Законодательство РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 07.02.2019 N 5-АПУ18-92сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2019 г. N 5-АПУ18-92сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.

судей Кулябина В.М., Борисова О.В.

при секретаре Тарасовой С.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Джулая В.В., Комарова В.А., Голубова Р.Р., Лабузова А.В., Плотникова Д.С., адвокатов Шулепова А.С., Мамиева Р.З., Федюнина М.Ю., Лепехиной В.В., Раджабова Г.А., Шиндина В.В., Звягина С.А. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 18 июля 2018 года, по которому

ДЖУЛАЙ Виктор Владимирович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 13 лет с ограничением свободы на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год; по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 14 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ на 18 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет; по ст. 115 ч. 1 УК РФ к исправительным работам сроком на 6 месяцев с удержанием 20% заработной платы в доход государства (от наказания освобожден в связи с истечением срока давности).

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 24 года лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

По ст. 228 ч. 2 УК РФ Джулай В.В. оправдан в связи вынесением оправдательного вердикта присяжными заседателями;

КОМАРОВ Вадим Алексеевич, <...> судимый 8 декабря 2014 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год; по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 14 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ на 18 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 23 года лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года;

ГОЛУБОВ Роман Русланович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год; по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 13 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года;

ЛАБУЗОВ Александр Владимирович, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11 лет; по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 14 лет; по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ПЛОТНИКОВ Денис Сергеевич, <...> несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ на 17 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре указаны обязанности и ограничения, установленные осужденным Джулаю В.В., Комарову В.А., Голубову Р.Р. при отбывании наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных Джулая В.В., Комарова В.А., Голубова Р.Р., Лабузова А.В., Плотникова Д.С., адвокатов Шулепова А.С., Мамиева Р.З., Федюнина М.Ю., Лепехиной В.В., Раджабова Г.А., Шиндина В.В., Звягина С.А., Чернова А.Ю., Удовенко С.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения потерпевшего А. представителей потерпевших адвокатов Полетаевой С.Е., Картоева А.И., прокурора Щукиной Л.В., полагавших приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Джулай осужден за создание банды, Комаров, Голубов, Лабузов, Плотников - за участие в банде и совершаемых ее нападениях; Джулай, Комаров, Голубов, Лабузов признаны виновными в разбойном нападении на потерпевшего А. и покушении на его убийство; Джулай и Комаров осуждены за убийство потерпевших К. и Б. Плотников - за убийство К. Комаров, Джулай, Плотников признаны виновными в незаконном хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов; Комаров и Джулай умышленно причинили легкий вред здоровью А. Преступления совершены с сентября 2011 года по 15 ноября 2013 года в г. Москве.

В апелляционных жалобах:

осужденный Голубов указывает, что не согласен с приговором, т.к. он незаконный и необоснованный; присяжные заседатели исключили факт нанесения потерпевшему А. ударов металлическим предметом, по этому, осудив его по ст. 162 УК РФ, суд вышел за пределы вердикта; председательствующий сообщил присяжным заседателям о том, что он обвиняется в незаконном обороте оружия, хотя такое деяние ему не инкриминировалось; резолютивная часть обвинительного заключения противоречит его описательно-мотивировочной части; на видеозаписи камеры наблюдения с места происшествия нельзя опознать преступников, однако государственный обвинитель заявил, что один из них Голубов, что могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей; оставлено без удовлетворения ходатайство стороны защиты об оглашении протоколов показаний А. на следствии, а также протоколов опознания с его участием, хотя, содержащиеся в них сведения имели существенные противоречия с показаниями потерпевшего в суде; председательствующий прервал свидетеля С., которая хотела сообщить о незаконных методах ведения следствия; суд оставил без удовлетворения ходатайство об исключении из числа доказательств результатов оперативно-розыскных действий от 18 марта 2015 года; отсутствуют доказательства существования организованной группы и его участия в ней; суд в недостаточной мере учел смягчающие его наказание обстоятельства; не согласен с постановлением судьи от 24 августа 2018 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Звягин также просит отменить приговор в отношении Голубова и направить дело на новое судебное разбирательство или смягчить наказание, ссылаясь на то, что присяжные заседатели исключили факт нанесения А. ударов металлическим предметом, судебно-медицинский эксперт сделал вывод, что телесные повреждения у потерпевшего образовались от воздействия тупых, твердых предметов, которыми, по мнению адвоката, не могут быть руки и ноги, таким образом, признание осужденных, в том числе и Голубова, виновными в покушении на убийство А. выходит за пределы обстоятельств, установленных вердиктом; председательствующий неоднократно доводил до сведения присяжных заседателей о том, что Голубов причастен к незаконному обороту оружия, хотя такое обвинение осужденному не предъявлялось; лиц на видеозаписи с места происшествия опознать нельзя, соответствующая экспертиза не проведена, однако государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей утверждал, что на ней запечатлен Голубов; несмотря на то, что показания потерпевшего А. на следствии имеют существенные противоречия с показаниями в суде, оставлено без удовлетворения ходатайство стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего на следствии; назначенное Голубову наказание является чрезмерно суровым и может негативно сказаться на условиях жизни семьи осужденного; незаконно удалена из зала судебного заседания адвокат Каплина; председательствующий оказывал психологическое воздействие на свидетеля С. при ее допросе в судебном заседании; государственные обвинители задавали свидетелю К. вопросы об обстоятельствах, не входящих в компетенцию присяжных заседателей; председательствующий необоснованно прерывал его (адвоката) выступления в прениях; государственные обвинители в прениях довели до сведения присяжных заседателей несуществующие данные о том, что Голубова опознали свидетели К. и П. а также иные, не соответствующие действительности сведения, оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей;

осужденный Плотников с приговором не согласен, поскольку отсутствуют доказательства его причастности к преступлениям, за которые он осужден; свидетель П. дал ложные показания; сторона обвинения стремилась вызвать предубеждение у присяжных заседателей в связи с его национальностью; показания свидетелей К. и З. противоречивые; во время воспроизведения видеозаписи с камер наблюдения, государственный обвинитель отказал в просьбе стороны защиты остановить просмотр; председательствующий оставил без удовлетворения ходатайства стороны защиты о допросах Ч., Х. следователя Л. оглашении показаний Х., М., Е. вызове гипнотерапевта, 21 мая 2018 года лишил его слова в свою защиту; потерпевший А. свидетель К. сообщили в суде, что получили от него письма с угрозами, однако эти письма не были оглашены; председательствующий препятствовал стороне защиты в предоставлении доказательств его непричастности к преступлениям; 31 января 2018 года председательствующий довел до сведения присяжных заседателей, что он (председательствующий) солидарен с обвинением, потерпевший А. принял участие в доказывании вины осужденных в убийстве К., которое не имело никакого отношения к данному преступлению; 23 апреля 2018 года председательствующий отвел все вопросы его защиты. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Раджабов также просит приговор в отношении Плотникова отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, считая, что он является незаконным и необоснованным; незаконно распущена предыдущая коллегия присяжных заседателей, поскольку, несмотря на отвод 2 присяжных заседателей, оставшихся присяжных заседателей было достаточно для продолжения рассмотрения дела; в ходе судебного разбирательства были исследованы недопустимые доказательства, отказано в исследовании схемы расположения камер видеонаблюдения, протокола осмотра предметов от 17 декабря 2014 года и других; председательствующий сообщил присяжным заседателям, что выступление стороны защиты в прениях не является доказательством, что, по мнению адвоката, противоречит закону;

осужденный Лабузов выражает несогласие с приговором, поскольку в ходе судебного заседания допущены нарушения закона; отсутствуют доказательства наличия у него умысла на убийство А. и осознания того, что совершает нападение в составе банды; в обоснование состава ст. 162 УК РФ приведены те же обстоятельства, что и в обоснование покушения на убийство; в протоколах осмотров предметов и документов имеются противоречия, видеозапись этих следственных действий утеряна, однако ходатайство стороны защиты об исключении данных протоколов из числа доказательств оставлено без удовлетворения; ставит под сомнение выводы эксперта Н., в связи с нарушениями при проведении экспертизы, и обращает внимание на то, что незаконно отказано в исследовании в присутствии присяжных заседателей заключения специалистов Ш. и С., указывающих на эти нарушения; исследован ряд доказательств (конкретно какие не указано) об обстоятельствах, не входящих в круг доказывания присяжными заседателями; действия государственного обвинителя (какие не указано) могли вызвать предубеждение у присяжных заседателей в отношении подсудимых. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Шиндин просит отменить приговор в отношении Лабузова и направить дело на новое судебное разбирательство, поскольку в присутствии присяжных заседателей были исследованы недопустимые доказательства: видеозапись камер наружного наблюдения с места происшествия, акт криминалистической экспертизы этих записей; во время судебного следствия и прений председательствующий необоснованно прерывал выступления защитников; в присутствии присяжных заседателей были исследованы доказательства, не относящиеся к настоящему делу; в напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, какие неустранимые сомнения могут быть истолкованы в пользу обвиняемого; присяжные заседатели исключили факт нанесения А. ударов металлическим предметом, судебно-медицинский эксперт сделал вывод, что телесные повреждения у потерпевшего образовались от воздействия тупых, твердых предметов, которыми, по мнению адвоката, не могут быть руки и ноги, таким образом, признание Лабузова, виновным в покушении на убийство А. выходит за пределы обстоятельств, установленных вердиктом; в приговоре суд сослался на доказательства, которые не были исследованы в присутствии присяжных заседателей (какие не указано); не приведены доказательства, устанавливающие вину Лабузова, совершение преступления по найму; не опровергнуто алиби осужденного;

осужденный Джулай отмечает, что с приговором он не согласен, поскольку суд отказал стороне защиты в исследовании доказательств (каких не указано); незаконно распущена коллегия присяжных заседателей; не допрошен свидетель Л., который мог бы подтвердить его невиновность; председательствующий психологически воздействовал на участников процесса, в частности, на свидетеля Л., лишив их возможности участвовать в процессе на основе равенства и состязательности. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Мамиев также просит приговор в отношении Джулая отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что председательствующий не реагировал на действия стороны обвинения, в частности, на оглашение данных о личности подсудимых, судимости Комарова, личной переписки Джулая; отказано в допросе свидетеля Л., явившегося в суд, а также свидетеля Х.; незаконно удалены из зала судебного заседания адвокаты Каплина и Мамиев; свидетели Ш. и Д. в присутствии присяжных заседателей допрошены об обстоятельствах, не входящих в предмет доказывания; председательствующий не дал возможности задать дополнительные вопросы потерпевшему А.; представитель потерпевших - адвокат Полетаев задавал наводящие вопросы Г., в которых содержались данные о личности подсудимых; государственный обвинитель негативно охарактеризовал Джулая;

адвокат Лепехина обращает внимание на несогласие с приговором; председательствующим незаконно распущена коллегия присяжных заседателей; оставлено без удовлетворения ходатайство стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего А. на следствии в связи с существенными противоречиями; до присяжных заседателей доведены сведения из предыдущего приговора в отношении Комарова; при присяжных заседателях оглашены показания Голубова на следствии, являющиеся недопустимыми доказательствами; отказано в допросе свидетелей И., Г., Л. оглашении выписки из ЕГРЮЛ; необоснованно отклонялись вопросы стороны защиты к допрашиваемым в судебном процессе; своими замечаниями и комментариями председательствующий формировал у присяжных заседателей предубеждение к подсудимым; в напутственном слове председательствующий практически не упомянул об оправдывающих подсудимых доказательствах; не были приняты ее и других адвокатов замечания по вопросам вопросного листа. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Федюнин просит приговор в отношении Джулая отменить, поскольку председательствующий незаконно распустил коллегию присяжных заседателей; оставлены без удовлетворения ходатайства стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего А., свидетеля К. на следствии, медицинское заключение, подтверждающее факт нахождения Голубова в состоянии наркотического опьянения при его первом допросе на следствии; незаконно допрошены свидетели Ш. и Д. в судебном заседании 22 мая 2018 года председательствующий допускал оскорбления осужденных Комарова и Плотникова, принижал права адвокатов

осужденный Комаров указывает, что с приговором он не согласен, т.к. незаконно распущена коллегия присяжных заседателей; не все доказательства исследованы (какие не указано);

адвокат Шулепов просит приговор в отношении Комарова отменить, поскольку председательствующий незаконно распустил коллегию присяжных заседателей; оставлено без удовлетворения ходатайство стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего А., свидетеля К. на следствии; незаконно в присутствии присяжных заседателей допрошены свидетели Ш. Д., К., С., Ц.

В возражениях на апелляционные жалобы государственные обвинители Розанова и Баландина, потерпевший А., представители потерпевшего адвокаты Картоев, Полетаева просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Указанные в апелляционных жалобах доводы о том, что отсутствуют доказательства причастности Плотникова к преступлениям, свидетель П. дал ложные показания, показания свидетелей К. и З. противоречивые, не приведены доказательства, устанавливающие вину Лабузова, совершение преступления им по найму, не опровергнуто его алиби, не являются, в соответствии со ст. 389.27 УПК РФ, основаниями отмены либо изменения судебных решений, поскольку доказанность данных обстоятельств установлена присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст. ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб адвокатов Шиндина и Лепехиной, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, какие сомнения являются неустранимыми.

Председательствующий также напомнил обо всех исследованных в судебном заседании доказательствах.

К тому же ни данные адвокаты, ни другие участники процесса не заявили возражений на содержание напутственного слова по этим основаниям.

Обсуждение и формулирование вопросов вопросного листа проведено в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Доводы апелляционных жалоб о незаконности роспуска коллегии присяжных заседателей 5 февраля 2018 года нельзя признать состоятельными.

Как усматривается из протокола судебного заседания, присяжный заседатель N 4 был отстранен от участия в судебном заседании в связи с тем, что при формировании коллегии присяжных заседателей скрыл сведения о прошлой судимости, присяжный заседатель N 8 скрыл сведения о привлечении ранее к уголовной ответственности. Действия присяжных заседателей N 4, 9, 12 вне судебного заседания поставили под сомнение их объективность по рассматриваемому уголовному делу.

Следует отметить, что сторона защиты была согласна с мнением государственного обвинителя о необходимости отстранения указанных присяжных заседателей от участия в рассмотрении дела.

Поскольку после отстранения вышеуказанных присяжных заседателей в коллегии осталось девять присяжных заседателей, председательствующий обоснованно применил положения ч. 3 ст. 329 УПК РФ и распустил коллегию.

Нельзя признать состоятельными доводы апелляционных жалоб осужденных Лабузова, Голубова, адвоката Звягина о противоречиях в протоколах осмотров мест происшествия, документах, невозможности опознания лиц, отображенных на записях с камер наблюдения, поскольку данные доказательства были исследованы в присутствии присяжных заседателей и получили соответствующую оценку при вынесении последними вердикта.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденного Голубова, адвокатов Раджабова, Шиндина, все исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства обоснованно признаны допустимыми, ходатайства стороны защиты об исключении из разбирательства, как недопустимых доказательств: результатов ОРМ, показаний свидетеля С., подсудимого Голубова и других, рассмотрены и оставлены без удовлетворения.

В протоколе судебного заседания отсутствуют сведения, подтверждающие довод апелляционной жалобы адвоката Звягина об оказании председательствующим психологического воздействия на свидетеля С.

Как усматривается из протокола судебного заседания, адвокат Мамиев неоднократно не подчинялся распоряжениям председательствующего, систематически нарушал регламент судебного заседания, оскорблял участников процесса, в связи с чем обоснованно удален из зала судебного заседания.

В соответствии с требованиями закона отведена от участия в судебном заседании адвокат Каплина, которая разместила в сети "Интернет" информацию, негативно оценивающую ход судебного заседания и о недопустимости доказательств по настоящему уголовному делу.

Представленная стороной защиты копия решения совета адвокатской палаты г. Москвы о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката Каплиной по обращению судьи Московского городского суда, вынесенная без какой-либо проверки доводов данного обращения, не ставит под сомнение законность решение председательствующего об отводе адвоката Каплиной.

При этом права на защиту осужденных Голубова и Джулая нарушены не были, т.к. в процессе участвовали и другие адвокаты, представляющие их интересы.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных и адвокатов, в присутствии присяжных заседателей были исследованы только допустимые доказательства, в случае исследования фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями, председательствующий останавливал участника судебного разбирательства и разъяснял присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны приниматься ими во внимание при вынесении вердикта, действия государственного обвинителя и других участников процесса со стороны обвинения, указанные в апелляционных жалобах, не могли вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении осужденных.

Медицинская справка о состоянии опьянения Голубова, на которую указывает в апелляционной жалобе адвокат Федюнин, относится к вопросу допустимости доказательств и не могла быть оглашена в присутствии присяжных заседателей.

Что же касается показаний потерпевших А. и К. о письмах с угрозами, полученными ими в ходе следствия, о чем указано в апелляционной жалобе осужденного Плотникова, то они не относятся к числу доказательств.

Ходатайства стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего А., свидетеля К. данных ими в ходе расследования, были рассмотрены и оставлены без удовлетворения, поскольку существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными потерпевшим и свидетелем в судебном заседании, не имелось. Решение суда по данному вопросу мотивировано и не вызывает сомнения.

В судебном заседании в отсутствие коллегии присяжных заседателей были допрошены свидетели Х., Л., Ч., однако ходатайство стороны защиты об исследовании их показаний в присутствии присяжных заседателей было обоснованно оставлено без удовлетворения, поскольку в них не содержалось фактов об обстоятельствах, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Довод апелляционной жалобы осужденного Джулая о психологическом воздействии председательствующего на свидетеля Л. нельзя признать состоятельным, т.к. данное лицо допрошено в отсутствие присяжных заседателей и от стороны защиты, как усматривается из протокола судебного заседания, заявлений о каком-либо воздействии председательствующего на свидетеля не поступило.

Свидетели Д., Ш., К. Ц. были допрошены в ходе расследования и включены в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Ходатайство государственных обвинителей о допросе данных свидетелей в присутствии присяжных заседателей удовлетворено, поскольку в их показаниях могли содержаться сведения о фактах, доказанность которых устанавливают присяжные заседатели, в частности, по обвинению в создании банды и участию в ней осужденных.

Свидетели М., Е. не явились в судебное заседание, а сторона обвинения не дала согласия на оглашение их показаний на следствии. Обстоятельства, по которым осужденный Плотников ходатайствовал допросить следователя Л., касались процессуальных решений, которые не подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Что же касается довода апелляционной жалобы осужденного Плотникова о том, что государственный обвинитель отказал в просьбе стороны защиты остановить просмотр видеозаписи камеры наружного наблюдения с места происшествия, чтобы присяжные заседатели убедились, что лица мужчин, садящихся в автомашину, невидимы, то его убедительным признать нельзя, поскольку данная видеозапись была исследована и получила оценку присяжных заседателей при вынесении ими вердикта.

Вопреки доводу апелляционной жалобы осужденного Голубова, обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ.

Все заявленные сторонами ходатайства, в том числе и те, что указаны в апелляционных жалобах, после обсуждения в судебном заседании, должным образом разрешены судом.

Судом отказано в ходатайстве защиты Плотникова об исследовании схемы расположения камер видеонаблюдения, протокола осмотра предметов от 17 декабря 2014 года, поскольку ранее они были исследованы в судебном заседании.

Что же касается доводов жалоб осужденного Голубова и адвоката Звягина, о том, что председательствующий вышел за пределы обвинения, сообщив присяжным заседателям о совершении осужденными незаконного оборота оружия, то их нельзя признать состоятельными, поскольку в напутственном слове председательствующий привел содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершенные деяния, в том числе и за незаконное приобретение, ношение, хранение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Звягина об отсутствии лиц, видевших Голубова на месте преступления, свидетели К. и П. на следствии опознали осужденного в ходе просмотра видеозаписи камер с места происшествия, в связи с чем упоминание государственного обвинителя об этом является обоснованным.

Несостоятелен также довод апелляционной жалобы Плотникова о том, что 21 мая 2018 года председательствующий лишил его возможности высказаться в свою защиту.

Как усматривается из протокола судебного заседания, 21 мая 2018 года Плотников дал показания в присутствии присяжных заседателей, при этом председательствующий прерывал осужденного только тогда, когда тот сообщал об обстоятельствах, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями, данные о личности, затрагивал процессуальные вопросы.

30 января 2018 года дело рассматривалось в судебном заседании с участием коллегии присяжных заседателей, которая впоследствии была распущена и довод жалобы Плотникова о нарушении закона, допущенного в этот день нельзя признать состоятельным.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Федюнина, как усматривается из протокола судебного заседания, как 22 мая 2018 года, так и в другие дни председательствующий не допускал высказываний, оскорбляющих осужденных или способствующих формированию у присяжных предвзятого отношения к стороне защиты.

Что же касается довода апелляционной жалобы Плотникова о том, что председательствующий 23 апреля 2018 года отвел все вопросы его защиты, то, как усматривается из протокола судебного заседания, председательствующий снимал только те вопросы, которые задавались повторно, касались обстоятельств, не подлежащих доказыванию присяжными заседателями, были наводящими.

Исходя из положения ст. 74 УПК РФ выступления сторон в прениях не относятся к числу доказательств по уголовному делу, в связи с чем нельзя признать состоятельным довод апелляционной жалобы адвоката Раджабова о незаконности высказывания председательствующего по этому поводу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб адвоката Мамиева, осужденного Плотникова, председательствующим соблюден принцип состязательности и равенства сторон, им была предоставлена возможность исследовать в присутствии присяжных заседателей все представленные ими допустимые, относящиеся к настоящему делу доказательства. После окончания исследования доказательств, ходатайств о дополнении судебного следствия от сторон не поступило.

Согласно протоколу судебного заседания, замечания и разъяснения председательствующего в судебном заседании касались нарушений, которые допускались сторонами и не могли вызвать предубеждение у присяжных заседателей, о чем указано в апелляционной жалобе адвоката Лепехиной.

Что же касается довода апелляционной жалобы адвоката Лепехиной о том, что до присяжных заседателей были доведены сведения из предыдущего приговора в отношении Комарова, то, как следует из протокола судебного заседания, данные сведения сообщила сторона защиты, однако председательствующий всякий раз останавливал выступавшего и разъяснял присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта.

Квалификация действий осужденных, за исключением осуждения Джулая, Комарова, Голубова, Лабузова по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ, правильная.

Присяжные заседатели признали недоказанным нанесение Комаровым ударов ногами, руками, металлическим предметом потерпевшему А., вместе с тем, исходя из вердикта присяжных заседателей, признано доказанным, что Комаров, Голубов, Лабузов, по указанию руководителя банды - Джулая, в составе банды с целью убийства напали на А. и в результате их действий последнему были причинены тяжкие телесные повреждения. Преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб адвокатов Звягина, Шиндина о выходе суда за пределы предъявленного обвинения, а также осужденного Лабузова об отсутствии у него умысла на убийство и, нельзя признать обоснованными.

Присяжные заседатели также признали доказанным факт того, что в организованную Джулаем банду вошли Лабузов и Голубов и другие, которые приняли участие в совершаемых этой группой нападениях.

В связи с чем нельзя признать состоятельными доводы апелляционной жалобы Лабузова об отсутствии у него умысла на участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Что же касается квалификации действий осужденных Джулая, Комарова, Голубова, Лабузова по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ, то данный вывод суда не соответствует обстоятельствам, установленным присяжными заседателями.

Согласно вердикту, присяжные заседатели признали доказанным, что не позднее 15 октября 2011 года Джулай принял предложение неустановленного лица за денежное вознаграждение лишить жизни А., спланировал это нападение и поручил членам банды убить его.

Комаров, Голубов, Лабузов согласились лишить потерпевшего жизни за денежное вознаграждение, разработали план нападения и согласовали его с Джулаем, приготовили металлический прут.

Дождавшись появления А. у дома 4 по улице Молдагуловой в г. Москве Комаров, Голубов, Лабузов напали на него, последние двое нападавших нанесли потерпевшему удары руками и ногами. Полагая, что А. скончался, с целью скрыть мотивы преступления, также личного обогащения, забрали принадлежавший ему портфель и находящиеся в нем вещи.

Таким образом, исходя из установленных присяжными заседателями обстоятельств, умысел на хищение имущества А. у Комарова, Голубова, Лабузова возник после совершенного ими нападения на потерпевшего, когда они полагали, что лишили его жизни.

Причастность Джулая к хищению имущества А. присяжными заседателями не установлена, в связи с чем приговор в его отношении в этой части подлежит отмене, а дело прекращению производством.

В связи с этим, действия Комарова, Голубова, Лабузова по факту завладения ими имуществом потерпевшего следует квалифицировать как кражу чужого имущества, совершенную организованной группой.

Из осуждения Джулая, Комарова по ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, Голубова, Лабузова по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ подлежит исключению квалифицирующий признак убийства - "сопряженное с разбоем".

Несмотря на исключение данного квалифицирующего признака из осуждения данных лиц, Судебная коллегия, исходя из тяжести содеянного и других обстоятельств дела, не находит оснований для снижения осужденным наказания, назначенного им за покушение на убийство А.

Назначая наказание Джулаю, Комарову, Голубову, Лабузову, Плотникову суд, в соответствии с требованиями закона, учел содеянное, данные о личности и все обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в апелляционных жалобах адвоката Звягина и осужденного Голубова.

Считать назначенное наказание чрезмерно суровым, на что указывается в этих апелляционных жалобах, оснований не имеется.

При назначении наказания Комарову, Голубову, Лабузову по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ Судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личности виновных и иные обстоятельства дела.

Замечания на протокол судебного заседания, содержащиеся в апелляционной жалобе осужденного Голубова, рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-26, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 18 июля 2018 года в части осуждения Джулая Виктора Владимировича по ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ отменить и дело производством прекратить ввиду непричастности его к данному преступлению.

Признать за Джулаем В.В. право на реабилитацию.

Действия Комарова Вадима Алексеевича, Голубова Романа Руслановича, Лабузова Александра Владимировича переквалифицировать со ст. 162 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы: Комарову В.А. на 7 (семь) лет с ограничением свободы на 1 год; Лабузову А.В. на 7 (семь) лет; Голубову Р.Р. на 6 (шесть) лет с ограничением свободы на 1 год.

Исключить из осуждения Джулая В.В., Комарова В.А. по ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, Голубова Р.Р., Лабузова А.В. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ квалифицирующий признак убийства - "сопряженное с разбоем".

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных: Джулаю В.В. по ст. ст. 209 ч. 1, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 3 УК РФ окончательно назначить 23 (двадцать три) года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 10 месяцев; Комарову В.А. по ст. ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 3, 158 ч. 4 п. "а" УК РФ окончательно назначить 22 (двадцать два) года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 10 месяцев; Лабузову А.В. по ст. ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 158 ч. 4 п. "а" УК РФ окончательно назначить 16 (шестнадцать) лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Голубову Р.Р. по ст. ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 158 ч. 4 п. "а" УК РФ окончательно назначить 14 (четырнадцать) лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 10 месяцев.

Установить Комарову В.А., Джулаю В.В., Голубову Р.Р. следующие ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования, где осужденные будут проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав их являться в этот орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор в отношении Джулая В.В., Комарова В.А., Лабузова А.В., Голубова Р.Р., а также приговор в отношении Плотникова Дениса Сергеевича оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

------------------------------------------------------------------




Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления