Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2019 N 32-АПУ19-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2019 г. N 32-АПУ19-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.

судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В.

при секретаре Семеновой Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Прохорова А.Г. и Лукина Н.А., адвоката Некрасовой Ю.А. в защиту интересов Лукина Н.А. на приговор Саратовского областного суда от 7 ноября 2018 года, которым

ПРОХОРОВ АЛЕКСАНДР ГЕННАДЬЕВИЧ, <...> ранее судим:

24 марта 2008 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожден по отбытию срока наказания 12 августа 2015 года;

10 февраля 2016 года по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 14 ноября 2017 года условно-досрочно на 1 год 8 дней;

осужден к лишению свободы по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам и по ч. 2 ст. 325 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 40 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично в виде 6 месяцев лишения свободы присоединено неотбытое наказание по приговору от 10 февраля 2016 года и окончательно назначено 19 лет лишения свободы со штрафом в размере 40 000 рублей с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением обязанностей и ряда ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Наказание в виде штрафа на основании ч. 2 ст. 71 УК РФ постановлено исполнять самостоятельно.

ЛУКИН НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, <...> ранее судим:

21 октября 2008 года по ч. 1 ст. 116, п. "г" ч. 2 ст. 161, п. "а" ч. 2 ст. 116, п. "г" ч. 2 ст. 161, п. "г" ч. 2 ст. 161, п. "г" ч. 2 ст. 161, п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 162, ч. 2 ст. 162, ст. 69 УК РФ к 6 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 2 июля 2013 года условно-досрочно на 1 год 4 месяца 4 дня,

20 декабря 2013 года по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 7 октября 2017 года условно-досрочно на 11 месяцев 5 дней,

осужден к лишению свободы по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично в виде 6 месяцев лишения свободы присоединено неотбытое наказание по приговору от 20 декабря 2013 года и окончательно назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением обязанностей и ряда ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Срок наказания исчислен Прохорову А.Г. и Лукину Н.А. с 7 ноября 2018 года, с зачетом времени содержания под стражей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Прохоров А.Г. и Лукин Н.А. признаны виновными и осуждены за открытое хищение имущества К. и А. группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой его применения.

Кроме того, Прохоров А.Г. и Лукин Н.А. осуждены за совершение разбойного нападения на Ш. в целях хищения ее имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в ходе разбоя - ее убийство группой лиц по предварительному сговору, а Прохоров, кроме того, в хищении у Ш. паспорта и другого важного личного документа.

Преступления совершены, соответственно, 23 декабря 2017 года и в ночь с 14 на 15 января 2018 года в г. Энгельсе Саратовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Прохорова А.Г. и Лукина Н.А. в режиме видеоконференц-связи, выступление адвокатов Кротовой С.В. и Шевченко Е.М. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Лукин Н.А. и адвокат Некрасова Ю.А. в защиту его интересов выражают несогласие с приговором в части осуждения Лукина за разбойное нападение на Ш. и ее последующее убийство по основаниям несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование жалобы адвокат указывает, что показания Лукина о его непричастности к совершению противоправных действий в отношении Ш. последовательны, как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства, согласуются с показаниями свидетелей Б. и С., более того, не опровергнуты и материалами уголовного дела. В свою очередь, показания Прохорова, по мнению авторов жалоб, противоречивы, поскольку Прохоров на протяжении предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства неоднократно менял их, пытаясь переложить ответственность за совершенные преступления на Лукина. Более того, показания Прохорова не согласуются с материалами уголовного дела и показаниями допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей. С учетом этого защитник и осужденный полагают, что суду следовало признать показания Прохорова недостоверными.

Осужденный Лукин, кроме того, в обоснование доводов своих жалоб указывает, что телесные повреждения Ш. несовместимые с жизнью были причинены именно Прохоровым, которым также было совершено хищение имущества потерпевшей. Анализируя показания свидетелей С. и Б., делает вывод, что они не подтверждают его виновность в совершении вышеуказанных действий, так как лично не видели, что происходило в комнате, в которой находилась потерпевшая и он с Прохоровым. В свою очередь, полагает, что показания С. и Б. свидетельствуют о виновности Прохорова в нападении на Ш. и ее убийстве, поскольку они видели и подтвердили это в ходе судебного разбирательства, как Прохоров первым ударил потерпевшую по лицу, как затем ходил в банкомат, чтобы снять с ее карты денежные средства, как далее вывел Ш. из квартиры и оставил ее на улице, а после этого предпринимал меры скрыть следы преступления. Из показаний этих же свидетелей видно, что, именно, Прохоров похитил у Ш. банковскую карту и документы, которые затем, вместе с телефонами потерпевшей были изъяты сотрудниками полиции из квартиры Прохорова. В подтверждение того, что, именно, Прохоров вывел потерпевшую на улицу ссылается на показания свидетелей О. и М.

Считает, что допрос свидетеля С. произведен с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, поскольку государственный обвинитель задавал ей наводящие вопросы. В связи с этим полагает, что показания указанного свидетеля о том, что он и Прохоров насильно завели Ш. в комнату, не могли быть положены в основу обвинительного приговора.

Его непосредственное нахождение в комнате, в которой Прохоров избил потерпевшую и похитил ее имущество, было вынужденным, поскольку Прохоров возможным применением к нему физической силы, а также шантажируя распространением сведений его позорящих, принудил его принять участие в совершении указанных преступлений. В подтверждение этого ссылается на заключение судебно-медицинской экспертизы, установившей наличие у него телесных повреждений, а также на заключение комиссии экспертов, выявившей у Прохорова расстройство психики, наличие которого создавало реальную опасность того, что Прохоров может вновь применить к нему насилие, уже опасное для жизни и здоровья. По этой же причине он не впустил в комнату и свидетеля С., поскольку Прохоров и в ее адрес высказывал угрозы применения насилия.

Кроме того, защитник в обоснование невиновности Лукина ссылается на его поведение после совершения преступления, выразившееся в том, что Лукин не стал скрываться с места преступления, несмотря на то, что Прохоров ему это предлагал.

Во время его первоначального допроса, адвокат, участвующий в данном следственном действии, не оказал ему надлежащей юридической помощи. Следователь, производивший этот допрос, обещая в дальнейшем избрать ему меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества, вынудил его оговорить себя в том, что он не совершал. После этого, следователь и адвокат обманным путем уговорили его подписать протокол данного допроса.

При этом осужденный Лукин дополнил, что Прохоров ввел суд в заблуждение относительно наличия у него тяжкого заболевания, которого у Прохорова в действительности нет, что, по его мнению, послужило поводом для назначения судом Прохорову мягкого наказания.

Защитник Некрасова Ю.А. и осужденный Лукин, не оспаривая виновность в открытом хищении имущества К. и А. как и данную судом правовую оценку этому преступлению, считают, что назначенное наказание по этому преступлению является чрезмерно суровым. Адвокат, приводя сведения характеризующие Лукина с положительной стороны и указывая на наличие у него обстоятельств, смягчающих наказание, просит снизить наказание до минимально возможного и изменить режим исправительного учреждения. Авторы жалоб также просят об отмене приговора по ст. ст. 105 и 162 УК РФ.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Прохоров А.Г. также не оспаривает как свою причастность в грабеже совершенном в отношении К. и А. и в похищении у Ш. паспорта и другого важного документа, так и данную судом правовую оценку этим преступлениям. Вместе с тем, выражает несогласие с приговором в части осуждения его за убийство Ш., сопряженное с разбойным нападением, считая его незаконным, не обоснованным и чрезмерно суровым. В обоснование своей невиновности приводит собственную версию произошедшего в ночь с 14 на 15 января 2018 года, суть которой сводится к тому, что убийство и хищение имущества потерпевшей совершил Лукин. При этом ссылается на показания свидетелей С. и Б. В то же время просит признать показания указанных свидетелей недопустимыми доказательствами, поскольку они только слышали, что происходило в комнате, но не видели, в связи с чем, их показания основаны на догадках и предположениях.

Утверждает, что материалами уголовного дела не подтверждается вывод суда относительно того, что еще до начала разбойного нападения ему стало известно о наличии у Ш. банковской карты.

Не подтверждается показаниями свидетеля Б. и то, что между ним и Лукиным имелся предварительный сговор на разбойное нападение, поскольку Б. не слышала, о чем они разговаривали с Лукиным. При этом, ставит под сомнение показания указанного свидетеля, так как она, являясь его сожительницей, приревновала его к Ш., что и послужило в дальнейшем поводом для его оговора в совершении последующих преступлений в отношении погибшей. Более того, считает, что показания Б. противоречивы, в связи с чем суду к ним следовало отнестись критически.

Причастность Лукина к данным преступлениям установлена и тем, что в тот момент, когда он выходил на улицу, Лукин с потерпевшей оставался один, а когда он вернулся, то обнаружил потерпевшую лежащей на полу.

Отсутствие у него умысла на убийство Ш. установлено показаниями свидетеля М. о том, что во время вызова скорой помощи потерпевшая еще была жива.

Автор жалобы подтверждает нанесение Ш. двух пощечин, при этом объясняет, что это было вызвано тем, что она высказала в его адрес оскорбления. Не оспаривает, что выводил Ш. из квартиры, однако сделал это из благих побуждений, то есть с целью пресечь дальнейшее избиение потерпевшей Лукиным и, чтобы проводить потерпевшую до дому. Оставление Ш. на улице осужденным также не опровергается, вместе с тем это было вызвано тем, что потерпевшая убедила его в том, что сама сможет добраться до дома.

С учетом изложенного просит по преступлениям, предусмотренным ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 105 УК РФ его, как оправдать, так и отменить приговор с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Кроме того, мотивируя чрезмерную суровость назначенного ему наказания, осужденный ссылается на то, что при назначении ему наказания судом не были учтены такие смягчающие обстоятельства, как явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления, наличие ребенка.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Жидков Г.В. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Лукина и Прохорова в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, которым дана оценка с точки зрения их относимости, достоверности, допустимости, а в совокупности - достаточности для разрешения дела и постановления обвинительного приговора.

Судебное следствие по делу проведено в полном соответствии с положениями глав 33 - 39 УПК РФ. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона в приговоре указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности Лукина и Прохорова в содеянном, дана оценка их доводам о непричастности к инкриминируемым преступлениям.

Установленные судом фактические обстоятельства и правовая оценка в части осуждения Прохорова и Лукина по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в отношении К. и А. как и осуждение Прохорова по ч. 2 ст. 325 УК РФ - по факту хищения паспорта и иных важных личных документов у Ш., в апелляционных жалобах стороной защиты не оспариваются.

Обстоятельства грабежа установлены собственными показаниями Прохорова и Лукина, которые согласуются с показаниями потерпевших К. и А. В свою очередь, показания осужденных и потерпевших подтверждаются изъятием у осужденных имущества, принадлежащего К. и А.

Факт хищения Прохоровым паспорта, личной медицинской книжки, страхового свидетельства государственного пенсионного страхования и полиса обязательного медицинского страхования Ш. подтверждается приведенными ниже показаниями свидетелей, потерпевшей, а также изъятием из квартиры по месту происшествия указанных документов.

В судебном заседании Лукин и Прохоров вину по факту убийства сопряженного с разбойным нападением на Ш. не признали.

Так, осужденный Прохоров в ходе судебного разбирательства, отрицая нанесение Ш. телесных повреждений не совместимых с жизнью, признавал, что наносил ей удары по лицу. Затем Лукин продолжил избивать потерпевшую, в ходе чего он, Прохоров, завладел ее банковской картой. После этого вывел потерпевшую на улицу, где и оставил, а принадлежащие Ш. телефоны он и Лукин присвоили.

Вместе с тем, суд обоснованно огласил в ходе судебного разбирательства показания Прохорова, данные в ходе предварительного следствия и положил их в основу приговора, из которых следует, что он принимал непосредственное участие в разбойном нападении на Ш. с применением к ней насилия опасного для жизни и здоровья. В частности, Прохоров указывал, что в то время, когда Лукин наносил удары руками и ногами в жизненно важные органы тела потерпевшей, он с банковской картой в руках требовал от Ш. назвать пин-код этой карты.

Поскольку Лукин отказался от дачи показаний, воспользовавшись правом предусмотренным ст. 51 Конституции Российской Федерации, суд правильно огласил его показания, данные в ходе предварительного следствия, в которых Лукин, в свою очередь, уличает Прохорова в нанесении Ш. телесных повреждений, направленных на ее убийство, в ходе которого Прохоров завладел банковской картой потерпевшей и более того выяснил пин-код этой карты.

Осужденный Прохоров достоверность своих показаний не оспаривает, вместе с тем, суд правильно положил в основу приговора и показания Лукина, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу. Оснований для признания их недопустимыми доказательствами, вопреки утверждениям Лукина, у суда не имелось.

Взаимоизобличающие показания осужденных относительно того, что Лукин наносил удары потерпевшей руками и ногами в голову, шею и грудь, а Прохоров, кроме нанесения Ш. аналогичных ударов, еще и душил ее, подтверждаются выводами судебно-медицинской экспертизы трупа Ш., а также заключением специалиста в судебном заседании - эксперта Б., из которых следует, что смерть потерпевшей наступила от сочетанной травмы грудной клетки, живота, тупой травмы шеи.

Доводы жалоб Лукина и Прохорова о невиновности каждого из них в убийстве Ш., сопряженном с разбойным нападением, опровергаются проверенными в ходе судебного разбирательства с доказательственной точки зрения показаниями свидетеля Б. пояснившей, что Прохоров, увидев у Ш. банковскую карту и, предварительно о чем-то переговорив с Лукиным, заявил, что намерен выяснить у Ш. пин-код этой карты. Сразу после этого Прохоров и Лукин завели потерпевшую в зальную комнату, где стали ее избивать. Из показаний Б. также следует, что Прохорову сначала стало известно о наличии у потерпевшей банковской карты, после чего он вступил в предварительный сговор с Лукиным на ее хищение и убийство потерпевшей, в связи с чем доводы Прохорова в этой части суд обоснованно счел опровергнутыми.

То, что осужденные, именно, избивали потерпевшую, не является предположением свидетеля Б., на чем настаивают осужденные в своих жалобах, поскольку из показаний свидетеля следует, что когда Прохоров вышел из комнаты с банковской картой и направился снимать деньги, она видела Ш. с телесными повреждениями, при этом в комнате кроме осужденных и потерпевшей никого не было. После того, как Прохоров вернулся без денег, ввиду отсутствия их на карте, он вывел Ш. на улицу, а похищенные у нее телефоны и документы спрятал за холодильник.

Версия Прохорова о том, что первоначальные незначительные удары им Ш. были нанесены в результате конфликта, а не в ходе разбойного нападения, опровергаются показаниями свидетеля С. сообщившей, что как только Ш. начала собираться домой, Прохоров нанес ей несколько сильных ударов по лицу. Сразу после этого Прохоров и Лукин препроводили потерпевшую в зальную комнату, где продолжили ее избивать. Затем она видела, как Прохоров в присутствии Лукина проверял содержимое сумки Ш., при этом оба осужденных в грубой форме потребовали от нее вернуться в кухню.

Проанализировав показания свидетеля С. в части того, что изъятие Прохоровым из сумки имущества потерпевшей происходило в присутствии Лукина, а также оценив поведение осужденных во время преступления, направленное на исключение возможных очевидцев, суд сделал верный вывод о том, что оба осужденных принимали непосредственное участие, как в нападении на Ш., так и ее убийстве.

Вопреки утверждениям Лукина, допрос свидетеля С. судом произведен в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ.

Заявления Прохорова о противоречивости показаний свидетелей Б. и С., а также возможном его оговоре свидетелем Б. в связи с наличием личных неприязненных отношений, не основаны на материалах уголовного дела, поскольку их показания согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу.

Реализация умысла осужденных, направленного именно на убийство Ш., усматривается и из показаний свидетеля М. пояснившей, что она видела, как Прохоров вытаскивал за ноги девушку (Ш.) из подъезда, а свидетель О. указал, что был очевидцем того, как Прохоров, вытащив потерпевшую за ноги из подъезда, оставил ее на улице в зимнее время в бессознательном состоянии.

То, что Ш. была вынесена из квартиры, занимаемой Прохоровым, подтвердил и полицейский - кинолог Х., указав, что с помощью служебной собаки от места обнаружения трупа Ш. была установлена указанная выше квартира.

Из заключений судебно-биологической и генетической экспертиз, видно, что на одежде и обуви Прохорова и Лукина выявлена кровь, произошедшая от потерпевшей Ш.

Судом правильно определено, что полученные результаты экспертиз в совокупности с показаниями осужденных, свидетелей позволили прийти к обоснованному выводу о совместных действиях Прохорова и Лукина в убийстве Ш., то есть о непосредственном соисполнительстве в лишении ее жизни, сопряженном с разбоем.

Совершение осужденными разбойного нападения на Ш. также подтверждается осмотром квартиры, занимаемой Прохоровым, в ходе которой обнаружены и изъяты банковская карта ПАО "Сбербанк России" на имя Ш., а также два мобильных телефона опознанных Т. как принадлежащие ее сестре Ш.

Аналогичные показания относительно имущества находящегося при потерпевшей в день ее убийства дал и свидетель Ш. который, кроме того, опознал телефоны, изъятые из квартиры Прохорова, пояснив, что они принадлежат Ш.

Не усматривает Судебная коллегия и вынужденного участия Лукина в совершенных преступлениях, как указано в жалобе, в силу оказанного давления со стороны Прохорова. Лукин ранее в своих показаниях на указанные обстоятельства не ссылался, а наличие у него телесного повреждения не свидетельствует о том, что оно было причинено Прохоровым, поскольку давность причинения этого повреждения не соответствует установленному в ходе судебного разбирательства времени совершения преступлений в отношении Ш. Поведение же Лукина после совершения преступлений, оставшегося на месте преступления, то есть в квартире Прохорова, позволяет Судебной коллегии сделать вывод о том, что Лукин добровольно принял участие в данном преступлении.

Наличие у Прохорова психического расстройства в виде олигофрении степени легкой дебильности, не исключающего его вменяемости, никоим образом не свидетельствует о его повышенной агрессивности по отношению к Лукину.

Резюмируя изложенное, в целом, содержание апелляционных жалоб осужденных о недоказанности и необоснованности осуждения по эпизоду в отношении Ш. по существу повторяет их процессуальную позицию в судебном заседании, которая была в полном объеме проверена при рассмотрении дела и отвергнута как несостоятельная, поскольку судом дана оценка доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указаны основания, по которым одни доказательства приняты, другие отвергнуты. Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Суд также обоснованно пришел к убеждению о том, что поведение каждого из осужденных, которые, излагая собственную версию о непричастности, стараясь переложить ответственность друг на друга, что следует и из содержания апелляционных жалоб, обусловлено лишь стремлением минимизировать степень собственного участия в совершенных преступлениях в отношении потерпевшей Ш.

Таким образом, суд правильно пришел к выводу о виновности Прохорова и Лукина, и их действия верно квалифицировал. Оснований для иной квалификации их действий, или для вывода об оправдании по эпизоду в отношении Ш., не имеется. Вывод суда о наличии предварительной договоренности между Прохоровым и Лукиным до начала выполнения объективной стороны разбойного нападения и убийства, обоснован. Несмотря на то, что смерть потерпевшей наступила не сразу, а спустя некоторый промежуток времени, суд правильно счел содеянное осужденными, как умышленное убийство, поскольку с учетом множественности, интенсивности, характера и степени тяжести причиненных ими телесных повреждений, и Прохоров, и Лукин не сомневались в неизбежности ее наступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не установлено.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Прохоровым и Лукиным преступлений, степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающего обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности, за исключением назначения наказания Прохорову по ст. 325 УК РФ.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 73 УК РФ у суда отсутствовали и правовые основания для назначения Прохорову и Лукину условного наказания, а также на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ для изменения им категории преступления на менее тяжкую.

Следуя императивным предписаниям ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность осужденных, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 389.13 - 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Саратовского областного суда от 7 ноября 2018 года в отношении Прохорова Александра Геннадьевича и Лукина Николая Александровича оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Прохорова и Лукина, адвоката Некрасовой А.Ю. - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления