Законодательство РФ

Решение Суда Евразийского экономического союза от 13.01.2022 N СЕ-1-2/7-21-АП <Об отмене Решения Суда Евразийского экономического союза от 01.11.2021 и признании Решения Коллегии ЕЭК от 12.02.2019 N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" соответствующим Договору о ЕАЭС от 29.05.2014 и международным договорам в рамках ЕАЭС>


СУД ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА

РЕШЕНИЕ

от 13 января 2022 г. N СЕ-1-2/7-21-АП

Апелляционная палата Суда Евразийского экономического союза в составе судей Сейтимовой В.Х., Скрипкиной Г.А., Туманяна А.Э., Федорцова А.А., Чайки К.Л.,

под председательством судьи-докладчика Туманяна А.Э.,

при секретаре судебного заседания Егиазаряне В.В.,

с участием:

представителей Евразийской экономической комиссии Авдеева А.Д., Солопова В.И.,

представителя индивидуального предпринимателя Фельбуша Дмитрия Юрьевича Троегубова А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Евразийской экономической комиссии на решение Коллегии Суда Евразийского экономического союза от 1 ноября 2021 года об удовлетворении требования индивидуального предпринимателя Фельбуша Дмитрия Юрьевича о признании решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза,

установила:


1. Обстоятельства дела

Решением Коллегии Суда Евразийского экономического союза (далее - Коллегия Суда) от 1 ноября 2021 года удовлетворено требование индивидуального предпринимателя Фельбуша Дмитрия Юрьевича (далее - ИП Фельбуш Д.Ю., Истец), в соответствии с которым Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" (далее - Решение N 25) признано не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее - Договор о Союзе) и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза (далее - Союз).

Евразийская экономическая комиссия (далее - Комиссия, ЕЭК), не согласившись с решением Коллегии Суда, 15 ноября 2021 года обратилась в Апелляционную палату Суда Евразийского экономического союза (далее - Апелляционная палата Суда) и просила отменить решение Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года в связи с нарушением статей 2, 6 Договора о Союзе, пунктов 2, 39, 50 Статута Суда Евразийского экономического союза (приложение N 2 к Договору о Союзе, далее - Статут Суда), пункта 3 статьи 35, пункта 1 статьи 45 и пункта 4 статьи 78 Регламента Суда Евразийского экономического союза, утвержденного Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года N 101 (далее - Регламент Суда), вынести новое решение по делу, признав Решение N 25 соответствующим Договору о Союзе и международным договорам в рамках Союза, в удовлетворении требований ИП Фельбушу Д.Ю. отказать.

Постановлением Апелляционной палаты Суда от 24 ноября 2021 года жалоба Комиссии принята к производству.

20 декабря 2021 года в Суд поступил отзыв ИП Фельбуша Д.Ю. на жалобу Комиссии, в котором Истец просит оставить ее без удовлетворения.


2. Доводы жалобы

Комиссия просит отменить решение Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года и вынести новое решение, приводя следующие доводы.

2.1. Коллегия Суда, проведя анализ соответствия понятий "мотоблок (мотокультиватор)", указанных в Решении N 25, с текстами товарных позиций 8432 и 8701 единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД ЕАЭС), пришла к выводу о тождественности этих терминов, полагая, что включение в формулировку Решения N 25 двух "разграничиваемых понятий" путем указания второго в скобках после первого - "мотоблок (мотокультиватор)" - нарушает соотношение между понятиями, так как любой мотоблок (многофункциональное устройство) может являться мотокультиватором, но не любой мотокультиватор в силу ограниченности его функциональности является мотоблоком.

Отмечая, что в ТН ВЭД ЕАЭС термины "мотоблок" и "мотокультиватор" не используются, ЕЭК утверждает, что для классификации данных товаров необходимо выявить их реальные технические и функциональные характеристики, которые позволят подобрать для них наиболее соответствующую подсубпозицию ТН ВЭД ЕАЭС.

Комиссия утверждает, что Решение N 25 содержит подробное описание устройства, его составных компонентов, а также критериев, необходимых для его классификации в соответствии с Основными правилами интерпретации (далее - ОПИ) 1 и 6 в субпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС. В нем определена классификация отдельного вида товара, который может иметь любое из двух торговых (товароведческих) наименований - как мотоблок, так и мотокультиватор.

При этом, любое решение Комиссии о классификации отдельных видов товаров распространяется только на товары с классификационными признаками, указанными в тексте такого решения, позволяющими отнести товары с конкретным наименованием и характеристиками к классификационному коду, указанному в решении Комиссии. Если же какие-либо характеристики декларируемого товара не соответствуют сведениям и характеристикам отдельного вида товаров, указанным в решении Комиссии, то действие такого решения не распространяется на декларируемый товар.

Комиссия указывает, что при подготовке и принятии Решения N 25 на основе анализа пунктов 3.1.2 ГОСТа 12.2.140-2004 "Трактора малогабаритные" и 3 ГОСТа Р ИСО 11449-99 "Культиваторы фрезерные, управляемый рядом идущим оператором", Комиссия исходила из того, что мотоблоки и мотокультиваторы, если они соответствуют приведенному в ГОСТах описанию, являются различными товарами.

Комиссия полагает, что Решение N 25 объединяет в отдельный вид товара лишь те установки, которые, будучи названными производителями (продавцами) мотоблоками или мотокультиваторами, независимо от их торгового наименования, обладают характеристиками, приведенными в тексте решения. Мотокультиваторы, имеющие характеристики, отличные от указанных в Решении N 25, классифицируются иным образом - в товарной позиции 8432 ТН ВЭД ЕАЭС.

Таким образом, Комиссия считает, что включение в текст Решения N 25 двух торговых наименований товара путем указания второго в скобках после первого - "мотоблок (мотокультиватор)" не нарушает соотношения между этими торговыми наименованиями и не соглашается с выводом Коллегии Суда о наличии в Решении N 25 нарушения соотношения между понятиями "мотоблок" и "мотокультиватор" (пункт 5.3 Решения Коллегии Суда), который, по мнению Комиссии, основан на неправильной оценке и не соответствует имеющимся в материалах дела доказательствам.

2.2. Комиссия не соглашается с выводом Коллегии Суда о том, что Решение N 25 не отвечает принципу правовой определенности, и полагает, что в оспариваемом Решении приведены все основные характеристики товара, что позволяет однозначно идентифицировать его для целей классификации в соответствующей подсубпозиции ТН ВЭД ЕАЭС.

Комиссия утверждает, что действие решения распространяется только на товар с торговым наименованием "мотоблок" или "мотокультиватор", который соответствует указанному в Решении N 25 описанию и критериям.

Комиссия отмечает, что Решение N 25 никаким образом не изменяет и не может изменить содержание текстов товарных позиций ТН ВЭД ЕАЭС, а лишь позволяет отнести товары с конкретным наименованием и характеристиками к правильному классификационному коду.

Таким образом, как считает Комиссия, описание отдельного вида товара в полной мере соотносится с критериями, указанными в пункте 7 статьи 21 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС).

2.3. Комиссия отмечает, что основными критериями классификации товара с торговым наименованием - мотоблок (мотокультиватор) являются наличие возможности работать со сменным оборудованием и (или) использовать прицепное оборудование, то есть быть многофункциональным устройством.

Предполагаемое применение, как полагает ЕЭК, означает использование товара по своему усмотрению или необходимости (потребности), а понятие "функциональное назначение" означает использование товара по непосредственному назначению согласно его основной функции, основанной на его технических характеристиках и свойствах.

Таким образом, возможность использования в качестве критерия при классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС понятия "предполагаемое последующее применение", то есть использование товара по своему усмотрению или необходимости (потребности) и отождествление его с понятием "функциональное назначение" является ошибочным.

2.4. Комиссия считает, что вывод Коллегии Суда о возможности классификации таможенными органами в товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС любого мотокультиватора, в конструкции которого присутствует шкив, ошибочным, поскольку Коллегия Суда не учла необходимость применения при классификации товаров с торговым наименованием - мотоблок (мотокультиватор) других обязательных критериев, содержащихся в Решении N 25.

Именно с помощью шкива агрегат может приводить в действие навесное оборудование. Крепится шкив на основном вале двигателя и передает усилие на необходимое колесо с помощью специального ремня. Работа такого агрегата происходит стандартным передним ходом, так как все навесные устройства вешаются на передний адаптер и запускаются путем соединения ремня со шкивом мотоблока.

Следовательно, по мнению Комиссии, если в конструкции установки уже предусмотрено наличие шкива, то именно с его помощью агрегат может приводить в действие навесное оборудование и, соответственно, считаться многофункциональной машиной - одноосным трактором, поименованным в товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.5. Комиссия полагает, что Коллегия Суда нарушила положения пункта 39 Статута Суда, так как рассмотрела вопрос о соответствии Решения N 25 Конвенции о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 года (далее - Конвенция о ГС), рассмотрение которого не относится к компетенции Суда.

Комиссия указывает, что в пункте 39 Статута Суда установлены категории споров, которые могут быть рассмотрены Судом. Так, решения Комиссии могут быть проверены исключительно на соответствие положениям Договора о Союзе и иных международных договоров, входящих в право Союза.

Конвенция о ГС, по мнению Комиссии, не входит в право Союза, так как она не является международным договором, заключенным в рамках Союза, и не отвечает критериям такого договора, установленным в статьях 2 и 6 Договора о Союзе.

Вывод Коллегии Суда о том, что для установления соответствия либо несоответствия Решения N 25 праву Союза следует уточнить, изменяет ли Решение N 25 содержание разделов, групп, товарных позиций или субпозиций Гармонизированной системы как ее основы (пункт 5.2 решения Коллегии Суда), Комиссия считает немотивированным и прямо противоречащим положениям Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, согласно статье 26 которой каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. Комиссия утверждает, что Союз не является участником Конвенции о ГС и не имеет никаких обязательств по данному международному договору.

Таким образом, по мнению Комиссии, Решение Коллегии Суда было принято с нарушением положений статьи 6 Договора о Союзе и пункта 39 Статута Суда и подпункта "в" пункта 1 статьи 45 Регламента Суда.


3. Возражения (отзыв) ИП Фельбуша Д.Ю. на жалобу

В возражениях (отзыве) на жалобу Комиссии на решение Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года ИП Фельбуш Д.Ю. выражает несогласие с доводами Комиссии и просит оставить жалобу без удовлетворения.

Истец полагает, что использование при классификации торговых наименований и свойств товаров, не имеющих значения для целей классификации, привело к вынесению обжалуемого решения.

В отношении оценки правовой определенности оспариваемого решения Комиссии Истец отмечает, что это прерогатива Суда. При этом отмечает, что доводы Комиссии, касающиеся особенностей конструкции, дополнительно свидетельствуют о правовой неопределенности Решения N 25.

В своем отзыве на жалобу ЕЭК истец обосновывает взаимосвязь понятий "предполагаемое применение" и "функциональное назначение" и правильность соответствующих выводов Коллегии Суда. Высказывает мнение, что определение функционального назначения товара может быть произведено в соответствии с его описанием и не связано с исследованием его конструкции.

Истец утверждает, что применение ОПИ 6 обязывает в силу примечания 2 к разделу 87 ТН ВЭД ЕАЭС применять признак иной, нежели признаки, указанные в Решении N 25, а вопрос относимости Конвенции о ГС к праву Союза является "юридически безразличным", так как Коллегией Суда дана оценка Решению N 25 с позиций его соотношения с ТК ЕАЭС.


4. Пределы апелляционного разбирательства

Статьей 60 Регламента Суда установлено, что Апелляционная палата Суда рассматривает дело в судебном заседании по правилам рассмотрения дела Коллегией Суда, с учетом особенностей, предусмотренных Статутом Суда и главой VII Регламента Суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 69 Регламента Суда Апелляционная палата Суда рассматривает жалобу в пределах доводов, изложенных в жалобе и возражениях на нее, которые могут быть дополнены сторонами в ходе судебного разбирательства.

Учитывая пределы апелляционного разбирательства, определенные пунктом 2 статьи 69 Регламента Суда, Апелляционная палата Суда проверяет соответствие выводов Коллегии Суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также соблюдение норм права, устанавливающих порядок судопроизводства в Суде.

В силу пункта 1 статьи 70 Регламента Суда основанием для изменения или отмены обжалуемого решения Суда является неправильное применение и (или) несоблюдение Коллегией Суда норм права. Согласно пункту 2 статьи 70 Регламента Суда неправильное применение процедурных норм, устанавливающих порядок судопроизводства в Суде, является основанием для изменения или отмены решения Коллегии Суда, если это нарушение привело к принятию неправильного или необоснованного решения.


5. Выводы Апелляционной палаты

Оценив доводы жалобы Комиссии, Апелляционная палата Суда приходит к следующим выводам.

5.1. В отношении довода ЕЭК о том, что выводы Коллегии Суда о наличии в Решении N 25 нарушения соотношения между понятиями "мотоблок" и "мотокультиватор" (пункт 5.3 Решения Коллегии Суда) основаны на неправильной оценке и не соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам, и Решение N 25 не соответствует принципу правовой определенности, Апелляционная палата Суда считает необходимым отметить следующее.

5.1.1. Согласно ОПИ 1 названия разделов, групп и подгрупп приводятся только для удобства использования ТН ВЭД ЕАЭС; для юридических целей классификация товаров в ТН ВЭД ЕАЭС осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам и, если такими текстами предусмотрено иное, в соответствии с положениями ОПИ 2 - 5.

Из данного правила следует, что только наименования товарных позиций и примечания к разделам и группам, уточняющие понятия и определения, принятые в ТН ВЭД ЕАЭС и устанавливающие границы классификационных группировок, в которые попадает товар по своим объективным характеристикам и свойствам, а также функциональному назначению, имеют правовое значение и учитываются в первую очередь при классификации товаров по ТН ВЭД ЕАЭС.

В соответствии с текстом товарной позиции 8432 ТН ВЭД ЕАЭС и пояснениям к ней в нее включаются вне зависимости от тяги машины сельскохозяйственные, садовые или лесохозяйственные для подготовки и обработки почвы, в том числе для культивации.

Прочие машины (например, фрезерные культиваторы) приводятся в действие от имеющего общее назначение вала отбора мощности трактора. Такие машины навешиваются и заменяются в полевых условиях, в лесу или на дворе ферм. Все эти машины включаются в данную товарную позицию, даже если они поставляются с трактором (вне зависимости от того, смонтированы ли они на тракторе или нет). Сам трактор включается в товарную позицию 8701.

Тот же принцип классификации распространяется и на те случаи, когда вместо трактора применяется другое тяговое средство (например, одно из включаемых в товарную позицию 8704) или когда фрезерный культиватор смонтирован вместо колес на ведущей оси трактора одноосного, так что он действует и как рабочий орган и как ведущие колеса, которые несут агрегат в целом.

В товарную позиции 8432 ТН ВЭД ЕАЭС включаются самоходные машины, у которых ходовая часть и рабочая машина образуют единый нераздельный блок (например моторизованные плуги). Сельскохозяйственные механизмы меньших размеров, которые человек тянет или катит вручную (например, плуги, бороны, культиваторы, мотыги, катки и сеялки), также включаются в данную товарную позицию.

Исходя из указанных пояснений, Апелляционная палата Суда приходит к выводу о том, что включаемые в подсубпозицию 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС мотокультиваторы представляют собой самоходные сельскохозяйственные машины небольших размеров, которые имеют одну (ведущую) ось и двигатель внутреннего сгорания. Вместе с тем, конструкция культиватора предусматривает возможность установки на ведущую ось только рабочих органов (фрез). То есть фрезы не являются сменным оборудованием, которое устанавливается вместо колес, поскольку установлены на оси постоянно. Обработка почвы (культивация) происходит за счет вращения фрез культиватора. По мере обработки культиватор продвигается вперед, опираясь на те же фрезы.

Таким образом, мотокультиватор (самоходная сельскохозяйственная, садовая или лесохозяйственная машина, предназначенная для подготовки и обработки почвы) классифицируется в товарной субпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС, если является единым механическим агрегатом, в котором ходовая часть, позволяющая машине перемещаться (ведущая ось и ее привод), и рабочие органы (фрезы) образуют единый неразделяемый блок, который одновременно реализует функцию обработки почвы и функцию перемещения.

5.1.2. В товарную позицию 8701 ТН ВЭД ЕАЭС включаются тракторы (кроме тракторов товарной позиции 8709). В товарной субпозиции 8701 10 000 0, в которой, по мнению Комиссии, должны классифицироваться товары, отвечающие критериям, установленным Решением N 25, согласно ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются "тракторы одноосные".

Согласно примечанию 2 к товарной группе 87 ТН ВЭД ЕАЭС термин "тракторы" означает транспортные средства, предназначенные в основном для буксировки или толкания других транспортных средств, устройств или грузов, независимо от того, имеют они или нет дополнительные приспособления, в сочетании с основным назначение трактора, для перевозки инструментов, семян, удобрений или других грузов.

Механизмы и рабочие инструменты, сконструированные для установки на тракторах товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС в качестве сменного оборудования, относятся к соответствующим товарным позициям, даже если они представляются вместе с тракторами, независимо от того, установлены они на тракторах или нет.

В соответствии с Пояснениями к ТН ВЭД ЕАЭС в данную товарную позицию также включаются тракторы одноосные. Они представляют собой небольшие сельскохозяйственные тракторы, имеющие одну ведущую ось с установленным на нее одним или двумя колесами: как и обычные тракторы, они предназначены для работы со взаимозаменяемыми навесными орудиями, которые имеют привод от вала отбора мощности общего назначения. Как правило, на них нет сиденья, а управление осуществляется с помощью двух рукояток. Однако в некоторых типах имеется одно- или двухколесная задняя тележка с сиденьем для водителя.

На основе взаимосвязанного прочтения текста товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС, соответствующих примечаний и пояснений Апелляционная палата Суда приходит к выводу о том, что классификации товаров в данной позиции подлежат трактора одноосные, имеющие одну ведущую ось с установленным на нее одним или двумя колесами, предназначенные для работы со взаимозаменяемыми навесными орудиями, имеющими привод от вала отбора мощности общего назначения.

Апелляционная палата Суда отмечает, что в отличие от мотокультиваторов, которые, как было отмечено выше, по мере обработки продвигаются вперед опираясь на фрезы и классифицируются в товарной позиции 8432 ТН ВЭД ЕАЭС, одноосные трактора (мотоблоки) при движении осуществляют функцию буксировки или толкания взаимозаменяемого навесного оборудования, что предполагает их классификацию в товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС.

Таким образом, как полагает Апелляционная палата Суда, разница между отдельным видом товара, классифицируемого в товарной субпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС, и отдельным видом товара, подлежащего классификации в товарной субпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, заключается в их технических и функциональных характеристиках.

Из Решения N 25 следует, что описанный в ней товар в виде устройства с двигателем внутреннего сгорания в обязательном порядке имеет такие приспособления, как:

тягово-сцепное устройство и (или) приспособления для крепления навесного оборудования;

шкив или вал отбора мощности.

Наличие данных приспособлений характеризует устройство, описанное в Решении N 25, как многофункциональное механическое транспортное средство, предназначенное для буксировки или перевозки других устройств или грузов, а также для крепления навесного оборудования, классифицируемого в других товарных позициях в соответствии с Пояснениями к ТН ВЭД ЕАЭС.

Апелляционная палата Суда акцентирует внимание, что в Решении N 25 при описании товара функция обработки почвы не указана как основная. В данном решении указано, что описанное устройство предусматривает лишь возможность установки на ведущую ось рабочих органов (фрез) для обработки почвы (один из вариантов его использования для обработки почвы с прикрепленным навесным оборудованием в виде фрез).

5.1.3. Решение N 25 принято в соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 22 ТК ЕАЭС, согласно которому в целях обеспечения единообразного применения ТН ВЭД ЕАЭС Комиссия принимает решения о классификации отдельных видов товаров на основании предложений таможенных органов.

При этом согласно пункту 7 статьи 21 ТК ЕАЭС под отдельным видом товаров понимается совокупность товаров, которые имеют общие классификационные признаки, позволяющие отнести товары с конкретными наименованиями, конкретных марок, моделей, артикулов, модификаций и с иными подобными индивидуальными характеристиками к одному коду в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС.

Из смысла данной правовой нормы следует, что только классификационные признаки имеют значение и позволяют отнести товары к одному коду в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС. Наименования товаров, марки, модели, артикулы, модификации не являются техническими и функциональными характеристиками товаров, не входят в состав классификационных признаков и, следовательно, для определения кода ТН ВЭД ЕАЭС правового значения не имеют.

Апелляционная палата Суда полагает, что Решение N 25 объединяет в отдельный вид товара только устройства (машины), названные мотоблоками или мотокультиваторами, которые независимо от их наименования обладают критериями и характеристиками, приведенными в его тексте.

Таким образом, включение в текст Решения N 25 двух наименований товара путем указания второго товара в скобках после первого - мотоблок (мотокультиватор) не нарушает соотношения между наименованиями применительно к таможенным отношениям, не изменяет содержание товарных позиций и субпозиций.

Кроме этого, Апелляционная палата Суда считает, что отмеченные в Решении N 25 такие классификационные признаки, как наличие "тягово-сцепного устройства, и (или) приспособления для крепления навесного оборудования", "устройство с возможностью крепления навесного и (или) прицепного оборудования", наличие "шкива или вала отбора мощности", "одной ведущей оси" и "возможности установки на ведущую ось рабочих органов (фрез) для обработки почвы или колес" в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС являются техническими характеристиками, присущими одноосному трактору, и указывают на принадлежность такого товара для целей классификации к товарной позиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Следовательно, Решение N 25 содержит описание товара, подлежащего классификации в товарной субпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, является ясным и однозначным, не допускающим возможности неединообразного применения, что не позволяет рассматривать его как несоответствующее принципу правовой определенности.

На основании изложенного Апелляционная палата Суда считает вывод Коллегии Суда о том, что в Решении N 25 произведено смешение товаров из разных позиций ТН ВЭД ЕАЭС, не обоснованным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Апелляционная палата Суда соглашается с доводами Комиссии о том, что выводы Коллегии Суда о наличии в Решении N 25 нарушения соотношения между понятиями "мотоблок" и "мотокультиватор" и о правовой неопределенности оспариваемого решения Комиссии основаны на неправильной оценке имеющихся в материалах дела доказательств и считает их достаточными для отмены решения Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года.

5.2. Апелляционная палата Суда отмечает, что пункт 2 Примечания к группе 87, на который ссылается Коллегия Суда в Решении от 1 ноября 2021 года, содержит указание на функциональное назначение трактора (буксировка или толкание других транспортных средств, устройств или грузов, независимо имеют они или нет дополнительные приспособления, в сочетании с основным назначением трактора, для перевозки инструментов, семян, удобрений или других грузов).

Между тем, из анализа ТН ВЭД ЕАЭС, примечаний и Пояснений к ней следует, что в отличие от "функционального назначения", критерий "предполагаемое применение товара" используется только для исключения возможности его применения при отнесении товара к той или иной товарной позиции и не учитывается при классификации товара.

Таким образом, Апелляционная палата Суда считает, что критерий "предполагаемое применение товара" не является классификационным признаком. Вывод Коллегии Суда об ошибочности довода Комиссии о том, что критерий "предполагаемое применение товара", для целей классификации товаров в текстах товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС, в примечаниях к группе 87 ТН ВЭД ЕАЭС не содержится, является не обоснованным. Апелляционная палата Суда соглашается с доводом Комиссии об ошибочности отождествления Коллегией Суда понятий "функциональное назначение товара" и "предполагаемое применение товара".

5.3. Из текста Решения N 25 следует, что словосочетание "отбор мощности" относится как к "шкиву", так и к "валу". Это значит, что "шкив или вал отбора мощности" в контексте Решения N 25 следует читать как "шкив отбора мощности" или "вал отбора мощности".

Таким образом, по мнению Апелляционной палаты Суда, одним из технических признаков, который позволяет отнести устройство, поименованное "мотоблоком" или "мотокультиватором", к товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС, является наличие шкива отбора мощности или вала отбора мощности.

Данный вывод подтверждается информацией, предоставленной Министерством сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь на запрос Коллегии Суда, согласно которой: "Главной отличительной особенностью мотокультиватора от мотоблока является отсутствие системы отбора мощности - вала отбора мощности или шкива для передачи мощности на активный адаптер и отсутствие дифференциала".

В связи с этим Апелляционная палата Суда считает вывод Коллегии Суда о том, что "... формальный характер формулировки решения N 25, действительно может привести к тому, что таможенные органы смогут классифицировать по коду 8701 ТН ВЭД ЕАЭС любой мотокультиватор, в конструкции которого присутствует шкив, вне зависимости от вида этого шкива и его способности передавать мощность (вал отбора мощности) на сменное навесное оборудование, то есть выполнять функции, свойственные для мотоблока" - необоснованным.

Апелляционная палата Суда соглашается с доводом Комиссии об ошибочности вывода Коллегии Суда о том, что любые мотокультиваторы в конструкции, которых присутствует шкив, подлежат классификации в товарной позиции 8701 ТН ВЭД ЕАЭС.

5.4. Апелляционная палата Суда считает необоснованным довод Комиссии о нарушении Коллегией Суда положения пункта 39 Статута Суда в части рассмотрения вопроса о соответствии Решения N 25 Конвенции о ГС.

Осуществление Коллегией Суда проверки Решения N 25 на его соответствие Гармонизированной системе является обоснованным и соответствующим праву Союза.

5.5. Установленный Апелляционной палатой Суда нормативный смысл Решения N 25 является обязательным. Апелляционная палата Суда считает недопустимым применение данного решения каким-либо иным способом в истолковании, расходящемся с осуществленным в настоящем решении.

5.6. Рассмотрев жалобу Комиссии по правилам, установленным статьями 69 - 70 Регламента Суда, Апелляционная палата Суда находит основания для отмены обжалуемого решения Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года ввиду неправильного применения норм права Союза.

На основании изложенного, руководствуясь подпунктом 2) пункта 110 Статута Суда, подпунктом "б" пункта 1 статьи 71, пунктами 1 - 7 статьи 78, статьями 80 и 83 Регламента Суда, Апелляционная палата Суда

решила:

Удовлетворить жалобу Евразийской экономической комиссии.

Отменить Решение Коллегии Суда Евразийского экономического союза от 1 ноября 2021 года об удовлетворении требования индивидуального предпринимателя Фельбуша Дмитрия Юрьевича о признании решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза.

Признать решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза.

Пошлина, уплаченная индивидуальным предпринимателем Фельбушем Д.Ю. при обращении в Суд Евразийского экономического союза, возврату не подлежит.

Решение Апелляционной палаты Суда вступает в силу с даты его вынесения, является окончательным и обжалованию не подлежит.

Копию настоящего решения направить сторонам.

Председательствующий

А.Э.ТУМАНЯН

Судьи

В.Х.СЕЙТИМОВА

Г.А.СКРИПКИНА

А.А.ФЕДОРЦОВ

К.Л.ЧАЙКА




ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ СКРИПКИНОЙ Г.А.

(17 января 2022 года)

Апелляционной палатой Суда Евразийского экономического союза (далее - Апелляционная палата) 13 января 2022 года вынесено решение, которым удовлетворена жалоба Евразийской экономической комиссии:

- отменено решение Коллегии Суда Евразийского экономического союза от 1 ноября 2021 года об удовлетворении требования индивидуального предпринимателя Фельбуша Дмитрия Юрьевича о признании решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" не соответствующим Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее - Договор) и международным договорам в рамках Евразийского экономического союза (далее - Союз);

- решение Евразийской экономической комиссии (далее - Комиссия) от 12 февраля 2019 года N 25 "О классификации мотоблока (мотокультиватора) в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза" (далее - Решение Комиссии N 25) признано соответствующим Договору и международным договорам в рамках Союза.

Регламент Суда Союза, утвержденный Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года N 101 (далее - Регламент Суда), наделяет судью правом в случае несогласия с решением Суда или его отдельными положениями заявить особое мнение при вынесении решения Суда.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 79 Регламента Суда, заявляю особое мнение.

1. Решением Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года Решение Комиссии N 25 признано не соответствующим Договору и международным договорам в рамках Союза.

Данное решение Коллегия Суда обосновала тем, что в Решении Комиссии N 25 имеет место:

- смешение товаров из разных товарных позиций Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД ЕАЭС);

- отождествление товаров, подлежащих классификации в различных товарных подсубпозициях ТН ВЭД ЕАЭС: 8432 29 100 0 и 8701 10 000 0;

- изменение содержания товарных позиций и субпозиций ТН ВЭД ЕАЭС;

- наличие правовой неопределенности в тексте Решения Комиссии N 25.

В свою очередь, Апелляционная палата Суда признала указанные выводы Коллегии Суда не соответствующими праву Союза и, ссылаясь на пункт 7 статьи 21 Таможенного кодекса ЕАЭС, указала, что только классификационные признаки имеют значение и позволяют отнести товары к одному коду в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС. Наименования товаров, марки, модели, артикулы, модификации не являются техническими и функциональными характеристиками товаров, не входят в состав классификационных признаков и, следовательно, для определения кода ТН ВЭД ЕАЭС правового значения не имеют. Решение Комиссии N 25 объединяет в отдельный вид товара только устройства (машины), названные мотоблоками или мотокультиваторами, которые независимо от их наименования обладают критериями и характеристиками, приведенными в его тексте.

Кроме этого, Апелляционная палата Суда считает, что отмеченные в Решении Комиссии N 25 классификационные признаки в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС являются техническими характеристиками, присущими одноосному трактору, и указывают на принадлежность такого товара для целей классификации к товарной позиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Отсюда Апелляционная палата Суда сделала вывод, что Решение Комиссии N 25 содержит описание товара, подлежащего классификации в товарной субпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, является ясным и однозначным, не допускающим возможности не единообразного применения, что не позволяет рассматривать его как не соответствующее принципу правовой определенности.

С выводами Апелляционной палаты Суда в этой части согласиться не могу по следующим основаниям.

2. Как следует из Основных правил интерпретации ТН ВЭД ЕАЭС (далее - ОПИ) 1 и 6, при классификации в соответствии с ТН ВЭД для однозначного отнесения товаров к соответствующим кодам ТН ВЭД определяющим является наименование товарных позиций или субпозиций, а также примечания к ним.

И практическое предназначение решений Комиссии о классификации отдельных видов товаров для целей таможенного регулирования заключается именно в том, чтобы определить четкую совокупность и соотнесение таких классификационных характеристик, как наименование товара, сопоставимое с товарной позицией ТН ВЭД ЕАЭС, объективные характеристики и свойства товара, сопоставимые с текстами примечаний и пояснений соответствующей позиции ТН ВЭД.

Такая позиция основывается на анализе положений статей 21 - 22 Таможенного кодекса ЕАЭС, Правил 1 и 6 ОПИ, на устоявшейся судебной практике Суда ЕАЭС (в частности, по делам по заявлениям ООО "Севлад", ЗАО "Санофи-Авентис Восток", ООО "Шиптрейд", ОДО "Доминантафарм").

В связи с этим не могу согласиться с категоричным утверждением Апелляционной палаты Суда о том, что наименования товаров не являются и не входят в состав классификационных признаков и, следовательно, для определения кода ТН ВЭД ЕАЭС правового значения не имеют.

Во-первых, этому выводу не дано четкое правовое обоснование, со ссылками на нормы права Союза. Во-вторых, как уже отмечалось, устоявшаяся практика Суда ЕАЭС говорит об обратном. В-третьих, в самом решении Апелляционной палаты Суда содержится внутреннее противоречие: с одной стороны отмечается, что наименования товаров не входят в состав классификационных признаков и для определения кода товаров ТН ВЭД ЕАЭС правового значения не имеют; с другой стороны, тут же, Апелляционная палата Суда полагает, что Решение N 25 объединяет в отдельный вид товара только устройства (машины), названные мотоблоками или мотокультиваторами, которые независимо от их наименования обладают критериями и характеристиками, приведенными в его тексте; далее указывает, что включение в текст Решения N 25 двух наименований товара путем указания второго товара в скобках после первого не нарушает соотношения между наименованиями.

С точки зрения принципа правовой определенности и основной цели Суда - обеспечение в соответствии с положениями Статута Суда единообразного применения Договора, международных договоров в рамках Союза, к таким выводам Апелляционной палаты Суда стоит относиться критически.

Нахожу, что в данном случае имеет место использование в Решении Комиссии N 25 о классификации отдельного вида товара наименования, не соотносящегося с текстом товарной позиции ТН ВЭД ЕАЭС, что противоречит требованиям статей 21 - 22 Таможенного кодекса ЕАЭС, Правилам 1 и 6 ОПИ. А Апелляционная палата Суда вышеназванной правовой позицией еще более усугубила ситуацию и внесла неоднозначность и неопределенность в вопросах классификации отдельного вида товара, необоснованно указав, что наименование в данном случае не есть критерий для классификации, притом, что буквальный текст Решения N 25 содержит это самое наименование и сужает тем самым случаи классификации рассматриваемых устройств (машин), с одинаковыми критериями и характеристиками, приведенными в его тексте, но обозначенные иными торговыми наименованиями, нежели мотоблок или мотокультиватор.

Если же исходить из позиции Апелляционной палаты Суда и Комиссии, что наименования товаров не являются классификационным критерием (признаком) в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, то в таком случае Решение N 25 должно содержать иную формулировку, не содержать вовсе торговое наименование товара, не делая привязку к конкретным торговым наименованиям товара, определенных производителем или же, наоборот, указывать расширительно на установки (машины) с перечисляемыми ниже критериями (тогда уже, например: "Мотоблок (мотокультиватор) и устройства (машины) с иными торговыми наименованиями, определенными изготовителем (производителем)....").

Иначе, такой текст Решения N 25 не позволяет участникам внешнеэкономической деятельности (таможенных правоотношений) делать безошибочный выбор кода ТН ВЭД ЕАЭС при ввозе таких товаров.

3. В связи с вышеизложенным считаю необоснованными выводы Апелляционной палаты Суда о том, что "...Решение N 25 содержит описание товара, подлежащего классификации в товарной субпозиции 8701 101 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, является ясным и однозначным, не допускающим возможности неединообразного применения...", а выводы Коллегии Суда "... о правовой неопределенности оспариваемого решения Комиссии основаны на неправильной оценке имеющихся в материалах дела доказательств и считает их достаточными для отмены решения Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года".

4. Представляется, что такая скудная мотивировка и субъективная переоценка выводов Коллегии Суда не является достаточной для того, чтобы отменять решение Коллегии Суда от 1 ноября 2021 года в полном объеме.

Судья

Г.А.СКРИПКИНА



Популярные статьи и материалы
N 400-ФЗ от 28.12.2013

ФЗ о страховых пенсиях

N 69-ФЗ от 21.12.1994

ФЗ о пожарной безопасности

N 40-ФЗ от 25.04.2002

ФЗ об ОСАГО

N 273-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ об образовании

N 79-ФЗ от 27.07.2004

ФЗ о государственной гражданской службе

N 275-ФЗ от 29.12.2012

ФЗ о государственном оборонном заказе

N2300-1 от 07.02.1992 ЗППП

О защите прав потребителей

N 273-ФЗ от 25.12.2008

ФЗ о противодействии коррупции

N 38-ФЗ от 13.03.2006

ФЗ о рекламе

N 7-ФЗ от 10.01.2002

ФЗ об охране окружающей среды

N 3-ФЗ от 07.02.2011

ФЗ о полиции

N 402-ФЗ от 06.12.2011

ФЗ о бухгалтерском учете

N 135-ФЗ от 26.07.2006

ФЗ о защите конкуренции

N 99-ФЗ от 04.05.2011

ФЗ о лицензировании отдельных видов деятельности

N 223-ФЗ от 18.07.2011

ФЗ о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц

N 2202-1 от 17.01.1992

ФЗ о прокуратуре

N 127-ФЗ 26.10.2002

ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

N 152-ФЗ от 27.07.2006

ФЗ о персональных данных

N 44-ФЗ от 05.04.2013

ФЗ о госзакупках

N 229-ФЗ от 02.10.2007

ФЗ об исполнительном производстве

N 53-ФЗ от 28.03.1998

ФЗ о воинской службе

N 395-1 от 02.12.1990

ФЗ о банках и банковской деятельности

ст. 333 ГК РФ

Уменьшение неустойки

ст. 317.1 ГК РФ

Проценты по денежному обязательству

ст. 395 ГК РФ

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ст 20.25 КоАП РФ

Уклонение от исполнения административного наказания

ст. 81 ТК РФ

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

ст. 78 БК РФ

Предоставление субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам

ст. 12.8 КоАП РФ

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

ст. 161 БК РФ

Особенности правового положения казенных учреждений

ст. 77 ТК РФ

Общие основания прекращения трудового договора

ст. 144 УПК РФ

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

ст. 125 УПК РФ

Судебный порядок рассмотрения жалоб

ст. 24 УПК РФ

Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

ст. 126 АПК РФ

Документы, прилагаемые к исковому заявлению

ст. 49 АПК РФ

Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

ст. 125 АПК РФ

Форма и содержание искового заявления