Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 48-АПУ16-18

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 июля 2016 г. N 48-АПУ16-18

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Зателепина О.К., Земскова Е.Ю.,

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Морозова И.А. и адвоката Чернякова Г.Д. на приговор Челябинского областного суда от 24 декабря 2015 года, по которому

Морозов И.А. <...>, несудимый,

осужден по пп. "а", "в", "д", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ к лишению свободы на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Морозову И.А. назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Взыскано с Морозова И.А. в пользу М. в счет возмещения морального вреда 3 миллиона рублей, в пользу ООО "<...>" в возмещение материального ущерба 183 тысячи 375 рублей.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденного Морозова И.А. и адвоката Чернякова Г.Д. в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Тереховой С.П. об отсутствии оснований для отмены либо изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

Морозов И.А. признан виновным в убийстве трех лиц - М., М. и малолетней М. с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление, а также в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, с причинением значительного ущерба, совершенным путем поджога.

Преступление совершено 28 августа 2014 года в период с 9.30 до 11.25 часов в квартире N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. <...>.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Морозов указывает, что преступлений он не совершал,

явку с повинной написал со слов и под незаконным воздействием сотрудников полиции; под их же воздействием им даны показания о совершении преступления;

в суде оговорил себя потому, что им двигал страх за свою жизнь, он опасался оперативников отдела полиции N <...> г. <...>;

в деле не имеется доказательств, которые подтверждали бы вывод суда о его виновности; не найдено следов преступления на нем, в его жилище и автомобиле, на котором он передвигался; по делу отсутствуют очевидцы совершенного преступления; спасатели, участвовавшие в поиске улик, ничего не нашли; показания свидетелей по делу М., Р., С., З., Д., М., Ш., М. его причастности к преступлению не подтверждают;

по выводам экспертизы развитие пожара заняло немного времени, однако его никто из жильцов выходящим из подъезда дома не видел;

следы крови на нем не обнаружены, а куртка, на которой обнаружены следы крови М., ему не принадлежит; обнаруженные на куртке следы являются следами менструальной крови, в связи с чем просит назначить дополнительную экспертизу;

заключения эксперта не подтверждают его причастности к совершению убийств; эксперт В., который исследовал трупы погибших, в суд не вызывался;

нет следов преступления и на удлинителе, который изъят по делу; данный удлинитель необоснованно отнесен к числу доказательств по делу;

детализации телефонных соединений не подтверждают, что он переписывался либо созванивался с М. 28 августа 2014 года в день убийства, это имело место накануне 27 числа;

в суде не была допрошена свидетель Е. об отношениях М. с ним и с другими мужчинами; не был вызван свидетель Ж., который видел, в какой одежде он был одет 28 августа; из показаний свидетеля М. следует, что в момент убийства в 11 часов 28 августа он в квартире М. не находился;

просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат Черняков указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу не проверены версии о причастности к преступлению иных лиц, за основу вины Морозова взяты лишь его показания, приведенные в приговоре другие доказательства вины Морозова не подтверждают, по делу не найдены орудия преступления, вещи, в которые был одет Морозов, ссылается на противоречивость показаний Морозова на предварительном следствии относительно того, чем он душил потерпевшую: проводом или веревкой; на изъятом проводе следов преступления нет, экспертизы по нему не проводились; следствие не выясняло, каким образом куртка со следами крови М. оказалась в жилище Морозова, где она была изъята; версия о том, что кровь является менструальной, не проверялась; показания Морозова на следствии и в суде о поджоге квартиры имеют противоречия; от своих показаний о совершении преступления Морозов отказался, поскольку они даны со слов и под воздействием сотрудников полиции; на самооговор повлияло органическое расстройство личности, которое имеется у Морозова.

По делу поступили возражения на апелляционные жалобы государственного обвинителя Милых М.В. и потерпевшего М. в которых они просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия оснований для изменения либо отмены приговора не усматривает.

Как следует из материалов дела, судебное разбирательство, проведенное по делу, отвечает критериям справедливого суда.

Осужденному Морозову была обеспечена возможность участвовать в судебном заседании, воспользоваться квалифицированной юридической помощью, довести до суда свою позицию по делу, представить доказательства в свою защиту.

Из протокола судебного заседания следует, что в суде первой инстанции Морозов полностью признал вину в убийстве трех лиц и поджоге квартиры, дав показания по существу предъявленного обвинения. При представлении доказательств стороной обвинения Морозов каких-либо возражений не заявлял, в том числе о недопустимости доказательств, включая его "явку с повинной", не возражал против оглашения показаний некоторых свидетелей и экспертов, не настаивал на их вызове в суд. В частности, показания экспертов М. и В. по ходатайству государственного обвинителя были оглашены в суде с согласия осужденного и его защитника (т. 10 л.д. 121).

При представлении доказательств защиты, сторона защиты ограничилась допросом осужденного, других доказательств не представляла, осужденный и защитник не заявили ни одного ходатайства об исследовании доказательств, о вызове свидетелей и экспертов, в том числе эксперта В., свидетелей Е. и Ж..

Судебное следствие было окончено только после того, как стороны заявили об отсутствии возражений против этого и готовности приступить к прениям (т. 10 л.д. 129).

В прениях защитник осужденного высказал согласованную с осужденным позицию, согласно которой Морозов признает вину в убийстве и поджоге и не согласен лишь с позицией государственного обвинителя о назначении ему пожизненного лишения свободы. Морозов подтвердил при этом, что данная позиция с ним согласована (т. 10 л.д. 145).

При таких обстоятельствах нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлияли или могли повлиять на законность и обоснованность приговора, Судебная коллегия не усматривает, в том числе считает необоснованными доводы осужденного о имевших место нарушениях уголовно-процессуального закона, которые выразились в том, что не был допрошен эксперт В., свидетели Е. и Ж.

По результатам судебного разбирательства судом постановлен законный и обоснованный приговор.

Выводы суда о фактических обстоятельствах дела подтверждаются доказательствами, которые суд привел в приговоре.

Согласно показаниям осужденного Морозова в суде им совершено убийство трех лиц, а также поджог квартиры с целью сокрытия следов преступления.

Судом также на основании ст. 276 УПК РФ оглашены показания Морозова на предварительном следствии, в которых он подробно изложил обстоятельства совершенных преступлений (т. 7 л.д. 110 - 114, 154 - 161, 165 - 170, 171 - 175).

При этом вопреки доводам жалоб приговор основан не только на показаниях осужденного Морозова.

Как следует из приговора, суд, оценивая доказательства, сопоставил содержание показаний осужденного с доказательствами из других источников.

Так, будучи допрошенным на предварительном следствии, Морозов не просто признал факт совершения преступления, а дал показания о мотивах преступления, которым являлась ревность, и о способе, которым было совершено убийство каждого из потерпевших.

Детали преступления, сообщенные Морозовым, заключающиеся в том, что потерпевшим им были нанесены колото-резаные и резаные повреждения, а в отношении потерпевшей М. применялось также удушение, нашли свое подтверждение в актах экспертиз по результатам исследования трупов М., в которых отражены ранения, образовавшиеся в результате применения колюще-режущего предмета, а также странгуляционная борозда у М.

Вопреки доводам жалоб заключения судебно-медицинских экспертиз и показания эксперта В. подтверждают показания осужденного Морозова об обстоятельствах совершенного преступления.

Обстоятельства преступления, сообщенные Морозовым при допросах, подтверждаются его заявлением, занесенным в протокол явки с повинной от 30 августа 2014 года. В нем он сообщил, что совершил убийство М., и <...> (т. 7 л.д. 108).

Данный документ был представлен к исследованию в качестве доказательства в суде первой инстанции стороной обвинения при отсутствии возражений со стороны защиты (т. 7 л.д. 129).

При этом каких-либо доводов о том, что данное доказательство было получено с нарушением уголовно-процессуального закона и является недопустимым доказательством, осужденный и его защитник не заявляли.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, показаний свидетелей П. и З., в квартире потерпевших имел место пожар, очаг которого установлен в кладовой квартиры (т. 1 л.д. 49 - 71).

Согласно заключению дополнительной судебной пожарно-технической экспертизы N 4 от 21.01.2015 г., непосредственной причиной пожара, произошедшего 28.08.2014 г. в кв. <...> д. <...> по ул. <...> в <...> районе г. <...>, явилось воспламенение предметов вещной обстановки, выполненных из горючих материалов, в помещении кладовки при контактном взаимодействии с источником открытого огня типа пламени спички, зажигалки и т.п. Возникновение пожара от тлеющих табачных изделий произойти не могло (т. 6 л.д. 112 - 115).

Данное заключение полностью соответствует показаниям Морозова в судебном заседании о совершении им поджога колес в кладовке с помощью зажигалки и опровергает те из его показаний на предварительном следствии, где он изложил версию о случайном воспламенении от брошенного им окурка (т. 10 л.д. 125).

Показания Морозова о том, что в кладовке хранились колеса, соответствуют протоколу осмотра места происшествия (т. 6 л.д. 115).

По месту жительства Морозова была обнаружена мужская куртка темного цвета с логотипом фирмы "Puma" с пятнами вещества бурого цвета, похожего на кровь. Как следует из протокола обыска он проходил в присутствии отца осужденного - М. и куртка обнаружена на сушилке в комнате N <...>, где проживал его сын М. и находятся его вещи (т. 1 л.д. 138 - 157).

Согласно заключению биологической (ДНК) экспертизы МЭ-693 от 29.08.2014 г. на вышеуказанной спортивной куртке обнаружены следы крови, которая произошла от М. (т. 5 л.д. 106 - 112).

В апелляционной жалобе Морозов приводит доводы о том, что данная кровь не относится к событию преступления, поскольку является менструальной по своему происхождению и действительно принадлежит потерпевшей, которая подкладывала под себя куртку во время месячных, в связи с чем просит также назначить судебно-биологическую экспертизу.

Данные доводы Судебная коллегия считает надуманными. Как установлено в ходе осмотра куртка является мужской, находилась на сушилке в жилой комнате, что свидетельствует о том, что курткой пользовались в период времени перед ее изъятием. При этом на момент осмотра М. в этой квартире уже длительное время не проживала.

В судебном заседании суда первой инстанции Морозову ставились вопросы о происхождении крови на куртке, и он не оспаривал принадлежность куртки ему, указывая, что не может объяснить происхождение крови, высказал предположение о том, что куртку, возможно, носила М. что не соответствует указанным обстоятельствам и месту обнаружения куртки.

При этом доводов о том, что кровь является менструальной и М. использовала ее во время месячных, подкладывая под себя, Морозов не приводил. Эта версия впервые появилась только в апелляционных жалобах.

Доводы стороны защиты о том, что следствие не выясняло, как куртка попала домой к Морозову, лишены оснований. В показаниях от 30.08.2014 года Морозов показал, что после совершения преступления, взяв у М. автомобиль, поехал к себе домой, где переоделся (т. 7 л.д. 113). Доводы Морозова о том, что на месте преступления он был в другой одежде, не исключают того, что кровь могла попасть на изъятую куртку при иных обстоятельствах, в том числе, когда он переодевался.

При таких обстоятельствах доводы Морозова о том, что обнаруженная на куртке кровь не имеет отношения к совершенному преступлению, Судебная коллегия находит неубедительными.

В связи с изложенным Судебная коллегия также считает, что Морозов имел возможность заявить ходатайство в суде первой инстанции о проведении указанной экспертизы, но по неуважительным причинам этого не сделал.

Вопреки доводам Морозова показания свидетеля М. не свидетельствуют об отсутствии Морозова в квартире потерпевших в 11 часов в день убийства. Более того, по показаниям М. он подвез Морозова и высадил его в 9-9.30 часов около дома потерпевших, а в 11-12 часов того же дня Морозов пришел к нему домой, взяв у него автомобиль. При этом, как следует из показаний М., он проживает на одной улице с потерпевшими на расстоянии около 200 метров (т. 10 л.д. 108), а из показаний Морозова известно, что в квартире потерпевших он находился 20-30 минут (т. 10 л.д. 127). Следовательно, Морозов располагал достаточным временем, чтобы совершить преступление и прийти домой к свидетелю.

Таким образом, показания М. не опровергают, а подтверждают выводы суда о виновности Морозова.

Показания Морозова о том, что мотивом преступления в отношении М. явилась ревность, подтверждаются показаниями потерпевшего М., свидетелей Ш., М., согласно которым Морозов постоянно ревновал М.. и использовал насилие как способ разрешения межличностных отношений.

Совокупность имеющихся доказательств судом обоснованно признана достаточной для постановления обвинительного приговора.

Довод осужденного о том, что на нем не были обнаружены следы преступления, не указывает на его непричастность, поскольку по его показаниям он принимал меры к сокрытию следов преступления, использовал резиновые перчатки, переоделся и выбросил одежду, в которой находился в момент совершения преступления, ножи, взятые в квартире, и веревку, которой задушил М. совершил поджог квартиры с целью сокрытия следов (т. 7 л.д. 110 - 114, 154 - 161, 165 - 170, 171 - 175).

Доводы Морозова о том, что свидетели М., Р., С., З., Д., М., Ш., М. не являлись очевидцами преступления, не означает, что их показания не имеют доказательственного значения по делу, не свидетельствуют о необоснованности приговора.

Доводы Морозова о необходимости проведения биологической экспертизы по удлинителю и ножу, изъятому из автомобиля, являются необоснованными, поскольку по выводам суда убийство совершено неустановленным ножом, а не тем, который изъят из автомобиля; не признан орудием преступления также и изъятый удлинитель, о чем прямо указано судом в приговоре.

Доводы о том, что переписка между М. и Морозовым в форме смс-сообщений и телефонные соединения имели место накануне убийства, 27.08.2014 года, не свидетельствуют о наличии обстоятельств, оправдывающих осужденного.

Считать, что Морозов в условиях публичного судебного разбирательства оговорил себя, у суда оснований не имелось. Не усматривает таких оснований и Судебная коллегия. Изменение позиции по делу со стороны Морозова Судебная коллегия связывает исключительно с назначением ему наиболее строгого из возможных наказания в виде пожизненного лишения свободы.

При оценке показаний осужденного как достоверных суд указал, что никаких оснований полагать, что Морозов И.А. в ходе предварительного следствия оговорил себя в совершении преступлений не имеется, так как его показания полностью согласуются с другими доказательствами по делу, а каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о наличии у него причин для самооговора, установлено не было. Оснований не согласиться с указанной оценкой Судебная коллегия не усматривает.

Каких-либо фактов, свидетельствующих о причастности к преступлению иных лиц, по материалам дела не усматривается.

Выводы суда о доказанности обвинения Морозова являются обоснованными.

Исходя из установленных фактических обстоятельств дела, совершенные Морозовым преступления квалифицированы правильно.

Что касается наказания, то Судебная коллегия, оснований для смягчения наказания не усматривает.

В соответствии со ст. 2 УК РФ задачами уголовного закона является охрана прав и свобод человека и гражданина, общественной безопасности, а также предупреждение преступлений. В соответствии с положениями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, и направлены на восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность осужденного, обстоятельства смягчающие наказание, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Определяя объем смягчающих обстоятельств суд правильно указал на наличие у Морозова на иждивении малолетнего ребенка, а также полное признание им вины, состояние здоровья осужденного и его близких родственников. В связи с тем, что осужденный после задержания по подозрению в совершении преступления в письменном заявлении указал на совершение им убийства трех лиц и это признание по выводам суда сыграло существенную роль в установлении фактических обстоятельств преступления, а в дальнейшем дал подробные показания по существу дела, суд обоснованно признал указанное поведение осужденного свидетельством активного способствования Морозовым раскрытию совершенного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть смягчающим обстоятельством, предусмотренным п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Вместе с тем, оценивая всю совокупность обстоятельств, имеющих в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ значение для назначения наказания, суд пришел к правильному выводу, указав, что в результате непосредственных действий Морозова И.А. были лишены жизни три человека, в том числе малолетняя М. <...> года рождения. Фактические действия, совершенные Морозовым И.А. в процессе лишения жизни трех потерпевших, свидетельствуют о его исключительной безжалостности и абсолютном пренебрежении к чужой жизни как к наивысшей ценности, а также о том, что он полностью противопоставил себя обществу и принятым в нем нормам морали.

С учетом изложенного, хотя по делу и имели место смягчающие наказание обстоятельства, которые суд отметил в приговоре, тем не менее, вывод суда о том, что временная изоляция Морозова от общества, хотя и на длительный срок, является недостаточной для достижения целей наказания и не отвечает требованиям справедливости, является правильным.

В связи с изложенным Судебная коллегия считает, что Морозову правильно назначено пожизненное лишение свободы, которое в полной мере соответствует требованиям справедливости и является адекватным совершенному преступлению.

Вид исправительного учреждения Морозову определен правильно на основании ст. 58 УК РФ.

Решая вопрос о компенсации морального вреда, суд руководствовался требованиями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, последствий, степени физических и нравственных страданий потерпевшего, семейного и материального положения осужденного, требований разумности и справедливости. В суде первой инстанции Морозов иск признал полностью.

Оснований считать завышенной сумму, взысканную в счет компенсации морального вреда, Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 24 декабря 2015 года в отношении Морозова И.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Морозова и его защитника - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления