и признан отягчающим наказание обстоятельством.

Обращает внимание, что в протоколе осмотра телефона указано, что при его включении указанное на нем время совпадает с действительным. Вместе тем с учетом часового пояса время должно отставать на 1 час.

Так же как и ее защитник, осужденная обращает внимание на наличие противоречий в протоколе осмотра трупа и заключениях экспертов в количестве имевшихся на трупе странгуляционных борозд.

Полагает, что суд должен был учесть аморальный образ жизни потерпевшего, его противоправные действия.

Отмечает, что с малолетнего возраста была брошена родителями, воспитывалась в детдомах и специализированных учреждениях, имеет двоих детей, различные заболевания, длительное время содержится под стражей, осознала свое поведение, ранее к ответственности не привлекалась, мать также имеет заболевания, нуждается в помощи.

Вместе с тем, высказывая несогласие со своим осуждением, недоказанность вины, просит ее оправдать или применить положения ст. ст. 64, 73 или 82 УК РФ.

В возражениях на жалобы осужденных, законного представителя и адвокатов государственный обвинитель Рябов И.В. считает приговор суда законным и справедливым, а доводы жалоб - не подлежащими удовлетворению.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб, дополнений и возражений, Судебная коллегия находит приговор в отношении обеих законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях, являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах - показаниях самих осужденных в ходе предварительного расследования, показаниях потерпевшего Ш. свидетелей К. А., Х., Э., М., Ю., Т. и Д., законного представителя Ж. а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Так, Жиленкова в ходе предварительного расследованию подтверждала факт нахождения с Эврюковой в квартире, снятой Ш. их совместное с Эврюковой решение об удушении потерпевшего, его добровольное под обманом связывание, в том числе рук и глаз, совместное удушение веревкой, хищение Эврюковой его имущества.

Смерть Ш. как следует из заключений экспертов, наступила в результате механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей и тупым твердым предметом. Также на трупе имелись различные другие повреждения, в том числе в области шеи, головы, лица и конечностей (т. 5 л.д. 28 - 46, 47 - 53, 142 - 157).

При осмотре телефона Эврюковой обнаружена переписка с потерпевшим, из которой следует, что именно она была инициатором встречи, по ее предложению Ш. была снята квартира, именно она предлагала вступить в половую связь с ней и сестрой.

При осмотре изъятого у Жиленковой телефона обнаружены фотографии, на которых изображен Ш., сидящий на табуретке со связанными за спиной руками и повязкой на глаза, его фотографии уже лежащим на полу лицом вниз также со связанными руками и веревкой на шее, фотографии Эврюковой возле лежащего на полу Ш., которая улыбается и держит в руках натянутую веревку, сходящуюся на шее потерпевшего (т. 4 л.д. 40 - 53, 56 - 59, 60 - 73, 158 - 163, 194 - 207, 210 - 212).

Доводы Жиленковой и ее законного представителя о недопустимости протоколов следственных действий с участием Жиленковой Р. проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты. Выводы суда в данной части мотивированы и являются правильными. Следственные действия проводились с участием адвоката, законного представителя, педагога, с соблюдением требований УПК РФ, в связи с чем, оснований для признания их недопустимыми доказательствами не имелось.

Ссылки на недопустимость протокола допроса Жиленковой в качестве подозреваемой вследствие указанных в жалобах нарушениях несостоятельны.

Согласно ч. 3 ст. 164 УПК РФ, проведение следственных действий в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Как следует из материалов дела, Жиленкова Р. была задержана в качестве подозреваемой 24 декабря 2016 г. в 1 ч. 17 мин. (т. 2 л.д. 14 - 16).

После задержания она допрошена в качестве подозреваемой. При этом допрос, как следует из протокола, проводился в период с 1 ч. 40 мин. до 2 ч. 50 мин. 24 декабря 2016 года, то есть в ночное время (т. 2 л.д. 23 - 28).

Затем с ее участием в кабинете следователя был проведен следственный эксперимент в период с 4 ч. 42 мин. до 5 ч. 14 мин. 24 декабря 2016 г. (т. 2 л.д. 30 - 38).

Вместе с тем проведение вышеуказанных следственных действий в ночное время не противоречит требованиям ч. 3 ст. 164 УПК РФ, поскольку в данном случае имел место случай, не терпящий отлагательства и обусловленный целью сбора и закрепления доказательств, в связи с полученной от Жиленковой Р. в явке с повинной информации не только о своей причастности к преступлению, но и сведений о соучастнике, месте нахождения одежды, в которой она находилась, что требовало незамедлительной проверки.

При этом следственные действия проводились с участием законного представителя, адвоката и педагога, с согласия Жиленковой Р. и ее законного представителя (т. 2 л.д. 20). Возражений от участников следственных действий на их проведение не поступало.

В этой связи, указанные протоколы следственных действий с участием Жиленковой Р. обоснованно признаны допустимыми доказательствами, а ее показания при их проведении - достоверными в той части, в которой они согласовывались с другими доказательствами.

Версии стороны защиты о противоправном поведении самого потерпевшего, о нахождении осужденных в состоянии необходимой обороны, о возможном совершении убийства иными лицами после того как они ушли, оставив входную дверь открытой, а Ш. живым, доводы о том, что иных предметов кроме веревки при удушении не применялось, ударов не наносилось, проверялись судом первой инстанции и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. Выводы суда достаточно полно мотивированы и являются правильными.

Проанализировав исследованные и приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных и о доказанности их вины.

Положенные в основу приговора доказательства, в том числе и результаты экспертиз, судом оценены с точки зрения относимости и допустимости. Каких-либо противоречий, опровергающих выводы суда, они не содержат и в своей совокупности являлись достаточными для обоснования выводов суда о виновности осужденных в убийстве потерпевшего.

Выводы экспертов судом правильно приняты во внимание в совокупности с другими доказательствами.

Указание в протоколе осмотра места происшествия на наличие на трупе Ш. лишь одной странгуляционной борозды, не опровергает выводы экспертов о механизме и причинах смерти, которые сделаны на основе непосредственного исследования трупа, тогда как в протоколе осмотра м/п отражены сведения о визуальном наблюдении трупа, при наличии обильных следов крови в области шеи.

Заявленные ходатайства разрешались судом в соответствии с требованиями закона, после заслушивания мнений всех участников, решения по ним мотивированы, а отказ в удовлетворении того или иного ходатайства при соблюдении процедуры его разрешения не может расцениваться как проявление обвинительного уклона.

Доводы Эврюковой и ее защитника о том, что вещи потерпевшего она забрала не с целью хищения, а лишь, чтобы он не смог их преследовать, судом оценены и обоснованно отвергнуты.

Как установил суд, в момент, когда Эврюкова забирала вещи, Ш. уже были причинены несовместимые с жизнью повреждения, то есть он не только не мог их преследовать, но и вообще совершать какие-либо активные действия. В последующем Эврюкова распорядилась взятыми вещами - куртку и кроссовки потерпевшего передала своему брату, а мобильный телефон продала в ломбард, получив деньги.

В этой связи, в данной части ее действия правильно оценены как кража.

Дело рассмотрено законным составом суда. Вопреки доводам жалоб осужденных и законного представителя по окончании расследования при ознакомлении с материалами дела ходатайств о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей либо в составе трех профессиональных судей не заявлялось (т. 8 л.д. 64 - 66). Письменных ходатайств об этом в период поступления дела в суд также не заявлялось.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, ни Жиленкова Р., ни ее законный представитель Ж. не ходатайствовали о допуске наряду с адвокатом иного лица (т. 9 л.д. 98 - 106).

Вопреки доводам законного представителя, фактов совершения Ш. противоправных действий в отношении осужденных суд не установил, а по ее заявлению 16 августа 2017 года принято соответствующее процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, органом предварительного расследования и судом не допущено. Оснований для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ не имелось.

Действия осужденных правильно квалифицированы:

- обоих по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть, убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору;

- Эврюковой по ч. 1 ст. 158 УК РФ, то есть тайное хищение чужого имущества (кража).

Мотивы действий осужденных, роль каждой из них, установлены и указаны в приговоре. Наличие предварительного сговора на убийство мотивировано и основано на правильно установленных фактических обстоятельствах.

Психическое состояние осужденных изучено полно и объективно. В ходе предварительного расследования в отношении обоих проводились психолого-психиатрические экспертизы (т. 5 л.д. 138 - 140, 146 - 147).

С учетом выводов экспертов, данных о личности каждой из них, суд правильно признал Эврюкову и Жиленкову вменяемыми.

Наказание каждой из них назначено с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств, влияющих на наказание, данных о личности, в том числе и с учетом состояния здоровья обеих.

При этом судом в полной мере приняты во внимание все имеющиеся по делу смягчающие наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобах.

При назначении наказания Жиленковой, совершившей преступление в несовершеннолетнем возрасте, судом правильно приняты во внимание и условия ее жизни и воспитания, уровень психического развития, особенности личности, а также влияние на нее старших по возрасту лиц.

Учтены судом и положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, регламентирующие порядок назначения наказания несовершеннолетним.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства судом признано совершение обеими убийства в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. При этом свои выводы суд мотивировал, правильно основываясь на установленных фактических обстоятельствах.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, оснований для применения положений ст. 64 УК РФ, для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Гражданский иск о компенсации морального вреда разрешен в соответствии с требованиями закона, положений ст. ст. 151 и 10101 ГК РФ, с учетом всех обстоятельств дела, а также имущественного положения осужденных. Присужденные к взысканию суммы отвечают требованиям разумности и справедливости и снижению не подлежат.

Вопрос о процессуальных издержках судом разрешен в соответствии с требованиями ст. 131 и 132 УПК РФ, решение о необходимости взыскания процессуальных издержках с осужденных судом обосновано. Оснований для полного или частичного освобождения обеих осужденных от уплаты процессуальных издержек не установлено. Не является таковым и наличие у Эврюковой двоих детей, поскольку она осуждена к лишению свободы на конкретный срок, имеет молодой возраст, трудоспособна, до ареста подрабатывала, дети в настоящее время находятся на иждивении отца, который их содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ульяновского областного суда от 3 октября 2017 года в отношении Эврюковой Виктории Андреевны и Жиленковой Регины Олеговны оставить без изменения, апелляционные жалобы Эврюковой В.А., Жиленковой Р.О., законного представителя Ж. адвокатов Иванова О.П. и Самойлова А.А. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления